Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

под ред. Д. П. Ненарокова   Реввоенсовет Республики
Горелов Е. И. Рыков Алексей Иванович

Рыков Алексей Иванович
Рыков Алексей Иванович

Сведений в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (1987) нет.

В феврале 1988 года Верховный суд СССР рассмотрел протест Генерального прокурора СССР по делу десятерых осужденных полвека назад, в марте 1938 года, как участников так называемого правотроцкистского блока, признал их невиновными. Установлено, что процесс был построен на грубых нарушениях закона, что осужденные не совершали приписанных им преступлений против народа и государства.

А процесс этот на полвека перечеркнул имена людей, авторитет которых в стране был очень высок. Среди них был и Алексей Иванович Рыков, один из ближайших соратников Ленина, которого он сменил на посту главы Советского правительства. Этот пост Рыков занимал с 1924 по 1930 год.

В жизни и судьбе этого человека был недолгий, но очень важный период, когда он в разгар интервенции и гражданской войны стал уполномоченным Совета Труда и Обороны по снабжению армии и флота. Но прежде чем рассказать об этой его должности, самыми беглыми штрихами набросаем вехи жизни А. И. Рыкова. Во-первых, потому что о нем, как и о многих жертвах эпохи сталинизма, до сих пор мало известно. И во-вторых, это позволит лучше понять, на кого пал выбор для назначения в Реввоенсовет — высший орган, руководивший обороной страны в трудный час испытаний.

Алексей Иванович Рыков родился в 1881 году в Саратове. Отец его, крестьянин Вятской губернии, умер от холеры, когда Алексею было всего девять лет, четырьмя годами ранее он лишился матери. Но родственники помогли мальчику окончить гимназию, где Алексей начал заниматься революционной деятельностью. Это стало причиной снижения оценки за поведение, в результате путь в столичные университеты для Алексея Рыкова был закрыт. Он поступает на юридический факультет Казанского университета, где входит в состав социал-демократического комитета.

В 1901 году — первый арест, высылка в Саратов, где при разгоне демонстрации он был жестоко избит черносотенцами.

В 1903 году Рыков приехал в Женеву и около двух месяцев жил на квартире у В. И. Ленина. Долгие и плодотворные беседы с вождем партии навсегда запали в сердце молодого революционера. Ленин снабдил Рыкова нелегальным паспортом, адресами и явками в России. Вскоре он возглавил Северный комитет РСДРП, работал в партийных организациях Ярославля, Рыбинска, Костромы, Кинешмы, Сормова и других городов. Большевистская организация Москвы направила его делегатом III съезда партии. На этом съезде он впервые вошел в состав ЦК РСДРП. В 1905 году Рыков становится членом Петербургского Совета рабочих депутатов. В декабре 1905 года в Москве вместе с М. Ф. Владимирским возглавил Московское областное бюро ЦК РСДРП, на IV съезде РСДРП был избран членом ЦК от большевиков.

1 мая 1907 года Рыков был арестован на заседании финансовой комиссии МК РСДРП. После длительного пребывания в Таганской тюрьме в июле 1908 года был выслан в Самару на два года.

В июне 1909 года Рыков принял участие в работе совещания расширенной редакции «Пролетария», на котором поддерживал Ленина. В августе 1909 года Рыков доложил о результатах совещания Московскому окружному комитету РСДРП, принял активное участие в подготовке конференции РСДРП партийных организаций Центрального промышленного района. 7 сентября 1909 года по доносу провокатора он был вновь арестован и сослан в Пинегу, откуда бежал в декабре 1910 года. Вскоре он уехал в Париж.

