В. А. Обухович, С. П. Кульбака. Дирижабли на войне. Чапаев.ру - биография Чапаева
Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

В. А. Обухович, С. П. Кульбака   Дирижабли на войне
Умберто Нобиле

Основными целями небольших дирижаблей выступали подводные лодки противника. Вероятность попадания бомбой в подлодку с дирижабля весьма велика: он может лететь над ней тем же курсом и с той же скоростью, таким образом, при бомбометании ему придется учитывать только поправку на ветер. Однако до подхода дирижабля к обнаруженной лодке, которая находится в надводном положении, она может сама открыть по нему огонь или срочно погрузиться. Поэтому если нет шансов подойти к лодке незаметно, то дирижаблю желательно иметь возможность обстрелять ее издалека с помощью бортовой артиллерийской установки. Равным образом пушки могут быть применены для обстрела транспортов противника, а в отдельных случаях — и разных объектов на суше.

Имея хорошую грузоподъемность, дирижабли без особых проблем оснащались артиллерийским вооружением. Важно было только обеспечить необходимое усиление конструкции корабля. Любопытно отметить, что в Италии наряду с установкой в гондоле 37-мм пушек в 1916 году была сделана попытка разместить 65-мм горную пушку. Эти опыты интересны и с точки зрения возможности быстро установить на дирижабль любую имеющуюся в наличии пушку. Вертикальная вилка лафетной установки и червячный механизм позволяли достаточно быстро осуществлять наводку на цель. Произведенные в июне — июле 1916 года испытания показали, что гондола прекрасно выдерживала стрельбу; воздушный винт, тросы подвески гондолы и оболочка не резонировали. Вероятность попадания в подводную лодку с высоты 1500 м составила 30%. Пушки калибра 37 и 40 мм дали еще лучшие результаты.

Конструкция дирижаблей постепенно совершенствовалась, однако значительных различий между названными типами нет. На всех дирижаблях металлические фермы могли работать, воспринимая усилия лишь в горизонтальном направлении. В вертикальной плоскости ферма могла деформироваться, так что ее роль сводилась только к восприятию сжимающих усилий, вызываемых в нижней части корпуса натяжением подвески.

Гондола у всех этих кораблей подвешивалась к ферме на тросах так, что все сжимающие напряжения, возникающие от подвески, воспринимались фермой.

С целью улучшить высотные характеристики дирижаблей серии «М», в 1918 году «Бригада Специалисти» построила опытный образец дирижабля, получившего обозначение A.I (alta quota — высотный). Внешне он напоминал корабли серии «М», но объем его был больше — 18 000 куб. м. Две отдельные гондолы располагались друг за другом, соединенные жесткими распорками, в них находилось по два мотора SPA 6A, мощностью 200 л. с. каждый, которые позволяли воздушному кораблю развить скорость 85 км/ч. Практический потолок равнялся 4500 м. Дирижабль А.1 использовался военно-морским флотом. Вообще, во время войны флот испытывал большую потребность в дирижаблях для морской разведки. Это было обусловлено тем, что большинство производственных мощностей загружались заказами для сухопутного фронта. Для исправления ситуации в 1916 году в Великобритании закупили 16 патрульных дирижаблей мягкой конструкции серии S.S. В Италии их использовали под обозначением DE (dirigibili esporatori — разведывательный дирижабль).

В 1917 году итальянский воздухоплавательный парк пополнился небольшим дирижаблем U.5 конструктора Ч. Узуелли, единственным дирижаблем мягкого типа, построенным отечественной промышленностью во время войны. Экипаж состоял из пяти человек. Корабль, в основном, использовался в области Лигурия. В самом конце войны в состав флота вошли четыре дирижабля серии «PV» (piccolo veloce — малые, скоростные), перестроенные из последних машин серии «Р». Они имели объем 4700 куб. м, оснащались двумя моторами SPA и несли 350 кг бомб. На основе конструкции британских дирижаблей серии S.S. в Италии построили собственный тип, получившие обозначение О (osservatori — разведывательный). Было построено 3 таких дирижабля: от О.1 до О.3. В отличие от мягкого британского образца, «итальянцы» имели полужесткую конструкцию объемом 3600 куб. м. В гондоле были установлены 2 мотора «Коломбо» мощностью по 110 л. с. Дирижабли развивали скорость 85 км/ч, неся на своем борту до 200 кг бомб.

