Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

В. А. Савченко   Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование
2

Оказавшись в Москве с чекистским мандатом (и одновременно с документами работника уголовного розыска Константинова), Рейли-Реллинский проникает даже на большевистский Олимп — в Кремль. По непроверенным данным, он имел тайную встречу с Лениным, передав ему письмо от премьера Англии Ллойда-Джорджа.

Существуют предположения, что вездесущий Рейли финансировал даже Патриарха Всея Руси Тихона, предоставив ему 5 миллионов рублей «на защиту православия».

В ходе «заговора послов», или как он еще назывался «заговора трех послов» (к английскому дипломату чекисты пристегнули французских и американских дипломатов), планировался арест Ленина и Троцкого и высылка их в Архангельск на британские военные корабли.

В заговоре участвовал морской атташе английского посольства в Петрограде, разведчик Френсис Аллен Кроми. Он-то первым и вышел на нескольких командиров латышских частей (что были расквартированы в Петрограде), которые не скрывали своего отрицательного отношения к советской власти. И у них были все возможности открыто критиковать власть... ведь они были агентами ЧК, и их послал в Петроград Феликс Дзержинский с целью провокаций и «разоблачения контрреволюции» в Питере.

Латыши были ознакомлены лейтенантом Кроми с планом заговора и по его решению были отосланы в Москву готовить арест советского правительства. Чекисты подключили к «игре» и командира 1-го дивизиона латышских стрелков Э. Берзиня, руководившего охраной Кремля и членов советского правительства. Берзинь разыграл перед англичанами убежденного заговорщика, готового на «исторический поступок», ради независимости «любимой Латвии», независимости, которую можно было обрести, по словам англичан, только при поддержке Англии, после разгрома Германии.

Глава английской дипломатической миссии в России Локкарт решает поручить общее руководство заговором Сиднею Рейли, не догадываясь, что общая канва заговора и предложение поднять на восстание латышские полки были разработаны в недрах ЧК и внедрены в сознание англичан через латышей-чекистов...

Рейли привнес в план заговора много своего. Он предлагает арестовать большевистских лидеров 28 августа 1918 года, во время заседания Совета народных комиссаров. В план Рейли входил немедленный захват Государственного банка, Центрального телеграфа и телефона и других важнейших учреждений. Выдав Берзиню на «расходы» по заговору 1 миллион 200 тысяч рублей, Рейли, в случае успеха, обещал ему несколько миллионов.

Берзинь, получая деньги, тут же относил их в ЧК вместе с подробнейшими докладами о встречах с Рейли. Кроме чекистов-латышей, в «гнезде» заговора оказался журналист французской миссии, что тайно сочувствовал большевикам и, возможно, работал на ЧК — Рене Маршан.

25 августа в Москве прошла тайная встреча дипломатов, на которой рассматривался вопрос координации шпионской деятельности. Руководителями шпионской сети стали: от Великобритании — С. Рейли, от Франции — А. де Вертиман, от США — К. Блюменталь-Каламатиано.

Через несколько дней Берзинь и Рейли направились в Петроград, чтобы поднять местные латышские полки и связать их деятельность с московскими заговорщиками. Латышские полки, по заверению Берзиня, ждали только приказа на выступление против большевиков.

В самый разгар подготовки восстания в Москве и Петрограде, 30 августа 1918 года, как гром среди ясного неба, прозвучали сообщения об убийстве главы Петроградской ЧК «товарища» М. Урицкого и о покушении эсерки Кап-лан на вождя Ленина.

Правда о том, кто стоял за этими покушениями, и по сей день покрыта мраком тайны. О том, что Фаня Каплан, скорее всего, не стреляла в Ленина, написано уже множество статей, а вопросов остается больше, чем ответов. Есть даже версия о том, что покушение на Ленина организовали глава ВЦИК Я. Свердлов и Ф. Дзержинский, чтобы перехватить власть. Но, скорее всего, это громкое покушение нужно было для того, чтобы развязать «красный террор» и «под шумок» арестовать иностранных дипломатов и лидеров конкурирующих партий.

31 августа чекисты оцепили здание английского посольства в Петрограде. Но англичане не думали сдаваться и открыли огонь. В перестрелке погиб атташе Кроми, а посольство было взято штурмом и подвергнуто разгрому.

В Москве дипломат Локкарт, его помощница и любовница Мария (Мура) Бенкендорф (о ней пишет Н. Берберова в романе «Железная женщина»), а также резидент разведки Бойс были арестованы и отправлены в ЧК. Локкарту, чекисты пытались «пришить» организацию покушения на Ленина. Но никаких компрометирующих доказательств участия Локкарта в заговоре и в организации террора против «вождей» ни во время обыска, ни во время допроса не было добыто, и дипломатов пришлось отпустить. Локкарт выехал в октябре 1918 года на родину.

