Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

В. А. Обухович, С. П. Кульбака   Дирижабли на войне
Удары по базам германских цеппелинов

Угроза нападения со стороны Германии нарастала, и тогда кому-то из генералов в голову пришла «забавная» мысль, что если борьба с дирижаблями в воздухе не может принести успеха, нужно бомбить их на земле, благо, этому уже научились. Идея понравилась. Для того чтобы защитить воздушные корабли от дождя и ветра, на земле их размещали в огромных эллингах, чрезвычайно уязвимых для бомбардировок. Естественно было предположить, что пожар или разрушение эллинга автоматически приводили к уничтожению находящегося внутри дирижабля. Британская разведка быстро установила местоположение баз цеппелинов в Дюссельдорфе, Кельне и Фридрихсхафене. Новая база была построена в Куксхафене на севере Германии, и ее дирижабли легко могли достичь территории Англии через Северное море.

Разведданные легли на стол штабных офицеров, и те оперативно разработали и передали на согласование Черчиллю и Суетеру план нападения на ближайшие базы германских воздушных кораблей в Дюссельдорфе и Кельне. Согласно плану, в начале сентября 1914 года 3-я эскадрилья морской авиации, базирующаяся в Истчерче, перебазировалась в район Дюнкерка. Атака была назначена на 22 сентября.

Ранним утром 4 самолета «Сопвич-Таблоид» стартовали на выполнение задания, целью которого выступала бомбардировка ангаров цеппелинов. Вскоре после старта самолеты разделились на пары, одна из которых направилась в сторону Дюссельдорфа, а вторая — в Кельн. Каждая машина несла по несколько 20-фунтовых бомб, которые были стандартными на вооружении морской авиации. Густой туман простирался на всем пути следования обеих групп самолетов, сводя к минимуму надежду на благополучный исход операции. И действительно, только одному пилоту удалось обнаружить в районе Кельна цель и сбросить бомбы на один из эллингов, которые нанесли ему незначительные повреждения. Цеппелин уцелел.

8 октября атаку повторили, только в этот раз стрелки на карте указывали на Дюссельдорф. Но с погодой опять не повезло, и ситуация повторилась. Экипаж одного из самолетов в составе флайт-лейтенантов Мэнкса и Мерикса после долгих блужданий в тумане совершенно случайно наткнулся на эллинг с новым цеппелином L-25 и сбросил на него две 20-фунтовые бомбы. Результат был впечатляющим: одна из них пробила крышу ангара и взорвалась. Водород, которым была наполнена оболочка дирижабля, воспламенился, и огромный столб огня взметнулся к небесам.

Воодушевленные этим успехом, англичане спланировали 400-километровое нападение на базу цеппелинов под Фридрихсхафеном, рядом со швейцарской границей. 21 ноября, сделав промежуточную посадку в французской крепости Бельфор для заправки и подвески бомб, 4 самолета стартовали на задание. Вскоре у одного из них обнаружилась неисправность в двигателе и он вернулся в Бельфор. Оставшиеся самолеты достигли цели и успешно отбомбились. Противнику был нанесен значительный ущерб.

Недосягаемым пока оставался только Куксхафен, расположенный в устье Эльбы, — самолеты наземного базирования имели недостаточный радиус действия, чтобы с территории Англии или Франции достать до находящейся там воздушной базы. Ситуация усложнялась тем обстоятельством, что в результате немецкого наступления во Фландрии союзники потеряли практически все свои авиационные базы в Бельгии, с которых они могли доставать районы базирования цеппелинов.

Единственный реальный маршрут к Куксхафену лежал через Северное море. Проблема состояла только в одном — отсутствовали авианосные корабли и палубные самолеты. Эксперименты по запуску самолетов наземного базирования со специально оборудованных кораблей уже проводились, но эти работы еще не вышли из стадии проб. Ситуация усложнялась тем, что для старта самолета с бомбовой нагрузкой требовался полноценный авианосец или, в крайнем случае, мощная катапульта. Ни того, ни другого в Англии, да и в мире, не было. Британцы приступили к строительству авианосных кораблей, но к описываемым событиям они были еще не готовы. В 1913 году с успехом прошли испытания поплавковых самолетов фирмы «Гермес». Они опробовались в разных ролях: в качестве наблюдательных самолетов, разведчиков, производили бомбометание и корректировку артогня. В 1914 году фирма прекратила свое существование. Но опыт, полученный за время этих испытаний, был очень ценным.

