Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Свечин и др   Великая забытая война
Россия

Алексеев, Михаил Васильевич, род. в 1857 г. в семье сверхсрочнослужащего солдата. Учился в Тверской классической гимназии, но, не окончив ее, поступил в 1873 г. на военную службу вольноопределяющимся. В 1876 г. выпущен из Московского пехотного юнкерского уч-ща, прапорщиком в 6-й пех. Казанский полк, с коим участвовал в Русско-турецкой войне (1877— 1878 гг.). А. прослужил в строю около 11 лет, в том числе 2 года командовал ротой. В 1890 г. он окончил Академию Генштаба. Дальнейшая служба его протекала преимущественно в главном штабе, причем попутно со штабной работой он с 1898 г. был профессором Академии по кафедре военной истории. В марте 1904 г. А. произведен в ген.-майоры и в октябре того же года занял должность ген.-квартирмейстера штаба 3-й Маньчжурской армии, причем принял участие в Мукденском сражении. По возвращении в Петербург он был обер-квартирмейстером главного упр. Генштаба, а в авг. 1908 г. назначен нач. штаба Киевского воен. окр. В июле 1912 г. он получил 13-й корп. С объявлением мировой войны А. назначен начальн. штаба Юго- зап. фронта, коим командовал ген. Иванов. Эту должность он занимал около семи месяцев, являясь самым деятельным помощником Иванова как в его стратегической работе, так и вообще по управлению армиями. После ухода ген. Рузского, уволенного по болезни, А. был назначен главнокомандующим армиями Сев.-Зап. фронта и вступил в командование ими 17(30) марта 1915 г. Когда вследствие катастрофы, разразившейся в Галиции весной того же года, начался общий отход русских войск, А. руководил чрезвычайно трудным отступлением армий Сев.-Зап. фронта через Польшу и Литву под напором неприятеля и при сильном недостатке артснарядов. Затем приказом верх. главноком. от 4(17) августа Сев.-Зап. фронт был разделен на два фронта: Западный — под начальством А. и Северный, в командование коим вступил выздоровевший ген. Рузский. Вскоре Николай Ник. был переведен на Кавказ, и обязанности верховного главнокомандующего принял на себя с 23 авг. (5 сентября) 1915 г. сам Николай II, избравший своим начальником штаба А., который был назначен на эту должность высочайшим указом от 18(31) августа. По природе мягкий и уступчивый, А. не отличался талантами полководца, у него не было даже свойств, необходимых для обыкновенного боевого генерала, но в роли начальн. штаба благодаря своим разнообразным знаниям и необычайной работоспособности он был незаменим. Находясь при Николае II более полутора лет, он положил много труда на устройство армии, но воскресить ее дух и исправить общее стратегич. положение оказался не в состоянии.

В начале революции А. по предварительному соглашению с некоторыми общественными деятелями организовал давление на Николая II со стороны старших военачальников, дабы побудить его отречься от престола. С этой целью 2 марта 1917 г. он отправил государю, находившемуся в это время в Пскове, в главной квартире Сев. фронта, соответственно телеграммы Ник. Ник., Брусилова, Эверта и Сахарова. Эти телеграммы были доложены Николаю II ген. Рузским, который со своей стороны также высказался за необходимость отречения. Николай II, которого накануне едва удалось уговорить на создание ответственного министерства, теперь, увидев, что даже армия в лице своих старших представителей высказывается против него, тотчас же уступил. Таким образом, решение отречься от престола было принято Николаем II по требованию старших генералов еще до разговора с депутатами Гучковым и Шульгиным, подосланными из Петрограда. После выступления этих лиц Николай II изменил первоначальный текст манифеста в том смысле, что отказался от престола не только за себя, но и за своего сына, передав все права вел. кн. Михаилу Александровичу. На следующий день Николай II записал в свой дневник: «Уехал из Пскова с тяжелым чувством; кругом измена, трусость, обман». По приезде в Могилев 3 марта царь лично вручил Алексееву записку, в коей снова выражал согласие на вступление на престол сына Алексея, но ген. Алексеев скрыл от Временного правительства этот документ и передал его Деникину уже впоследствии, когда он представлял лишь исторический интерес (Деникин, «Очерки русской смуты», т. I, вып. I, 54).
Одновременно с отречением от престола Николай II подписал указ о назначении верховным главнокомандующим Николая Никол., на что Временное правительство впоследствии не согласилось. Военный министр Гучков выставил кандидатуру А., но против нее по инициативе Родзянко высказался Временный комитет Госдумы, находя А. неподходящим для роли главнокоманд. и предлагая взамен Брусилова. Для разрешения вопроса Временное правительство прибегло к оригинальной мере, запросив по телеграфу мнение 13 старших начальников армии. Из них 13 генералов дали вполне благоприятный отзыв а 5 генералов хотя и признавали достоинства А., но с разными оговорками. А. был назначен Верховным главнокомандующие и пробыл на этом посту до 21 мая (3 июня) 1917 г., когда Керенский заменил его Брусиловым, отозвав в Петербург в качестве военного советника правительства.
Осенью этого же года для возможно более безболезненной ликвидации корниловского выступления, А., по просьбе нового Верховного главнокомандующего Керенского, принял должность его начальника штаба. Прибыв в Могилев 1 сент., он арестовал Корнилова вместе с его соучастниками и через несколько дней отправил их для заключения в Быхов. Вслед за тем А., после 12-дневного пребывания в должности, отказался от нее и вернулся в Петербург.

После Октябрьской революции А. занял резко враждебную позицию по отношению к советской власти, покинул Петербург и в начале ноября приехал в Новочеркасск, где с согласия донского атамана Каледина приступил к формированию Добровольческой армии. Месяц спустя на Дон прибыл Корнилов. Между обоими генералами, вообще не симпатизировавшими друг другу, начались трения, приводившие к столкновениям, носившим весьма резкий характер. Наконец они поделили между собой власть: А. взял политические и финансовые дела, а Корнилов — командование армией; но и после этого возникали иногда острые недоразумения. Тем не менее А. участвовал в кубанском походе Корнилова, а после его смерти под Екатеринодаром 31 марта (13 апреля) 1918 г. возвратился в Донскую обл. с Добровольческой армией, командование коей перешло к Деникину обратно. Впоследствии с развитием добровольческих формирований А. принял звание Верховного руководителя Добровольческой армии, причем при нем было образовано «Особое совещание», исполнявшее функции правительства. Деникин остался командующим армией, действуя в полном согласии и тесном единении с А. А. умер 25 сентября (3 октября) 1918 г. в Екатеринодаре от болезни сердца.

Беляев, Михаил Алексеевич (1863—1918), получил образование в 3-й Петерб. классической гимназии и в Михайловском арт. училище. Начал службу в 1886 году во 2-й л.-гв. арт. бригаде. Окончил Академию Генер. штаба в 1893 г. Прослужил около 4 лет в войск, штабах, после чего вся его дальнейшая служба протекала на разных должностях в главном штабе. Участвовал в русско-японской войне в качестве нач. канцелярии штаба 1-й Маньчжурск. армии, а затем — 1-й нач. канцелярии штаба главнокомандующего. В 1910 г. — нач. отдела по устройству и службе войск Главного управления Генштаба. При мобилизации в 1914 г. назначен исп. должн. нач. Генштаба, а в июне 1915 г. — пом. воен. министра с оставлением в первой должности. Б. провел всю свою службу в канцеляриях и являлся узким чиновником-формалистом; по справедливому определению A.M. Зайончковского: «Это был человек, мертвящий всякое живое дело, почему в товарищеской среде и называли его мертвой головой». Б. сумел приобрести расположение Александры Федоровны, которая в своих письмах к Николаю II усиленно выдвигала его кандидатуру в военные министры. Действительно, 3 янв. 1917 г. он был назначен воен. министром, а 23 февраля был арестован и посажен в Петропавловскую крепость. При допросах в «Чрезвычайной Комиссии по делам о бывших министрах» он обнаружил свое полное ничтожество («Арх. Русск. Револ.», т. VII). Впоследствии Б. был расстрелян.

Бонч-Бруевич, Михаил Дмитриевич, род. в 1870 г. Оконч. Межевой ин-т в 1890 г. со званием инж.-геодезиста, после чего коман. на матем. ф-т Моск. ун-та, где сдал госэкзамены в 1891 г. Военное образование получил на военно-учил. курсах Моск. пех. юнкерского уч-ща. Начал службу в 1892 г. в 12-м фен. Астраханском и л.-гв. Литовском полках. Оконч. Академию Генштаба в 1898 г. Служил в разных штабах. С 1904 по 1905 г. преподавал военные науки в Киевском воен. уч-ще, ас 1910 по 1914г. был штаб-офицером, заведов. обучающимися в военной академии офицерами. В марте 1914 г. получил 176-й пех. Переволоч. полк, но с началом мировой войны назначен ген.-квартирмейстером 3-й армии. С сентября 1914 г. по май 1915 г. был ген.-квартирмейстером Северо-Зап. фронта при ген. Рузском. Затем, до авг. 1915 г., начальник штаба 6-й армии. С авг. 1915 до марта 1916 г. — нач. штаба Северн. фронта. После этого до авг. 1917 г., состоял в распоряжении главноком. Северн, фронтом. Во время корниловского вооруж. выступления Б. был назначен главнокомандующим Сев. фронтом вместо Клембовского, но вскоре вызван в ставку в распоряжение нач. штаба верховного главнокомандующего. После Октябрьской революции советское правительство назначило Б. начальн. штаба Верховного главнокомандующего. По расформировании ставки в февр. 1918 г. он был вызван в Петроград, причем ему поручена организация обороны этого города и границы республики, с марта по август 1918 г. Б. был «военным руководителем Высшего военного Совета», а после упразднения этого учреждения отчислен в распоряжение правительства, причем в 1919 г. некоторое время исполнял обязанности нач. полевого штаба Реввоенсовета республики. С марта 1919 г. по октябрь 1923 г. в продолжение 4,5 лет Б. занимал должность нач. Высшего геодезического управления. В настоящее время (1925) он состоит в распоряжении Реввоенсовета республики и в должности нач. отдела аэросъемок «Добролета».

Брусилов, Алексей Алексеевич, род. в 1853 г. Получил образование в Пажеском корпусе, откуда в 1872 г. выпущен в 15-й драгунский Тверской полк, с коим принял участие в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. на азиатском театре. Дальнейшая его служба проходила в офиц. кав. школе, в коей он прослужил более 15 лет, начав с инструктора верховой езды и кончив начальником. В 1906 г. Б. получил 2-ю гв. кав. див. В 1909 г. — он командир 14-го корп. В 1912 г. — пом. командующего войсками Варшавского военного окр. В 1913 г. — опять командир 13-го корп. При мобилизации в 1914 г. Б. был назначен командующим 8-й армией, во главе которой принял выдающееся участие в Галицийской битве. Зимой 1914—1915 гг. его армия, раздробленная на отдельные отряды, вела тяжелые бои в Карпатах. Затем, когда весной 1915 г. разразилась катастрофа в Галиции, вызванная ударом Макензена во фланг всего Юго-Зап. фронта (Горлице — Тарнов), Б. участвовал в общем трудном отступлении русских армий под напором неприятеля и при обнаружившемся недостатке артиллерийских снарядов на линию Черновицы — Пинск — Двинск — Рига. В марте 1916 г. после увольнения Иванова Б. был назначен главнокомандующим Юго-Зап. фронтом, на котором в это время находились 7, 8, 9, и 11-я армии. Б. приобрел известность главным образом своим наступлением, произведенным всеми 4 армиями на фронте от Луцка до Черновиц летом 1916 г. Согласно директивам ставки, нанесение главного удара возлагалось на Зап. фронт (Эверт), а Северный фронт (Куропаткин) и Юго-Зап. фронт (Брусилов) должны были лишь оказывать содействие.
В назначенное время (22 мая) Б. перешел в наступление и в первые же дни одержал блестящий успех, проломив в неприятельском фронте у Луцка брешь в 50 км шириной. Факт разгрома австро-венг. армий в настоящее время признается всеми немецкими писателями. Но в распоряжении Б. не было достаточного числа войск, чтобы использовать неожиданно крупней успех в стратегическом отношении. Между тем Эверт в указанный ему срок (28—29 мая) наступления не начал, а отгадывал его четыре раза (до 20 июня), после чего вместо главного удара в Виленском направлении нанес второстепенный удар на Барановичи. Пользуясь этим, немцы (по их сведениям) подвезли 20 дивизий из Франции и Македонии, а также с других участков своего Вост. фронта; австрийцы, в свою очередь, приступили к обратной перевозке войск, недавно отправленных на итальянский фронт. В результате наступление армий Б. было приостановлено, хотя чрезвычайно кровопролитные бои продолжались до поздней осени. В начале революции Б. принял выдающееся участие в том давлении, которое было произведено на Николая II старшими воен. начальниками с целью побудить его отречься от престола. После увольнения Алексеева 21 мая 1917 г. Б. был назначен верховным главнокомандующим. 9 июня, отвечая на приветствие Могилевского Совета, он след. образом определил свою роль: «Я вождь революционной армии, назначенный на мой ответственный пост революционным народом и Временным правительством по соглашению с Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. Я первым перешел на сторону народа, служу ему, буду служить и не отделюсь от него никогда». 19 июля 1917 г. Керенский уволил Б. от должности верховного главнокомандующего, заменив его Корниловым. В 1919 г. Б. вступил в Красную Армию. Во время войны с Польшей выступил одним из подписавших воззвание к населению и обществу о борьбе с Польшей во имя отстаивания национальной цельности страны. Был инспектором кавалерии. В 1924 г. вышел в отставку.