Интересно, что чекисты сами подталкивали заговорщиков к совершению террористических актов. Так, Берзинь предлагал Рейли организовать похищение Ленина и Троцкого, что создаст панику и исключит возможность освобождения этих популярных лидеров. Рейли же отговаривал заговорщиков от такого шага, предлагая сделать этих политиков не мучениками, «а посмешищем всего мира». И для этого предлагал без штанов провести их по улицам Москвы!

В конце ноября 1918-го состоялся судебный процесс по делу Локкарта, причем в числе 24 обвиняемых Рейли и Локкарта судили заочно. Оба были приговорены к расстрелу, который им грозил «при первом же обнаружении их в пределах территории России». Тем временем в Англии за проведенные операции в России Рейли удостоился ордена «Военный Крест».

Побыв в Петрограде десять дней, Рейли молниеносно устремляется в Москву.

На станции Клин, во время путешествия из Петербурга в Москву, Рейли покупает газету и узнает из нее, что выступление левых эсеров в Москве разгромлено и разоблачен «заговор послов». Вскоре после этого, переодевшись священником, Рейли бежит в оккупированную немцами Ригу, а оттуда по фальшивому немецкому паспорту отбывает в Голландию и далее — в Англию.

Из своего пребывания в Советской России суперагент вынес лютую ненависть к новому строю. Он писал, что большевики — «раковая опухоль, поражающая основы цивилизации», «архивраги человеческой расы», «силы антихриста»... «Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена... Мир с Германией, мир с кем угодно. Существует лишь один враг. Человечество должно объединиться против этого полночного ужаса».

«Заговор послов» не удался, но сослужил советской власти хорошую службу. Он оправдывал развертывание «красного террора» и третирование зарубежных послов. Возможно, вместе с «мятежом левых эсеров» он был частью большой «интермедии» ЧК, о которой рассказывается в очерке о Блюмкине.

Пробыв в Англии всего полтора месяца, Сидней Рейли снова отбывает в охваченную гражданской войной Россию. В декабре 1918 года его и военных представителей Англии и Франции встречают в Екатеринодаре офицеры Вооруженных сил Юга России — «добровольцы». Рейли участвует в обсуждении вопроса о будущем «постимперского пространства». Позже он побывал в Крыму и на Дону.

В феврале — марте 1919 года суперагент оказывается в «французско-белогвардейской» Одессе, где проводились тайные и важные для Украины переговоры между агентами Петлюры и французским командованием о возможном союзе Франции с УНР. Тогда разведчик говорит о себе как о «политическом офицере», эксперте британской военной миссии.

В Одессе Рейли встречался с губернатором Одессы белогвардейским генералом Гришиным-Алмазовым, с разномастными российскими и украинскими политиками.

Интересно, что первая биография Рейли была напечатана в родной Одессе в газете «Призыв» в марте 1919-го, в виде анонимной статьи под названием «Иностранец, который знает Россию». В этой статье впервые указывалось, что Рейли был одним из организаторов «заговора послов», и о том, что большевики приговорили его к смертной казни.

Много позже, в 1922 году, Рейли напишет Борису Савинкову: «Нью — Йорк громадный город, в котором все отчаянно борются за существование. Все, но каждый в одиночку... Здесь я часто вспоминаю Одессу в период послереволюционного межвластия. И там тоже я был вовлечен в суетную борьбу. Но одесские страсти были мне чужды, и я был там в роли градусника, с помощью которого измеряли политические страсти те, кому это было необходимо. Соответственно мои возможности приобщиться к сладкому пирогу любой власти были ничтожны...».

Рейли успел провести в Одессе «Вечер встречи бывших портартуровцев», наладить некоторые агентурные связи, а также связи с «Советом государственного объединения России» и с украинским «Союзом хлеборобов».

В те дни в Одессе «куются» огромные капиталы, золото и бриллианты империи увозятся за границу, а представители иностранных разведок уходят в бизнес. Так, американский шпион Г. Шеркижен покровительствовал правлению Всероссийского земского банка, которое оказалось в Одессе, английский разведчик П. Багге занял ключевые позиции в Русско-английской торговой палате. А старый знакомый по Петрограду 1918 года Владимир Орлов, став начальником одесской контрразведки, арестовал нескольких банкиров-аферистов, конфисковав у них миллионные суммы в валюте12. Сам Орлов тогда писал: «Горстка спекулянтов, ловких и безжалостных, во главе с сахарными королями братьями X, до последней нитки обирают голодных одесситов...»

В родном городе Рейли так и не смог поймать «птицу удачи». Его умело отстранили от денежных «кормушек», и все его старания обрести богатства в Одессе оказались тщетными. Рейли пришлось ни с чем возвращаться на берега туманного Альбиона.