Адмиралтейство сделало правильные выводы из всех событий, развивавшихся вокруг воздушной обороны метрополии от нападения цеппелинов, точно определило ведущую роль авиации в этом вопросе и предприняло ряд энергичных шагов. Прежде всего, 13 августа 1914 года были закуплены 3 быстроходных корабля «Эмпресс», «Ривьера» и «Энгадайн», которые тут же подверглись модернизации с целью размещения на них поплавковых самолетов и использования в качестве плавбаз. Эти относительно небольшие суда, водоизмещением от 2000 до 2500 т, имели скорость 20-22 узла и были приданы отряду, базирующемуся в Гарвиче. Ангары, спешно построенные на корме судов (стенки из полотна), позволяли хранить 2-3 гидросамолета.

Стратеги из Адмиралтейства еще с начала войны планировали нападение на Германию в районе ее северных морских границ. Они надеялись выманить главные силы ВМФ Германии в Северном море, уничтожить их, а затем осуществить широкомасштабную высадку десанта. Нападение на ангары цеппелинов в Куксхафене прекрасно вписывалось в общую концепцию этих замыслов.

План атаки на Куксхафен был достаточно прост, и поэтому имел хорошие перспективы. Три плавбазы, каждая из которых транспортировала по 3 поплавковых самолета, под охраной эскорта крейсеров и эсминцев, следуют в нужную точку Гельголандского залива и запускают оттуда самолеты в сторону намеченной цели.

Определенную тревогу в Адмиралтействе вызывало отсутствие достоверной информации о возможной реакции и силе немецкого ВМФ, который будет задействован в отражении атаки на базу цеппелинов в Куксхафене, поэтому несколько субмарин направили к берегам Германии для ведения разведки и нанесения беспокоящих ударов по их кораблям. Ответные действия противника могли прояснить обстановку в этом районе. На середину октября была назначена готовность всех сил к проведению операции против Куксхафена. 22 октября в Адмиралтействе прошло последнее совещание, на котором коммодор Тирвитт был назначен командующим флотилии кораблей, участвующих в операции. Подлодки возглавил Роджер Кейес, а отряд плавбаз и гидросамолеты — Сесил Мелоун.

Операция была назначена на 24 октября. Ранним утром флотилия кораблей вышла в море, но начавшийся сильный шторм заставил их вернуться в порт. В течение нескольких дней погода не менялась. За это время в Адмиралтействе решили расширить рамки операции британского флота и усилить отряд кораблей. В соответствии с новым планом, главные силы флотилии должны были располагаться вблизи отряда плавбаз и в случае необходимости отразить контратаку кораблей ВМФ Германии. Все были готовы к выходу в море, но погода явно не способствовала выполнению задания. Еще трижды (один раз в конце октября и два — в ноябре) из-за плохих метеоусловий флотилия была вынуждена возвращаться назад.

На совещании, состоявшемся в Адмиралтействе 2 декабря, назначили новую дату операции — 25 декабря. 21 декабря отряд крейсеров под командованием вице-адмирала Битти начал движение к южной части Роусайта. Вечером 23 и 24 декабря одиннадцать подводных лодок отбыли из Гарвича. 24 декабря в 5.00 плавбазы отчалили от пирса и в сопровождении 1-й эскадры эсминцев, 6-й эскадры крейсеров, 2-й флотилии и других кораблей вышли в море. Общее количество кораблей, участвующих в операции, насчитывало более ста единиц.

Немецкая разведка, действующая в Англии, зафиксировала в октябре, ноябре и декабре оживление на базе флота в Гарвиче и оповестила об этом свое руководство. Командование ВМФ Германии, получив четыре сообщения, которые, в конечном счете, ни к чему не привели, пятое пропустило мимо ушей, посчитав, что было бы весьма глупо ожидать нападения противника накануне Рождества.