В августе 1911 года Рыков направлен в Россию для подготовки общепартийной конференции, но в Москве был арестован. Девять месяцев находился в Бутырской каторжной тюрьме. И снова одна ссылка следовала за другой, пребывание на воле было недолгим. Только в Архангельскую губернию его ссылали четыре раза, и каждый раз он бежал.
«Не успел я сесть на студенческую скамью, как попал в каталажку. С тех пор прошло 12 лет, но из них я около 5 1/2 лет в этой каталажке прожил, кроме того, три раза путешествовал этапом в ссылку, которой тоже посвятил три года своей жизни. В краткие просветы «свободы» передо мной, как в кинематографе, мелькали села, города, люди и события, и я все время куда-то устремляюсь на извозчиках, лошадях, пароходах. Не было квартиры, на которой я прожил бы более двух месяцев. Дожил я до 30 лет и не знаю, как выправлять себе паспорт. Понятия не имею, что такое снять где-то постоянную квартиру».
Так писал Рыков в 1912 году. Впереди были новые аресты, новые этапы. Дважды ссылали Рыкова в Нарым, осенью 1915 года новый побег.

Уже шла империалистическая война. А. И. Рыков с ее первых дней ведет переписку с Лениным и Крупской, разделяя их позиции по вопросам войны и мира.

Февральская революция принесла Рыкову, как и другим политическим заключенным, долгожданную свободу. В апреле 1917 года он прибыл в Москву, активно включился в работу Московской большевистской организации, был делегатом VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), активно работал в МК РСДРП(б), был заместителем председателя Московского Совета рабочих депутатов. Как член ЦК, избранный на VI съезде РСДРП(б), он принял непосредственное участие в подготовке и проведении вооруженного восстания в Петрограде. В первом Советском правительстве, созданном II съездом Советов, А. И. Рыков занял ключевой пост наркома внутренних дел. Он был в числе тех, кто настаивал на создании коалиционного социалистического правительства. Не согласившись с аргументацией Ленина, Рыков вышел из состава ЦК и правительства вместе с рядом других большевиков.

25 февраля 1918 года постановлением СНК РСФСР Рыков был утвержден членом коллегии при Наркомате продовольствия. В конце мая 1918 года при Наркомпроде было создано управление главного комиссара и военного руководителя продовольственных отрядов во главе с Г. М. Зусмановичем. Продармейцы приравнивались к бойцам Красной Армии, выполняли большую работу по организации деревенской бедноты, вели агитационно-пропагандистскую работу, боролись со спекуляцией, доставляли хлеб в пролетарские центры страны.
Продовольственные отряды сыграли важную роль в укреплении молодого Советского государства. Если с 1 ноября 1917 года до 1 августа 1918 года удалось заготовить около 30 миллионов пудов хлеба, то с августа 1918 года до августа 1919 года было заготовлено 111 миллионов пудов.

3 апреля 1918 года декретом СНК РСФСР Рыков был назначен Председателем ВСНХ. О том, как создавался аппарат ВСНХ, говорится в воспоминаниях заведующего научной частью ВСНХ М. Я. Лапирова-Скобло.

«Сотрудников нет,— писал он.— Ничего не устроено, не налажено. Всюду пыль, грязь. И вот среди этого беспорядка появляется Алексей Иванович Рыков в своем потертом пиджачке. Ко всему присматривается, обо всем расспрашивает, везде распоряжается и торопит, торопит... Ну и гнали же мы. Не давал нам покоя Алексей Иванович.

Надо прямо сказать: Алексей Иванович сам создал Высший совет народного хозяйства: и аппарат подбирал, и планы организации вырабатывал, и с сотрудниками знакомился. Решительно все, вплоть до мебели».


С первых дней своего существования ВСНХ стал главным центром осуществления национализации промышленности, способствовал формированию централизованной системы управления.

Дальнейшее развитие народного хозяйства было немыслимо без широкого использования старых специалистов. 10 июня 1918 года СНК РСФСР поручил Рыкову разработать и опубликовать «принципиальные основы нашей политики в деле привлечения инженеров» к сотрудничеству с Советской властью.

