Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

под ред. Д. П. Ненарокова   Реввоенсовет Республики
Каменев Г. А. Каменев Cергей Cергеевич

Каменев Сергей Сергеевич
Каменев Сергей Сергеевич

Годы жизни: 1881—1936. Советский военачальник, военный теоретик. Член партии с 1930 г. Участник первой мировой войны. С сентября 1918 г. по июль 1919 г. командующий Восточным фронтом. С июля 1919 г. по апрель 1924 г. Главнокомандующий Вооруженными Силами и член РВСР...

(Энциклопедия «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (1987)


26 августа 1936 года вся страна прощалась с бывшим Главнокомандующим Вооруженными Силами Советской Республики в годы гражданской войны командармом 1-го ранга Сергеем Сергеевичем Каменевым. На Красной площади близ Мавзолея В. И. Ленина собрались члены ЦК ВКП(б), бюро МК и МГК партии, Президиума ЦИК СССР и ВЦИК, Совета Народных Комиссаров, видные военачальники, представители трудовых коллективов Москвы и области. Четким строем прошли возле урны с прахом С. С. Каменева представители всех родов войск. Отдавая честь его памяти, прогремел прощальный артиллерийский залп.

Однако уже 12 июня 1937 года специальным приказом наркома обороны СССР его имя было снято с 21-й Пермской стрелковой дивизии, 111-й истребительной авиабригады, 2-го Киевского артиллерийского училища, гурзуфского санатория РККА, со всех гражданских объектов, носивших имя С. С. Каменева. С тех пор на долгие годы были преданы забвению его труды по развитию вооруженных сил и военному строительству, его имя перестало упоминаться в справочниках, учебниках, военных трудах. Сам же он был причислен к «врагам народа». Тяжелым испытаниям подверглась его семья.

И только в наши дни, когда возрождение социалистической законности возвращает нам многие незаслуженно забытые имена, появились статьи и очерки о славном полководце гражданской войны Сергее Сергеевиче Каменеве.

Кто побывал в прекрасной столице Украины и прошелся по Печерскому району города, очевидно, видел старинное массивное заводское здание с изрешеченным пулями фасадом. Теперь это музей киевского завода «Арсенал» имени В. И. Ленина. Именно здесь, на тихой Резницкой улице, у главного механика «Арсенала» инженер-полковника Сергея Ивановича Каменева 4 апреля 1881 года родился второй сын Сергей. А спустя пять месяцев умерла мать, дети Петр и Сергей остались с отцом. Был он по натуре демократом, хорошо знал жизнь рабочих не только в заводских стенах. Часто по вечерам к Сергею Ивановичу приходили рабочие-арсенальцы. В уютной столовой за самоваром шел откровенный разговор о судьбах России, о заводских делах, о притеснениях трудового народа. Наведывались к Сергею Ивановичу и его племянники Лидия и Александр Фотиевы, ставшие впоследствии активными деятелями революционного движения.

Сергей с детства впитал демократические традиции передовой русской интеллигенции.

Образование он получил в киевском Владимирском кадетском корпусе. Несмотря на то, что он считался привилегированным заведением, уровень преподавания там был низок, культура поведения офицеров оставляла желать лучшего. Годы, проведенные в кадетском корпусе, Сергей Сергеевич считал самыми мрачными в своей жизни.

Корпус окончен в 1898 году, и фельдфебель Сергей Сергеевич Каменев приезжает в Москву, чтобы продолжить учебу в Александровском военном училище.

Блестяще закончив его в 1900 году, Сергей Сергеевич имел право занять должность в гвардейских частях, но выбрал скромный 165-й Луцкий полк, дислоцировавшийся в Киеве: отец был болен, и сын старался быть ближе к нему.

В 1904 году Сергей Сергеевич Каменев пытался поступить в Академию Генштаба, но произошел совершенно непредвиденный случай — на экзамене он срезался. И только впоследствии выяснилась причина этой неудачи. Его отец лечился в Славянске, где случайно познакомился с полковником X , экзаменатором сына в академии. Оказывается, всему виной послужили огромные усы Сергея Сергеевича. Даже не посмотрев личное дело абитуриента, полковник решил, что таким «старикам» нечего делать в академии. А «старику» - то было всего 23 года.

— Пожалуй,— вспоминал он,— это был второй тяжелый удар в моей жизни, если не считать первым определение в кадетский корпус.


Но не привык он отказываться от задуманного. Через год снова сдавал экзамены и поступил в Академию Генштаба.

Участились стачки рабочих, волнения среди крестьян, вспыхнула война с Японией, показал слабость царизм в управлении страной, а Генеральный штаб — армией.

За время учебы в стране произошло много событий. Сергей Сергеевич тяжело переживал позорную войну с Японией. Россия не была к ней готова и терпела одно поражение за другим. В январе 1905 года вспыхнула первая российская революция, зашаталась империя Романовых. Царские власти потопили революцию в крови. За революционную деятельность были арестованы Лида и Саша Фотиевы. И хотя тогда Сергей Сергеевич еще не разделял их революционных убеждений, жестокие репрессии царских властей вызывали у него глубокое возмущение.

Академия закончена, и Сергей Сергеевич вернулся на стажировку командиром роты в расквартированный в Киеве 165-й Луцкий полк. В 1909 году он становится старшим адъютантом 2-й кавалерийской дивизии в городке Сувалки, в 1911 году — адъютантом оперативно-мобилизационного отдела в Виленском округе. С начала первой мировой войны С. С. Каменев на фронте. Февральскую революцию полковник С. С. Каменев встретил, командуя 30-м Полтавским полком.