С 1918 года Рейли тесно сотрудничал с Борисом Савинковым и участвовал в походах против «красных» на Мозырь. Позже он напишет: «...я проводил с Савинковым целые дни, вплоть до его отъезда на советскую границу. Я пользовался его полным доверием, и его планы были выработаны вместе со мной». Рейли добивался финансирования авантюр Савинкова у английского, французского, польского, чехословацкого правительств, а иногда снабжал его деньгами из собственного кармана.

В 1922 году Рейли вместе с Савинковым разработал план террористических актов против членов советской дипломатической делегации, что направлялась на Генуэзскую конференцию.

Тогда же состоялось знакомство Рейли с вдовой английского драматурга Х. Чемберса Пепитой-Жозефиной Боабодильей. На следующий год они поженились в Лондоне. В 1931 году супруга суперагента выпустила книгу невероятных историй, с претензией на сенсацию и достоверность, под названием «Похождения Сиднея Рейли — мастера английского шпионажа». Сам Рейли, не страдая от избытка скромности, также издал книгу о своих подвигах, которые иначе, чем фантастическими, не назовешь.

Очевидно, уже с 1920 года Рейли отстраняют от разведывательных операций, но он с энтузиазмом продолжает, на свой страх и риск, дело борьбы «против Советов». В начале 20-х годов Рейли все же удалось немного разбогатеть. Он спекулировал чешским радием и «чудо»-лекарством «гумагсолан», стал рантье и вошел в высшие круги английского общества, общался с Черчиллем.

В то же время Рейли постепенно утрачивает связь с реальностью. Эксцентричность его начала раздражать власти. Он пытается навязать свое мнение английскому премьеру, министру иностранных дел, иногда называет себя Иисусом Христом. Бывший суперагент страдает в то время расстройствами психики, галлюцинациями. Он мнит себя порой «спасителем цивилизации» и новым пророком.

Около года, с ноября 1924-го по август 1925-го, Рейли проводит в США, судясь с крупной фирмой по вопросу комиссионных. Он ездил по США с антисоветскими лекциями, призывал эмигрантские круги к борьбе против «красной опасности», формирует в США филиал «Международной антибольшевистской лиги». Ему удается вырвать некоторые суммы на борьбу с Советами у «Фонда Форда». Вместе с писателем Полом Дюксом, Рейли перевел на английский книгу своего «героя» Савинкова — «Конь вороной», еще не ведая о гибели ее автора.

Большевистское руководство надеялось любым способом заполучить суперагента, считая его ключевой фигурой всех заговоров. Еще в августе 1924 года Дзержинский приказал заманить суперагента в пределы СССР и арестовать. План операции готовил сам Генрих Ягода. Арест Рейли должен был завершить многофигурную комбинацию под названием «Трест», в ходе которой чекистам удалось даже поживиться деньгами западных спецслужб.

На удочку, подобную «Тресту» уже попался Борис Савинков, но это не остановило суперагента... Он надеялся, что арест друга — роковая случайность. В августе 1925 года Рейли собрался в дорогу, в СССР. Своей жене он пишет: «Мне необходимо съездить на три дня в Петербург и Москву».

Чтобы завлечь Рейли в свои сети, чекисты использовали агента британской разведки в Эстонии Хилла, который работал вместе с Рейли в России, и даже умудрился стать советником Троцкого. Этот шпион работал одновременно на советскую и английскую разведки. Хилл помог чекистам создать службу контрразведки для борьбы с германским шпионажем в Советской России. Он же вызвал Рейли на свидание с руководством мнимого антисоветского подполья в СССР, которое сплошь состояло из чекистов. В сентябре 1925 года произошел известный инцидент на советско-финской границе, у деревни Аллекюль, когда при нарушении границы советские пограничники убили нескольких нарушителей границы. Финским пограничникам были показаны тела тех, кто пытался перейти границу. А в столичных «Известиях» была опубликована заметка об этом малозначительном событии. В ней говорилось, что при попытке нарушения границы были убиты двое контрабандистов, и делался намек: в числе убитых был суперагент Рейли.

Но в действительности Рейли был еще жив. За несколько дней до этого трагического сообщения провокатор Якушев лично встретил Рейли на финской границе, где мифический «Трест» имел свое «окно». А на следующий день заговорщик был уже в Москве. В августе 1925 года он «инспектирует» московское подполье, передав на его «нужды» 700 тысяч рублей. «Трестовцы» отвезли Рейли на дачу в Малаховку, под Москвой, и устроили там общий «костюмированный» сбор мнимого подполья. Рейли пообещал передать заговорщикам еще 500 тысяч долларов.

