Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

В. А. Обухович, С. П. Кульбака   Дирижабли на войне
ZRS-4 «Акрон»

В марте 1924 года инженер морского авиационного отдела Трискотт разработал требования на новые дирижабли, которым были бы по плечу задачи, недоступные ZR-1 и ZR-3. Проект Трискотта предусматривал реализацию доселе невиданных задач — гигантские дирижабли объемом от 142 000 до 170 000 куб. м должны были нести на своем борту разведывательные самолеты, которые значительно расширяли зону контроля и в случае необходимости могли бы использоваться как истребители для отражения возможных атак вражеской авиации.

Было известно, что боевой цеппелин германского флота мог контролировать в полете пространство шириной 96 км. Таким образом, при скорости 72 км/ч дирижабль за 12 часов полета мог осмотреть 82 000 кв. км морской акватории. Созданный по требованиям Трискотта дирижабль мог при тех же условиях контролировать в четыре раза большее пространство. Совместно с разведывательными самолетами, которые бы осматривали пространство за 96-километровой зоной, охват контролируемой площади океана при практически тех же параметрах полета дирижабля мог составить 330 000 кв. км. И что весьма немаловажно, стоимость такого боевого комплекса была во много раз меньше, чем стоимость кораблей, необходимых для выполнения аналогичного задания. Согласно расчетам, пяти дирижаблям было под силу надежно контролировать тихоокеанский простор от Пирл-Харбора до Японии.

Предложение Трискотта не было детально обоснованно и содержало только общие наброски, поэтому в апреле 1924 года был разработан «Проект № 60», который уточнял некоторые решения, и только в следующем году новая концепция была представлена в полном объеме. Технический отдел морской авиации разработал требования на дирижабль объемом 184 000 куб. м, и поскольку ангар в Лейкхерсте не мог вместить дирижабль длиннее чем 243 м, длина «Проекта № 60» ограничивалась 240 м, а наибольший диаметр (мидель) составлял 38 м. Каркас отдельных переборок должен был стать несущим без тросовых стяжек, до сих пор применявшихся в конструкциях дирижаблей. Внутри корпуса предполагалось установить от шести до восьми двигателей.

Военно-морской флот в основном принял «Проект № 60», выделил необходимые финансовые средства и одновременно выбрал фирму, которой доверили реализацию этого проекта. Правда, особенно выбирать было не из чего, единственным предприятием, которое могло изготовить этот гигант, являлся «Гудиер-Цеппелин» из Акрона (Огайо), созданный в 1923 году вскоре после прибытия ZR-3 в США. Большая группа немецких конструкторов из Фридрихсхафена во главе с доктором Арнштейном переехала в Америку, после того как дальнейшее производство дирижаблей в Германии было приостановлено. Фирма «Гудиер» владела двумя третями акций, «Люфтшиффбау Цеппелин» — одной третью.

Вообще-то подробный рассказ о долгой и драматической борьбе, которую вел американский конгресс с широкомасштабной программой строительства современных морских дирижаблей, предложенной адмиралом В. А. Моффеттом, выходит за рамки этой книги. После потери «Шенандоа» в сентябре 1925 года доверие к воздушным кораблям жесткой конструкции пошатнулось, тем не менее морское бюро аэронавтики во главе с адмиралом Моффеттом продолжало настаивать на строительстве следующего подобного запланированного дирижабля, приводя неотразимый довод, что «начинания в любой области связаны с известным риском и человеческими жертвами». Главный штаб ВМФ не разделял оптимистических воззрений адмирала относительно перспектив использования воздушных судов, но, поддавшись его давлению, обещал выделить фонды на его строительство при условии, что конгресс обеспечит все заявки на ассигнование флота. Моффетт не удовлетворился таким осторожным подходом штаба и поднял свои старые связи в конгрессе. Характерно, что в свое время, получив донесение о гибели «Шенандоа», президент США Кулидж признал необходимым поставить в строй новый дирижабль вместо погибшего. Наконец, в 1926 году был принят пятилетний план и после долгих дебатов решено, что реализация проекта начнется строительством двух больших цеппелинов-авиаматок, общей стоимости 8 000 000 долларов. Затем планировалось изготовить небольшие цельнометаллические дирижабли и построить новые предприятия в Саннивейле (Калифорния).