25 декабря в 6.00 плавбазы достигли пункта назначения, который находился в сорока милях к северо-западу от Куксхафена. Основные ударные силы флотилии взяли акваторию этого района в кольцо. Не мешкая, плавбазы спустили самолеты на воду. Это были поплавковые бипланы: четыре «Шорт Тип 74», два «Шорт Тип 135» и три «Шорт Фолдерс». В 6.54 был дан сигнал к старту. Пилоты стали запускать двигатели, но сырая морозная погода сыграла злую шутку. К 7.00 только два «Шорт Тип 74» смогли уйти на задание, за ними, с большим интервалом времени, отправились еще пять самолетов. Две машины не смогли завестись и были подняты на борт.

В течение 90 минут армада английских кораблей оставалась незамеченной немецкими подлодками и другими судами, патрулирующими подходы к побережью. В дело вмешался случай. В 5.30 сигнальщики немецкого линейного корабля «Мекленбург» приняли за врага свой тральщик, который подходил к устью Эльбы. Линкор открыл огонь, чем поднял всех на ноги. Корабли, стоящие на рейде и в порту Куксхафена, также объявили тревогу. Пока разбирались с этим досадным происшествием, прошло немало времени, а самолеты англичан были уже в пути. Это обстоятельство привело к тому, что на подлете к цели британских пилотов встречала приведенная в боеготовность военно-морская база Куксхафен.

«Дуглас Оливер и наблюдатель Будде летели в сплошном тумане уже около тридцати минут. Пилот с беспокойством всматривался вниз: видимость была отвратительной. Погода в Рождество 1914 года была холодной и спокойной, но ни один из членов экипажа, несмотря на то что они находились в открытых кабинах, не испытывал холода. Острое чувство волнения при выполнении опасного боевого задания не покидало их на протяжении всего полета.

Одномоторный двухместный поплавковый биплан «Шорт Тип 74», несмотря на большую нагрузку, включающую дополнительное топливо и три 20-фунтовые бомбы, летел легко и хорошо слушался рулей. Стосильный двигатель монотонно гудел, отбрасывая назад своим воздушным винтом клочья тумана. Главное беспокойство у экипажа вызывало топливо, которого должно хватить на 3 часа полета. Если поиск цели затянется или они потеряют ориентировку, его может быть недостаточно на обратный путь в Северное море, где их ожидает плавбаза.

Видимость продолжала ухудшаться, и Оливер, чтобы пробить туман, решил уменьшить высоту полета с 600 до 200 м. Самолет вывалился из серой пелены прямо над Эльбой. Впереди пилот увидел зенитную батарею, расчет которой подавал ему световые сигналы, требуя подтверждения, что он свой. Быстро сориентировавшись на местности, Оливер бросил свою машину назад в туман. Зенитчики открыли запоздалый огонь по их самолету, но не достигли успеха. Переведя дух, Дуглас взял курс на цель — ангары немецких цеппелинов в Куксхафене, но погода явно вмешивалась в развитие ситуации...»

Немецкая подлодка U-6 в 7.30 наткнулась в двадцати милях от берега на английские корабли и передала сообщение в штаб. В 7.45 британский пилот Фрэнсис Хьюлетт, достигнув в тумане устья Эльбы, решил спуститься ниже, чтобы определиться на местности. Там в полной готовности его ожидали зенитчики базы и линейного корабля. Шквальный огонь заставил Хьюлетта тут же уйти назад в туман. Другие британские пилоты в тумане разбрелись кто куда. Причем, что было обидно, над морем царила ясная морозная погода с прекрасной видимостью и только у самого берега стоял густой туман, который свел на нет все усилия англичан найти базу цеппелинов.

В течение двух часов они пытались ее отыскать, снижаясь к земле, где их ожидали зенитные батареи, и опять уходя в туман. Топливо было на пределе, и пилоты решили сбрасывать бомбы на любую цель. Хьюлетт отбомбился по эсминцу, пилот Роберт Росс засек подлодку и сбросил на нее бомбы, знакомый нам Дуглас Оливер атаковал базу гидросамолетов на острове Лангеог, Чарльз Эдмондс напал на крейсера «Штральзунд» и «Грауденц», Вивиан Блэкбурн в очередной раз нарвался на зенитный огонь и, уходя от него, сбросил бомбы на город Вильгельмсхафен. Сесил Килнер и Арнольд Майлей подходящей цели так и не нашли, поэтому на обратном пути сбросили бомбы куда попало. Позже немцы признались, что несколько бомб все-таки взорвались в районе базы цеппелинов, но особого вреда ей не нанесли.