До конца 1918 года армия и флот получили 57 дирижаблей. Потери были сравнительно большими, так в октябре 1918 года по различным причинам в армейском строю находились только 5 боеспособных дирижаблей, кроме того, еще 15 аппаратов имелось у моряков. Авиастроение в Италии за время войны получило большее развитие, чем воздухоплавание, поэтому заказы военных на дирижабли после войны существенно уменьшились.

В двадцатых годах итальянское воздухоплавание было тесно связано с именем Умберто Нобиле, который родился в 1885 году в многодетной семье служащего в городе Лауро близ Везувия. В 23 года он окончил инженерно-математический факультет Неапольского университета и начал службу в генеральной инспекции дорог. Увидев впервые аэроплан «Фарман» и находясь под неизгладимым впечатлением его полетов, Нобиле начал самостоятельно изучать воздухоплавание и в 1911 году по конкурсу, объявленному военным министерством, поступил в воздухоплавательное училище в Риме. Рядом с училищем находился завод воздухоплавательных конструкций, директором которого Нобиле стал впоследствии. После лекций, читавшихся в училище такими конструкторами дирижаблей, как Крокко, Вердуцио, Прассоне, курсанты проходили практику на этом заводе. Когда началась Первая мировая война и Италия 24 мая 1915 года объявила о вступлении в войну, Нобиле направили на службу в инженерные войска, где он принял участие в проектировании полужестких дирижаблей для военно-морских сил.

После войны он служил офицером-инженером на государственном авиазаводе в Риме, принимал участие в производстве различных типов авиационной техники и дирижаблей и постепенно продвинулся вверх по служебной лестнице. Участвуя в разработке первых дирижаблей полужесткой конструкции, настоял на применении треугольного внешнего киля на всю длину нижней части оболочки. Киль, изготовленный из ферменных деталей, составленных из дюралевых профилей, воспринимал основную часть нагрузки и при этом был достаточно упругим и легким. К нему очень просто крепилась гондола для экипажа и двигатели.

Его первый дирижабль серии «Е» предназначался для противолодочных операций, но затем Нобиле реконструировал его и создал патрульный вариант «О». Этот дирижабль оказался более удачным. При объеме 3600 куб. м полезная нагрузка составляла 1300 кг, скорость полета 90 км/ч, а продолжительность полета 30 часов. Два дирижабля купила Аргентина и один — США.

В 1919 году был построен дирижабль Т.34 по проекту инженера Узуэлли, однако в разработке конструкции принимала участие целая группа инженеров, состоявшая из самого Узуэлли, Нобиле, Прассоне и Крокко. Этот дирижабль назывался также «Рома». Разработка проекта проходила в 1916-1917 годах на военном заводе «Стабилименто ди Конструцционе».

Дирижабль был замечателен тем, что, во-первых, был сравнительно большого объема, — 34 100 куб. м, а во-вторых, — это был первый воздушный корабль, имевший жесткое носовое усиление и треугольного сечения килевую ферму, которая в сущности стала прототипом для большинства строившихся впоследствии полужестких дирижаблей. Носовое усиление было непосредственно связано с нижней килевой фермой, являясь как бы ее продолжением и развитием на носу, и было сконструировано так же, как и сама килевая ферма, из стальных труб. Все газовое вместилище оболочки разделялось вертикальными диафрагмами на 11 отсеков. Помещавшийся в нижней части оболочки баллонет делился на 6 отсеков. Оболочка была необычно стройной. В киле размещалась кабина, в которой располагался экипаж из десяти человек. Оперение на дирижабле — старого типа, коробкообразное, с тремя горизонтальными и восемью вертикальными стабилизаторами и рулями. По бокам киля были подвешены 6 моторов «Майбах» мощностью по 400 л. с.

Полезная нагрузка дирижабля составляла 16 300 кг; собственный вес — 18 700 кг. В состав полезной нагрузки входили: команда из 26 человек — 1810 кг, горючее — 8100 кг и водяной балласт — 1100 кг. Скорость Т.34 составила 109,8 км/ч, и в Италии стали говорить о возможности использования дирижабля для трансатлантических почтовых перевозок.