На разработку конструкции и строительство больших дирижаблей 16 мая 1927 года был объявлен открытый конкурс. В нем участвовали 37 проектов, из которых только один — фирмы «Гудиер-Цеппелин» — стал победителем и обладал реальными шансами быстрого воплощения в жизнь.

Конкуренция все же была. Весной 1928 года компания «Американ Браун-Бовери Электрик Корпорейшн», имевшая большие верфи, заявила, что она также в состоянии делать дирижабли. Это вызвало к жизни новый конкурс, объявленный 28 июля 1928 года. Из девяти присланных проектов были выбраны три — от «Гудиер-Цеппелин», «Браун-Бовери» и германской «Шютте и Ко.».

Доктор Шютте, известный конструктор деревянных дирижаблей «Шютте-Ланц» времен Первой мировой войны, весьма своеобразно присоединился к этой работе. Когда конкурс стартовал, обнаружилось, что фирма «Браун-Бовери» из-за отсутствия опыта проектирования не сможет быстро предоставить приемлемую конструкцию дирижабля. Тогда руководство компании решило обратиться к Шютте и предложило ему возглавить работы по данному проекту. Однако тот отклонил это предложение, сославшись на плохое самочувствие. В конце концов специалисты «Браун-Бовери», собрав максимальное количество сведений о лучших проектах Шютте, слепили на скорую руку свой вариант. Немецкий конструктор, узнав о недобросовестных действиях «Браун-Бовери», решил сам участвовать в конкурсе и предложил детально проработанный проект дирижабля, о котором мы уже упоминали. Первое место в конкурсе опять завоевала «Гудиер-Цеппелин», второе — «Шютте и Ко.» и последнее «Браун-Бовери».

6 октября 1926 года «Гудиер-Цеппелин» был официально передан заказ на постройку двух гигантских дирижаблей-авианосцев, первый из которых планировалось сдать заказчику через 30 месяцев. Его стоимость составляла 5 375 000 долларов. Второй должен был последовать за ним через 15 месяцев и стоить 2 450 000 долларов с условием, что правительство оставляло за собой право отказаться от его строительства.

К делу создания больших дирижаблей были привлечены не только правительственные ассигнования. Муниципалитет города Акрон вложил более 2 000 000 долларов в возведение аэродрома, дорог и подсобных сооружений дирижаблестроительной фирмы «Гудиер-Цеппелин».

Постепенно в дирижаблестроение втянулся Генри Форд, этой проблемой заинтересовалась группа Моргана в лице сводного брата последнего — Герберта Сеттерли. Целый ряд крупных финансистов серьезно собирались вложить достаточно крупные средства в дело организации воздушных линий на дирижаблях. По-видимому, именно по их требованию дирижабль «Граф Цеппелин» совершил знаменитый кругосветный перелет: очевидно, нужно было продемонстрировать его эксплуатационные качества. (Такое предположение высказывалось даже в германской печати.)

7 ноября 1929 года в Лейкхерсте, в только что построенном эллинге, адмирал Моффетт вбил первую золотую заклепку в основную переборку огромного нового дирижабля, получившего официальное обозначение ZRS-4. Его строительство сопровождалось техническими неувязками, политическими и финансовыми махинациями, множеством скандалов и шпионскими историями, которые расследовало ФБР. Пресса смаковала каждую мелочь и лепила из них сенсации.

Однако время шло, и 8 августа 1931 года президент США Герберт Гувер торжественно окрестил готовый к эксплуатации дирижабль именем «Акрон» — по названию города, вблизи которого строился. Неприятности, начавшиеся еще при наземных испытаниях в ангаре, привели к тому, что ZRS-4 впервые поднялся в воздух только 25 августа со ста тринадцатью человеками на борту. Первый полет прошел нормально, единственным существенным конструктивным недостатком были слишком большие усилия на рулях. Уже во время девятого полета, который длился 48 часов, ZRS-4 пролетел 3200 км, посетив Сент-Луис, Чикаго, Милуоки и везде вызывая огромный энтузиазм у населения и заторы на дорогах.