Пришедшее к власти Временное правительство упорно продолжало разрабатывать планы дальнейшего наступления, но под влиянием большевистской пропаганды фронтовики все активнее выступали за прекращение бессмысленной войны. 30-й Полтавский полк отказался участвовать в наступлении, его солдаты призывали к братанию с немцами.

Однажды одного из большевистских агитаторов схватили во время беседы с солдатами и доставили к командиру полка.

Впервые пришлось Сергею Сергеевичу так близко, один на один, разговаривать с большевиком, да еще солдатом своего полка. Перед ним стоял спокойный человек, с умными глазами, вдумчиво и уверенно отвечал на поставленные вопросы. Всю ночь полковник и агитатор провели в беседе, а утром Сергей Сергеевич отпустил солдата с условием, что он принесет ему все те брошюры, которые тот раздавал личному составу. Вечером следующего дня агитатор-солдат и полковник встретились вновь. С той поры их беседы стали привычным делом. Постепенно в них стали принимать участие и другие полковые большевики. Они давали командиру большевистские газеты, в том числе «Солдатскую правду», брошюры, ленинские произведения «Война и российская социал-демократия», «К солдатам» и другие. Сам Сергей Сергеевич говорил впоследствии, что решающий идейный перелом в его сознании произошел, когда он, будучи командиром полка, впервые познакомился с работами В. И. Ленина по вопросам войны, мира и революции.

Монархически настроенное офицерство, зная о взглядах командира полка, готовило физическую расправу над Сергеем Сергеевичем, но этому помешали солдаты. Услышав ночью через неплотно прикрытое окно разговор заговорщиков, солдаты поставили в известность об этом солдатский комитет. Ночью все участники заговора против С. С. Каменева были арестованы. Теперь в полку остались только те офицеры, которые впоследствии приняли Октябрьскую революцию и встали на ее защиту. Общим собранием полка С. С. Каменев был избран полковым командиром.

21 ноября 1935 года газета «Правда» писала: «Бравые офицеры уже тогда начали плести паутину клеветы вокруг имени Сергея Сергеевича. Командир полка был спокоен. Молча и сосредоточенно он крепким шагом все больше и дальше уходил от своего класса». Армейские общественные организации выдвинули С. С. Каменева на пост начальника штаба 15-го стрелкового корпуса. На этом посту его застала Октябрьская революция.

Победа Великого Октября и его первые декреты буквально потрясли Сергея Сергеевича. Он приветствовал крутую ломку старого строя, понимал, что для защиты Отечества нужно создать новые вооруженные силы — армию освобожденных рабочих и крестьян.

Началась демобилизация старой армии, создавались новые формирования. И в этом самое активное участие принимает Сергей Сергеевич Каменев. Армейский комитет избирает его начальником штаба 3-й армии, находившейся в районе Полоцка. Из Полоцка 3-я армия была направлена в Нижний Новгород и полностью демобилизована. В аттестации на начальника штаба С. С. Каменева Совет солдатских депутатов 3-й армии писал:

«Дана сия гражданину Сергею Сергеевичу Каменеву, Генерального штаба бывшему полковнику, в том, что со дня Октябрьской революции и до полной демобилизации 3-й армии усердно работал в полном согласии с армейским Советом солдатских депутатов 3-й армии, своими глубокими познаниями в военном деле, выдающимся талантом и работоспособностью оказал огромные услуги командованию армии в деле демобилизации и мобилизации ее новых войсковых частей, что за подписью и приложением печати удостоверяется».


15(28) января 1918 года был обнародован подписанный В. И. Лениным декрет Совета Народных Комиссаров «О Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Под руководством большевистской партии по всей стране развернулось формирование частей и отрядов Красной Армии. В них записывались наиболее сознательные представители рабочего класса и крестьянства, готовые отдать свою жизнь за власть Советов. Для руководства вновь создаваемыми вооруженными силами требовались командные кадры. Началась организация курсов и школ, где обучались будущие красные командиры.

К строительству Красной Армии привлекались военные специалисты старой армии. Среди тех, кто первым откликнулся на призыв Советской власти служить ей честно и преданно, был и полковник С. С. Каменев.

В послужном списке Сергея Сергеевича добровольное вступление в Красную Армию датируется 1 апреля 1918 года, однако, еще не будучи формально в Красной Армии, он уже принимал участие в ее создании.

После подписания в Брест-Литовске мира с Германией 3 марта 1918 года и ратификации его IV чрезвычайным съездом Советов С. С. Каменев получил свою первую должность на службе в Красной Армии. 1 апреля 1918 года его назначают военным руководителем Невельского района Западной завесы. А через несколько месяцев направляют в Смоленск помощником главного руководителя всей Западной завесы. Руководителем Западного участка завесы был бывший генерал-лейтенант царской армии, выпускник Академии Генерального штаба Владимир Николаевич Егорьев. Демократ по натуре, он после победы Октября, так же как и Сергей Сергеевич, безоговорочно стал на сторону молодой Республики Советов. Родившаяся из многочисленных, разнообразных по составу и назначению революционных отрядов завеса, как писал В. Н. Егорьев, защищала каждый метр Родины и «ушла со страниц истории лишь отправленная на другие революционные фронты»1.

Особенно много частей направлялось тогда на Восточный фронт. В начале осени 1918 года туда был откомандирован и С. С. Каменев, отлично зарекомендовавший себя как опытный военспец и организатор.