После этого «сбора» Рейли вместо Ленинградского вокзала отвезли на Лубянку, в тюрьму. И в ту же ночь была организована пресловутая перестрелка на границе и заметка в газете.

Смерть суперагента — еще одна сплошная загадка. Один из руководителей ЧК — ОГПУ М. Трилиссер направил своему агенту информацию о том, что во время перехода финской границы Рейли тяжело ранен и арестован, а его два товарища убиты. Очевидно, и в шифровки чекисты ввели дезинформацию для возможной утечки.

В книге В. Минаева «Подрывная деятельность иностранных разведок в СССР» (М., 1940) утверждается, что Рейли спокойно перешел границу и устроился на службу в уголовный розыск Ленинграда под именем Сиднея Рел-линского и что он был изобличен как шпион и расстрелян только в 1927 году.

Но большего доверия заслуживает, на наш взгляд, утверждение секретаря Черчилля, который приводит дату и место расстрела Рейли — 5 ноября 1925 года, Москва. Английская разведка действительно много знала...

Свою смерть Рейли принял после длительных допросов и пыток. Допрашивали его «главари» ЧК Ягода, Мессинг и Стырне. Поначалу Рейли проявил редкую выдержку во время допросов. Но вскоре его сломили... Он рассказал многое об английском и американском шпионаже, о русском эмигрантском политическом движении. Вот почему требовалась мнимая смерть агента на границе...

Рейли вывезли в ближайшее Подмосковье, в Богородский лес у Сокольников, и убили выстрелом в голову. Труп зарыли во дворике для прогулок внутренней тюрьмы ОГПУ на Лубянке, в самом центре Москвы, властвовать над которой он так стремился. Не получилось, но вот частицей московского ландшафта он стал.

Любопытно, что другой супершпион, сторонник Савинкова — Владимир Орлов, знал в деталях о последних днях и убийстве Рейли, хотя вся информация была «совершенно секретна». Кстати, Орлов пишет о Рейли, как о своем «великом друге» и «отличном парне».

В 1990 году публицист Р. Пименов, изучив ряд новых материалов о Рейли, пришел к парадоксальному выводу: английского суперагента Рейли не существовало. А был советский разведчик и контрразведчик С. Реллинский... Все остальное, по Пименову, — легенды, созданные ЧК. Чекист Реллинский был заслан к Локкарту и разоблачил «заговор послов», затем отправился в Англию как советский шпион. В 1925 году он получает приказ вернуться в СССР. А перестрелка на границе и газетные утки о гибели Рейли были только инсценировкой. После переезда в СССР Реллинский работал в уголовном розыске, но когда к власти в ЧК-ОГПУ пришел Генрих Ягода, то последний уничтожил за что-то нелюбимого разведчика, как «английского агента».

Парадоксальность (если не сказать — абсурдность) утверждений Р. Пименова, изложенных им в статье «Как я искал шпиона Рейли» («Совершенно секретно». — 1990. — №8. — С. 22–23) заключается в том, что автор игнорирует неоспоримые факты: Рейли был хорошо известным в Европе «деятелем», его знал Черчилль, документы, связанные с его арестом и гибелью, как и фотографии трупа суперагента, были доступны исследователям.

Судьба супершпионов — тайна. К тому же, возможно, что свою последнюю авантюру Рейли попытался осуществить на свой страх и риск, без прикрытия английских спецслужб. Рейли представлял собой блистательного авантюриста, в западном понимании этого слова. Он бросался в пучину любовных интриг и заговоров, денежных афер и террористических актов, но при этом сохранял верность своим пристрастиям, идеалам и присяге, во всяком случае до того, как попал в лапы чекистских «пыточных дел мастеров».


12 Дело одесских банкиров было одним из самых громких уголовных дел гражданской войны. «Одесский курьер» писал, что банкиры-аферисты закупили в банках Одессы валюту на сотни миллионов рублей, создавая в белогвардейско-французской зоне Причерноморья дикую инфляцию, что подрывало белый режим не хуже восстаний. Распространяли они и фальшивые банкноты. Банкирв! Исаак Эняков и Натан Златопольский еще недавно в советском Петрограде и Ялте были коммерсантами. Так, Эняков прославился тем, что в Крыму грабил имения, а после революции стал комиссаром по национализации имений. Он провел уже в «белом» Крыму ряд афер, создав структуры по типу современных «пирамид». Златопольский знавал Ленина еще по эмиграции и был «доверенным банкиром партии» в денежных вопросах. В 20-х годах работал в Коминтерне и МИДе СССР. По-видимому, в Одессе разрабатывалась одна из первых афер ленинцев по экономическому подрыву «белой» власти и перекачке денег за рубеж.


<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2382


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X