Конструкция ZRS-4 содержала несколько интересных новинок. Каркас корпуса состоял из 12 основных и 33 вспомогательных жестких переборок, 36 вертикальных профилей и 3 килей. Конструкция в целом была очень прочной и могла выдерживать большие нагрузки. Внутри жесткого корпуса размещались 12 газовых отсеков с максимальным объемом 194 000 куб. м и номинальным — 184 000 куб. м (следует помнить, что объем газового отсека мог меняться в зависимости от высоты подъема дирижабля и атмосферных условий). В боковых килях было установлено 8 рядных двенадцатицилиндровых двигателей «Майбах» VL-II мощностью по 560 л. с. Каждый мотор вращал один двухлопастной винт НАСА диаметром 5 м. Винты были реверсивными, как тянущими, так и толкающим, они могли разворачиваться в горизонтальной плоскости, что давало возможность опускаться или подниматься, лететь вперед или назад. В корпусе размещалось 110 топливных баков с общей емкостью от 50 до 57 т и от 1,1 до 5 т масла. Максимальный вес водяного балласта составлял 102 т, но обычно летали с девятью тоннами. Были установлены 2 электрогенератора «Вестингауз» по 8 кВт с напряжением 110 В, приводимых в действие двумя бензомоторами мощностью по 41 л. с.

Штатный экипаж состоял из 16 офицеров и 75 военнослужащих, но обычно летало не более 50 человек. Основной конструктивной новинкой дирижабля стал внутренний ангар в передней части оболочки снизу, в котором размещались 5 одноместных бипланов. В этом случае экипаж увеличивался на 5 летчиков и 15 человек технического персонала, обслуживающих самолеты, и сопутствующее оборудование. На начальной стадии испытаний самолетное оборудование еще не было установлено. ZSR-4 весил 187 т, из которых 114 т были собственным весом дирижабля и 73 т составляли полезный груз.

Основная гондола управления «Акрона» располагалась впереди нижней части фюзеляжа, но в случае необходимости можно было управлять дирижаблем из дополнительной кабины, расположенной на набегающей грани нижней части вертикального хвостового оперения. Основные помещения для размещения экипажа находились в боковых килях, а наблюдательные кабины с возможностью установки пулеметов — спереди над причальным устройством, сверху оболочки и оконечности хвостовой части корабля.

В процессе испытаний были проверены большие водяные конденсаторы, работающие на выхлопных газах и установленные с обеих сторон оболочки над моторами. В работе они показали себя не с лучшей стороны, часто отказывали и в дальнейшем во время эксплуатации были постоянным источником неприятностей. Однако основной проблемой стало то, что, несмотря на все усилия, не удавалось достигнуть контрактной скорости 128 км/ч. Ситуация изменилась в лучшую сторону только тогда, когда установили воздушные винты «Хартцелл», благодаря чему удалось увеличить горизонтальную скорость до 127 км/ч.

«Акрон» был официально принят флотом США 27 октября 1931 года. С этого дня началась военная служба, если можно считать ее таковой, для дирижабля, который все еще не был доведен до приемлемого эксплуатационного состояния. Так, ZSR-4 мог действовать на высотах до 1500 м, но иногда этого было недостаточно. Часто возникала необходимость, особенно при трансконтинентальных полетах, преодолевать горы высотой более 3000 м. Если не считать этих мелких недоработок, «Акрон» показывал себя с лучшей стороны. 3 ноября 1931 года дирижабль поднялся в воздух с 207 пассажирами на борту, что было доселе невиданным делом. В январе 1932 он удачно взаимодействовал с разведывательными кораблями восточнее Флориды. Во время этих учений «Акрон» успешно миновал снежную бурю, хотя при этом ледовая корка, образовавшаяся на корпусе дирижабля, весила 8 т. Он обнаружил «неприятеля» на 7 часов раньше, чем крейсера, посланные в тот же район.

Теперь пришла пора опробовать «Акрон» по его прямому назначению — в качестве дальнего стратегического разведчика и патрульного дирижабля. Но до этого следовало отработать взаимодействие с бортовыми самолетами и в первую очередь натренировать летчиков в таком непростом действии, как стыковка с дирижаблем.