При ВСНХ действовала комиссия по борьбе с саботажем и должностными преступлениями. Она, в частности, систематически проверяла своевременность прихода на работу рабочих и служащих различных предприятий, выясняла причины прогулов и опозданий.

Председателю ВСНХ приходилось решать самые разнообразные вопросы. Например, он направляет 650 вагонов селитры в Петроград, грузовики, мотоциклы и бензин в Астрахань, уголь в Кронштадт, бензин в Кинешму, мазут из Саратова и Нижнего Новгорода в балтийские и каспийские порты, командирует около 1000 рабочих для пополнения судовых команд Балтийско-Мариинской системы, выводит из состояния краха спичечную промышленность.

Рыков участвует в реорганизации ВЧК и Ревтрибунала, национализации и монополизации внешней торговли, присутствует на заседаниях СНК, СТО, РВС, ВЦИК и других учреждений.

Он — непременный участник партийных съездов и конференций. На VIII съезд партии он был избран Калужской партийной организацией. Во время выдвижения кандидатов в состав нового ЦК один из делегатов съезда напомнил, что в трудный период для партии Рыков вышел из состава ЦК. Поэтому его не стоит избирать в новый состав ЦК. В защиту Рыкова выступил И. А. Скрыпник. Он отметил, что в ходе стремительного развития революции многие товарищи колебались и «не всегда наиболее достойным и твердым являлся именно тот, кто шел за нашими товарищами — вождями». К таким относились Каменев, Зиновьев.
«И если на определенное время т. Рыков, как и некоторые товарищи, колебались и шатались, если они думали найти половинчатую позицию в нашей революции, не будем за это их судить»1.


К зиме 1918/19 года начал ощущаться острейший недостаток в снабжении Красной Армии всем необходимым. ВСНХ предпринял ряд попыток поправить положение, но все они не дали должных результатов. Причина заключалась прежде всего в истощении народного хозяйства страны, в отсутствии должной координации между органами военного производства и распределения.

9 июля 1919 года специальным декретом ВЦИК А. И. Рыков назначен чрезвычайным уполномоченным Совета Рабоче-Крестьянской Обороны по снабжению Красной Армии и Красного Флота (Чусоснабарм). Располагался он по адресу: Покровский бульвар, 4. Одновременно Рыков был введен членом РВС Республики. Это было сделано в целях объединения дела снабжения вооруженных сил, поднятия производительности заводов, работающих на оборону, для быстроты и правильности распространения предметов снабжения как в тылу, так и на фронте. Ему подчинялись все военные органы снабжения, а также Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии (Чрезкомснаб), Центровоензаг и все военные заводы.

Рыкову, как Председателю ВСНХ, были подчинены наиболее крупные военные организации: Совет военной промышленности (Промвоенсовет), Центральный отдел военных заготовок (ЦОВЗ) и Центральное управление по снабжению Красной Армии (ЦУС). Это дало возможность этим организациям расширить производство, более быстро и планомерно выполнять поступающие заказы. Такая же координация действий была налажена на местах, где действовали уполномоченные Чусоснабарма. Заказы, имевшие местное значение, выполнялись в короткий срок, без согласования с московскими организациями.

Заместителем Рыкова по ЧУСО стал большевик с 1907 года Николай Болеславович Эйсмонт, бывший также членом Президиума ВСНХ. В результате принятых мер дело снабжения Вооруженных Сил молодой Советской Республики улучшилось.

Поскольку опыта производства и снабжения армии в экстремальных условиях у молодой Советской России не было, Рыков внимательно изучил, как это дело было организовано в годы первой мировой войны в России и других воюющих странах. В результате он пришел к выводу, что в буржуазном обществе эта практика привела к необычайному обогащению отдельных групп предпринимателей. В России это были Земсоюз, Земгор и целый ряд других объединений промышленных предприятий. В стране не было создано единого и цельного плана снабжения армии и защиты государства. Рыков писал в ряде статей о вопиющих злоупотреблениях, когда снаряды не подходили к пушкам, замки не годились для артиллерии и т. д.