Врангель, Петр Николаевич, род. в 1879 г. Получил высшее образование в Горном ин-те, по окончании коего поступил вольноопред. в л.-гв. конный полк. Участвовал в Русско-японской войне, командуя сотней Забайкальской казачьей дивизии. В 1914 г. выступил на мировую войну к-ром эскадрона л.-гвардии конного полка в чине ротмистра. В 1915 г. назначен к- ром казачьего полка на Юго-Зап. фронте, а впоследствии колдовал казачьей дивизией. После революции В. отправился на Дон, где присоединился к атаману Каледину, помогая ему при формировании Донской армии. Когда же Каледин окончил жизнь самоубийством, В. перешел в Добровольческую армию принял выдающееся участие в последующих военных
действиях ее против советской власти и еще до отставки Деникина сделался в армии главным выразителем контрреволюционных замыслов собравшейся в Крыму буржуазии и бюрократии. После отъезда Деникина В. сделался (4 апр. 1920 г.) главнокомандующим Добровольческой армией и, сосредоточив ее в Крыму, перешел в наступление на север, но потерпел неудачу и в ноябре 1920 г. вынужден был с остатками своих войск эвакуироваться в Константинополь.

Гурко, Василий Иосифович, род. в 1864 г., сын И.В. Гурко (см.). Получил образование в классической гимназии и в Пажеском корпусе, откуда в 1885 г. выпущен корнетом в л.-гвардии Гродненский гусарский полк. Окончил Академию Генштаба в 1892 г. Служил на разных штабных должностях. Во время Англо-бурской войны состоял (1899—1900 гг.) военным агентом при войсках буров. Принял участие в Русско-японской войне: сначала в качестве штаб-офицера для поручений при управлении ген.-квартирмейстера армии, а затем в должности к-ра 2-й бр. Забайкальской казачьей дивизии. С 1906 по 1911 г. был председателем комиссии по описанию Русско-японской войны. В 1911 г. Г. назначен начальником 1-й кав. див., с которой выступил на мировую войну и действовал в Восточ. Пруссии в составе армии Ренненкампфа. В 1915 г. командовал 6-м корп. В авг. 1916 г. Г. назначен командующим особой армией, с которой принял участие в последнем периоде Брусиловского наступления, действуя на Стоходе. С окт. 1916 г. по февраль 1917 г., во время пребывания Алексеева в Крыму для лечения болезни, Г. исполнял обязанности нач. штаба верховного главнокомандующего, причем проявил свой самонадеянный, властный характер, столь отличавший его от мягкого уступчивого Алексеева. Вскоре после мартовского переворота Г. назначен главнокомандующим армиями Зап. фронта, заменив Эверта. После обнародования в приказе армии и флоту № 8 декларации прав военнослужащих, Г. подал рапорт о том, что он снимает с себя всякую нравственную ответственность за благополучное ведение порученного ему дела. За это приказом от 27 мая Г. был смещен на должность начальника дивизии. В сентябре 1917 г по распоряжению Временного правительства он был выслан через Архангельск за границу. Г. издал в 1921 г. в Берлине «Erinnerungen an Krieg und Revolution».

Гутор, Алексей Евгеньевич, родился в 1868 г. Получил образование в 4-м Моск. кадетском корпусе и в Михайловском артил. уч-ще, откуда выпущен в 1869 г. подпоручиком в 3-ю гв. и грен. арт. бригаду. Служил в разных штабах. Участвовал в Русско-японской войне в качестве нач. штаба 9-й пех. див., причем был ранен. С 1905 по 1910 г. командовал 121-м пех. Пензенским полком. В 1910 г. — командир л.-гвардии Московского полка. В 1913 г.— нач. штаба Казанского воен. окр. При мобилизации в 1914 г. Г. был назначен нач. штаба 4-й армии, после чего занимал должности нач. 34-й пех. див., к-ра 6-го корп. и к-ра 11-го корп. (в течение месяца). В мае 1917 г. Г. был назначен главнокомандующим армиями Юго-Зап. фронта, коими и командовал во время т. н. июньского наступления Керенского. Задачей было поставлено разбить австро-венг. армии, преграждавшие пути к Львову. Вначале русские имели успех, но затем вследствие нежелания войск сражаться началось общее беспорядочное отступление. После этой неудачи Г. был отчислен в распоряжение верховного главнокомандующего. В 1918 г. он поступил в Красную Армию, в коей служит и в настоящее время (1925).

Данилов, Юрий Никифорович, род. в 1866 г. Получил образование в Киевском кадетском корп. и в Михайловском арт. уч-ще, откуда выпущен в 1886 г. в 27-ю арт. бр. Окончил Академию Генштаба в 1892 г. Служба его протекала в штабе Киевского воен. окр., в Главном штабе и в Главном управл. Ген. штаба. В продолжение 2 лет он командовал 166-м пех. Ровенским полком. С 1909 по 1914 г. Д. занимал должность ген.-квартирмейстера генштаба, а с объявлением мобилизации в 1914 г. был назначен ген.-квартирмейстером штаба верховного главнокомандующего. Так как Ник. Николаев. совершенно не соответствовал своему высокому посту, а нач. штаба Янушкевич по своей полной неподготовленности уже с самого начала войны отстранился от стратегических дел, то вся оперативная работа легла на Д., который с ней весьма плохо справлялся. Гл. образом, вследствие дурного управления русскими армиями они к осени 1915 г. очутились на линии Черновицы — Пинск — Двинск — Рига. Когда в августе 1915 г. по поручению царя Поливанов сообщил Алексееву о предстоящем назначении его нач. штаба верховного главнокомандующего, то Алексеев «высказался против сохранения генерала Д. на занимаемой им должности ген.-квартирмейстера». Д. был сначала назначен командиром 25-го корп., а затем в авг. 1916 г. нач. штаба Северн. фронта. Наконец в мае 1917 г., в самый разгар «демократизации армии», он получил 5-ю армию, причем, по свидетельству Деникина, сумел приобрести особое расположение своего комиссара и солдатских комитетов. Тем не менее после Октябрьской революции Данилов уехал за границу, где издал книгу «Россия в мировой войне 1914—1915 гг.».

Деникин, Антон Иванович, род. в 1872 г. Образование получил в Ловичском реальном уч-ще и на военно-училищных курсах Киевского пех. юнкерск. уч-ща, откуда в 1892 г. выпущен подпоручиком во 2-ю арт. бр. Окончил Академию Генштаба в 1899 г. Служил в разных войсковых штабах. В качестве офицера генштаба участвовал в Русско-японской войне. С 1910 по 1914 г командовал 17-м пех. Архангелогородским полком. Затем был исполняющим должность генерала для поручений при командующем войсками Киевского воен. окр. В начале мировой войны — нач. 4-й стрелковой бр., входившей в состав 8-й армии Брусилова. С 9 сент. 1916 г. — командир 8-го корп. После мартовского переворота, когда Алексеев был назначен Верховным главнокомандующим, Д. стал его начальником штаба. Затем, после замены Алексеева Брусиловым в мае 1917 г. Д. был назначен главнокомандующим армиями Западного фронта. Во время совещания, происходившего 16 июля 1917 г. в Ставке в присутствии мин. предс. Керенского и министра иностранных дел Терещенко, Д. произнес чрезвычайно резкую речь с обвинением Временного правительства в разрушении армии. После назначения Корнилова (19 июля) Верховным главнокомандующим Д. был назначен главнокомандующим армиями Юго-Зап. фронта. При вооруженном выступлении Корнилова в авг. 1917г. Д. открыто выразил ему свое сочувствие, за что впоследствии в Бердичеве был арестован вместе со своим нач. штаба Марковым и отправлен в Быхов, где уже находились Корнилов, Лукомский и другие. Оттуда по приказанию Духонина он был освобожден в числе прочих 19 ноября и через 3 дня прибыл по жел. дороге в Новочеркасск.
Д. помогал Алексееву и Корнилову в формировании Добровольческой армии и старался их примирить во время неоднократных столкновений. Отправляясь в начале февраля 1918 г. в Кубанский поход, Корнилов назначил Д. своим помощником. Затем, когда 31 марта Корнилов был убит в бою под Екатерино- даром, Д. вступил в командование Добровольческой армией и отвел ее обратно в Донскую обл., где в это время создалось настроение, благоприятное для контрреволюции. После смерти Алексеева 25 сент. 1918 г. в Екатеринодаре Д. принял звание главнокомандующего Добровольческой армией, объединив в своем лице высшую гражданскую и военную власть. В его лиие контрреволюция получила в руки послушное боевое орудие. При нем состояло Особое Совещание под председательством гец. Драгомирова (Абрама), исполнявшее функции правительства. Военные действия Д. против советской власти, несмотря на одержанные вначале успехи, окончились катастрофой, гл. образом, вследствие развала тыла, и он был вынужден со всем своим многочисленным штабом и правительством эвакуироваться из Новороссийска в Константинополь. Д. написал «Очерки русской смуты» (2 т.).

Драгомиров, Абрам Михайлович, род. в 1893 г. Получил образование в Пажеском корпусе, откуда выпущен в 1887 г. подпоручиком в л.-гвардии Семеновский полк. Окончил Академию Генштаба в 1893 г. С 1902 по 1910 г. был нач. штаба сначала 7-й, а потом 10-й кав. див. В 1910 г. — к-р 9-го гусарского Киевского полка. В 1912 г. — нач. штаба крепости Ковно, к-р 2-й бригады 9-й кав. дивизии и нач. 2-й отд. кав. бригады, с которой в 1914 г. выступил на мировую войну. Весной 1915 г. во время прорыва Макензеном позиций 3-й армии у Горлице — Тарное и последовавшей за ним катастрофы Д. был к-ром 9-го корп. Затем он командовал конным корпусом в составе 7-й армии Щербачева во время неудавшегося прорыва на Стрыпе в дек. 1915 г. В авг. 1916г. он получил 5-ю армию, а после окончательного ухода Рузского в апреле 1917 г. был назначен главнокомандующим армиями Северн, фронта. Д. принял участие в совещании главнокомандующих, проходившем 1 мая в ставке по поводу «Декларации прав солдата» (см. Гурко). После коллективного выступления главнокомандующего на собрании в Зимнем дворце 4 мая Д. за свою резкую речь был уволен в отставку. Впоследствии он отправился на Дон, где помогал Алексееву в формировании Добровольческой армии. После смерти Алексеева 25 сент. 1918 г., когда Деникин принял звание главнокомандующего Добровольческой армией, объединив в своем лице высшую военную и гражданскую власть, Д. был назначен преде, состоявшего при нем Особого Совещания, исполнявшего функции правительства. Близорукая деятельность этого совещания, не желавшего считаться с новыми условиями, во многом способствовала разложению тыла Деникина. После катастрофы Д. вместе с другими членами правительства эвакуировался из Новороссийска в Константинополь.