Узуэлли стремился развить относительный успех Т.34 и поэтому предложил изготовить большой полужесткий дирижабль Y.1 объемом 41 800 куб. м, по конструкции аналогичный Т.34. Его двенадцать двигателей SPA, каждый мощностью 200 л. с., должны были обеспечить на трансатлантическом маршруте скорость 110 км/ч.

Нобиле был решительно настроен против устаревшей концепции Y-1 и предлагал взамен меньший по размерам, но современный дирижабль серии «N». Этот воздушный корабль имел более совершенную форму оболочки, киль был лучше интегрирован в конструкцию, хвостовое оперение было одинарным, и дирижабль обладал большой внешней гондолой для команды и пассажиров или груза.

Транспортные перевозки считались основной задачей при разработке новых итальянских дирижаблей, так как для дальнейшего развития боевых дирижаблей отсутствовали финансовые средства. В конце концов возобладала точка зрения Нобиле, Узуэлли сдался, и в 1924 году был построен N-1.

Этот воздушный корабль объемом в 18 500 куб. м стал самым совершенным на то время итальянским полужестким дирижаблем. Характерным его отличием (как и Т.34) ото всех ранее построенных дирижаблей стало применение призматического, а не плоскостного каркасирования нижней части оболочки. Нижняя подвесная арматура — треугольного сечения (как и у Т.34), воспринимает на себя не только сжимающие усилия, как плоскостная арматура прежних кораблей, но также и все вертикальные перерезывающие силы и изгибающие моменты.

По сравнению с дирижаблем Т.34 корабль N-1 представлял собой значительный шаг вперед, особенно если принять во внимание, что объем его почти вдвое меньше объема Т-34. Важнейшие изменения, которые можно считать улучшением по сравнению с Т.34, сводились к следующему: а) профиль корпуса иной, более обтекаемой формы; б) каркасирование кормы для прикрепления крестообразно расположенного оперения; в) установка моторных гондол отдельно от корпуса путем подвески к нему при помощи металлических тросов; г) гондола управления, непосредственно примыкающая к нижней арматуре усиления, расположена в передней части дирижабля и обладает хорошим обзором; д) все выступающие наружу детали корабля — более обтекаемой формы, что в сочетании с хорошей формой корпуса N-1 дает меньший коэффициент лобового сопротивления, чем у Т.34. В длинной застекленной кабине под килем располагались 20 пассажиров.

Моторных гондол всего насчитывалось три, из них две располагались по обеим сторонам киля и одна, кормовая, непосредственно под килем. Моторные гондолы построены из дюралевых профилей, обшитых листами из того же металла толщиной 0,5 мм. Дирижабль был оснащен моторами «Майбах» Mb.IVa мощностью по 250 л. с. Мотогондолы подвешивались к килю при помощи нескольких металлических тросов диаметром 6 мм. От боковых моторных гондол к нижнему поясу подвесной арматуры шли две трубчатые, заключенные в обтекатели распорки. Одна из них служила в качестве мостика для перехода из моторной гондолы в килевую часть. Вход в кормовую моторную гондолу — по лесенке, вертикально опускающейся из киля. В каждой гондоле устанавливалось по одному мотору, обслуживаемому одним находящимся в гондоле мотористом. Бензин поступал в карбюратор мотора из общего распределительного бака, находящегося в нижней арматуре, по трубке, проложенной вдоль одного из стержней горизонтальной связи боковых гондол. Трубка в кормовую гондолу проходила вдоль лестницы. Винты боковых мотогондол — деревянные с прямой передачей от главного вала мотора. Деревянный пропеллер кормовой мотогондолы — реверсивный.

Нормальное полетное снаряжение N-1 состояло из следующих элементов.

Экипаж: командир, два офицера, радиотелеграфист, рулевой, такелажник, четыре моториста — 10 человек; средний вес каждого, включая полетную одежду и провизию, — 75 кг; всего 750 кг. Что касается запасного балласта, то можно считать, что вес его составлял около 3% полной подъемной силы, в то время как 2% требовалось для резервных запасов бензина и масла. Вес балласта, соответствующего начальному облегчению при старте, был принят равным 1,5% от полной подъемной силы.

