Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья



Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

В. А. Обухович, С. П. Кульбака   Дирижабли на войне
Закат эры жестких дирижаблей

Катастрофа, произошедшая с «Мэконом» в феврале 1935 года, поставила крест на всей программе создания дирижаблей жесткой конструкции и свела к минимуму деятельность воздухоплавательной станции Лейкхерста. Почти забытая база теперь обслуживала несколько устаревших полужестких дирижаблей. Тем не менее в 1936 году название станции опять появилось в заголовках центральных газет. Географическое положение Лейкхерста на востоке Североамериканского континента как нельзя лучше соответствовало грандиозному проекту соединения Америки с Европой посредством организации воздушной трансатлантической линии, которую должны были обслуживать гиганты «Гинденбург» и «Граф Цеппелин», и делало Лейкхерст одним из всемирно известных аэропортов.

Намерение Германии организовать воздушную линию между Европой и США, которую будет обслуживать большой дирижабль жесткой конструкции «Гинденбург», поставило американское правительство в тупик. Во-первых, любые контакты с нацистским правительством не приветствовались международным сообществом. Во-вторых, для приема такого воздушного корабля отсутствовал гражданский аэропорт, оснащенный необходимым причальным оборудованием и ангаром для организации стоянки. После долгих колебаний правительство согласилось предоставить во временное пользование часть территории базы в Лейкхерсте. Вместе с тем Соединенные Штаты сняли с себя всякую ответственность за финансирование и страхование проекта, возложив эти проблемы на германскую сторону. Соглашение было подписано 11 октября 1935 года.

Еще в ноябре 1934 года компания «Цеппелин» приступила к подготовке «Гинденбурга» к этим полетам. В конструкцию почти готового воздушного судна были внесены изменения, касающиеся особенностей причальных устройств Лейкхерста. Группа немецких специалистов выехала в Америку, где согласовала все вопросы по организации приема и обслуживания «Гинденбурга». В начале 1936 года все подготовительные работы в Лейкхерсте завершились.

6 мая 1936 года «Гинденбург» тихо отошел от причальной мачты летного поля Фридрихсхафена и отправился в первый из десяти полетов этого сезона. На борту находились пятьдесят пассажиров и пятьдесят пять членов экипажа, включая и трех американских корреспондентов. Пассажиры, очарованные всем происходящим, в первый момент да же не осознали, что они уже в воздухе. Один из корреспондентов позже писал: «Все свершилось настолько незаметно и плавно, что, казалось, не мы ушли от причала, а сама земля легко и ласково оставила нас наедине с бескрайним голубым простором. Коричневая равнина удалялась от нас, лукаво подмигивая солнечными бликами озер и рек. Через несколько минут были включены двигатели, корабль развернулся и, с заметным набором высоты, лег курсом на запад. Ирреальность происходящего будоражила нервы, настроение было приподнятое, и все пассажиры бурно обсуждали первые впечатления. Принесли шампанское, которое было встречено с большим энтузиазмом».

Время в полете летело быстро, и на третий день, ранним субботним утром, вдали показались берега Америки.

Среди сонных репортеров и фотографов, которые с вечера слонялись по Лейкхерсту и раз за разом наведывались в местный ночной бар, чтобы взбодрить себя рюмочкой бренди, казалось, неожиданно проскочила искра — все вдруг ринулись на летное поле и истово, словно язычники, уставились в восточном направлении, где первые солнечные лучи осветили небосвод. Заволновались встречающие и зрители, которых набралось около 5000 тысяч. И только теперь из громкоговорителя прозвучало сообщение, что «Гинденбург» благополучно пересек береговую черту американского континента. В ответ грянуло восторженное «Ура!».

Тем временем «Гинденбург» величественно приближался к Манхэттэну. Огромное сияющее в лучах солнца тело воздушного корабля сделало круг над Центральным парком Нью-Йорка, прошлось рядом со статуей Свободы и направилось к Лейкхерсту. Корабли в гавани взорвались салютом, разбудив горожан, которые спросонья ничего не поняли и удивленно таращились из окон своих домов в небо.

Спустя 40 минут воздушный корабль появился над песчаным полем аэродрома (именно этот песок для многих, кто осенью 1937 года прыгал с горящего «Гинденбурга», стал спасительной подушкой) и стал приближаться к причальной мачте. Когда высота уменьшилась до семидесяти метров, с него был подан швартовный канат. Несколько напряженных минут, и нос дирижабля был пристыкован к стеньге причальной мачты. С момента старта прошло немногим более шестидесяти одного часа. Корабль медленно хвостом вперед завели в эллинг и подали трап. Возбужденные пассажиры были пересажены на 3 самолета DC-3 и отправлены в аэропорт Нью-Йорка.

Огромный дирижабль заполнил все пространство эллинга. Между его носом и воротами осталось не более полуметра. В течение следующих трех дней около 75 000 посетителей пришли посмотреть на самый большой в мире воздушный корабль. Газеты были заполнены восторженными репортажами. В понедельник 12 мая 1936 года в 22.27 «Гинденбург» стартовал в сторону Европы. На его борту было 108 пассажиров.

Публика 30-х годов любила тихие путешествия на воздушных кораблях, которые налетали в период с 1928 по 1937 годы более миллиона километров без существенных происшествий. Сюда с полным основанием можно отнести и кругосветное путешествие, которое началось и закончилось в Лейкхерсте. Трансатлантический сезон 1937 года в Америке начинался в условиях полной реабилитации жестких конструкций, и довольно устойчивого роста интереса военных и политиков к возобновлению создания подобных конструкций.

К сожалению, трагедия «Гинденбурга», разыгравшаяся в Лейкхерсте, свела на нет эту обнадеживающую перспективу. Здесь следует иметь в виду, что закат эры дирижаблей жесткой конструкции, да и вообще в целом этого направления воздухоплавания, нельзя рассматривать только через призму драматических неудач. Главную «негативную» роль в этом процессе сыграла авиация. Во второй половине 30-х годов прогресс авиации достиг такого уровня, что она начала решать те задачи, которые еще недавно были под силу только дирижаблям. Основные достоинства воздушных кораблей — дальность и грузоподъемность — постепенно стали приобретать и самолеты. Немаловажным обстоятельством было и то, что стоимость самолета во много раз меньше стоимости дирижабля.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2441




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X