После победы Октябрьской революции эти задачи приходилось решать в условиях полной и безусловной блокады России. Эту задачу можно было выполнить только путем наиболее целесообразного использования собственных сил. Рыков подчеркивал, что никакая Красная Армия, никакая чрезвычайная комиссия не СМОГУТ удержать революционных завоеваний, если не будет укреплена экономическая жизнь страны. Только на этой базе можно снабдить Красную Армию всем необходимым. Но далеко не все военные заводы работали с должным напряжением, далеко не везде удавалось достигнуть высокой производительности труда, а это происходило в период, когда обстановка на фронтах была исключительно напряженной. В своем первом приказе Чусоснабарм 14 июля 1919 года предупреждал, что никакой реорганизации органов снабжения не будет, лишних бумаг не писать и не присылать, а «сосредоточить все внимание на усилении работы ныне существующих органов снабжения красного фронта»2. Бумажная волокита в основном была устранена. В этом, в частности, заключается одна из причин отсутствия достаточного количества источников о многообразной деятельности ЧУСО. Неудивительно, что в исторической литературе о работе этой организации имеются лишь отдельные упоминания.

После победы социалистической революции наблюдался известный сепаратизм и наличие определенной анархии в снабжении армейских соединений. Отсутствовал единый аппарат снабжения, военное производство было распылено между предприятиями, не зависимыми друг от друга. Отдельные военные заводы продолжали оставаться в руках частных лиц. В связи с этим был создан Совет военной промышленности, возглавивший работу всех оборонных заводов. На Совет было также возложено осуществление военного производства, борьба с анархией, наиболее целесообразное использование военной промышленности в интересах армии и флота. Был разработан четкий план распределения военной продукции, всячески пресекались попытки самовольного захвата вооружения, продовольствия и т. д. отдельными воинскими соединениями. Но твердый революционный порядок в снабжении установился не сразу.

Создание ЧУСО совпало с моментом, когда прежние военные запасы были израсходованы, распределение не было организовано, производство на Красную Армию было распылено между Морским комиссариатом, Военным комиссариатом, ВСНХ.

Чусоснабармам на фронтах было поручено объединить в своих руках и распределение, и производство. Первым делом были высланы из Москвы представители снабженческих организаций воинских частей. Распределять могли только центральные органы. Эти методы первоначально встретили сильный отпор. Только на практике армия убеждалась в необходимости и целесообразности нового метода снабжения. В результате Красная Армия, хотя и увеличилась до 5 миллионов человек, получала достаточное количество снаряжения и продовольствия. Чусоснабарм систематизировал все реквизиции, сделал их менее болезненными. Везде, где было возможно, взамен реквизированных товаров выдавались другие. Рыков упорно и настойчиво добивался создания четкой системы централизованного снабжения армии, действующей на многочисленных фронтах. Он считал, что
«снабжать армию можно, только имея отчетливое представление о производственных возможностях страны: заготовлять для армии — только при условии детального знакомства с потребностями армии и системой распределения»3.


Чусоснабарм получил исключительно большие полномочия. Ему были подчинены все военные заводы, все органы снабжения. В его распоряжение было предоставлено 2 миллиарда рублей. Положительную роль сыграл тот факт, что на все фронты были также назначены чусоснабармы, являвшиеся полномочными заместителями Рыкова. Одновременно они входили в состав РВС фронтов. Так, чусоснабармом на Восточном фронте был назначен К. Г. Максимов, на Западном — П. И. Судаков, на Украинском — Л. 3. Аккерман, на Туркестанском — И. Е. Любимов и т. д. В РВС 14-й армии по согласованию с Троцким был введен Е. А. Преображенский. Чусоснабармы фронтов предпринимали активные усилия по широкому использованию местных возможностей для улучшения снабжения армейских соединений.