В сентябре 1918 года его назначают командующим Восточного фронта вместо И. И. Вацетиса, ставшего Главнокомандующим всеми Вооруженными Силами Республики, также бывшего полковника царской армии, выпускника Академии Генерального штаба. Восточный фронт, проходивший по Уралу и Волге, был постоянно в центре внимания ЦК, В. И. Ленина.

С. С. Каменев стремится объединить действующие здесь разрозненные отряды, сформировать из них крупные боеспособные части и соединения, подчиненные единому руководству. Был создан штаб фронта и армий. Кроме них в состав Восточного фронта входила Волжская военная флотилия под командованием Ф. Ф. Раскольникова, первые советские авиаторы.

К осени 1918 года инициатива на Восточном фронте перешла к Красной Армии. Сначала под командованием И. И. Вацетиса, а затем С. С. Каменева войска Восточного фронта перешли в наступление и освободили Казань, Симбирск, Самару, Ижевск и другие города. Осенняя операция закончилась победой Красной Армии. Рос авторитет нового командующего.

Необходимо отметить, что назначение С. С. Каменева командующим Восточным фронтом поначалу не вызвало большого энтузиазма у красных бойцов и командиров: «Опять бывший царский офицер, да еще и полковник Генерального штаба!» Свежо было в их памяти предательство левого эсера и бывшего царского офицера Муравьева, пытавшегося склонить вверенные ему войска к измене. Начдив В. И. Чапаев также вначале отнесся к Сергею Сергеевичу с недоверием. В архиве семьи С. С. Каменева хранится статья из газеты, издававшейся в Приволжском военном округе. В 1924 году в ней была помещена статья, написанная одним из славных чапаевцев. Автор рассказывал, как В. И. Чапаев, обеспокоенный, что командование фронтом поручено «генералу»-генштабисту, отправил взводного Якова Пугача на разведку в штаб.

Вернувшийся ходок доложил Чапаеву о своих впечатлениях и знакомстве:

«Перво-наперво — усищи — во-о-о! Глазищи, как у разбойника Чуркина. Собой детина што надо. Ручищи... во! Как у Микиты Сорокина. Годками сродственник Антонычу (любимый всеми военком). Одно слово, старик правильный. Как мигнет глазами, ажио мурашки по загривку пойдут. Не балуется. Денщиков, вообще бездельников около себя не держит. Сапоги чистит сам, как ты, Василь Ваныч. Твердый и смелый в речах. Подрушных держит во как! Над плантами торчит до петухов! Баб в штабе не приметил... Так што, товарищи, неча греха таить, старик правильный и вдребезги свой...»


Вскоре состоялась встреча С. С. Каменева и Чапаева. Произошло это, когда войска Восточного фронта под натиском противника вынуждены были отступить. И вот пришло сообщение о взятии Чапаевской дивизией Лбищенска. Сергей Сергеевич высоко оценил эту победу.

В Симбирск приехала и семья Сергея Сергеевича. Поселились они в доме бывшего фабриканта сукон Шатрова. Рядом с комнатами Каменевых разместился член реввоенсовета Восточного фронта Сергей Иванович Гусев. На семейном совете было решено, что Сергей Иванович и питаться будет вместе с Каменевыми.

Первые боевые успехи советских войск на Восточном фронте, Руководимом С. С. Каменевым, не давали покоя монархистам, особенно враждебной части офицерства. Не раз Сергей Сергеевич получал угрожающие письма. Здесь, в Симбирске, было совершено второе покушение на С. С. Каменева. Наталья Сергеевна Каменева вспоминала:

«...Поздней морозной зимней ночью мы с матерью долго стояли на балконе. Наконец вдали у сквера показались Сергей Сергеевич и двое его сотрудников. Отец шел своим четким военным шагом. Сверху хорошо был виден весь сквер с пушистыми белыми деревьями и огромными сугробами вдоль ограды и тротуара. И вдруг тишину разорвал выстрел. С балкона мы увидели человека, который бежал прямо на отца, стреляя из револьвера. В сером предрассветном полумраке на фоне снега резко выделялся его тулупчик и шапка-ушанка. Выстрелы, беспорядочные и поспешные, следовали один за другим»...


Но и на этот раз обошлось.

Войскам Восточного фронта противостояли контрреволюционные войска так называемой Директории, но в ночь с 18 на 19 ноября 1918 года адмирал Колчак совершил переворот и был объявлен «верховным правителем» России, а уже в конце ноября 1918 года советские войска Восточного фронта под командованием С. С. Каменева перешли в новое наступление. Они получили задачу овладеть Екатеринбургом, Уфой, Оренбургом, Уральском и продвигаться дальше на восток. 31 декабря была взята Уфа, освобожден Оренбург. Тяжелая обстановка сложилась в районе действий 3-й армии, где колчаковцы стремились захватить Пермь. Но благодаря мерам, принятым ЦК партии и командованием фронта, положение стабилизировалось. Армия получила подкрепление и включилась в общее наступление на Восточном фронте.

На Восточном фронте бывший полковник Генерального штаба С. С. Каменев постигал новые законы гражданской войны уроки и оперативно-тактические и политические. Позже он скажет: «Освоение новой школы военного дела, приобретенное мною на Восточном фронте, особо подчеркиваю».

Война шла теперь совсем не по тем законам, которые он изучал в академии и на русско-германском фронте. И он благодарил судьбу за то, что она свела его с такими одаренными военачальниками, как М. В. Фрунзе, а позже — молодой Тухачевский.