Вес снаряжения:

Радиотелеграфные аппараты: передающий и принимающий (46 кг), со своей батарей аккумуляторов (44 кг) — 90 кг.

Батарея аккумуляторов для освещения — 44 кг.

Три швартовых каната — два на носу и один на корме весом 12 кг (76 кг).

Четыре поясных веревки — 16 кг.

Швартовые спуски — 16 кг.

Несколько конусов-якорей со своим канатом — 82 кг.

Один мегафон (1,2 кг), два бинокля (1,2 кг), один секстант, шесть сигналов (из них 3 для моря, каждый по 0,15 кг, и 3 для земли, каждый по 0,04 кг), навигационные карты — 9 кг.

Две переносных электрических лампы типа «Геллезен» с сухими элементами, с продолжительностью горения 140 ч — 45 кг.

Шесть огнетушителей — 21 кг.

Помпа для перекачивания бензина — 64 кг.

Три сумки с принадлежностями для мотористов — 36 кг.

Два запасных магнето — 10 кг.

Свечи, клапаны, пружины, соединительные муфты, каучуковые шланги — 17 кг.

Снаряжение и материал для починки оболочки — 8 кг.

Запас провизии — 36 кг.

Общий вес нормального снаряжения — 425 кг.

Общая полезная нагрузка:

Снаряжение — 425 кг.

Экипаж — 760 кг.

Резервный балласт — 600 кг.

Резервные запасы бензина и масла — 400 кг.

Первоначальное облегчение — 400 кг.

Всего — 2576 кг.

Следовательно, на вес горючего (бензина и масла) оставалось 4 775 кг. Принимая нормальную скорость полета в 80 км/ч, что достигалось при работе двух моторов на 1200 об/мин, и считая, что расход горючего при этом будет около 1 кг/км, получалось, что максимальный перелет, который дирижабль мог совершить без спуска, равен 4775 км. Среднее облегчение веса воздушного корабля вследствие сбрасываемого балласта при подъеме от 0 до 3000 м составляло примерно 1,76 кг на каждый метр подъема; из этого следовало, что в конце полета воздушный корабль мог достигнуть статического потолка приблизительно 2760 м над уровнем моря.

N-1 развивал скорость 100 км/ч, имея на борту 8 т груза. По оснащению это был гражданский дирижабль, но его обслуживание и эксплуатацию взяли на себя военные, так как только они имели опыт в этом деле. В военных целях этот дирижабль никогда не использовался.

Экипаж осваивал этот современный дирижабль планомерно, хотя в этом же году, при выводе дирижабля из ангара на аэродроме в Чиампино, произошел один трагический случай. Внезапно налетевшим шквалом вырвало привязные канаты у наземной команды, удерживавшей кормовую часть. В результате корма начала подниматься и дирижабль взмыл вверх вместе с четырьмя человеками, не успевшими отпустить канаты. Один из них спрыгнул с высоты 20 м и получил серьезные ранения. Трое упали с большой высоты и погибли. Находившимся в гондоле нескольким членам экипажа удалось запустить двигатели и посадить дирижабль.

Огромной удачей для N-1 стал 1926 год, когда знаменитый полярный исследователь Руал Амундсен решил с помощью этого дирижабля организовать полет на Северный полюс. N-1 по желанию отважного путешественника был переименован в «Норвегию» и под командой Нобиле перелетел из Рима в Пулхэм (Великобритания), затем в Осло и, через Ленинград, на Шпицберген в Кингс Бей. Оттуда «Норвегия» стартовала к Северному полюсу и достигла его 12 мая 1926 года. Экипаж провел там 2,5 часа, обследовал территорию с воздуха, а затем дирижабль направился на Аляску, где благополучно приземлился в Пойнт Барроу. Там он был разобран и на транспортном судне доставлен обратно в Италию. Полярный полет длился 71 час и имел протяженность 3500 км. Эта полярная экспедиция, которая по фамилиям ее главных участников была названа экспедицией Амундсена-Элсворта-Нобиле, закончилась полным триумфом.