Находясь в течение почти пяти часов в германских водах, корабли Тирвитта были атакованы цеппелинами L-5 и L-6 и несколькими гидросамолетами, которые энергично проводили атаки, но безрезультатно.

Отбомбившись, самолеты развернулись в сторону моря и полетели к точке, где их ожидали плавбазы. Последняя машина пересекла линию побережья в 9.45. Бензин был на исходе, и только двум самолетам удалось добраться до своих кораблей. Остальные приводнились в море, где часть из них после длительного поиска подобрали эсминцы. Кстати, один из экипажей пыталась спасти подводная лодка Е-11, но подоспевший цеппелин заставил ее спешно погрузиться. Один экипаж подобрало голландское рыбачье судно. В 11.45 английские корабли взяли курс домой. Эсминцы, прикрывая отступление основного отряда, стали отходить после полудня, а патрулирующие подлодки — после 20.00.

Таким образом, операция по уничтожению базы цеппелинов в Куксхафене потерпела неудачу. Оставалось только утешиться тем фактом, что авиация и флот впервые провели согласованную боевую операцию и нанесли совместный удар по территории врага. Хотя вражеские воздушные корабли и уцелели, англичане продемонстрировали свою готовность ответить на готовящееся нападение германских цеппелинов.

Следующий рейд был намечен на март 1915 года. На этот раз следовало разведать базу цеппелинов в Нордернее и попытаться уничтожить радиостанцию Нордейха. 20 марта на выполнение задания отправилась плавбаза «Эмпресс» в сопровождении нескольких боевых кораблей. Сильная волна не позволила спустить самолеты, и кораблям пришлось вернуться домой. Новая попытка, предпринятая 23 марта, также не удалась — стоял густой туман. 3 мая три плавбазы вышли в море, но и на этот раз шторм заставил Тирвитта отменить задание. Не падая духом из-за преследовавших его неудач, 11 мая Тирвитт опять вывел в море 2 плавбазы. Экспедицию обнаружил цеппелин, который постоянно висел невдалеке от флотилии. Трем гидросамолетам «Шорт» удалось взлететь с воды. Попытка выпустить «сопвич» с помощью палубной платформы не удалась — загорелся двигатель. Налет «шортов» потерпел полное фиаско — поднялся туман и один пилот вернулся, с трудом найдя флотилию. У второго самолета отказал двигатель, и он разбился на вынужденной посадке. Третий сорвался в штопор и погиб в море.

Упорный Тирвитт принял решение изменить тактику. Зная о том, что цеппелины ведут постоянную разведку Северного моря и очень чувствительно реагируют на приближение даже небольших групп кораблей противника, вызывая подмогу, он решил при случае выманить воздушные корабли из ангаров и дать им бой силами своей авиации. Смелая операция была назначена на 4 июня 1915 года. Стояла прекрасная погода. Прибыв в точку назначения, две плавбазы стали на якорь и спустили самолеты на воду. На борту «Энгадайна» остались 3 «сопвича», которые были вооружены пулеметами и предназначались для борьбы с цеппелиннами. Четыре «сопвича» с плавбазы «Ривьера» взлетели без проблем и ушли на разведку. «Шорт» с «Энгадайна» попал в кильватерную струю эскадренного миноносца и повредил воздушный винт. Неудачи на этом не закончились. Вскоре 2 «сопвича» из-за неуверенной работы двигателей вернулись назад. Третий самолет заблудился, и его в конце концов подобрали голландские рыбаки. Только четвертому пилоту удалось выполнить задание — он разведал устье реки Эмс и сбросил бомбы на миноносцы. Вдогонку этому самолету вылетели немецкие гидросамолеты, но безуспешно. На обратном пути пилот потерял ориентировку, но «помогли» 4 цеппелина, уже находившиеся в районе флотилии Тирвитта и прекрасно видные издалека.

Если разведка имела частичный успех, то замысел против цеппелинов не удался. Все 3 «сопвича», в срочном порядке спущенные с плавбазы «Энгадайн», на взлете повредили свои поплавки. Цеппелины величаво кружили над флотилией, не входя в зону действия зенитных средств. По всему было видно, что вскоре следует ожидать подхода немецких боевых кораблей, и тогда Тирвитт дал команду на возвращение на базу.