Необходимо отметить, что в армии наблюдались многочисленные случаи самовольного захвата отдельными воинскими подразделениями различного имущества, что наносило огромный вред республике. Во все воинские подразделения Рыков разослал приказ, в котором строго предупреждал, что «виновные будут привлекаться к суду по законам военного времени». Но порядок в распределении продукции для армии налаживался с трудом.

5 июля 1919 года Рыков отметил плохую работу Центровоензага, который был формально подчинен ВСНХ, на деле же подчинялся военному ведомству. Несмотря на то, что на всех фронтах ощущалась острейшая нужда в обмундировании и снаряжении, Центровоензаг имел на 1 июля 354 тысячи пар сапог, 235 тысяч исподних брюк, 110 тысяч гимнастерок, 100 тысяч нательных рубах, 100 тысяч шаровар, 65 тысяч шинелей, 800 комплектов упряжи, 715 кавалерийских седел и несколько тысяч повозок.

31 августа 1919 года РВС 10-й армии сообщал Рыкову, что снабжение армии находится в неудовлетворительном положении. Для укрепления ее боеспособности необходимо 60 тысяч шинелей, 30 тысяч ботинок, 30 тысяч рубах и т. д.

30 сентября 1919 года РВС Южного фронта обратился к Рыкову с просьбой «обеспечить непрерывность руководства всеми вопросами снабжения», закрепить за фронтом ряд военных заводов.

В начале года Троцкий с большой тревогой сообщал, что на Восточном фронте солдаты буквально замерзали. В это же время на складе в Вязьме имелось более 500 тысяч комплектов теплого обмундирования. Были выявлены возмутительные случаи самоуправства руководителей отдельных воинских соединений. Так, в Полтаве одна дивизия захватила 500 тысяч комплектов белья, в Бердичеве полк разграбил запасы кожи, которых бы хватило на изготовление десятков тысяч пар обуви. В марте — апреле на Украине наблюдались солдатские бунты из-за недостатка продовольствия.

В июле 1919 года рабочие важнейшего оборонного завода в Сормове получали только по 4 фунта муки. Рыков настойчиво добивается от Наркомпрода, председателя Нижегородского губсовнархоза Е. М. Альперовича выдавать рабочим по 25 фунтов муки на рабочего и 18 фунтов на каждого члена семьи в месяц.

Отдел снабжения 13-й армии самовольно реквизировал в Орле 30 вагонов кожи, в Ливнах — шорное и сапожное имущество, в Курске — 125 пудов нефти. Реквизиции и конфискации сопровождались арестами и расстрелами. Эти незаконные акции приводили ко всеобщей дезорганизации, подрывали авторитет Советской власти. Обо всех этих незаконных действиях председатель Орловского губисполкома телеграфировал Рыкову. «Буду карать беспощадно»,— сообщал Рыков в ответной телеграмме. По его распоряжению начальник снабжения 13-й армии был арестован, его помощнику было предписано явиться в Москву и дать соответствующие разъяснения по поводу этих возмутительных действий.

Самоуправство отдельных воинских подразделений распространялось и на представителей иностранных государств. В то же время Советская власть неоднократно заявляла, что иностранцы никаким обложениям и реквизициям на военные нужды не подлежат. 9 декабря 1919 года несколько красноармейцев явились в портняжную мастерскую шведского подданного Лидваля и заявили, что весь товар конфискуется в пользу Красной Армии.

31 мая 1920 года Рыков направил телеграмму в порты Черного моря с категорическим предписанием не производить никаких реквизиций и конфискаций на иностранных торговых пароходах, указал, что виновные будут привлекаться к строжайшей ответственности. На телеграмме была также подпись Ленина.