В начале весны 1919 года положение Страны Советов снова осложнилось. На юге начал наступление Деникин. Преодолев героическое сопротивление красных бойцов, армия Колчака прорвала фронт и двинулась к Волге. Нависла угроза соединения Колчака с Деникиным. На Восточном фронте решалась судьба революции.

Программой действий Красной Армии стали «Тезисы ЦК РКП(б) в связи с положением Восточного фронта», написанные В. И. Лениным и одобренные ЦК 11 апреля 1919 года. В них подчеркивалось решающее значение Восточного фронта.

Реввоенсовет Восточного фронта выпустил обращение к войскам, в котором говорилось:
«Удар Колчака под Уфой всколыхнул все силы Советской России. Все Советы, партийные комитеты спешат на помощь Восточному фронту. На Урал, на Восточный фронт, чтобы разбить белогвардейскую армию Колчака, чтоб не допустить его банды к Волге».


Штаб фронта под руководством командующего С. С. Каменева и членов Реввоенсовета разрабатывали план удара по Колчаку. Фронт был разделен на две группы — Северную и Южную. Северной группой командовал В. И. Шорин, Южной — М. В. Фрунзе. Членом реввоенсовета Южной группы стал В. В. Куйбышев. Сюда входила и 25-я Чапаевская дивизия. Штаб Восточного фронта возглавил Павел Павлович Лебедев. Лебедева, бывшего царского генерала, товарищи называли беспартийным большевиком. Октябрь 1917 года застал его в Полоцке начальником штаба фронта, которым командовал генерал Алексеев. Солдатский комитет подверг Лебедева домашнему аресту. Затем он был отпущен под честное слово не заниматься контрреволюционной деятельностью. Ему с семьей было разрешено ехать на юг. Большая семья Лебедева, состоящая из восьми человек, бедствовала. Для того чтобы ее прокормить, Павел Павлович занялся крестьянским трудом. Генерал Алексеев посылал Лебедеву письма с предложениями принять участие в организации белогвардейских сил. Лебедев говорил: «Правда не на стороне белой армии» и на присланные ему письма не отвечал. В марте 1919 года П. П. Лебедев был мобилизован в Красную Армию как военспец, выехал в Москву, где получил должность начальника штаба Восточного фронта. Сергей Сергеевич потом не раз говорил, что ему удивительно легко работалось с Лебедевым. Судьба связала их на долгие годы... А вот с председателем Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцким отношения Сергея Сергеевича не сложились. Особенно ухудшились они при обсуждении предложенной М. В. Фрунзе наступательной операции войск фронта. Троцкий решительно возражал против предложений Фрунзе — Каменев решительно поддерживал их.

«Невзирая ни на что,— вспоминал позднее Фрунзе,— мы перешли в наступление и начали блестящую операцию, приведшую к полному разгрому Колчака. Правда, тов. Каменев получил тогда полуторамесячный отпуск, без всякого желания с его стороны, но дело было сделано».


Об этом скажем несколько подробнее.

В апреле, мае и июне 1919 года войска Восточного фронта провели четыре крупные операции — бугурусланскую, белебейскую, бугульминскую и уфимскую. В результате успеха этих операций Колчак был поставлен перед катастрофой разгрома, появилась возможность освобождения Урала и Сибири.

В самый разгар наступления Красной Армии С. С. Каменев получил приказ главкома И. И. Вацетиса, санкционированный Троцким, прекратить наступление, занять оборону и перебросить часть войск на Южный фронт, где начал наступление Деникин. Прекращение наступления и ослабление фронта, считал Каменев, дает возможность Колчаку оправиться от удара и даже перейти в наступление. А ведь Ленин дал указание покончить с Колчаком до зимы и освободить Урал.

С. С. Каменев отказался выполнить приказ Вацетиса. Такого нарушения дисциплины Троцкий не мог допустить. 7 мая 1919 года газета «В пути», издававшаяся в поезде Троцкого, напечатала сообщение:
«Напряженная и непрерывная работа командующего Восточным фронтом вызвала потребность во временном отдыхе. Увольняя Каменева в шестинедельный отпуск и выражая ему благодарность от имени Красной Армии, твердо надеюсь, что войска Восточного фронта под руководством нового командующего А. А. Самойло разовьют уже полученные успехи и дадут Советской Республике полную победу над Колчаком.

Л. Троцкий».


— Не знаю за что, но с должности командующего фронтом меня сняли,— сказал Сергей Сергеевич, вернувшись из штаба домой,— теперь я не у дел.


Он не допускал мысли о прекращении наступления и болезненно воспринимал действия Троцкого.

Да, сложно складывались отношения с Троцким.

Дочь Каменева Наталья Сергеевна вспоминала:
«...Уже после переезда в Москву в связи с назначением отца Главкомом мы собрались как-то в один из немногих свободных вечеров в театр Балиева «Летучая мышь», но неожиданно отец предупредил, что не может пойти. Мне же ужасно хотелось посмотреть спектакль. Я пошла одна. Почему-то рядом со мной оказались не одно, а два свободных кресла. Когда в зале погас свет, из боковой двери быстрым шагом вошел Троцкий и сел рядом. Конечно, он не узнал во мне ту четырнадцатилетнюю девочку, которую видел в Симбирске. Вечер был поначалу испорчен. Меня подмывало спросить Льва Давидовича, почему он так относится к отцу. Но спектакль был так весел и искрометен, что уже минут через двадцать после начала мы буквально залились от смеха. Куда делась высокомерность Троцкого? Рядом со мной сидел обыкновенный, полный юмора и прекрасно на него реагирующий человек. Спектакль кончился, Троцкий встал, любезно попрощался и ушел. Свой вопрос я так и не задала...»