Драгомиров, Владимир Михайлович, родился в 1867 г., образование получил в Пажеском корпусе, откуда в 1886 г. выпущен подпоручиком в л.-гвардии Семеновск. полк. Окончил курс в Академии Генштаба в 1892 г. Служил на разных штабных должностях. Во время Русско-японской войны состоял штаб офицером для поручений при управл. ген.-квартирмейстеп армии. В 1905 г. — командир 147-го пех. Самарского полка В 1906 г. — к-р л.-гвардии Преображенского полка. В 1908 г ген.-квартирмейстер штаба Киевск. воен. окр., в 1912 г. — нач. этого штаба. При мобилизации в 1914 г. Д. был назначен нач штаба 3-й армии, которой командовал ген. Рузский. Когда последнего в сентябре заменил Радко-Дмитриев, то Д. с ним не сошелся и перевелся в строй на должность нач. дивизии. Затем после ухода Алексеева, в марте 1915 г. Д. был назначен нач штаба Юго-Зап. фронта. При нем произошел прорыв позиций 3-й армии на участке Горлице — Тарнов, скоро обратившийся в катастрофу для всего Юго-Зап. фронта. Д. обвиняли в интригах против Радко-Дмитриева и в паническом настроении, вследствие чего он был уволен в резерв командного состава. Впоследствии он получил 8-й корпус, коим командовал во время наступления Брусилова летом 1916 г., но, будучи серьезно ранен, оставил службу и после революции выехал за границу.

Духонин, Николай Николаевич (1876—1917). Образование получил в Киевском кадетском корпусе, откуда выпущен офицером в л.-гвардии Литовский полк. Окончил Академию Генштаба в 1902 г. Перед мировой войной был старшим адъютантом штаба Киевского воен. округа. В июне 1916 г. — ген.-квартирмейстер штаба армий Юго-Зап. фронта. В сент. 1917 г., когда ген. Алексеев, ликвидировав корниловское выступление, отказался от должности нач. штаба верховного главнокомандующего Керенского, то на его место был назначен Д. После бегства Керенского во время Октябрьской революции Д. 1 ноября вступил во временное исполнение должности верховного главнокомандующего. Когда Ленин вместе со Сталиным и Крыленко по прямому проводу из Петрограда приказал Д. немедленно прекратить военные действия и начать с немцами переговоры о мире, Д., который всегда был враждебно настроен по отношению к Советам, категорически отказалсяжсполнить это приказание и в тот же день был смещен и заменен Крыленко. Под свою личную ответственность он приказал освободить содержавшихся под арестом в Быхове Корнилова и его сообщников, которые 19 ноября выехали разными путями в Донскую обл. На след. день, 20 ноября 1917 г., Д. был арестован в Ставке в Могилеве и затем убит матросами.

Жилинский, Яков Григорьевич, род. в 1853 г., получил образ. в Николаевском кав. уч-ще, откуда в 1826 г. выпущен корнетом в кавалерийский полк. Окончил Академию Генштаба в 1883 г. Первоначальная служба его протекала преимущественно в главном штабе. С началом Русско-японской войны Ж. был назначен начальником полевого штаба наместника на Дальнем Востоке и в этой должности явился стратегическим советником Алексеева. После увольнения Алексеева Ж. состоял некоторое время в распоряжении военного министра, а затем командовал 14-й кав. дивизией и 10-м армейским корпусом. С 1911 по 1914 г. он занимал пост нач. генштаба, причем не проявил особой деятельности, что отчасти объясняется его болезненным состоянием. Кроме того, по авторит. свидетельству Лукомского, «он более чем отрицательно относился к Гос. думе, и это очень скверно отражалось на работе и вызывало ряд трений и недоразумений» («Воспоминания», т. I). Зато такое отношение к Гос. думе встречало одобрение в придворных кругах и упрочивало его служебное положение. В 1912 и 1913 гг. Ж. имел свидания с начальником французского генштаба Жоффром, причем от лица русского правительства принял на случай войны следующие обязательства: 1) Россия начнет операции на 15-й день мобилизации, назначив для этого до 600 тыс. чел. 2) Наступление будет направлено к жизненному центру Германии. 3) Русские должны или разбить германские войска, сосредоточенные в Вост. Пруссии, или наступать на Берлин, если немцы развернутся на левом берегу Вислы. Очевидно, такие точные обязательства должны были чрезвычайно стеснить русское командование во время войны. По этому поводу бывш. нач. главного штаба Обручев еще в 1892 г. писал: «Нам надо сохранить за собой безусловную свободу действий и потому в вопросе о совместных с Францией операциях, кажется, наилучшим будет ограничиться лишь общим обязательством... начать военные действия».
В марте 1914 г. Ж. был назначен варшавским ген.-губернатором и командующим войсками Варшавского воен. окр. С объявлением мобилизации в том же году он стал главномандующим армиями Сев.-Западного фронта, причем ему пришлось на себе испытать всю стеснительность выданных обязательств. Наступление в Вост. Пруссию пришлось отложить на 5—6 дней, и, несмотря на это, 800 тыс. чел. все-таки сосредоточить не удалось. Под давлением франц. требований Ставка всячески торопила движение, и это обстоятельство в связи с нецелым управлением как со стороны самого Ж., так и ком. армиями привело к уничтожению армии Самсонова и к тяжелому поражению армии Ренненкампфа. По русским сведениям обе армии потеряли 245 000 чел., в том числе пленными 135 тыс. чел. После этого главковерх телеграфировал Николаю II: «Ген. Жилинский потерял голову и вообще неспособен руководить операциями». Вследствие этого 3 сентября 1914 г. Ж. был назначен в распоряжение воен. министра, а затем отправлен военноуполномоченным во Францию, где остался и после заключения мира.

Зайончковский, Андрей Медардович, род. в 1862 г. Образование получил в Орловской воен. гимназии и в Николаевском инженерном уч-ще, откуда выпущен подпоручиком в 5-й саперный б-н. Окончил Академию Генштаба в 1868 г. Служил в разных штабах в Петербурге. Участвовал в Русско-японской войне в должн. ком. 85-го пех. Выборгского полка и ком. 2-й бр. 3-ей Сибирской пех. див. В 1905 г. — ген. по особым поручениям при главнокоманд. войск., гвард. и Петерб. воен. окр. В 1906 г. — ком. л.-гв. егерского полка. В 1908 г. — ком. 1-й бр. 1-й гв. пех. дивизии. В 1912 г. после 2 месяцев командования 22-й пех. див. 3. был назначен нач. 37-й пех. див., с которой выступил на мировую войну. В марте 1915 г. — ком. 30-го корп., с коим летом 1916 г. участвовал в наступлении Брусилова. В июле того же года — ком. 47-го корп., отправленного в Румынию. Командовал Добруджинск. армией, составленной из русских и румынск. войск. После неудач, постигших эту армию, сдал 20 окт. 1916 г. командование ген. Сахарову, под руководством коего была сформирована более многочисленная Дунайская армия. Затем 3. команд. 18-м корп. до апреля 1917 г., когда военным министром Гучковым был отстранен от должности. В мае того же года вышел в отставку. В 1918 г. вступил в Красную Армию, в которой служит и в настоящее время (1925 г.).

Иванов, Николай Иудович, род. в 1851 г. в семье сверхсрочнослужащего солдата. Получил образование во 2-й Петерб. военной гимназии и в Михайловском арт. уч-ще, откуда выпушен в 1869 г. в 3-ю гвард. и фен. арт. бригаду. Участвовал в турецкой кампании 1877-1878 гг. С 1890 по 1899 г. был начальником кронштадтской крепостной артиллерии. И. считался в России знатоком практического арт. дела и выдающимся арт. начал. Во время Русско-японской войны он сначала состоял в распоряжении Куропаткина, а затем, после смерти гр. Келлера (18 июля 1904 г.), назначен начальником Вост. отряда, впоследствии переимен. в 3-й Сибирский корпус. С этим корпусом он принял выдающееся участие в сражении при Ляояне; во время Шакейского сражения, действуя на левом крыле Вост. отряда, он обнаружил пассивность и недостаточное понимание обстановки; в Мукденском сражении состоявшие под его начальств. войска удержались на Гаотулинской и Фаншинской позициях и отступили лишь по приказанию. По возвращении в Россию И. получил 1-й арм. корп. в Петерб. воен. окр. В 1906—1907 гг. он был врем. кроншт. ген.-губернатором, а затем гл. начальником Кронштадта, причем его усмирительная деятельность приобрела ему особое благоволение Николая II. Одновременно И. состоял членом Совета Государственной обороны до упразднения этого учреждения. В 1903 г. он получил назначение на должность командующего войсками Киевск. воен. округа, на коей пробыл до мировой войны. С объявлением мобилизации в 1914 г. И. был назначен главнокомандующим армиями Юго-Зап. фронта, предназначенными действовать против Австро-Венгрии. Несмотря на плохие качества австро-венг. армий и на имевшееся в его распоряжении большое численное превосходство, И. не сумел одержать решительной победы.

Зимой 1914/1915 г. армии И. втянулись в занесенные снегом Карпаты, где в тяжелых боях надорвали свои силы и израсходовали без того уже скудные запасы артснарядов. Весной 1915 г. Макензен нанес свей решительный удар на участке Горлице — Тарное, во фланг всему Юго-Зап. фронту, в результате чего произошло быстрое очищение русскими Галиции, а затем и общее отступление всех русских армий, оконч. лишь осенью 1915 г. на линии Черновицы — Пинск —Двинск — Рига. В конце 1915 г. для помощи Сербии было приказано Юго-Зап. фронту снова перейти в наступление. Во второй половине декабря И. пытался произвести прорыв на Стрыпе вновь сформированной 7-й армией Щербачева, но это не удалось. В марте 1916 г. И. был заменен Брусиловым и назначен состоять при Николае II. Когда в Петербурге началась революция, то царь 27 февраля 1917 г. назначил И. «главнокомандующим Петрогр. воен. округом с чрезвычайными полномочиями и с подчинением ему всех министров». Назначение имело в виду сокрушение революции, и по своему политическому настроению И. был более чем кто-либо другой из генералов способен взяться за это. В распоряжение его должен был поступить находившийся при ставке Георгиевский батальон, усиленный двумя пулеметными командами, и, кроме того, главнокомандующим Сев. и Западн. фронтами приказано было отправить в Петроград по 2 кав. и по 2 пех. полка. И. выехал из Могилева около часу пополудни 28 февраля с Георгиевским батальоном. Вечером 1 марта он прибыл в Царское Село, отправился во дворец и виделся с императрицей в продолжение 20 минут. В ночь с 1 на 2 марта И. получил телеграмму Николая II: «Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать». Тогда же было приказано вернуть на фронт те части, которые были двинуты в Петроград для подавления восстания. На следующий день, 2 марта, последовало отречение Николая II от престола, после чего миссия И. стала уже излишней. И. умер в 1919 г. на Дону от сыпного тифа.

Каледин, Алексей Максимович (1861 — 1918). Получ. образование в Воронежск. воен. гимназии и в Михайловском арт. уч-ще, откуда выпущен в 1882 г. в конно-арт. батарею Забайк. каз. войска. Окончил Акад. Генштаба в 1889 г. Служил в разных штабах. С 1903 по 1906 г. — нач. Новочеркасского каз. юнкерск. уч-ща. В 1906 г. — пом. нач. войскового штаба Войска Донского. В 1910 г. — ком. 2-й бр. 11-й кав. див. В 1912 г. К. был назначен нач. 12-й кав. див., с которой выступил на мировую войну. В 1915 г. он командовал 12-м корп. К. особенно отличился во время наступления Брусилова летом 1916 г., когда 8-я армия под его командованием прорвала австро-венг. фронт в Луцке. После революции К. выступил противником «демократизации армии». Брусилов в середине апреля сказал Алексееву: «К. потерял сердце и не понимает духа времени. Его необходимо убрать. Во всяком случае на моем фронте ему оставаться нельзя». После этого К. ушел в Военный Совет; но вскоре 18 июня Донской круг избрал его войсковым атаманом. На моек. гос. совещании 14 авг. 1917 г., являясь представителем всех казачьих войск, К. произнес большую речь. К. не поддержал Корнилова в его вооружен, выступлении, хотя все время находился в оппозиции Керенскому. После Октябрьской революции он приступил к формированию Донской армии для борьбы с советской властью. Потерпев неудачу в этом, К. 28/I 1918 г. собрал донское правительство, сложил с себя полномочия и в тот же день выстрелом в сердце окончил жизнь.