Против нарушителей воинской дисциплины принимались самые решительные меры. Рыков в специальном вагоне посетил ряд районов страны, где в воинских подразделениях наблюдались подобные безобразия. За его подписью на все фронты был разослан приказ, в котором подчеркивалось, что участившиеся случаи конфискации имущества отдельными воинскими частями наносят невосполнимый урон Советской Республике. Рыков в категорической форме предупреждал, что «виновные будут привлекаться к суду по законам военного времени». В армии было тяжелое положение с продовольствием, каждый килограмм хлеба ценился на вес золота. В то же время в середине июля 1919 года на станции Режица было обнаружено 14 вагонов хлеба, который зачерствел и пришел в негодность, ибо долгое время поезд курсировал из Невеля в Пыталово и обратно. Рыков так расценил данный факт: «Это неслыханное преступление перед Красной Армией и революцией». Чусоснабарм приказал срочно расследовать этот факт и строго наказать саботажников. Все они вскоре оказались в великолукской тюрьме. 16 августа 1919 года Рыков указал рыбинскому военкому на недопустимость незаконного присвоения казенного имущества. Он подчеркнул, что за подобные бесчинства будет немедленно предавать суду.

12 июля 1919 года Рыков сообщал Троцкому о необходимости отменить приказ начальника Тамбовского укрепрайона, подчинившего себе губвоензаг и все склады. Этот шаг Рыков расценивал как незаконный и дезорганизаторский. 1 июля 1919 года Рыков протестовал против самовольного захвата в Туле склада, который обслуживал экстренные нужды армии.

Еще до назначения на пост чусоснабарма Рыков активно боролся против незаконных реквизиций. 5 ноября 1918 года он сообщал главнокомандующему И. И. Вацетису, что армейские подразделения самовольно захватили ряд пароходов, которые крайне необходимо использовать в последние дни навигации для перевозки продовольственных и нефтяных грузов. Так, в Казани были реквизированы пароходы «Повелитель», «Буря», «Гоголь», «Коммунистка», «Коммуна» и «Иван Сусанин», в Симбирске — «Аскольд». Аналогичные события произошли в Котласе, Царицыне и других портах.

Но все же главным в деятельности Рыкова на посту чусоснабарма была многогранная работа по налаживанию производства для обороны и его наиболее целесообразного распределения. Препятствий к этому было неисчислимое количество. Резко уменьшилось количество рабочих, особенно квалифицированных. К весне 1918 года число работающих в крупной промышленности сократилось вдвое. Культурный и общеобразовательный уровень рабочего класса был невысок. В 1918 году среди рабочих-мужчин лишь 35—40 процентов имели начальное образование. Среди женщин-работниц более половины были неграмотны.

К январю 1919 года в Петрограде осталось только 55 тысяч рабочих. В Московской губернии численность рабочих уменьшилась на 42 процента, в Иваново-Вознесенской — на 75,5 процента. Именно в этих районах рабочие были наиболее сознательными и квалифицированными. К весне 1922 года было сокращено 25,7 процента всех рабочих промышленности ВСНХ.

С осени 1919 года стал осуществляться перевод на военное положение крупных предприятий. Рабочие объявлялись мобилизованными. Самовольное оставление работы считалось дезертирством и каралось по законам военного времени.

Постоянные мобилизации в действующую армию рабочих играли крайне дестабилизирующую роль в налаживании производства важнейших промышленных товаров, крайне необходимых для армии. Так, завод в Петрограде по производству телеграфных аппаратов в связи с этим обстоятельством находился на грани закрытия. Количество рабочих к августу 1919 года сократилось с 350 до 110 человек. Рыков ставит вопрос перед правительством о необходимости освободить от призыва в армию и возвратить на завод мобилизованных квалифицированных рабочих, а также дать им тыловой армейский паек.

19 августа 1919 года Рыков писал Троцкому, что мобилизация квалифицированных рабочих разрушающе действует на деятельность оборонных предприятий, способствует катастрофическому падению производительности труда. Он напоминал, что необходимо точно и своевременно указывать не только количество, но и место доставки продукции оборонных предприятий. В то же время он призывал пресекать случаи спекуляции солдатами оружием и обмундированием.