Неудачи с гидросамолетами вынудили флот отказаться от их услуг в борьбе с цеппелинами. Требовались авианосцы, которые могли бы обеспечить надежный взлет самолетов с палубы. В качестве полумеры выбор пал на новый почтовый корабль типа «Виндекс» водоизмещением 2900 т, который подвергся срочной реконструкции. В носовой части палубы была установлена платформа, обеспечивавшая взлет небольших одноместных самолетов Бристоль «Скаут». На корме по типу «Эмпресса» был установлен ангар, рассчитанный на хранение четырех гидросамолетов «Шорт», которые должны были взлетать с воды. Этот авианосец получил имя «Микст». В 1917 году таким же образом перестроили «Пегасус» и «Наирану».

После вступления в строй «Микста» Тирвитт возобновил свои рейды на ангары цеппелинов в Гельголандской бухте. Первая попытка имела место 18 января 1916 года, но она не удалась из-за густого тумана. Вторая попытка 29 января была пресечена вблизи немецких берегов атакой подводной лодки. Позже злые языки утверждали, что это была своя подлодка. Однако Тирвитт не приходил в уныние и планировал новые рейды, намереваясь осуществить их, как только весна принесет хорошую погоду.

25 марта авианосец «Микст», имея на борту 2 палубных «сопвич-бэби» и 3 поплавковых «шорта», в сопровождении флотилии Гарвича и крейсеров из Росайта, вышел курсом к немецким берегам с целью разведать базу цеппелинов, замеченных в районе Гуайе в направлении Шлезвига. Тирвитт до сих пор еще ни разу не использовал палубные самолеты в своих операциях. Риск в этом деле был велик, учитывая предыдущий опыт, так как значительной части самолетов из-за нехватки топлива или по техническим причинам при возвращении на плавбазы приходилось совершать вынужденные посадки в море. Рейду сопутствовала снежная погода, которая, впрочем, облегчала приближение флотилии к немецкому берегу. Цеппелины и авиация противника бездействовали, считая, что в такую плохую погоду появление англичан маловероятно. Из разведки вернулись только «шорт» и «сопвич-бэби». Они не обнаружили ангаров. «Шорт» сбросил бомбы на какой-то завод, а «сопвич», пройдя дальше в глубь территории противника, сделал ценное открытие: база цеппелинов была в Гендерне. «Сопвич» снизился на небольшую высоту, чтобы отбомбиться, но бомбы заело в держателях, и он вернулся ни с чем обратно на авианосец.

Тирвитт напрасно ждал остальные самолеты, хотя он и отправил на их поиск миноносцы «Лавелоук» и «Медуза», — все они попали в руки немцев. Второй «сопвич» совершил вынужденную посадку в бухте. «Шорт», который все это видел, на глазах многочисленных зевак приводнился рядом и взял пилота «сопвича» к себе на борт. Так как места в кабине «шорта» не было, пилот уселся на плоскости крыла, ухватившись за стойки. Тяжело груженный гидросамолет долго набирал скорость и наконец под одобрительные крики зрителей оторвался от воды. Однако двигатель «шорта» не выдержал перегрузки и отказал — пришлось приводняться. Осмотр двигателя показал, что вышло из строя левое магнето. На одной работающей половине двигателя «шорт» мог только рулить по воде. В течение трех часов самолет достиг только острова Сильт. На море поднялось волнение. Экипаж самолета сделал попытку завладеть небольшим немецким парусником, который неосторожно оказался рядом, но тот вовремя заметил опасность и ушел. Вечером самолет захватила моторная шлюпка, в которой находились вооруженные матросы. Второй пропавший «шорт» приводнился в районе острова Рёмё. Его заметил немецкий гидросамолет N-105, приводнился рядом и взял к себе на борт экипаж. Английских летчиков очень удивила грузоподъемность немецкого самолета, который легко оторвался от воды с четырьмя пассажирами.