Потянулись тягостные дни «отпуска». Немного скрашивал его приход Гусева, который умел рассеять мрачные мысли. Часто интересовался мнением Сергея Сергеевича по ряду вопросов. Своим бисерным почерком записывал его ответы.

Каменев сдал дела А. А. Самойло, командовавшему до этого 6-й армией Северного фронта. Он поклялся себе не вмешиваться ни во что, но, услышав от Гусева, что новый комфронта вывел из подчинения Фрунзе тринадцать бригад из восемнадцати, входивших в Южную группу, заявил решительный протест. Так же поступил и Фрунзе, и молодой командарм 5-й армии Тухачевский. Самойло расценил все это как неподчинение приказам, так и доложил главкому Вацетису. Главком распорядился отстранить Тухачевского от командования и возбудил ходатайство об отдаче под трибунал. Против этих мер выступил реввоенсовет фронта. Вот такой разлад начался в руководстве Восточного фронта... В один из вечеров Сергей Иванович Гусев сказал Каменеву:

- А не поехать ли Вам, Сергей Сергеевич, в Москву, зайдете к Склянскому, поговорите с ним, все расскажите. Может быть, и к Владимиру Ильичу попадете, обрисуете обстановку.


Сергей Сергеевич и сам подумывал об этом. 15 мая 1919 года он с женой и дочерью отправился в столицу. Еды в дорогу взяли явно мало, а поезд тащился медленно. Наконец просто оголодали. Облегчал неиссякаемый юмор Сергея Сергеевича. Он утешал дочь:

- Ты должна быть счастлива, участвуя в исторических событиях и голодая вместе со мной.


Наконец Москва. Сразу Сергей Сергеевич отправляется на Знаменку к члену РВСР Э. М. Склянскому, однако ушел от него, ничего не выяснив. Решил возвращаться в Симбирск, но неожиданно появился комендант вокзала и сказал, что Сергея Сергеевича срочно требует к себе товарищ Склянский. Возвращался он уже ночью, взволнованный и с большой корзинкой в руках, откуда вкусно пахло колбасой.

- Дорогие мои,— сказал Сергей Сергеевич жене и дочери,— я был на приеме у Владимира Ильича! Во время моего доклада Ленину я рассказал о том, что делается на фронте для закрепления достигнутых побед, о перспективах дальнейших операций. После доклада ни В. И. Ленин, ни Склянский вопрос о моем устранении от должности не поднимали, а я не посчитал нужным напоминать об этом.


Приступили к еде. И опять вызов к Склянскому. На этот раз ждет автомобиль. Вернулся Сергей Сергеевич с приказом принять обратно командование Восточным фронтом. Оказалось, что члены РВС фронта во главе с Гусевым обратились к В. И. Ленину с просьбой вернуть Каменева на прежнюю должность. 20 мая 1919 года Владимир Ильич пишет Троцкому:

«В связи с телеграммой шифром от трех командиров Восточного фронта я предлагаю назначить Каменева командующим фронтом».


29 мая РВС Восточного фронта получил телеграмму Владимира Ильича:
«По вашему настоянию назначен опять Каменев. Если мы до зимы не завоюем Урала, то я считаю гибель революции неизбежной»2.


Позже, в беседе с главкомом И. И. Вацетисом, Сергей Сергеевич узнал, что причиной его снятия с должности командующею Восточным фронтом была «недисциплинированность». А вскоре Сергей Сергеевич вновь проявляет характер, протестуя против директивы главкома — остановить успешное наступление войск фронта на реке Белой и перебросить часть их на Южный фронт.

РВС Востфронта обратился к Ленину с письмом, в котором назвал директиву главкома крупнейшей фатальной ошибкой и просил ее отменить. Снова обострился конфликт между Главным командованием и командованием Восточным фронтом. Его разрешил пленум ЦК РКП(б), состоявшийся 3—4 июля: он подтвердил, что важнейшей задачей Востфронта остается скорейшее освобождение Урала. Наступление продолжалось. В июле 1919 года войска Восточного фронта освободили Урал. Задача, поставленная В. И. Лениным, была выполнена.

Летом 1919 года Сергей Сергеевич расстался с С. И. Гусевым, которого отозвали для работы в РВС Республики. Расставались трудно, уж очень сработались и подружились. В июле 1919 года Сергей Сергеевич получил распоряжение передать командование Восточным фронтом М. В. Фрунзе и срочно ехать в Москву за новым назначением. За организацию победных операций на Восточном фронте 8 августа 1919 года ВЦИК наградил С. С. Каменева Золотым боевым оружием (саблей) со знаком ордена Красного Знамени.

8 июля 1919 г. Ленин подписал постановление СНК о назначении С. С. Каменева Главнокомандующим всеми Вооруженными Силами Республики. 8 июля ВЦИК утверждает это назначение. Так главком С. С. Каменев был введен в состав РВСР.

Ленин всемерно поддерживал авторитет С. С. Каменева. В том же июле 1919 года он телеграфировал Троцкому на Южный фронт: «Политбюро вполне признает оперативный авторитет Главкома и просит Вас сделать соответствующее разъяснение всем ответственным работникам».