К концу гражданской войны в армии сложилось напряженное положение с обмундированием для красноармейцев. Особенно не хватало шинелей. 18 сентября 1920 года Рыков направил приказ руководителям всех фабрик, производящих шинели, незамедлительно перейти на 10-часовой рабочий день всем рабочим и служащим, «приложить все усилия для выполнения задания, напрячь все силы для фронта. Пусть каждый помнит, что каждая выпущенная шинель или телогрейка идет на фронт и увеличивает нашу мощь». В соответствии с приказом принимались меры по справедливой оплате труда, премирование проводилось натурой. В приказе подчеркивалось, что приняты меры по обеспечению семей рабочих, которым «предоставляется максимум того, что может дать в настоящее время Республика. Саботажники и разгильдяи понесут наказание по всей строгости революционных законов».

Чтобы ускорить изготовление военного обмундирования, Рыков председательствует в Главодежде, издает по этому ведомству ряд приказов, добивается снабжения Главодежды всем необходимым оборудованием и сырьем, распространения льготных пайков на рабочих.

Вместе с председателем коллегии Главного управления текстильных предприятий В. П. Ногиным Рыков многое сделал для снабжения продовольствием рабочих фабрик, производящих сукно для Красной Армии.

Большое внимание Рыков уделял улучшению работы Тульского, Ижевского, Тамбовского, Симбирского, Калужского, Рязанского и других оружейных заводов. Практически он посетил все оружейные заводы. Вскоре армия стала получать необходимое количество разнообразного оружия и патронов.

Но решать все эти проблемы было нелегко. Из-за недостатка сырья пришлось закрыть хорошо оборудованный орудийный завод в Царицыне и на его базе создать мастерские по ремонту орудий. Основная масса рабочих была уволена, остались только наиболее квалифицированные. 2 июня 1919 года Рыков писал Ленину о необходимости любой ценой удержать Астрахань, ибо там имелись значительные запасы тканей, металла, около 7 миллионов пудов соли. По распоряжению Ленина в Астрахань была направлена специальная комиссия для обороны города. Рыков отметил, что было налицо позорное и преступное бездействие, высоко оценил работу Кирова и Мехоношина. Он предупреждал РВС 11-й армии, что, если Волга будет перерезана белогвардейцами, положение Астрахани будет критическим. Он сообщал Ф. Ф. Раскольникову, что у неприятеля большое количество аэропланов, что боеспособность Каспийской военной флотилии незначительна, многие корабли нуждаются в ремонте.

В годы гражданской войны и империалистической военной интервенции большую роль играла кавалерия. В связи с переходом значительной части казачества на сторону контрреволюции председатель РВС Троцкий выдвинул лозунг: «Пролетарий, на коня!» Лозунг получил поддержку руководящих органов Республики. Необходимо было в кратчайший срок создать красную кавалерию. При активном участии Рыкова произвели необходимое количество амуниции, были подготовлены лошади, обучены конноармейцы. Кавалерийские соединения Красной Армии внесли немалый вклад в защиту завоеваний Великого Октября.

Белые армии имели грозное по тем временам оружие — английские и французские танки. Было налажено производство и первых советских танков. Находили и другой выход. Под руководством Рыкова и Троцкого было налажено бронирование тракторов «Катерпиллер».

Особое значение придавалось бесперебойной работе железнодорожного, морского и речного транспорта. Многие распоряжения по этим проблемам Рыков направлял совместно с наркомом путей сообщения Л. Б. Красиным. По стране перемещалось огромное количество грузов, прежде всего предназначенных для многочисленных фронтов. Еще 1 ноября 1918 года Совнарком РСФСР назначил Рыкова членом чрезвычайной транспортной комиссии. Возглавляя ряд важнейших государственных и военных постов, Рыков проявил себя талантливым организатором, осознающим высокую ответственность за судьбу своей страны. В связи с 10-летием РККА ЦИК СССР наградил его орденом Красного Знамени.