Еще в 1921 году над этой сложной проблемой работал главный конструктор и владелец фирмы «Сперри Эйркрафт Корпорейшн», выдающийся летчик, сын изобретателя Элмера Сперри. Эту идею выдвинули представители американского армейского воздухоплавания, которые трудились над техническим заданием на разработку и изготовление большого военного дирижабля «Рома», оснащенного двумя самолетами, способными взлетать и садиться на борт дирижабля в полете. Сперри изобрел, наверное, единственный способ успешного возвращения самолета на борт дирижабля. Из гондолы опускалась перекладина (трапеция), а на стойках над крылом самолета устанавливался навесной крюк с автоматической фиксацией, и летчик должен был зацепиться крюком за перекладину. Затем происходила автоматическая фиксация зацепа. В дальнейшем к навесному крюку добавилась набегающая лыжа, которая помогала навести перекладину на крюк, а также предохраняла воздушный винт самолета от соприкосновения с перекладиной. В 1924 году Сперри оснастил комплектом прицепного устройства небольшой биплан «Месенджер» и армейский дирижабль ТС-3. Испытания проходили на аэродроме Скотт-Филд в Иллинойсе. 15 декабря 1924 года летчику Клайду Финтероу удалось с двух попыток зацепиться за перекладину, опущенную из гондолы дирижабля ТС-3. После этого он отцепился и благополучно посадил самолет уже на аэродроме. Ради справедливости скажем, что армейское воздухоплавание практически никак не воспользовалось результатами этих испытаний. Только в 1926 году аналогичный эксперимент был произведен с дирижаблем ТС-7. Таким образом, перед морским воздухоплаванием замаячила альтернатива — освоить стыковку или отказаться от хорошо продуманного плана Тискотта.

В 1928 году планировалось испытать технику взлета и посадки на «Лос-Анджелесе», но работы по переделке нижней части оболочки дирижабля начались только осенью, а в декабре изготовлена и смонтирована зацепная трапеция, которая была очень прочной и могла принимать достаточно тяжелые самолеты. Для испытаний выбрали самолет Воут UO-1, имевший зацепной крюк с системой автоматической фиксации, установленный на верхнем крыле. Замок теоретически должен был срабатывать тогда, когда разница в скорости перекладины и крюка не превышала 8 км/ч. На самом деле оказалось, что этот показатель должен быть еще меньше. Это выяснилось 3 июня 1929 года при первой попытке произвести сцепку в воздухе. Летчик А. Гортон сделал пятнадцать заходов, но ему удалось только четырежды коснуться перекладины трапеции и всего лишь один раз кратковременно повиснуть на ней. Завихрение воздуха под оболочкой оказалось более сильным, нежели предполагалось, и медленное приближение к перекладине сзади было невозможно. Гортон придумал новый способ подхода к перекладине. Он начинал подлет к дирижаблю сзади сбоку, поднимался со скольжением в сторону воздушного корабля и приближался с избытком потребной мощности двигателя, при которой самолет не мог уже легко провалиться вниз, едва крюк оказывался над перекладиной.

Способ успешно опробовали 20 августа 1929 года. Таким образом, методика зацепки под дирижаблем в полете была отработана. 28 августа в Кливленде прошла его публичная демонстрация. Гортон успешно произвел стыковку UO-1 с перекладиной, и самолет был подтянут к оболочке дирижабля. Затем Гортон покинул самолет, а его место в кабине занял С. Болстер, который отстыковался от трапеции и благополучно приземлился. В мае 1930 года стыковку продемонстрировали перед президентом Гувером во время показа кораблей. Летчик Николсон на UO-1 взлетел с палубы авианосца «Саратога» и произвел стыковку с дирижаблем «Лос-Анджелес».

Проект применения авиационной техники с борта дирижаблей обсуждался довольно долго и подробно, но не выходил за рамки экспериментов. Кроме того, так и не были выбраны самолеты для будущей службы на дирижаблях ZRS-4 и ZRS-5.

Было решено, что в нижней части оболочки дирижабля за гондолой управления будет построен ангар длинной 22 м. Система потолочных рельсовых кран-балок могла принять 5 самолетов, находившихся в подвешенном состоянии. Любой самолет с помощью кран-балок мог быть подведен к жесткой причальной ферме и закреплен на перекладине, которая затем выдвигалась через специальный люк наружу. Двигатель запускался, летчик отцеплял самолет и уходил в полет. Подъем самолета на дирижабль осуществлялся в обратном порядке.

Ворота ангара имели Т-образную форму, чтобы сквозь них мог пройти самолет с размахом крыла 9,2 м, стабилизаторов — 3 м и общей длиной 7,3 м. Это были максимальные размеры отверстия, которые не приводили к нарушению прочности конструкции дирижабля. Этими параметрами и были ограничены типы самолетов, которые могли быть использованы в качестве основного палубного разведчика или перехватчика. Для разработки специального самолета отсутствовали финансовые средства, поэтому необходимо было выбирать из уже имеющихся одноместных самолетов.