По предложению С. С. Каменева Ставка главкома, находящаяся в Серпухове, расположилась теперь в Москве, а С. С. Каменев с семьей жил сначала в вагоне прямо на Казанском вокзале, я затем переехал на Смоленский бульвар, 16, где поселились и все работники секретариата. Вскоре в Москву приехал и П. П. Лебедев с семьей — по предложению С. С. Каменева и С. И. Гусева на пост начальника Полевого штаба РВС Республики была выдвинута и утверждена его кандидатура.

Положение на фронтах было крайне тяжелое, особенно на юге, где в наступление перешла белогвардейская армия Деникина, поддерживаемая Антантой.

9 июля 1919 года было опубликовано письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным!». В нем говорилось:

«Все силы рабочих и крестьян, все силы Советской Республики,— писал Владимир Ильич,— должны быть напряжены, чтобы отразить нашествие Деникина и победить его, не останавливая победного наступления Красной Армии на Урал и Сибирь. В этом состоит основная задача момента».


В августе 1919 года согласно директиве Главкома командованию Южного фронта началось контрнаступление Красной Армии. Оперативный план, разработанный Ставкой, предусматривал нанесение удара двумя группами войск: один — из района Царицына на Дон и Кубань, другой вспомогательный из района Воронеж — Курск на Харьков. Красная Армия добилась успехов и на ряде участков фронта смогла даже продвинуться вперед.

В начале сентября, получив очередную помощь Антанты, Деникин перешел в наступление и, захватив Курск, подошел к Орлу и Туле. Угроза нависла и над Москвой. В конце сентября 1919 года состоялся пленум ЦК РКП(б), обсудивший сложность положения. На этом пленуме впервые выступил главком Каменев со стратегическим планом отпора Деникину. План был одобрен с дополнениями. Е. Д. Стасова писала:

«В сентябре 1919 года было назначено заседание ВЦИК, на котором Сергей Сергеевич должен был сделать доклад о положении на фронтах. Это было его первое выступление перед правительством, так сказать, его «крещение». Помню, как он волновался перед открытием заседания. Происходило это в помещении «Метрополя», в том зале, где сейчас, кажется, столовая. В своем докладе Сергей Сергеевич указывал, какую огромную роль в действиях Красной Армии играют коммунисты. Он сказал, что это заставляет требовать от комиссара немедленной присылки группы (ударного кулака) из коммунистов в те пункты, где произошел частичный прорыв или же фронт почему-то слаб. Такой кулак, сказал Сергей Сергеевич, всегда исправляет дело: фронт усиливается, прорыв ликвидируется»3.


Главное командование, руководимое С. С. Каменевым, разрабатывает меры по усилению отпора Деникину. Южному фронту передается корпус С. М. Буденного. В октябре командующим фронта назначается А. И. Егоров.

«Дни между 11 и 16 октября 1919 года,— вспоминает С. С. Каменев,— были самыми тревожными. Наступление противника... продолжалось, а собираемые нами для контрудара силы только сосредоточивались в исходных районах. Донесения с фронтов получались чуть не ежечасно. Ответственнейшие решения приходилось принимать в минимальные сроки. Все важнейшие донесения и принимаемые решения т. Склянский передает немедленно по телефону в Кремль Владимиру Ильичу... Более сложной обстановки я здесь за весь период гражданской войны не помню. Непоколебимое спокойствие Владимира Ильича в это время являлось самой мощной поддержкой Главнокомандования»4.


Положение усугубляется новым наступлением Юденича на Петроград. В октябре В. И. Ленин обратился «к рабочим и красноармейцам Петрограда» с призывом защищать каждую пядь земли. Рабочие прямо с заводов уходили на фронт. Главнокомандование действует энергично. На помощь Петрограду с Южного фронта переброшены курсанты Москвы и Петрограда. Юденич был остановлен и разбит. Разгром Юденича позволил сосредоточить ударные силы на Южном фронте.

15 октября состоялось заседание Политбюро ЦК РКП(б), где были рассмотрены задачи разгрома Деникина. Укрепление Южного фронта продолжалось, что дало возможность перейти в наступление, в результате которого были освобождены Орел, Воронеж, Курск, Харьков, Киев, Таганрог.

1 января С. С. Каменев направляет В. И. Ленину докладную записку:

«С занятием 31 декабря 1919 года ст. Иловайской Красной Армией выполнена поставленная в середине ноября 1919 года правительством Главнокомандованию задача — овладеть в кратчайший срок Донецким каменноугольным районом.

До получения дальнейших директив Главнокомандование будет продолжать выполнение основной задачи — окончательный разгром вооруженных сил Деникина».


В этот период пришлось Ленину защищать главкома от нападок И. В. Сталина, носивших обычно резкий и раздраженный характер. В феврале 1920 года, в дни тяжелых боев на Кавказе, Каменев подписал директиву о выделении из Украинской трудармии воинских частей для отправки их на Кавфронт. Сталин, тогда член РВС Юго-западного фронта, выступил против этой директивы и попросил Ленина срочно вызвать его в Москву для объяснений. 19 февраля Ленин направил членам Политбюро записку, в которой говорилось: «...я против вызова Сталина. Он придирается, Главком прав вполне; сначала надо победить Деникина, потом переходить на мирное положение». Так и было сообщено Сталину.

Когда Ленину стало известно об опасной обстановке в районе Ростова и Новочеркасска, он еще раз обратился к Сталину с просьбой усилить помощь Кавфронту. На что Сталин в тот же день ответил:
«Забота об укреплении Кавфронта лежит всецело на Реввоенсовете Республики, члены которого, по моим сведениям, вполне здоровы, а не на Сталине, который и так перегружен работой».
Пришлось Ленину телеграфировать Сталину еще раз, уже более строго:
«На Вас ложится забота об ускорении подхода подкрепления с Юго-Запфронта на Кавфронт. Надо вообще помочь всячески, а не препираться о ведомственных компетенциях».