Ленин высоко оценивал деятельность Рыкова на посту чусоснабарма. Он подчеркивал, что дело снабжения армии «Рыков стал вытягивать единолично». Известно, что в 1920 году Рыков, вопреки Ленину, отстаивал необходимость коллегиального управления промышленностью. Этот вопрос обсуждался на IX съезде партии и был решен в пользу единоначалия в управлении производством. Позже Ленин писал, что «освобожденный от «маленького» избытка коллегиальности в ВСНХ, Рыков показал себя единоличной властью как чрезвычайный комиссар снабжения». Председатель РВС Троцкий неоднократно высоко оценивал роль Рыкова на посту чусоснабарма. Так, 12 января 1920 года он говорил:
«Под руководством т. Рыкова наша расстроенная промышленность дала максимум того, что она могла дать... Вся организация снабжения была сосредоточена у Рыкова»4.


Характерно, что успешная работа Рыкова по снабжению Красной Армии получала высокую оценку даже в белогвардейской печати.

16 августа 1921 года ВЦИК постановил ликвидировать чусоснабармы. Он с благодарностью отметил заслуги его работников перед революцией, особенно тех, кто работал на фронтах.

С 1921 года Рыков был заместителем Ленина по СНК, с 1922 года становится членом Политбюро. Он был среди тех большевиков, кто разрабатывал и осуществлял основные направления внутренней и внешней политики страны после смерти Ленина. Предложения об усиленной перекачке средств в промышленность из сельского хозяйства он назвал «позорной теорией», которая стала бы гибельной для дела строительства социализма.

По поручению ЦК Рыков открывал и закрывал XIV и XV съезды партии, председательствовал на заседаниях многих пленумов ЦК. Его авторитет в партии и в народе был исключительно велик. В сочинениях Ленина его фамилия упоминается 198 раз, в Биографической хронике В. И. Ленина — 352.

Рыков был убежден, что при правильной политике мы можем и должны построить социализм в одной стране. На XV съезде партии в докладе «Директивы по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства» им была изложена программа социалистического строительства, основанная на ленинской концепции строительства социализма. Он был убежден, что социалистическое строительство возможно только на основе новой экономической политики. Но с начала 1928 года по инициативе Сталина и его окружения стали широко применяться «чрезвычайные меры». Рыков поддержал их, так как не видел другого выхода из создавшегося положения. Эти меры он считал временными. Решительно выступая против возвращения к методам «военного коммунизма», он осудил предложения о ликвидации новой экономической политики как «необычайно вредной и опасной», призвав установить в стране «революционную законность». Но эти и другие взгляды Рыкова встретили решительное противодействие Сталина, который считал репрессии необходимым элементом социалистического строительства, призывал насильно насаждать колхозы, ликвидировать кулачество как класс. Умеренная политика Рыкова, Бухарина, Томского и других большевиков была сталинским большинством определена как «правый уклон». В декабре 1930 года Рыков был выведен из состава Политбюро, освобожден от должности Председателя СНК СССР и СТО. С 1931 года он работал наркомом связи.

На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 году он был обвинен в антипартийной и антисоветской деятельности, а в марте 1938 года расстрелян.

В условиях перестройки Рыков полностью реабилитирован, восстановлен в партии.

Горелов И. Е.— доктор исторических наук



1ЦПА ИМЛ, ф. 41, оп. 1, д. 9, л. 122.
2Рыков А. И. Статьи и речи. М., 1927. Т. 1. С. 240.
3Рыков А. И. Статьи и речи. Т 1. С. 427.
4Троцкий Л. Сочинения М.: Л., 1927. Т. 15. С. 68.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2743


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X