Этот палубный самолет должен был быть очень легким, маневренным, при этом достаточно устойчивым, с большой дальностью полета и скоростью; летчик должен был иметь хороший обзор во все стороны и, прежде всего, вверх для уверенного маневра стыковки с дирижаблем и вниз для наблюдения. Из самолетов, имевшихся под рукой в 1930-1931 годах, ни один не соответствовал этим требованиям на все сто процентов. Это были обычные палубные бипланы: «Кертисс» XF9C-1, «Берлинер-Джойс» XFJ-1 и «Фоккер» XFA-1. После тщательного анализа предпочтение было отдано «Кертиссу» как наиболее близкому к необходимым требованиям. Флот заказал 6 серийных самолетов, модернизированных для таких специальных целей. XF9C-1 оснащался мотором «Райт-Циклон» R-975-C мощностью 421 л. с., двумя пулеметами и развивал скорость 283 км/ч.

Опытный образец самолета специальной морской версии был передан на испытания в марте 1931 года. Позже он был оснащен посадочным крюком и 27 октября 1931 года впервые состыковался с перекладиной дирижабля «Лос-Анджелес». В середине 1930 года дополнительно закупили 6 учебных бипланов Консолидейтед N2Y-1, оборудованных стыковочным крюком и использовавшихся для обучения летчиков стыковочным и расстыковочным маневрам. Предполагалось, что они будут состоять на вооружении дирижаблей до тех пор, пока не появятся более подходящие самолеты. В конце 1930 года был объявлен прием летчиков для будущей дирижабельной авиации и набран 41 доброволец.

В конце 1931 года дирижабль «Акрон» налетал почти 300 часов, из которых 46 пришлись на определение дальности полета. С этой целью был совершен полет от Акрона, через южную часть США, до Мобиле в штате Алабама и обратно по долинам рек Миссисипи и Огайо.

В мае 1932 года «Акрон» двинулся в путешествие на запад — это не связывалось с каким-то военным заданием, просто надо было показать налогоплательщикам на что потрачены их деньги. Дирижабль вылетел 8 мая из Лейкхерста в направлении еще недостроенной базы в Саннивейле. Полет, омраченный техническими неисправностями и неблагоприятными погодными условиями, проходил вдоль восточного побережья Мексиканского залива, затем через Техас, Нью-Мексико и Аризону в Калифорнию, где ZRS-4 должен был приземлиться на аэродроме Кемп Керни у Сан-Диего. На борту дирижабля находились 2 самолета XF9C-1 и N2Y-1. Обе машины перед посадкой покинули борт воздушного корабля и приземлились на аэродроме. Двухместный N2Y-1 доставил на землю штурмана «Акрона» для координации действий наземного персонала во время посадки дирижабля.

Было около полудня, стояла очень жаркая погода. Из-за перерасхода топлива «Акрон» стал легче на 40 т, еще 1500 кг весили улетевшие самолеты. Все это привело к тому, что дирижабль никак не хотел опускаться. Только в 19.00 после стравливания лишнего гелия и вечернего похолодания удалось приземлить корабль. Этот случай со всей очевидностью показал, что до сих пор маневрирование дирижабля на посадке является достаточно сложной задачей. К тому же подготовленность экипажа и наземных служб оставляла желать лучшего. Потери гелия были так велики, что для осуществления небольшого перелета в Саннивейл потребовалось существенно уменьшить взлетный вес дирижабля.

В последующие месяцы много времени было потрачено на совершенствование техники взлета и посадки самолетов на дирижабль. Фирма «Кертисс» по собственной инициативе разработала вариант самолета XF9C-2 с двигателем «Циклон» мощностью 438 л. с. и улучшенным обзором из кабины. В октябре 1931 года были заказаны 6 серийных самолетов F9C-2 с условием, что первые 3 машины будут готовы в сентябре 1932 года. Существенным улучшением в стыковочном устройстве стала установка на ферме опускаемой стрелы с седлообразной втулкой на конце. Эта втулка садилась на хвостовую часть фюзеляжа самолета тогда, когда он уже висел под перекладиной, и прочно удерживала его в устойчивом положении. Стыковочное устройство самолета состояло из вынесенного на четырех наклонных стойках управляемого гака и предохранителя винта, смонтированных над центропланом. Было достигнуто приемлемое время 15 минут на взлет или посадку самолета с момента открытия ворот ангара до их полного закрытия.