Келлер, Федор Артурович, род. в 1857 г. Образ. получ. в приготовит. пансионе Николаев. кав. уч-ща и выдержал офиц. экзамен при Тверском юнкерск. кав. уч-ще, после чего в 1878 г. произведён в прапорщики. Впоследствии К. 2,5 года командовал Крымским дивизионом, а в феврале 1904 г. был назначен ком. драгунского Александровского полка, расположенного в г. Калише. Тут во время освободительного движения, временно I исполняя обязанности ген.-губернатора, он был ранен и контужен брошенной в него бомбой. Вскоре после этого, в ноябре 1906 г., К. получил л.-гвардии драгунский полк и несколько месяцев спустя был произведен в ген.-майоры с зачислением в свиту. В феврале 1912 г. состоялось его назначение начальником 10-й кав. дивизии, с которой он выступил на мировую войну. Затем во время военных действий он был назначен ком. 3-го I конного корпуса, коим командовал до марта 1917 г. К. выделился между кав. начальниками своей личной храбростью и пользовался большой популярностью в подчиненных ему войсках. По убеждениям он был монархист. Узнав об отречении Николая II, он немедленно послал ему телеграмму, предлагая себя и свои войска в его распоряжение для подавления «мятежа». Когда был получен текст присяги Временному правительству, то К. отказался приводить к присяге свой корпус и, оставив службу, отправился в Харьков. Здесь летом 1918 г. ген. Казанович тщетно убеждал его ехать на Дон в Добровольческую армию. В том же 1918 г. К. был убит в Киеве петлюровцами.

Клембовский, Владислав Наполеонович (1860—1921). Получил образование в 1-й Моск. воен. гимназии и в 3-м воен. Александровском уч-ще, откуда выпущен в 1679 г. в л.-гвардии Измайловский полк. Окончил Академию Генштаба в 1885 г. Служил на разных штабных должностях. С 1901 по 1904 г. командовал 122-м пех. Тамбовским полком, с коим принял участие в Русско-японской войне, причем был ранен и контужен. В 1904 г. — нач. штаба 4-го корп. В 1906 г. — нач. штаба 10-го корп. В 1912 г. — нач. 9-й пех. див. В мировой войне, в конце авг. 1914 г., назнач. ком. 16-го корп., входившего в состав 4-й армии. Во время наступления Брусилова летом 1916 г. К. занимал должность нач. штаба Юго-Зап. фронта и играл деятельную роль в организации прорыва у Луцка. В декабре 1916 г. он был назначен пом. нач. штаба верховного главнокомандования, а в мае 1917 г., после увольнения Драгомирова (Абрама), — главнокоманд. армиями Север. фронта. Во время вооруженного выступления Корнилова Керенский предложил К. должность Верховного главнокоманд., но последний отказался и был уволен в отставку. В 1918 г. К. вступил в Красную Армию и умер в Москве.

Колчак, Александр Васильевич (1875—1920). Получил образование в мор. кадетском корпусе, откуда в 1894 г. вьщущ офицером во флот. В 1900—1904 гг. он принял участие в арктической экспедиции барона Толля, причем Академия наук, выслушав его доклад, присудила ему золотую медаль. Во время Русско-японской войны К. находился на порт-артурской эскадре. После заключения мира он принял самое деятельное участие в работах по реорганизации флота. В начале мировой войны К. командовал истребителем в Балт. море и участвовал в действиях эскадры в Рижском заливе с целью обеспечения правого фланга русской армии. Летом 1916 г. в чине контр-адмирала он был назначен главным командиром флота и портов Черного моря. На этой должности он проявил большую деятельность и старался восстановить расшатанную дисциплину судовых команд. Вскоре после революции К. вышел в отставку и уехал в Америку, но затем возвратился в Сибирь, где при содействии англичан в ноябре 1918 г. свергнул омское правительство, причем члены его были высланы под английским конвоем на китайскую территорию в Куанчендзы (Чанчун). Признанный державами Антанты верховным правителем России, К. начал борьбу с советским правительством, став таким образом орудием в руках антантовской буржуазной контрреволюции, но после первоначальных успехов потерпел неудачу, главным образом, вследствие восстания крестьянских масс в тылу, что вынудило его 4 января 1920 г. отказаться от власти. По указанию франц. ген. Жанена, желавшего обеспечить беспрепятственный вывоз вспомогательных союзных отрядов по Сибирской жел. дороге и поезда, в котором были иностр. миссии и 65 млн фунтов золотом, чехословацкое командование выдало К. Иркутскому ревкому, которым К. был предан суду и 6 февр. расстрелян.

Корнилов, Лавр Георгиевич, род. в 1870 г. Сын мелкого чиновника, выслужившегося из солдат. Получил образование в Сибирском кадетском корпусе и в Михайловском арт. уч-ще. откуда выпущен в 1892 г. подпоруч. в Туркестанскую арт. бригаду. Окончил Академию Генштаба в 1898 г. В продолжение 6 лет служил в штабе Туркестанского воен. окр., причем получал командировки в окрестные страны. В 1904 г., после кратковременного пребывания на должности столоначальника главного штаба был назначен штаб-офицером при упразднении 1-й стрелк. бригады, с которой выступил на театр Русско-японской войны и принял участие в сражениях, при Сандепу и под Мукденом. По заключении мира К. 11 месяцев прослужил делопроизводителем управления ген.-квартирмейстера генштаба, а с 1907 по 1911 г. был военным агентом в Китае. После этого он получил 8 пех. Эстляндский полк, но, едва успев принять эту часть, переведен в Заамурский округ пограничной стражи, где назначен нач. 2-го отряда, состоявшего из 2 пех. и 3 конных полков. В июне 1912 г. по приказ, нач. округа ген. Мартынова К. произвел дознание о снабжении войск недоброкачествен-ными продуктами, после чего это дело было передано воен. следователю, причем по постанов, прокурорского надзора к следствию были привлечены в качестве обвиняемых некоторые начальствующие лица. Когда следствие было по высочайшему повелению прекращено, а нач. округа подал прошение об отставке, К. поличному ходатайству был переведен на должность к-ра 1-й бригады 9-й Восточно-Сибирской стрелк. дивизии, стоявшей во Владивостоке. С объявлением мобилизации в 1914 г. К. немедленно отправился на театр войны, но тут первые действия его были неудачны. В конце августа в боях на р. Верещица (в р-не Львова) временно находящаяся под его командованием 48-я пех. дивизия потеряла почти всю свою артиллерию и много пленных, несмотря на обнаруженную К. в бою личную храбрость. Это мужество солдата, которое К. проявлял и в последующих боях, создало ему боевую репутацию, хотя с точки зре-ния искусства его действия обыкновенно оставляли желать многого. Во время действий на Карпатах, по свидетельству Брусилова, К. «по своему обыкновению не исполнил приказа своего корпусного командира и, увлекшись преследованием, попал в Гуменное, расположенное у подошвы южного склона Карпат, там был окружен, с большим трудом пробился и тропинками вернулся обратно, потеряв свою артиллерию и часть обоза» (журн. «Россия», 1924, № 3). После прорыва Макензена на участке Горлице — Тарное дивизия К. 21—24 апр. 1915 г. была окружена немцами и аастр. в районе Дукла. Заключительный акт этого боевого эпизода в Отчете германской главной квартиры (Kriegsberichte aus d. grossen Hauptquartier H. I. S. II) излагается след. образом: «На предложение немецкого парламентера сдаться начальник дивизии ответил, что он не может этого сделать, сложил с себя командование и исчез со своим штабом в лесах. Вслед за этим 3600 человек сдались корпусу Эммиха. После 4-дневного блуждания в Карпатах генерал Корнилов 12 мая (н. ст.) со всем своим штабом также сдался одцай австрийской войсковой части». Небольшим частям и отдельным кучкам 43-й дивизии, действ., по собственной инициативе удалось выбраться и присоединиться к своему корпусу.

В плену в Австро-Венгрии К. пробыл год и три месяца, все время думая о побеге, но убежать было невозможно без сообщника из местных жителей, а его не находилось. Наконец, в июле 1916 г., будучи в госпитале в Кессиге, К. вошел в соглашение с аптекарским фельдшером, чехом Францом Мрняком, который за 20 000 крон (уплачиваемых по прибытии в Россию) взялся освободить его из плена. Деньги на дорожн. расходы в количестве нескольких тысяч крон у К. имелись. Мрняк добыл все нужные документы, переодел Корнилова в австрийскую солдатскую форму, вывел его из госпиталя и по жел. дороге доставил к румынской границе. Сам Мрняк, судя по напечатанному в австр. газетах судебному отчету, был арестован и предан суду, который приговорил его к смертной казни, но затем это наказание было заменено тюремным заключением на 25 лет. Пробыв некоторое время в Петербурге для поправления здоровья и завязав сношения с некоторыми членами Думы, К. отправился на фронт командиром 25-го корпуса. Затем, когда началась революция, он был по телеграмме Родзянко от 2 марта назначен главнокомандующим войсками Петерб. военного округа. Перед своим уходом с поста воен. министра Гучков пожелал провести К. на должность главнокомандующего Северным фронтом, освобождавшуюся за увольнением Рузского; но Алексеев наотрез отказал в этом назначении, ссылаясь на недостаточный командный стаж К. и на неудобство обходить старших кандидатов.
В начале мая 1917 г. К. был назначен команд. 8-й армией на Юго-Зап. фронте. С ней он принял участие в июньском наступлении Керенского, причем, прорываясь в направлении на Калуги, вначале имел успех; но потом вследствие нежелания войск сражаться был вовлечен в общее беспорядочное отступление. Вечером 7 июля К. принял командование армиями Юго-Зап. фронта (вместо Гутора). Первым его делом было послать телеграмму Временному правительству, в коей он указывал на деморализацию армии и требовал для восстановления дисциплины «введения смертной казни и учреждения полевых суДоВ на театре военных действий». На другой день на личную ответственность он приказал командующим армиями по телеграфу в случае самовольного отхода войск «применять против них огонь пулеметов и артиллерии». Затем, 19 июля, К. был назначен верховным главнокомандующим вместо Брусилова. В своей телегр. Временному правительству он поставил первым условием принятия должности «ответственность перед собственной совестью и всем народом». По свидетельству Деникина, «Корнилов уже тогда видел в диктатуре единственный выход из положения». Будучи человеком необычайно самоуверенным, он твердо верил в свое провиденциальное назначение, в свою счастливую звезду. При таких условиях столкновение его с Керенским являлось неизбежным и было лишь вопросом времени. К тому же на этот путь К. толкали окружавшие его льстецы, в числе коих первое место занимал Завойко, бывший сотрудник и соиздатель протопоповской «Русской Воли». Пользуясь тем, что К. был совершенно незнаком с вопросами внутренней политики и с общественной жизнью России, Завойко приобрел на него огромное влияние. На следствии выяснилось, что наиболее важные заявления и телеграммы, отправленные К., были составлены Завойко, коего влияние «распространялось не на один стиль, но и на самое содержание политических документов, выпускавшихся К.» (Милюков, «История Второй Русской Революции», т. 1, вып. 2). Любопытно, что даже та речь, которую К. прочел на Моск. Государственном совещании 14 августа 1917 г., была составлена для него бывшим комиссаром при армии Филоненко. Впоследствии Завойко пришлось выслать из Донской области за растрату денег и т. п. В августе 1917 г. произошло вооруженное выступление К., которое потерпело крушение благодаря организованному противодействию со стороны революционных масс, а также вследствие крайне неумелой организации и отсутствия общего руководства, потому что сам Корнилов оставался в Могилеве, без связи с наступавшими войсками. Притом вся солдатская масса, кроме т. н. Корниловского и Текинского полков, была настроена к К. враждебно. По этому поводу ген. Краснов, заменивший застрелившегося Крымова, говорит: «Для солдат имя Корнилова стало равнозначащим смерти, казни и всяким наказаниям. Корнилов хочет войны — говорили они — а мы желаем мира» («Архив Русской Революции», т. 1). Телеграммой от 27 авг. К. был удален от Должности верховного главнокомандующего, которую решил занять сам Керенский при нач. штаба ген. Алексееве, принявшем эту должность лишь для того, чтобы смягчать участь лиц, замешанных в корниловском выступлении. В своем «обращении к народу» 28 августа К. сказал: «Я заявляю всему народу русскому, что предпочитаю смерть устранению меня от должности верховного». Однако эти слова, написанные Завойко, не были приведены в исполнение. Прибывший 1 сент. в Могилев ген. Алексеев беспрепятственно арестовал К., его нач. штаба Лукомского и др. лиц, которые через несколько дней были переведены в Быхов и помещены в здании старого католического монастыря. В Бердичеве были арестованы примкнувшие к К. главнокомандующий Юго-Зап. фронтом Деникин, его нач. штаба Марков и др., которые также были перевезены в Быхов. Для расследования дела была назначена особая следственная комиссия под председательством гл. воен. прокурора Шаблов- ского. Приблизительно через месяц после Октябрьской революции все быховские узники по приказанию Духонина были освобождены из-под ареста. В ночь с 19 на 20 ноября К. выступил на Дон с Текинским полком, но затем отделился от него и продолжал путь по жел. дороге, переодетый крестьянином. Он прибыл в Новочеркасск 6 декабря, где застал уже ген. Алексеева, формировавшего добровольческую армию и готовившего поход против советской власти. Все это было чрезвычайно по душе К., и он горячо примкнул к Алексееву. Они поделили между собой власть(см .Алексеев). В середине января 1918г. штаб и все добровольческие части перешли из Новочеркасска в Ростов. Затем, в ночь с 9 на 10 февр. Добровольческая армия выступила на Кубань. В это время в ней было всего около 4000 бойцов, гл. образом, офицеров, юнкеров, кадетов и т. п. В Кубанском походе, командуя армией, равной по численности полку, К. был убит в бою под Екатеринодаром 31 марта (13 апреля) 1918 г. случайной гранатой, попавшей в тот дом, где он находился.