Разбитые части белогвардейцев отходили на Северный Кавказ, Одессу и вместе с бароном Врангелем в Крым. Падение Новороссийска — последнего оплота Деникина — завершило победу войск Южного фронта.

«Военное положение республики изменилось самым радикальным образом,— писал Ленин,— и хотя война не была закончена, тем не менее для всякого государства стало ясным, что их прежние надежды раздавить военные силы Советской республики потерпели крах»5.


Даже белогвардейцы были вынуждены признать умелое руководство главкома действиями Красной Армии. Деникинский генерал Носович в одной из контрреволюционных газет напечатал статью «Сергей Сергеевич».

«С вступлением Каменева на должность главнокомандующего,- говорилось в ней,— сейчас же почувствовалась опытная рука, которая весь механизм армии заставила действовать как постоянную машину».
Тут же следовала угроза. Вспоминая офицерские аксельбанты, генерал Носович предупреждал:
«Сергей Сергеевич вновь увидит их, когда его на них повесят»
. Другая белогвардейская газета, «Киевлянин», писала:
«Главнокомандующий большевистскими силами, бывший полковник Каменев, в борьбе с наступающими войсками генерала Деникина усвоил такой прием. Пользуясь тем моментом, когда силы Добровольческой армии сосредоточены для нанесения точного удара, он, оказывая этому удару пассивное сопротивление, сосредоточивает сильные ударные группы на флангах и бросает их в обход главных сил добровольцев, по направлению главных их баз... Полковник Каменев (и это только увеличивает его вину) доказал уже не раз, что он умеет воевать»6.


Победив Колчака и Деникина, Советская Республика получила кратковременную передышку, которую стремилась использовать для восстановления народного хозяйства. Посильный вклад в эту работу вносили и молодые Вооруженные Силы Республики, часть которых была переведена на положение трудовых армий.

Однако уже 25 апреля 1920 года армия белополяков перешла границы Страны Советов. Под руководством В. И. Ленина ЦК РКП(б) и Главное командование приступили к разработке оперативного плана военных действий против новой агрессии. Начальник Полевого штаба П. П. Лебедев в присутствии главкома С. С. Каменева и члена РВСР Склянского доложил варианты плана В. И. Ленину. 28 апреля 1920 года Политбюро ЦК одобрило этот план. Для борьбы с агрессией создавались два фронта — Западный (М. Н. Тухачевский) и Юго-Западный (А. И. Егоров)...

25 августа Красной Армии удалось остановить наступление белополяков на линии Минск, Свислочь, Беловеж, восточнее Брест-Литовска и по Западному Бугу. Правительство буржуазной Польши начало мирные переговоры. 12 октября 1920 года договор о перемирии и предварительных условиях мира был подписан. Это дало возможность начать разработку оперативного плана борьбы против барона Врангеля — последнего оплота белогвардейщины, окопавшегося в Крыму. Его войска начали наступление, целью которого был захват Донбасса.

Для борьбы с Врангелем был образован Южный фронт, командующим назначен М. В. Фрунзе. В середине октября главком С. С. Каменев представляет В. И. Ленину оперативный план организации разгрома Врангеля. На представленном проекте плана Владимир Ильич сделал пометку:
«Членам П.-Бюро. По-моему, согласимся с главкомом...

13/Х Ленин»7.


В конце октября 1920 года Красная Армия начала наступление, и уже в ноябре, после героического штурма Перекопа, Крым был очищен от врангелевцев.

Под руководством В. И. Ленина Красная Армия одержала историческую победу над объединенными силами белогвардейцев и интервентов. С чувством огромной ответственности служил этой благородной миссии С. С. Каменев. Страна высоко оценила его заслуги.

29 мая 1920 года ВЦИК наградил «Главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики товарища Каменева орденом Красного Знамени».

Постановлением ВЦИК от 26 января 1921 года С. С. Каменев награждается высшей воинской наградой того времени — Почетным огнестрельным оружием и орденом Красного Знамени.

В. И. Ленин высоко ценил С. С. Каменева. В беседе с С. И. Гусевым он говорил:

«...Да, имеется у наших военных специалистов, даже у лучших, воспитанная окопной войной склонность воевать для того, чтобы воевать, а не для того, чтобы побеждать. Но Каменев это понимает...»


В годы гражданской войны главком С. С. Каменев часто делал непосредственные доклады В. И. Ленину. Вспоминая об этом, он писал:

«В тысячах случаев осведомленность Владимира Ильича о действительном положении вещей была больше, чем у членов РВС».


Сергей Сергеевич очень дорожил личными встречами с В. И. Лениным, стремился усвоить ленинский стиль работы.

Под руководством В. И. Ленина, писал Сергей Сергеевич, «я прошел абсолютно новую для себя школу по организации и руководству военным делом, включая в это понятие и создание, и организацию, и дисциплину, и боевое руководство Красной Армией, а также организацию борьбы в период гражданской войны».

Было бы, конечно, неверным утверждать, что Каменев не знал неудач, не совершал ошибок. Но эти ошибки и неудачи не умаляют того огромного вклада, который он внес в решающие победы молодой Красной Армии.