Ангар был рассчитан на пять самолетов — четыре подвешены на потолке, а пятый — на перекладине фермы, втянутой внутрь. Но в действительности в нем помещалось только 3 машины, так как внутренняя арматура каркаса дирижабля препятствовала их удобному обслуживанию и размещению в процессе интенсивной эксплуатации. На втянутой перекладине самолет также никогда не устанавливался из-за того, что в случае неисправности мотора было практически невозможно отправить в полет остальные машины.

Самолеты оснащались радиооборудованием, с помощью которого летчики могли разыскать свой «воздушный аэродром» в случае потери визуального контакта с дирижаблем. В действительности, однако, полный комплект оборудования был установлен только в 1934 году. Тогда же ввели и должность радиоофицера. Он постоянно контролировал положение отдельных самолетов, руководил действиями летчиков и следил одновременно за безопасностью полета с точки зрения запаса топлива, необходимого для возвращения. Предполагалось, что во время боевых действий самолеты должны были летать без шасси, которое над океаном было бесполезно, но на практике оно ни разу не демонтировалось.

Техника посадки и взлета на дирижабль была отработана в достаточной степени, поэтому нет ничего удивительного в том, что планировалось увеличить парк используемых типов самолетов, в том числе и более тяжелых транспортных машин, способных доставить на борт воздушного корабля продовольствие, почту, топливо или постепенно заменить весь экипаж. Таким образом, воздушному гиганту не обязательно было возвращаться на базу, так как транспортные самолеты могли обеспечить всем необходимым. На эту роль планировались самолеты Белланко «Эйрбас», но до практической реализации дело не дошло. За год эксплуатации «Акрона» был совершен 501 зацеп самолетов в разное время суток.

3 апреля 1933 года в 19.30 дирижабль под командованием Франка С. Мак-Корда вылетел из Лейкхерста, чтобы принять участие в морских маневрах в Атлантическом океане. На борту находились 76 человек экипажа (19 офицеров и 57 матросов), адмирал Моффетт, его адъютант капитан Сессиль, начальник авиационной базы Дерри и капитан Мазури. До 1.30 ночи в Лейкхерсте исправно получали донесения с воздушного корабля, который в момент передачи очередного сообщения находился севернее Нью-Йорка на траверзе Новой Англии.

Почти с самого начала полет проходил в сложных метеорологических условиях. Дирижабль непрерывно подвергался ударам мощных порывов ветра. Поскольку впереди по курсу находилась зона сильного шторма, на борт было передано распоряжение об изменении курса на 15°. Однако его неправильно поняли и изменили курс на 50°. В английском языке слова «пятнадцать» (fifteen) и «пятьдесят» (fifty) имеют схожее звучание. В результате этой ошибки дирижабль вошел в самый центр шквала, рожденного горизонтальным вихрем. Высота полета составляла около 500 м. Внезапно дирижабль начал быстро снижаться, однако после сброса части балласта на высоте 250 м удалось остановить спуск и затем набрать прежнюю высоту. Еще через 3 минуты, когда ZRS-4 проходил через центр вихря, с него сорвало верхний руль направления, после чего корабль опустил нос и начался быстрый повторный спуск.

Как утверждал спасшийся помощник командира капитан Герберт Уайли: ни пожара, ни взрыва на дирижабле не было, все двигатели работали нормально до самого последнего момента. Отрицательный дифферент достигал 20°, скорость снижения превышала 4 м/с. Попытки остановить спуск посредством отклонения руля высоты оказались безрезультатными. По-видимому, сорванная плоскость руля направления так легла на руль высоты, что последний оказался практически заклиненным. За полторы минуты дирижабль снизился до 120 м, т. е. находился на высоте, равной всего половине его длины. На высоте 30 м, когда стало ясно, что спуск остановить не удастся, была отдана команда готовиться к посадке на воду. После этого последовал сильный удар о поверхность океана, послуживший началом разрушения дирижабля, вода хлынула внутрь командирской рубки. Сам Герберт Уайли, по его словам, был выброшен в море и напрягая силы поплыл в сторону, чтобы не попасть под корпус тонущего корабля. Молнии освещали место катастрофы, но Уайли не видел никого из экипажа, а лишь слышал крики. Он ухватился за обломок доски и держался на воде. Дирижабль очень быстро затонул. Благодаря тому что несущим газом на ZRS-4 был гелий, пожара, как это случилось при катастрофе R.101, не произошло.