Куропаткин, Алексей Николаевич. С начала мировой войны К., занимавший должность члена Государственного Совета, усердно хлопотал через разных лиц о приеме в действующую армию, но Ник. Николаевич и слышать об этом не хотел, так как, по его мнению, выраженному в докладе царю, Русско-японская война была проиграна исключительно благодаря К. После того как царь с 23 авг. 1915 г. принял на себя обязанности верховного главнокомандующего, а нач. его штаба сделался Алексеев, последний провел назначение К. к-ром грен. корпуса на том основании, что он «окажется не хуже многих командуюших ныне армиями». Впоследствии К. команд. 5-й армией, а в февр. 1916 г. был назначен главнокомандующим армиями Северн, фронта. При нем произошли неудачные наступления: в первой половине марта (5-я армия) под Якобштадтом — в направлении на Паневеж, и с 3 по 9 июля (12-я армия) близ Риги — в Бауском направлении. Вообще К. во время мировой войны не удалось восстановить свою военную репутацию. 22/VII 1916 г. К. был назначен в Туркестан ген.-губернатором и команд. войсками Туркестанского воен. округа. После революции К., несмотря на желание продолжать службу, был уволен в отставку и поселился в своем б. имении в Псковской губ., где и умер 14 янв. 1925 г.

Лечицкий, Платон Алексеевич (1856—1920). Получил образование в Литовской духовной семинарии, где курса не окончил, и в Варшавском пех. юнкерском уч-ще. В 1880 г. произведен в прапорщики в 39-й рез. кадр, батальон. Вся дальнейшая служба протекала на строевых должностях. Участвовал в военных действиях против китайцев в 1900—1901 гг. Во время Русско-японской войны команд. 24-м Вост.-Сибирским стрелк. полком, причем заслужил репутацию выдающегося полк, командира. В 1905 г. Л. — к-р 1-й бригады 6-го Вост.-Сибирской стрелк. див. В 1906 г. — к-р этой дивизии, а затем к-р 1 гв. пех. дивиз. В 1908 г. Л. в чине ген.-м. был назначен к-ром 18-го корп. и, наконец, в 1910 г. — командующим войсками Приамурского воен. окр. В начале мировой войны Л. командовал группой войск, направленных на помощь 4-й армии после неудачи ее у Красника. Затем он был назначен командующим вновь сформированной 9-й армией, действовавшей на левом крыле Юго-Зап. фронта, и оставался в этой должности до конца войны. Во время наступления Брусилова летом 1916 г. Л. одержал крупный успех, разбив австро-венгерскую армию Пфланцер-Балтина, заняв Черновицы. Коломыюи Надворнуи оттеснив неприятеля до карпатских перевалов. После революции, когда началась «демократизация армии», Л. вышел в отставку. Впоследствии он вступил в Красную Армию в Петрогр. военный округ. Умер в Москве в 1920 г.

Лукомский, Александр Сергеевич, род. в 1868 г. Получил образование в Полтавском кадетском корпусе и в Никол. инж. учил., откуда в 1888 г. выпущен подпоруч. в 11-й саперный батальон. В 1897 г. окончил Академию Генштаба. Дальнейшая его служба проходила исключительно на должностях генштаба, причем с 1909 по 1913 г. он был нач. мобилизационного отдела гл. упр. генштаба, а после этого пом. нач. канцелярии воен мин-ва. С объявлением мобилизации в 1914 г. Л. сделался начальником этой канцелярии. В июне 1915 г. назначен пом воен. министра с оставлением в должности нач. канцелярии воен. мин. 3 апр. 1916 г. Л. отправился на театр войны нач. 32-й пех. див., с которой принял участие в наступлении Брусилова летом 1916 г. Затем, после кратковрем. пребывания на должн нач. штаба Х армии, Л. по приглашению Гурко, врио нач. штаба верховного главнокомандования, занял 21 октября должность ген.-квартирмейстера этого штаба. В апреле 1917 г. назначен к-ром I арм. корп., а 3 июня по выбору Брусилова начальн. штаба верх, главноком. Во время выступления Корнилова, в авг. 1917 г. Л. был его нач. штаба, был арестован вместе с ним в Могилеве 1 сент. и отправлен в Быхов. Оттуда по приказанию Духонина он был освобожден вместе с другими 19 ноября и 23-го по жел. дороге прибыл в Новочеркасск. Л. помогал Алексееву и Корнилову в формировании добровольческой армии, а когда после смерти Алексеева 25 сент. 1918 г. Деникин принял звание главнокомандующего Добровольческой армией, то Л. был назначен пом. главнокомандующего и начальн. Военного и Морского управления. После катастрофы, постигшей Деникина, Л. выехал за границу. Он написал свои «Воспоминания» (2 тома).

Миллер, Евгений Карлович, род. в 1867 г. Получил образование в Николаевском кадетском корпусе и в Николаевском кав. уч-ше, откуда в 1886 г. выпущен корнетом в л.-гвардии гусарский полк. Оконч. Академию Генштаба в 1892 г. Несколько лет прослужил в разных штабах. Затем с 1898 по 1907 г. был военным агентом сначала в Брюсселе и Гааге, а потом в Риме. В 1907 г. — к-р 7-го гус. Белорусского полка. В 1909 г. — обер- квартирмейстер гл. упр. генштаба. В 1910 г. — нач. Николаевского кав. уч-ща. В 1912 г. — нач. штаба Моск. воен. окр. М. отправился на мировую войну в должности нач. штаба 5-й армии, а с 28 дек. 1916 г. команд. 26-м арм. корп. После Октябрьской революции он уехал за границу. В 1919—1920 гг. М. команд, северной белой армией, действовавшей со стороны Архангельска. Эта армия была немногочисленна, но по своему составу значительно лучше других белых армий. Тем не менее северная армия не проявляла почти никакой оперативной деятельности. Наконец, когда англ. командование получило приказание об уводе англ. войск, то оно (особенно ген. Аронсайд) настаивало на том, чтобы вместе с англичанами осенью 1919 г. ушли и русские войска. М. и его нач. штаба Квецинский в расчете на малочисленность противостоявшей им Красной Армии заявили, что они будут оборонять Северную область «до последней капли крови». Однако, когда после ухода англичан положение стало принимать опасный для белых оборот, то М. и Квецинский со штабом 19 февр. 1920 г. выехали на ледоколе «Минин» в Норвегию, покинув доверившуюся им армию.

Николай Николаевич, быв. великий князь, род. в 1856 г. Сын вел. кн. Николая Николаевича (старшего), главнокомандующего в Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. Образование получил в Инженерном уч-ще и в Академии Генштаба, которую оконч. в 1876 г. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877—1873 гг. в качестве обер-офицера по особым поручениям при своем отце. В 1884 г. — командир л.-гв. гусарского полка. В 1890 г. — нач. 2-й гв. кав. дивизии. В 1895—1905 гг. был ген.-инспектором кавалерии. При нем были осуществлены некоторые полезные меры относительно организации и ремонтирования кавалерии, но зато он придал ее тактической подготовке ложное направление, не соответствовавшее требованиям современного военного искусства. По этому поводу уже после Русско-японской войны генштаба полк. Залесский писал в «Русском Инвалиде»: «Мы мало упражнялись в том, чего война требует от кавалерии, а многое оставалось нам совершенно неизвестным. Главное были учения в сомкнутых строях и парадные маневры. На основании их судили о способностях кавалерийского начальника и о достоинстве его войск». Под влиянием Н.Н. это направление сохранилось в русской кавалерии и дальше несмотря на маньчжурский опыт. В результате Гинденбург в своей оценке русской армии, сделанной в 1915 г., сказал: «Русская артиллерия стреляет хорошо, хотя с огромным расходом снарядов. Пехота хороша. А кавалерия никуда не годится». (Paul Dehn, «Hindenburg als Erzieher in seinen Ausspruchen» 1918, стр. 52). В 1905 г. состоялось назначение Н.Н. главнокомандующим войсками гвардии и Петерб. воен. окр., коим он оставался до начала мировой войны. Почти одновременно он был назначен председателем вновь образованного Совета Государственной обороны, в котором предполагалось сосредоточить высшее Управление воен. делом как на суше, так и на море. В действительности этот совет породил такую путаницу, что в 1908 г. его пришлось упразднить вследствие его «несовершенства», как было осторожно сказано в высочайшем рескрипте. По полити ческим убеждениям Н.Н. был крайним реакционером. Правда он настоял на издании манифеста 17 октября, но, по словам Витте («Воспоминания», т. II), сделал это лишь «из трусости»,- дабы избавиться от назначения диктатором. Витте говорит, что тотчас же Н.Н. «вступил в интимные отношения с Дубровиным и почти явно стал во главе правых партий для обезврежения манифеста 17 окт.». Будучи председателем Высшей атгестац. комиссии, от которой зависели назначения на все старшие должности до начальников отдельных бригад включительно, Н.Н. не пропускал ни одного кандидата, возбуждавшего хоть малейшее подозрение в либерализме. При подобных условиях, тем более что царь держался тех же взглядов, вернейшим средством сделать военную карьеру было отличиться при каких-либо усмирениях и карательных экспедициях или по крайней мере демонстрировать свои черносотенные убеждения, что и делалось соответствующим образом настроенными офицерами. В умственном отношении Н.Н., по свидетельству Витте («Восп», т. II), был «человек довольно ограниченный и малокультурный», и, кроме того, про него нельзя было сказать, «чтобы он был здравый в уме». Если бы он не был великим князем, то про него говорили бы, что он «с зайчиком». Бывший воен. министр Поливанов говорит, что он отличался «отвращением к книге» и «неуравновешенным характером» («Мемуары» т. I). Во время политич. осложнений, созданных убийством австро-венг. наследника, Н.Н. стоял во главе той военной партии, которая вызывала боявшегося войны Николая II на решительные шаги. С объявлением мобилизации в 1914 г. состоялось назначение Н.Н. верховн. главнокомандующим, причем он был облечен такими полномочиями, коими до него не пользовался ни один из русских полководцев.
На основании соглашений между начальниками русского и франц. генштабов в 1912 и 1913 гг. Россия обязалась в случав войны с державами Тройственного союза выставить против Германии 800 тыс. чел. на 15-й день мобилизации. Этих сил в указанный срок сосредоточить не удалось, но первая же директива верховного главнокомандующего назначила против Вост. Пруссии силы, вдвое превосходившие оставленную там немецкую армию, а затем численность этих войск была еще значительно увеличена. Сверх этой вспомогательной операции, в успехе коей ввиду большого численного превосходства не сомневались ни верховный главнокомандующий, ни главнокомандующий Северо-Зап. фронтом Жилинский, ставка тогда же приступила к подготовке главного удара в сердце Германии, собирая необходимые силы на левом берегу Вислы. Однако первоначальные успехи австрийцев на Юго-Зап. фронте и тяжелые поражения, понесенные русскими армиями в Вост. Пруссии, заставили дать прибывавшим подкреплениям другое направление. Между тем взамен пассивного и равнодушного к делу Жилинского в командование армиями Северо-Зап. фронта вступил 4(17) сент. ген. Рузский, человек гораздо более самостоятельный. Если до этого времени еще существовало некоторое верховное управление русскими армиями, то в дальнейшем оно почти исчезло. Главнокомандующий Юго-Зап. фронтом Иванов полагал, что нужно добить австро-венгерские армии, отступившие в Зап. Галицию, и, перевалив через Карпаты, наступать на Будапешт и Вену, после чего уже обратиться против Германии. Наоборот, главнокомандующий Сев.-Зап. фронтом Рузский находил, что в Галиции мы должны действовать оборонительно и направить все усилия на разгром главного своего врага — германской армии. В зависимости от указанных основных идей оба главнокомандующих предлагали ставке различные планы и варианты действий, стараясь притянуть к себе прибывавшие на театр войны подкрепления. По словам одного из ближайших участников этих событий, Бонч-Бруевича: «Ставка выслушивала заявления этих враждующих между собой сторон и старалась из противоречий выяснить истину, считая ее где-то посредине».