За N-1 последовал малый полужесткий дирижабль N-2, построенный в 1925 году для армии и имевший оболочку объемом всего 7000 куб. м. Его конструкция походила на конструкцию N-1. Внутренняя подвеска N-2 несколько иного типа, чем у N-1, поэтому в поперечном сечении дирижабль имел не трехдольную, а двухдольную форму. Весь объем дирижабля делился вертикальными диафрагмами на 7 отсеков.

Особенностью N-2 являлось и то, что в передней части его имелась поднимающаяся из передней части гондолы управления наверх оболочки дирижабля шахта. Шахту образовывали горизонтально расположенные кольца из стальных труб, связанные между собой при помощи трех также стальных труб, которые шли вертикально от гондолы до верхней части оболочки. Шахта проходила через нижнюю арматуру, баллонет и газовое пространство; по ней можно было подняться из гондолы управления непосредственно на верхнюю часть оболочки. Моторных гондол у N-2 — две (два двигателя SPA мощностью по 200 л. с.), они подвешивались по обеим сторонам киля. С грузом 2650 кг его скорость достигала 90 км/ч. N-2 использовали для обучения экипажей дирижаблей.

Этим воздушным кораблем очень заинтересовался военно-морской флот Японии, который вскоре разместил в Италии заказ на его изготовление. В 1926 году японцы получили дирижабль N-3 (заводское обозначение SCA 51), который имел объем оболочки 7500 куб. м и был оснащен двумя двигателями «Майбах» Mb.IVa мощностью по 250 л. с. Развивал скорость 120 км/ч и мог нести 3000 кг полезного груза.

Кроме этих дирижаблей, завод воздухоплавательных конструкций спроектировал дирижабль N-51000 объемом 51 000 куб. м и, как сообщалось в итальянской печати, разрабатывался также проект дирижабля объемом 120 000 куб. м. Больший объем дирижабля потребовал и большего по сравнению с N-1 и N-2 развития нижней подвесной арматуры. Сечение у N-51000 уже не трех-, а пятигранное, причем ферма распространяется по всей нижней поверхности корабля. Гондола управления, она же и пассажирская, помещена в передней части дирижабля. Моторных гондол пять, из них четыре боковых и одна кормовая. В боковых гондолах предполагалось установить по одному мотору типа «Майбах» мощностью по 235 л. с., а в кормовой мотогондоле — два таких же мотора. Считалось, что дирижабль сможет развивать скорость 110 км/ч.

Правительство Муссолини было очень довольно благоприятным международным резонансом полета дирижабля N-1 к Северному полюсу и охотно доверило Нобиле организацию новой, чисто итальянской экспедиции с международным научным участием. В 1927 году специально для этого путешествия построили новый дирижабль N-4 «Италия», который был всего лишь усовершенствованной копией знаменитого N-1.

23 мая 1928 года в 4.40 дирижабль стартовал из Кингсбея на Шпицбергене к Северному полюсу. Кроме командира У. Нобиле, на борту находились еще 15 человек и среди них Ф. Мальмгрен (Швеция), Ф. Бегоунек (Чехословакия) и А. Понтремолли (Италия). Несмотря на довольно сложные метеорологические условия, менее чем через 20 часов — 24 мая в 0.20 дирижабль достиг полюса. Пробыв над ним 2 часа, Нобиле направил дирижабль к Шпицбергену. Вскоре N-4 вошел в зону плотного тумана. С целью экономии топлива один двигатель был выключен. В этих условиях полет продолжался в течение 8 часов. Для того чтобы сделать замеры истинной скорости и оценить направление ветра, высоту полета уменьшили до 300 м. Оказалось, что дирижабль продвигался вперед со скоростью всего лишь около 30 км/ч, а ветер изменил направление с южного на юго-западное. В результате корабль оказался намного восточнее намеченного курса. Запустили третий двигатель, однако скорость существенно не возросла.

Неблагоприятные погодные условия усугубились сильным обледенением. Приходилось непрерывно заделывать пробоины в оболочке, возникавшие вследствие ударов по ней кусков льда, срывавшихся с винтов. Килевая качка и рысканье сопровождались вибрацией. Дирижабль шел очень неустойчиво в южном направлении уже 28 часов. Стало ясно, что он сильно отклонился от курса. Однако оценить его местоположение не представлялось возможным, так как под ним всюду был паковый лед, а сверху — плотный слой облаков.