Свидетелем крушения оказалась команда немецкого нефтеналивного судна «Фебус», которая заметила сначала огни находившегося на высоте дирижабля, а затем через некоторое время эти же огни — у самой воды. «Фебус» выдал сигнал «SOS» и приступил к спасательным работам. Но избавить от гибели ему удалось только четверых человек, из которых один позже умер. Несмотря на то что в спасательных работах приняли участие 52 судна и самолеты, никого больше не обнаружили.

Кроме того, в этот день вблизи Бич-Хейвена (Нью-Джерси), во время поиска уцелевших с «Акрона», потерпел аварию дирижабль J-3, вылетевший из Лейкхерста. Мягкий дирижабль J-3 построен в 1927 году. Его объем 1500 куб. м, длина 32,3 м, мидель 9,45 м, полезная нагрузка 480 кг, мощность мотора 60 л. с. С такими летно-техническими данными этот корабль не мог быть отправлен в полет во время шторма с экипажем в 6 человек на борту. Итак, к длинному списку погибших прибавилось еще две жертвы.

Объяснение крушения такого совершенного для своего времени дирижабля только ошибкой пилотирования, приведшей к полету в чрезвычайно тяжелых метеорологических условиях, малоубедительно, тем более, что все двигатели вплоть до удара о водную поверхность работали нормально. Условия сильного шторма, несомненно, способствовали катастрофе, но основные ее причины заключались не в этом. В схожие погодные условия попал и LZ-127 во время одного из перелетов через Атлантику в 1928 году. В ночь гибели R.101 дирижабль LZ-127, находившийся в это время в воздухе, успешно завершил полет, проходивший в сложной метеорологической обстановке.

Следует вспомнить, что в феврале 1932 года при выводе из эллинга в условиях сильного ветра ZRS-4 ударился кормовой частью о землю. При этом было повреждено оперение, один из главных шпангоутов и внешняя обшивка. Во время осмотра обнаружили ослабление большого числа заклепочных соединений металлических элементов конструкции. Дирижабль отремонтировали, но, как отмечали многие специалисты, недостаточно тщательно, что и подтвердила поломка руля направления, предшествовавшая катастрофе. Кроме того, как утверждал один из спасшихся членов команды, перед ударом о воду наблюдалась деформация продольных силовых элементов каркаса. Заложенная в конструкцию прочность кормовой части, по-видимому, также была недостаточной. Одной из причин могло стать перетяжеление дирижабля по сравнению с проектом почти на 8 т.

Американское общество находилось в шоке из-за гибели дирижабля, бывшего символом страны. Руководство ВМС, а за ними и конгресс тщательно расследовали все обстоятельства катастрофы; комиссии отмечали, что в рабочих чертежах дирижабля было обнаружено около 600 дефектов. Качество материала, использованного в отдельных элементах конструкции, также было признано неудовлетворительным. Дополнительным отягощающим фактором выступала и слишком малая высота полета. К тому же команда о посадке на воду была отдана слишком поздно. Большая доля вины была возложена на погибшего командира Мак-Корда, грубые навигационные ошибки которого, неуверенное управление дирижаблем и безответственное отношение к вопросу спасения экипажа в аварийной ситуации привели к гибели экипажа и воздушного корабля. На борту практически отсутствовали какие бы то ни было спасательные средства — имелась только одна резиновая лодка и совершенно не было индивидуальных спасательных жилетов. Итак, основные причины катастрофы — недостаточная прочность конструкции и ошибки пилотирования. В целом карьера ZRS-4 сопровождалась многими проблемами. Воздушный гигант, который должен был служить примером использования столь необходимых современных дирижаблей для ведения военно-морских операций, в конце концов просто разочаровал. До момента катастрофы корабль совершил 73 вылета и находился в воздухе 1659 часов, причем ни один из случаев его взаимодействия с кораблями ВМФ нельзя было отнести к бесспорным удачам.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2495




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X