Ген.-квартирмейстер штаба верховного главнокомандующего Данилов (Юрий) усердно составлял всевозможные компромиссные проекты; расплодилась огромная переписка и постоянно происходили долгие переговоры по аппарату; часто собирались совещания всех прикосновенных к делу лиц. Вместо того чтобы ясно поставить цель войны, дать определенные задачи фронтам и затем направлять их действия, Н.Н. совершенно терялся посреди борьбы разных взглядов. Не будучи в состоянии охватить всю обстановку грандиозной войны и не имея при себе хорошего советника (нач. штаба Янушкевич был совершенно непригоден), Н.Н. все время колебался между раз-личными, иногда противоположными решениями. В изданном Военно-Истор. комиссией «Стратегическом очерке войны 1914—1918 гг.» приведены многочисленные документы и факты, подтверждающие этот вывод. В конце концов вследств постоянных колебаний не только был утрачен основной план но исчезла и всякая руководящая идея войны. В марте 1915 когда Рузский оставил по болезни пост главнокомандующего Сев.-Зап. фронтом и его место занял бывший нач. штаба Иванова ген. Алексеев, казалось, что в действиях двух фронтов установится большее единство, но к общему удивлению Алексеев в своем новом положении стал на точку зрения Рузского. Вскоре к стратегической анархии присоединилось еще другое бедствие — недостаток артиллерийских снарядов. В итоге после года войны, начатой с такими блестящими надеждами и стоившей таких огромных жертв, русские армии, несмотря на свое большое численное превосходство, очутились на линии Черновицы — Пинск — Двинск — Рига, оставив неприятелю обширную территорию, почти все крепости, около 3 млн пленных и колоссальное количество всякого военного материала. С 23 августа (5 сент.) 1915 г. обязанности верховного главнокомандующего принял на себя сам Николай II, выбрав начальником своего штаба ген. Алексеева. Н.Н. был назначен наместником Кавказа и главнокомандующим Кавказской армией. В начале 1916 г. эта армия под командой энергичного ген. Юденича разбила турок и после 5-дневного штурма взяла 3(16) февраля крепость Эрзе- рум. 2 марта 1917 г. Н.Н. принял участие в организованном Алексеевым давлении на царя с целью побудить его отказаться от престола в пользу сына. Он послал Николаю II, которого он раньше всегда направлял на путь реакции, след. телеграмму: «Ген.-адъют. Алексеев сообщает мне создавшуюся небывало роковую обстановку и просит меня поддержать его мнение, что победоносный конец войны, столь необходимый для блага и будущности России и спасения династии, вызывает принятие сверхмер. Я, как верноподданный, считаю, по долгу присяги и по духу присяги, необходимым коленопреклоненно молить Ваше Императорское Величество спасти Россию и вашего наследника, зная чувство святой любви вашей к России и к нему. Осенив себя крестным знамением, передайте ему ваше наследие. Другого выхода нет. Как никогда в жизни, с особо горячей молитвой, молю бога подкрепить и направить Вас. Ген.-адъютант Николай». Отказавшись по требованию старших военных начальников от престола, царь 2 марта подписал указ о назначении Н.Н. верх, главнокомандующим, но, когда последний прибыл в Могилев, то получил письмо председателя Временного правительства князя Львова с предложением не вступать в командование. После этого Н.Н. проживал в Крыму, откуда в 1918 г. ему удалось выехать за границу на присланном за ним английском военном судне. В настоящее время [1925 г.] он живет близ Парижа, являясь главой и вдохновителем русской контрреволюции.

Плеве, Павел Адамович (1850—1916), образование получил в Варшавской классич. гимназии и в Николаевском кав. уч-ще, откуда выпущен в 1870 г. в л.-гв. уланский полк в Варшаву. Окончил Академию Генштаба в 1877 г. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. в качестве офицера Генштаба. По заключении мира до 1880 г. служил в Болгарии. В 1890 г. — командир 12-го драгунского Мариупольского полка. В 1893 г. — ген.-квартирмейстер штаба Виленского военного окр. В 1895 г. — нач. Никол. кав. уч-ща. В 1899 г. — нач. 2-й кав. див. В 1901 г. — нач. штаба Войска Донского. В 1905 г. — комендант Варшавской креп., а вскоре — командир 13-го корпуса. В 1906 г. — пом. команд, войск. Виленск. воен. окр. Наконец, в 1909 г. — командующий войсками Моск. воен. округа. В начале мировой войны П. — командующий 5-й армией, которая в районе Замостья потерпела ряд частных поражений от 4-й австро-венг. армии Ауфенберга. Но угрожающее наступление 3-й и 8-й русских армий не дало Ауфенбергу возможности добить армию П., которая быстро оправилась и приняла участие в общем вторжении армий Юго-Зап. фронта в Галицию. Затем в ноябре 1914 г. 5-я армия участвовала в Лодзинской операции, проявив значительную стойкость. В январе 1915 г. П. получил вновь сформи-рованную для «Млавского направления» 12-ю армию, а в мае, когда в Риго-Шавельском районе была сформирована новая 5-я армия, базировавшаяся на Ригу и Двинск, то был назначен командующим этой армией. В начале декабря 1915 г. П. был назначен главнокомандующим армиями Сев. фронта (вместо Рузского) и оставался на этом посту до февраля 1916 г., когда был назначен членом Гос. Совета. Вскоре после этого он умер.

Поливанов, Алексей Андреевич (1855—1920). Получил образов. в классической гимназии и в Николаевском инж. уч-ще. Начал службув 1874г. во 2-м сап. б-на и л.-гвардии грен, полку. Участвовал строевым офицером в Русско-турецкой войне (1877—1878), причем был ранен. Окончил Акад. Генштаба в 1888 г. Вся его дальнейшая служба протекала преимущественно в главном штабе, причем в продолжение 5 лет он был редактором журнала «Военный Сб.» и газ. «Русск. Инвалид». В 1905 г. П, был назначен начальником главного штаба, а через год — пом. воен. министра. Последнюю должность он занимал около 6 лет, причем ему приходилось обыкновенно выступать представителем военного ведомства в законодательных учреждениях. П. сблизился с членами комиссии обороны Гос. думы, и особенно с А.И. Гучковым, что весьма облегчало проведение законопроектов воен. министерства, но зато в придворных кругах вызывало обвинение П. в «левизне», несмотря на то, что он поддерживал сношения также и с председ. союза русск. нар. Дубровиным. Воен. министр Сухомлинов, видевший в П. опасного coперника, воспользовался этими обвинениями для того, чтобы избавиться от него. В марте 1912 г. П. был отстранен от должности пом. воен. мин. с оставлением членом Гос. Совета, которым он состоял с 1 янв. Когда началась мировая война, он принял деятельное участие в работе принца А.П. Ольденбургского по эвакуации раненых. Между тем обнаружившийся недостаток боевого снабжения и другие недочеты военного ведомства вызвали общественное негодование и заставили царя уволить симпатичного ему военного министра Сухомлинова, заменив его П. Последний пробыл министром 9 месяцев, с июня 1915 г. по март 1916 г., причем за это время острый кризис в боевом снабжении армии был устранен. После революции военный министр Гучков сделал П. председателем особой комиссии по реорганизации армии на демократических началах. В 1920 г. П. поступил на советскую службу, причем вскоре был назначен в состав делегации, отправленной в Ригу для ведения мирных переговоров с Польшей. Там он скончался от тифа.

Радко-Дмитриев, болг. и русский генерал. Болгарин родом, родился и начал службу в Болгарии. Принадлежа к сторонникам России, участвовал в заговоре против князя Александра (Баттенбергского), после чего перешел на русскую службу, окончил Академию Генштаба и долго служил на Кавказе. Когда произошло примирение между русским и болг. правительствам ми, он вернулся в Болгарию. Во время первой Балканской войны (1912—1913 гг.) Р., командуя 3-й болг. армией, разбил турок в бою у Киркиллисе и был главным участником победоносного сражения у Люле-Бургаса, но потерпел неудачу при атаке укрепленных турецких позиций у Чаталджи. Перед мировой войной, будучи болгарским посланником в Петербурге, он принял русское подданство и был назначен командиром 8-го арм. корп., с коим принял деятельное участие в Галицийской битве. После назначения ген. Рузского главнокомандующим армиями Северо-Зап. фронта Р. заменил его в должности командующего 3-й армией, но тут обстановка сложилась для него неблагоприятно. В конце апреля 1915 г. Макензен прорвал его растянутые позиции на участке Горлице — Тарнов и, развивая удар во фланг и тыл армий Юго-Зап. фронта, заставил их очистить Галицию. После этого Р. был зачислен в резерв командн. состава, а затем получил 2-й Сибирский корпус. С 20 марта 1916 г. он командовал 12-й армией, расположенной в районе Риги. Тут с 3 по 9 июня под руководством главнокомандующего фронтом Куропаткина было произведено наступление в Бауском направлении, закончившееся полной неудачей. Затем, с 23 по 29 декабря, Р. наступал зап. Риги с целью отбросить немцев за реки Аа и Эккау; но несмотря на почти тройное превосходство сил весь результат свелся к овладению небольшим выступом германской позиции. После февральско-мартовской революции Р. вышел в отставку. В октябре 1918 г. он был убит в Пятигорске вместе с Рузским и др.

Ренненкампф, Павел Карлович (1854—1918). Получил образование в Гельсингф. пех. юнкерском уч-ще. После чего в 1873 г. был произведен в корнеты в 5-й уланский Литовский полк. Окончил курс в Академии Генштаба в 1882 г. После службы в разных войск, штабах получил в 1895 г. Ахтырский драгунский полк, коим командовал 4 года. В чине ген.-майора Р. участвовал в военных действиях против китайцев, причем получил Георгиевские кресты 4-й и 3-й степени. Во время Русско-японской войны он был начальн. Забайкальской казачьей дивизии. В Мукденском сражении, командуя Цинхеченским отрядом, проявил большое упорство. В 1905 г. Р. особенно отличился жестокостью, командуя карательным отрядом, с которым, следуя на особом поезде, восстановил сообщение Маньчжурской армии с Зап. Сибирью, подавив революционное движение в полосе жел. дороги. С 1905 г. он в продолжение 8 лет команд, разными корп., а в 1913 г. был назначен командующим войсками Виленского воен. окр. В начале мировой войны Р. командовал 1-й армией, развернувшейся в районе Вержболово и вступившей в Вост. Пруссию. После боев у Сталюпенена и Гумбинена немцы начали отходить на юго-запад, причем, несмотря на наличие в русской армии 5 1/2 кав. дивизий, в штабе была «полная неосведомленность» о положении неприятеля. Директивой от 13 авг. Жилинский приказал Р. двумя корпусами обложить крепость Кенигсберг, а остальными силами преследовать отступавшего к Висле неприятеля. Телегр. от 14 авг. Р. предписывалось: «Окажите содействие 2-й армии своим движением возможно далее вперед своим левым флангом на Бартекштейн и выдвижением к стороне Бишофсбурга своей кавалерии». Но наступление в указанном направлении ни в коем случае не могло облегчить положение 2-й армии Самсонова, ввязавшейся в сражение в районе к востоку от Танненберга. Прямой связи между Р. и Самсоновым не существовало, а они могли сообщаться лишь через штаб фронта. После разгрома армии Самсонова Гинденбург обрушился на армию Р., которая отступила обратно в Россию в полном беспорядке, потеряв, по русским сведениям, около 80 000 штыков, в т. ч. 45 000 пленными, около 150 орудий и 120 пулеметов. На донесение Р. непосредственно верховного главнокомандующего о том, что «все корпуса вышли из боя», растерявшийся князь ответил: «От всего любящего вас сердца благодарю за радостную весть. Поблагодарите геройскую 1-ю армию за ее труды. В дальнейшем при вашей энергии и помощи Божьей уверен». Впоследствии Р. принял участие в Лодзинской операции, действовал весьма неудачно и заслужил от Рузского обвинение в непонимании обстановки. В начале 1915 г. он был удален от должности, а затем уволен в отставку. Воен. министр Поливанов дал о нем след. отзыв: «Ген.-адъютант фон Р. обладает большой энергией при крайне ограниченных военных дарованиях и при отсутствии хорошего нравственного воспитания». После переворота Р. вместе с некоторыми другими деятелями старого режима был арестован в Петропавл. крепости и находился под следствием «Чрезвычайной комиссии по делам бывших министров». В 1918 г. Р. был убит в Таганроге.