Гражданская война закончилась, но Красная Армия продолжала военные действия против банд Булак-Булаховича, боролась с басмачами в Туркестане. Всеми этими операциями занимался главком.

В мае 1922 года Сергей Сергеевич выехал в Ташкент, Бухару, Самарканд, где оказывал помощь местным революционным властям в подавлении остатков сил внутренней контрреволюции. В Бухаре он встретился с одним из руководителей вооруженного восстания народной бедноты против бухарского эмира, активным участником борьбы с басмачеством, впоследствии председателем СНК Бухарской Народной Советской Республики Файзулой Ходжаевым.

Опыт боевых действий против басмачей С. С. Каменев обобщил в своей брошюре «Система борьбы с басмачеством», находящейся ныне в архиве Советской Армии.

За помощь хорезмскому трудовому народу в его борьбе за освобождение главком Каменев был награжден военным красным орденом Хорезмской Республики и орденом Красной Звезды 1-й степени.

Напряженная работа главкома почти в течение пяти лет без отпуска и жаркий климат Средней Азии губительно отразились на его здоровье. Сопровождающая Сергея Сергеевича во всех поездках в качестве медсестры жена Варвара Федоровна обнаружила признаки тропической малярии. В Москву главкома привезли без сознания. Жизнь его целый месяц висела на волоске.

8 августа 1922 года вся семья Каменевых приехала в Крым. Это был первый отпуск Сергея Сергеевича за пять лет службы в Красной Армии. Поселились в местечке Суук-су на даче «Орлиное гнездо». Крымский воздух сделал свое благодатное дело. Сергей Сергеевич стал поправляться. Здесь неожиданно произошел случай, напоминавший события гражданской войны в далеком заснеженном Симбирске. Наталья Сергеевна Каменева вспоминала:

«...День был чудесный, и мы с отцом направились на пляж. Возле скалы обнаружили лодку. Я предложила спустить ее на воду и поплыть к Адоларам. Мы стояли по колено в воде по обеим сторонам лодки, стараясь столкнуть ее с берега в море. В этот момент, разрывая тишину, раздался выстрел. В воду шлепнулась пуля, поднявшая маленький фонтанчик. Стреляли в отца, но промахнулись. Пуля пролетела мимо, чуть не задев меня. Мы оба посмотрели наверх, туда, откуда раздался выстрел. По дороге, пригнувшись к шее коня, закрыв локтем лицо, мчался всадник. Ружье его лежало поперек седла...»


Вскоре к Сергею Сергеевичу неожиданно приехали Михаил Васильевич и Софья Алексеевна Фрунзе. Вечером за чаем Сергей Сергеевич с юмором рассказал о неудавшемся покушении, но Михаил Васильевич не смеялся. Он рассказал, как был ранен махновцами в 1921 году, и подарил Сергею Сергеевичу пистолет, которым отстреливался от бандитов.

До 1924 года, пока существовала должность Главнокомандующего Вооруженными Силами, он оставался на этом посту, позже был начальником штаба РККА, заместителем наркома и председателя Реввоенсовета СССР, начальником управления Противовоздушной обороны.

Службу в Красной Армии С. С. Каменев совмещал с большой общественно-политической работой; был бессменным членом Московского Совета, членом ВЦИК, а с 1923 года — членом ЦИК СССР.

До 1930 года С. С. Каменев был формально беспартийным. Накануне XVI съезда ВКП(б) он подал в партийную организацию заявление, в котором писал: «Я был с вами, был ваш - теперь хочу быть в ваших рядах...» Заявление это было зачитано на съезде, и С. С. Каменев был принят в члены партии без прохождения кандидатского стажа.

А через год проходила чистка партии, председатель комиссии Е. Д. Стасова задала Сергею Сергеевичу единственный вопрос:
«Как вы бережете свое здоровье? Мы — большевики, и наше здоровье — казенное добро...»


Практическую работу С. С. Каменев сочетал с теоретической деятельностью. Он внес большой вклад в разработку основ советского военного искусства, в военно-историческую науку. Был Сергей Сергеевич добрым семьянином, большим любителем классической музыки, увлеченным театралом, вообще человеком широкого культурного кругозора.

Умер С. С. Каменев от внезапного сердечного приступа 25 августа 1936 года. Он похоронен на Красной площади.

Сергею Сергеевичу посчастливилось не дожить до тех страшных дней, когда Красную Армию потрясли репрессии, в ходе которых был уничтожен почти весь ее высший командный состав. Но неправедный суд не обошел и его после смерти. Был распространен слух, будто С. С. Каменев участвовал в «заговоре» с Тухачевским, Егоровым, Гамарником, другими военачальниками, объявленными «врагами народа». Почти на два десятилетия имя Каменева было вычеркнуто из истории. Например, в Малой Советской Энциклопедии, вышедшей в 1931 году, ему посвящена специальная статья, но ни в первом (1937 г.), ни во втором (1953 г.) изданиях Большой Советской Энциклопедии нет даже упоминания о Сергее Сергеевиче Каменеве. И только в наши дни его имя вернулось в историю нашего героического прошлого.

Г. А. Каменев



1Этапы большого пути. Воспоминания о гражданской войне. М., 1962. С. 152.
2Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 328.
3Стасова Е. Д. Страницы жизни и борьбы. М., 1957. С. 105.
4Каменев С. С. Записки о гражданской войне. С. 43.
5Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 87—88.
6Каменев С. С. Путь полководца. С. 77—78.
7ЦПА ИМЛ. ф. 1, оп. 1, д. 1537, л. 1-2.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 4260


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X