Еще через 2,5 часа полета заклинил штурвал управления рулем высоты. Дирижабль снизился до 60 м. После этого удалось подняться на высоту около 800 м и выйти из облачности. Штурманы по солнцу установили координаты. Около 10 часов 25 мая неисправность штурвала была устранена. К этому времени дирижабль опять шел на двух двигателях под слоем облаков и непрерывно снижался. Высота составляла всего 200 м. Внезапно N-4 начал опускать корму. Скорость снижения достигла 0,5 м/с. Опять был запущен третий двигатель, однако спуск приостановить не удалось. Понимая, что столкновение со льдом неминуемо, Нобиле во избежание пожара отдал команду выключить двигатели и сбросить остаток балласта.

В 10.33 кормовая гондола столкнулась с ледяным торосом, при этом погиб один механик. Затем разрушилась командирская гондола. Находившихся в ней Нобиле и еще восемь членов экспедиции выбросило на лед. Облегченный дирижабль с остальными шестью участниками взмыл вверх и исчез. Видимо, все погибли, поскольку, несмотря на тщательные поиски этой группы, ни ее, ни следов дирижабля обнаружить не удалось. Возможно, что вскоре после подъема дирижабль взорвался, так как спустя несколько минут в направлении исчезнувшего воздушного корабля оставшиеся на льду наблюдали облако дыма.

Катастрофа произошла в точке с координатами 81° 14' с. ш. и 25° 15' в. д. На розыски группы Нобиле, группы Мальмгрена, предпринявшей попытку дойти пешком до Нордкапа, и вылетевших к ним на помощь на самолете и исчезнувших Амундсена и Гильбо направились спасательные экспедиции СССР, Италии, Швеции, Норвегии, Франции и Финляндии в составе 16 кораблей и 21 самолета, в которых приняли участие 1500 человек. Советский Союз выделил для поисков пропавших самый мощный в то время в мире ледокол «Красин» с самолетом летчика Б. Г. Чухновского на борту и ледокол «Малыгин» с самолетом летчика М. С. Бабушкина.

23 июня шведский летчик Е. Лундборг обнаружил лагерь экспедиции и вывез раненого Нобиле. Через 6 часов Лундборг прилетел еще раз, но при второй посадке самолет потерпел аварию. 10 июля Б. Г. Чухновский обнаружил двух членов группы Мальмгрена (сам он к тому времени погиб). 12 июля команда «Красина» приняла на борт всех найденных членов экспедиции.

Катастрофа N-4 произошла по несколькими причинами. Дирижабль был слишком мал, недостаточно энерговооружен и чересчур перегружен для выполнения столь ответственного полета, на нем практически отсутствовал балласт. N-4 во многом был схож с N-1, но имел несколько меньшие размеры и массу. Уменьшение массы, которое позволило брать больший запас топлива, было в основном достигнуто ценой снижения прочности корабля.

Катастрофу вызвали и чрезмерно тяжелые метеорологические условия — туман, сильный ветер, обледенение. Сказалось также отсутствие на дирижабле надежных средств навигации. Одной из возможных причин, обусловивших быстрое снижение дирижабля, Нобиле считал большую утечку газа через оставшийся в незакрытом положении газовый клапан (его открывали незадолго до катастрофы).

Естественно, что если бы на дирижабле находилось большее количество балласта, то сбросив его, можно было бы значительно уменьшить скорость снижения и тем самым если не предотвратить, то хотя бы смягчить удар. Не могла не сказаться при ударе и недостаточная прочность воздушного корабля.

Пилотирование на втором этапе полета также нельзя признать безошибочным. На отяжелевшем в условиях обледенения и летевшем на высоте всего нескольких сот метров дирижабле, видимо, правильнее было набрать высоту даже путем сброса одного из двигателей (такая возможность предусмотрена в конструкции), выключить остальные и лечь в дрейф в ожидании более подходящих условий для благополучного завершения полета.

Неудача экспедиции Нобиле знаменовала собой практический конец итальянского воздухоплавания. А для самого дирижаблестроителя — это было окончание его деятельности в Италии, где его выставили виновником всего случившегося. Вскоре он перебрался в СССР, где долгое время занимался проектированием советских дирижаблей.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2485




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X