Рузский, Николай Владимирович (1854—1918), получил образование в 1-й Петерб. военной гимназии и во 2-м Констант, воен. уч-ще, откуда выпущен в 1870 г. в л.-гв. грен, полк, участвовал в рядах полка в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг., причем был ранен. В 1881 г. окончил Академию Генштаба. Служил в разных штабах. В 1896 г. получил 151-й пех. Пятигорский полк, но командовал им всего 5 мес. и был назначен ген.-квартирмейстером штаба Киевского воен. окр. В 1902 г. нач. штаба Виленского воен. окр. Во время Русско-японской войны при образовании частных армий после Шахейского сражения Р. был нач. штаба 2-й Маньчжурской армии. По возвращении в Россию он командовал 21-м корп.; но затем по слабости здоровья был назначен членом Военного совета. Однако в 1912 г. его опять призвали к активной деятельности в качестве пом. командующего войсками Киевского воен. округа. В начале мировой войны Р. командовал 3-й армией, наступавшей от Ровно на Львов. Занятие этого города создало ему популярность. В сент. 1914 г. Р. был назначен главнокомандующим армиями Северо- Зап. фронта. О его взглядах на дальнейшее ведение войны см. ст. Ник. Николаевич. В марте 1915 г. Р. по болезни покинул театр войны. Затем по выздоровлении в июле 1915 г. он был назначен главнокомандующим отдельной 6-й армией, а в августе того же года, когда Северо-Зап. фронт был разделен на две части, главнокомандующим армиями Северного фронта, прикрывавшими пути на Петроград. Р. отличался большой осторожностью; он старался притягивать к себе возможно больше войск, но избегал решительных действий. В декабре 1915 г. он заболел и ушел в Государственный Совет, а в начале августа 1916 г. опять вернулся на должность главнокомандующего Северным фронтом, принял выдающееся участие в том давлении, которое было произведено на Николая II старшими военными начальниками, чтобы побудить его отречься от престола (см. Алексеев). Впоследствии, когда началось «распадение» армии, Р. вышел в отставку. В октябре 1918 г. он был убит в Пятигорске вместе с Радко-Дмитриевым и др.

Самсонов, Александр Васильевич (1859—1914). Получ ил образование в Киевской военной гимназии и в Николаевском кав. уч-ще, откуда выпущен в 1877 г. в 12-й гусарский Ахтырский полк, с коим участвовал в Русско-тур. войне 1877—1878 гг. Окончил Акад. Генштаба в 1884 г. После службы в разных войсковых штабах С. с 1896 по 1904 г. был нач. Елисаветградского кав. уч-ща. В Русско-японской войне он командовал сначала Уссурийской конной бригадой, а потом Сибирской казачьей дивизией. При Вафангоу его кавалерия прозевала обходное движение 4-й японской дивизии, решившее исход боя. Во время отступления от Ляояна С., командуя сильным боковым отрядом, занял позицию у Тумыназы и отразил атаку гв. бригады Умесова (3 бат., 4 ор., 3/4 эск.). В Шахейском сражении, находясь со своей кавалерией и батальоном пехоты на левом берегу Тайцзыхэ, он при наступлении кав. бригады принца Канина без сопротивления отошел назад, обнажив фланг и тыл пехоты Ренненкампфа, что имело весьма тяжелые последствия. После заключения мира С. занимал должность нач. штаба Варшавского воен. округа, наказ, атамана Войска Донского и Туркест. ген.-губернатора и командующего войсками Туркест. воен. окр. В начале мировой войны С. командовал 2-й армией, развернув, шейся на линии Ломжа — Новогеоргиевск и предназначенной для вторжения в Вост. Пруссию. Этой армии пришлось наступать по трудным песчаным дорогам и местности, бедной продовольствием, что вызывало необходимость предварит, устройства тыла, а между тем верховный главнокомандующий и главнокомандующий фронтом Жилинский все время торопили С. В середине августа 2-я армия была окружена немцами в районе восточнее Танненберга, причем большая часть ее попала в плен. Сам С. со штабом пытался выбраться, но отстал от других и погиб при обстоятельствах, до сих пор не вполне выясненных. Полагают, что он застрелился. Впоследствии его жена, отправившись в Германию в качестве сестры милосердия, нашла его тело, похороненное в общей могиле.

Сахаров, Владимир Викторович, род. в 1853 г. Образование получил во 2-й Моск. воен. гимназии и в 1-м военном Павловском уч-ще, откуда был выпущен в л.-гвардии грен. полк. Окончил Академию Генштаба в 1873 г., после чего отправился на театр Русско-турецкой войны, но прибыл туда уже по окончании военных действий. При дальнейшей службе, кроме занятия разл. штабных должностей, С. пробыл год в учебн. кав. эскадроне, 4 года — правителем дел по учебной части в офицерской кав. школе, около 5 лет — нач. Елисаветградского кав. уч-ща и 4 1/2 года — к-ром 33-го драг. Владимирского полка. В 1900 г. во время воен. действий против китайцев, будучи ген.-майором, он командовал войсками, действ. в Сев. Маньчжурии. В 1901 г. — начальник 4-й кав. див. В 1903 г. — к-р 1-го Сибирского корпуса. Во время Русско-японской войны С. был начальником полевого штаба Маньчжурской армии, а после Шахейского сражения до смены Куропаткина начальником штаба главнокомандующего на Дальнем Востоке. Вообще он не пользовался доверием Куропаткина и не оказывал почти никакого влияния на ход операций. После Мукденского сражения в марте 1905 г. он был назначен членом комитета о раненых. В 1906 г. — к-р 7-го арм. корпуса. В 1913 г. — к-р 11-го арм. корпуса, с которым выступил в поход в составе III армии. С. участвовал в Галицийской битве, в сражении у Горлице — Тарнов (весной 1915 г.) и В последнем общем отступлении русских армий, закончившемся осенью на линии Черновицы — Пинск — Двинск — Рига. Во время наступления Брусилова летом 1916 г. С. командовал 11-й армией, которая вместе с 7-й армией Щербачева находилась на самом важном операционном направлении на Львов, но сыграла лишь второстепенную роль. В октябре 1916 г., после неудачи, постигшей ген. Зайончковского в Добрудже, С. был послан в Румынию команд. русской дунайской армией. Затем с образованием особого Румынского фронта из русских и румынских войск 12 дек. 1916 г. С. был назначен помощи, главноком. этим фронтом короля Карла. На предложение Алексеева утром 2 марта 1917 г. телеграфировать Николаю II «верноподданническую просьбу» отречься от престола С. потребовал, чтобы ему раньше сообщили ответы всех остальных запрошенных лиц. Ознакомившись с ними, он послал свою телегр. ген. Рузскому для передачи царю. В ней сначала выражалось возмущение «злодейством разбойной кучки людей, именуемой государственной думой», а конец гласил: «Приходя к логике разума и учтя создавшуюся безвыходность положения, я, непоколебимо верный подданный Его Величества, рыдая, вынужден сказать, что, пожалуй, наиболее безболезненным выходом для страны и для сохранения возможности биться с внешним врагом является решение пойти навстречу уже высказанным условиям, дабы промедление не дало пищи к предъявлению дальнейших, еще гнуснейших, притязаний». Вскоре после революции С. был уволен в отставку, причем остался за границей.

Сиверс, Фаддей Васильевич (1853—1916). Получил образование в классической гимназии и в Варшавском пех. юнкерском уч-ще, откуда выпущен в 1872 г. в Петерб. фен. полк. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877—78 гг., командуя ротой. Оконч. Академию Генштаба в 1881 г. Служил на разл. штабных должностях. Около года командовал 16-м фен. Минфельским полком. В 1904 г. — командовал 27-й пех. дивизией. В 1906 г. — нач. штаба Виленского. воен. округа. В 1908 г. — командовал 16-м арм. корп. В 1911 г. — к-р 10-го арм. корп. Во время мировой войны С. командовал 10-й армией, которая в феврале 1915 г. потерпела жестокое поражение от герм, генералов Эйхгорна и Белова, причем значит, часть ее, окруженная в Августовских лесах, сложила оружие. После этого С. был уволен в отставку и скоро умер.


Сухомлинов, Владимир Александрович, род. в 1843 г. Получил образование в 1-м Петерб. кадетском корпусе и в Николаевском кав. уч-ще, откуда в 1867 г. вышел корнетом в л.-гв уланский полк в Варшаву. Оконч. Академию Генштаба в 1874 г Во время Русско-тур. войны (1877—1878 гг.) состоял в распоряжении главнокоманд. Дунайской армией. В 1878 г. — правитель дел Академии Генштаба. В 1884 г. — к-р 6-го Павлоградского драгунского полка. В 1886 г. — нач. офицерской кав. школы. В 1897 г. — нач. 10-й кав. див. В 1899 г. — нач. штаба Киевского воен. окр. В 1902 г. — пом. командующего войсками Киевского воен. окр. В 1904 г. — командующий войсками этого округа, а год спустя — Киевский, Подольский и Волынский ген -губернатор. В 1908 г. нач. генер. штаба. В марте 1909 г. С. занял пост воен. министра, на котором оставался более 6 лет, пользуясь неизменным расположением Николая II и Александры Федоровны. Такая необычная устойчивость объяснялась: 1) оппортунизмом С., который был весьма уступчив в государственных делах и охотно шел на всякие компромиссы, лишь бы только это не нарушало его личные интересы; 2) характером его докладов, всегда легких и оптимистических, пересыпаемых шутками и анекдотами, что отвлекало царя от неприятных мыслей, и 3) тем игнорированием Гос. думы, которое С. начал проявлять с первых же дней своего вступления в должность. По его словам, царь прямо указал ему не выступать в Думе, говоря: «Что вам с ними спорить: вы — мой министр». Служебная деятельность и особенно личная жизнь С. вызывали многочисленные нарекания. Между прочим, дворянство Полтавской губ. через своего губернского предводителя сделало всеподданнейшее представление о неблаговидных поступках воен. министра С. в бракоразводном деле его будущей жены с полтавским дворянином Бутовичем. Однако подобные факты, которые погубили бы всякого другого, С. сходили с рук благополучно. Сам царь советовал ему не обращать внимания на то, что о нем пишут! Не могла свалить С. и та кампания, которая велась против него в правительств, сферах, гл. образом, со стороны председателя совета, министра Коковцева. Наконец, против С. по указанной выше причине были сильно восстановлены руководящие круги Государственной думы, где его постоянными противниками являлись Родзянко и Гучков. В мирное время выступления последних не только не вредили С., а, наоборот, упрочивали его положение при дворе, но при грозной обстановке войны, когда с весны 1915 г. обнаружился большой недостаток артиллерийских снарядов, положение резко изменилось. Тут обвинителем С. выступил уже сам верховный главнокомандующий Николай Николаевич, которому нужно было найти какое-нибудь оправдание для своих тяжких поражений, происшедших, гл. образом, от дурного управления войсками. При таких условиях вопрос о бесспорном недостатке артиллерийских снарядов должен был сыграть роль громоотвода и потому усиленно раздувался всем заинтересованным в этом командным составом. Уступая общему желанию, царь 11 июня 1915 г. уволил С. с должности воен. министра с оставлением членом Гос. совета. Вскоре под давлением обществ, мнения царь приказал произвести следствие о действиях С., причем последнему пришлось около 6 месяцев просидеть в Петропавловской крепости. После мартовского переворота С. был снова заключен в крепость и через 5 месяцев распоряжением Временного правительства предан суду. Судебное разбирательство продолжалось с 10 авг. по 12 ноября 1917 г., причем С. было предъявлено обвинение: 1) в измене, 2) в бездействии власти и 3) во взяточничестве. Суд признал доказанным лишь обвинение по второму пункту и приговорил С. к бессрочным каторжным работам с лишением всех прав состояния. После этого он был заключен в Трубецкой бастион, но вскоре переведен в «Кресты». Когда произошла Октябрьская революция, вследствие амнистии от 1 мая 1918 г., С. был выпущен на свободу и затем выехал за границу. В настоящее время он проживает в Wandlitzsee близ Берлина. С. написал «Воспоминания», изд. в Берлине на рус. и нем. языках.