Далее ситуация стала выходить из-под контроля Тирвитта. Миноносцы, которые отправились на поиск невернувшихся самолетов, в районе острова Рёмё наткнулись на 2 небольших немецких военных корабля и потопили их. Пока они извлекали из воды людей, оставшихся в живых, в небе появились немецкие гидросамолеты и стали их бомбить. Бомба, сброшенная с самолета N-505, попала в корму миноносца «Медуза» и повредила рулевое управление. «Лавелоуку» пришлось взять его на буксир. С юга подошли еще 2 гидросамолета и энергично приступили к бомбардировке. Англичанам повезло — поднялся сильный ветер, который сносил самолеты в сторону и препятствовал прицельному бомбометанию. К месту боя стали подтягиваться немецкие миноносцы.

Узнав об этом боевом столкновении, в Адмиралтействе почуяли неладное и приказали Тирвитту бросить «Медузу» и немедленно уходить. Навстречу миноносцам был послан отряд крейсеров. К ночи разыгрался шторм. Командир крейсера «Клеопатра» в темноте засек искры из труб двух немецких миноносцев и открыл огонь. В скоротечном бою был потоплен миноносец G-194. Энергично маневрируя, чтобы не нарваться на торпеды немецких миноносцев, «Клеопатра» налетела на крейсер «Эндаунтед», который шел параллельным курсом. Это происшествие стало известно в Адмиралтействе, и после непродолжительных, но бурных дебатов адмиралу Джеллико было приказано вывести «большой флот» в море. Следя за интенсивными радиопереговорами между Адмиралтейством и флотилией Тирвитта, немецкое командование сделало правильные выводы и решило резко нарастить свои военно-морские силы в районе боя. На рассвете германский флот стал вытягиваться в сторону противника.

Таким образом, к утру 26 марта небольшой налет английских гидросамолетов стал причиной надвигающейся «схватки гигантов». Однако через некоторое время, трезво оценив соотношение сил, немецкое командование отозвало свои корабли назад, на этом инцидент был исчерпан.

Очередной рейд против баз цеппелинов был назначен на 3 мая 1916 года. На этот раз в качестве цели был выбран Тондерн. Ободренное предыдущим бегством германского флота Адмиралтейство решило использовать этот рейд для очередного выхода «большого флота» и дать немцам предметный урок на море, окончательно отвадив их от активных действий. Немаловажным обстоятельством, побудившим Адмиралтейство к этому рискованному шагу, стали непрекращающиеся налеты цеппелинов на Англию и крайне взбудораженное по этому поводу общественное мнение. Военно-морской флот, на авиацию которого возлагалась обязанность по защите воздушного пространства метрополии, явно не справлялся в силу разных причин с этой задачей. И для того чтобы хоть как-то успокоить народ и продемонстрировать ему надежность и мощь своих военно-морских сил, была предпринята эта устрашающая акция.

«Микст» и «Энгадайн» погрузили в свои ангары «сопвичи» и, охраняемые 1-й эскадрой легких крейсеров, вышли в море и взяли курс на остров Сильта. Адмирал Джеллико должен был привести «большой флот» на подступы к Скагерраку. Накануне подводные лодки выставили минные поля и расположились на пути вероятного выдвижения флота противника. Погода стояла благоприятная, хотя и несколько туманная. Но злой рок преследовал Тирвитта.

Из одиннадцати «сопвичей» только трем удалось взлететь. Четыре самолета повредили воздушные винты на взлете, три остались на палубе из-за неисправностей в двигателях и один перевернулся, попав в кильватерную струю миноносца. Один из взлетевших «сопвичей» зацепился за антенну миноносца и рухнул в море, а другой, не дойдя до Тондерна, повернул назад, так как стал барахлить двигатель. Последний «сопвич» достиг ангаров и сбросил бомбы, но в цель не попал.

«Осторожный лис», адмирал Шеер, не вывел свой флот в море — это был полный провал операции англичан.

Тирвитт предпринял еще ряд попыток напасть на базы цеппелинов, но и они оказались безрезультатными. Главной причиной этих неудач стало несовершенство авиационной техники того времени. Надо отдать должное Тирвитту — его вера в возможность средствами авиации бороться против цеппелинов осталась непоколебимой и способствовала в конечном итоге развитию авианосцев и палубной авиации. К концу 1917 года были достигнуты и первые позитивные результаты — интенсивность разведки цеппелинами в Северном море снизилась из-за активного противодействия английских авианосцев.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2234




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X