Черемисов, Владимир Андреевич, род. в 1871 г. Получил образование в Бакинском реальном училище и на Военно-учил. курсах Моск. пех. юнкерском уч-ще, откуда выпущен в 1891 г. подпоручиком в 17-ю арт. бригаду. Оконч. Академию Генштаба в 1899 г. Служил в разных войск, штаб. В 1908 г. — нач. штаба кав. див. В 1911 г. — препод. Военной академии. Во время мировой войны Ч. в 1915 г. занимал должность ген.-квартирмейстера 5-й армии, но был удален из генштаба за упущение по службе и после этого командовал бригадой. С 12/VII 1916 г. он состоял генералом для поруч. при командующем 7-й армией. После революции Ч. (всегда настроенный демократически) стал выдвигаться и в т. н. июньском наступлении Керенского (1917г.) командовал 12-м корп. в составе 8-й армии Корнилова, Действовавшей между Днепром и Прутом. Воодушевленный Ч., 6-й див. корпус 25 июня прорвал передовую, промежут. и главную позиции противника на всем избранном фронте от Ямницы до Загвоздья; в последующие дни были заняты Галич и Калуш. Однако неудачи соседних армий и прибытие немецких подкреплений скоро сломили этот наступательный порыв. Когда вечером 7 июля Корнилов вступил в командование армиями Юго-Зап. фронта, Ч. был назначен командующим 8-й армией. После назначения Корнилова верховным главнокомандующим (19 июля) Керенский хотел назначить Ч. главнокомандующим армиями Юго-Зап. фронта; но Корнилов воспротивился этому самым решительным образом. Вслед за увольнением Корнилова с должности верховного главнокомандующего (27 августа), Ч. был назначен главнокомандующим армиями Север, фронта. После Октябрьской революции он оставил службу и выехал за границу.

Щербачев, Дмитрий Григорьевич, род. в 1857 г. Образование получил в Орловской воен. гимназии и в Михайловском арт. уч-ще. Службу начал 1876 г. в 3-м конном бат-не и в гв. конно-артиллерийской бригаде. Оконч. академию генер. штаба в 1884 г. Служил в разных штабах в Петербурге. В 1906 г. — нач. 1-й Финляндской стрелк. див. бригады. С 1907 г. по 1912 г. — нач. Военн. Академии. В 1912 г. — к-р 9-го корп., с коим выступил на мировую войну и участвовал в Галицийской битве в составе 3-й армии. В середине апреля 1915 г. Щ. был назначен командующим новой 11-й армией (старая армия с этим же номером, блокировавшая Перемышль, была после сдачи его рас-формирована). В октябре 1915 г., когда для помощи Сербии было приступлено в Одесском окр. к формированию 7-й армии, командование ею было вверено Щ. В последних числах ноября началась перевозка войск по железным дорогам на Гусятин и Волочиск. Во второй половине декабря эта армия, широко снабженная всеми средствами, пыталась произвести прорыв на реке Стрыпе, но неудачно. Летом 1916 г., во время наступления Брусилова, Щ. по-прежнему командовал 7-й армией, которая вместе со 2-й армией Сатарова находилась на самом важном операц. направлении на Львов, но сыграла лишь второстепенную роль. Вскоре после мартовского переворота Щ. был назначен на место Сахарова пом. главнокомандующего арм- румынск. фронта (короля Карла). После Октябрьской революции он в Россию не вернулся, а поселился в Париже.

Эверт, Алексей Ермолаевич (1850—1916). Получил образование в 1-й Московской военной гимназии и в 3-м воен. Александровском уч-ще, откуда выпущен в 1876 г. в л.-гвардии Волынский полк, с коим участвовал в Русско-турецкой войне 1877—1878 г. Оконч. Академию Генштаба в 1882 г. Служил в разных войсковых штабах и около года командовал 130-м пех. Херсонским полком. Во время Русско-японской войны был с окт. 1904 г. ген.-квартирмейстером при главнокомандующем Куро- паткине, а затем с марта 1905 г. нач. штаба 1-й Маньчжурской армии также при Куропаткине. После войны занимал должности нач. Главн. штаба, к-ра 13-го корп. и командующего вой-сками Иркутского воен. окр. В начале мировой войны, в авг. 1914 г., Э. назначен командующим 4-й армией после барона Зальца. С ней он принял участие в Галицийской битве, в операц. на лев. б. Вислы и в общем отступлении всех русских армий летом 1915 г. на линии Черновицы — Пинск — Двинск— Рига. После назначения Алексеева нач. штаба верховным главнокомандующим. Э. заменил его с 20 авг. 1915 г. на посту главнокомандующего Зап. фронтом. Э. получил свое боевое воспитание в школе Куропаткина, коего послушным учеником оставался до конца. В «Стратег. очерке войны 1914—1918 гг.», изд. Военно-Истор. комиссией, сказано: «Э. самым старательным образом подготовлял все операции, вмешивался во все детали работ командующих армиями и корпусных командиров, но не решался атаковать... Он хотел все предвидеть, все взвесить, идти наверняка». В первой половине марта 1916 г. по приказанию ставки войска Западного фронта наступали в общем направлении на Свенцяны — Вилькомир, но безуспешно. Летом 1916 г. предполагалось перейти в общее наступление, причем нанесение главного удара из района Молодечно на Вильну возлагалось на Зап. фронт, а Северный фронт (Куропаткин) и Юго-Зап. фронт (Брусилов) должны были лишь оказывать содействие. В назначенное время (22 мая) Брусилов перешел в наступление и в первые же дни одержал блестящий успех (см. Брусилов). Между тем Э. в указанный ему срок (28—29 мая) наступления не начал, а откладывал его 4 раза (до 20 июня), после чего вместо главного Удара в Виленском направлении был нанесен второстепенный Удар на Барановичи. Вследствие этого разгром австро-венг. армии на Юго-Зап. фронте не был использован в стратег, отношении. Когда 2 марта 1917 г. Алексеев предложил главноко-мандующим фронтами телеграфировать царю «верноподданническую просьбу» отречься от престола, Э. ответил, что он свое заключение даст лишь после того, как выскажутся Рузский и Брусилов. Узнав их ответы, он послал Николаю II телегр которой, ссылаясь на ненадежность армии, умолял его «во имя спасения родины и династии» принять просимое решение. Вскоре после переворота Э. был уволен в отставку. В 1918 г он был убит.

Юденич, Николай Николаевич, род. в 1862 г. Получ. военное образование в 3-м воен. Алексеевском уч-ще, откуда выпущен в 1881 г. в л.-гв. Литовский полк. Оконч. Академию Генштаба в 1887 г. Дальнейшая служба его протекала в различных войсковых штабах: во время Русско-японской войны Ю. командовал 18-м стрелк. полком, причем был ранен. В 1905 г. к-р 2-й бригады 3-й стрелк. див. В 1907 г. — ген.-квартирмейстер штаба Кавказского воен. окр. В 1912 г. и в 1913 г. — нач. штаба Кавк. военн. окр. Во время мировой войны, когда зимой 1914 г. вследствие панического настроения ген. Мышлаевского на Кавказском театре возник серьезный кризис, главнокомандующий гр. Воронцов-Дашков командировал для исправления дела своего нач. штаба Ю. Под руководством последнего удалось к 4 янв. 1915 г. разбить турок, стремившихся к окружению главных сил русской армии, сосредоточенных у Сарыкамыша, причем 9-й турецкий корпус был взят в плен. Вскоре после этой победы, 24 янв. 1915 г., Ю. был назначен командующим Кавказской армией. В начале 1916 г. эта армия совершила чрезвычайно трудный переход через занесенные снегом высокие горы, разбила турок и после 5-дневного штурма взяла 3 февр. крепость Эрзерум. Весной был занят Трапезунд. Летом передовые отряды выдвинулись на линию Эллеу — Эрзинджан — Муш — Битлис. Когда в марте 1917 г. Николай Никол, оставил Кавказ, Ю. был назначен главнокомандующим. После Октябрьской революции он уехал за границу. В 1920 г. Ю. командовал контрреволюционной армией, наступавшей из Эстонии на Петроград, но потерпел поражение и вынужден был вернуться обратно.

Янушкевич, Николай Николаевич (1863—1918). Получил образование в Николаевском кадетском корпусе и в Михайловском арт. уч-ще, откуда в 1883 г. выпущен подпоручиком в 3-ю гв. и грен, артиллер. бригаду. Окончил курс в Академии Генштаба в 1896 г. Вся дальнейшая служба его прошла в Петербург ских канцеляриях. Попутно с 1910 г. он был профессором военной администрации в Военной академии. В 1913 г. неожиданно состоялось назначение Я. на должность начальника Военной академии, к которой он был совершенно неподготовлен. Тут он успел весьма понравиться царю во время командировки летом
1913 г. в Ливадию, где показывал наследнику кинематографическую ленту из жизни Суворова. В марте 1914 г. по личному желанию царя и при отсутствии возражений со стороны тогдашнего военного министра Сухомлинова 45-летний Я. был назначен начальником генштаба, т. е. на тот пост, на котором в Германии закончил свою карьеру фельдмаршал Мольтке. Из приведенных данных видно, что ген. Я. был совершенно незнаком с полевой службой генштаба; почти не занимался кабинетной стратег. работой; никогда не командовал войсками; не имел никакого боевого опыта; не знал ни одного театра войны. При таких условиях даже самый даровитый человек непригоден для должности начальника генштаба, а Я. никогда не отличался особыми способностями.

Бывший военный министр Поливанов совершенно справедливо видит в назначении Я. «очень важный акт легкомысленного оппортунизма Сухомлинова» («Мемуары», т. I). Впрочем, сам Сухомлинов всего за месяц до мировой войны оценил деятельность Я. словами: «Наш начальник генерального штаба еще совсем дитя». Зато политически Я. был очень благонадежен и состоял членом правления объединенного дворянства — одной из самых черносотенных организаций. В дни, предшествовавшие мировой войне, Я. сделался доверенным лицом Николая Никол. и без ведома своего начальника, военного министра, ежедневно ездил к государю с докладами, которые делал по указаниям великого князя. С объявлением мобилизации в 1914 г. Я., согласно «Положению о полевом управлении армии», обратился к нач. штаба верховного главнокомандующего Николая Николаевича, который по своим личным свойствам особенно нуждался в талантливом и знающем помощнике.
Сознавая свою несостоятельность, Я. уже с самого начала войны отстранился от стратег. дел, передав их ген.-квартирмейстеру Данилову. Институт т. н. «заложничества» евреев, выселения и систематического преследования на пограничных линиях фронта евреев, вызвавшие протест обществен. деятелей и запрос в Гос. думе, приписывались определенно влиянию Я. Собственно говоря, Я. нес при великом князе своего рода придворно-дипломатическую службу, причем заслужил его особое благоволение. По крайней мере, когда Поливанов по поручению Николая II объявил Николаю Никол. о предстоявшем назначении его на Кавказ, то одним из первых вопросов Николая Ник. был: «Могу ли я взять с собою Янушкевича?» Ввиду этого 18 авг. 1915 г. последний был назначен помощником по военной части наместника на Кавказе, а 13 сент. 1916 г. сверх того — гл. начальником снабжений Кавказской армии. После Октябрьской революции Янушкевич был убит.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 1205


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X