Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья


Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Свечин и др   Великая забытая война
Германия

Германия. За время с авг. 1914 г. до июля 1918 г. рейхстаг во тировал 12 кредитов на сумму 34 750 млн долл. (около 69 млрд. зол. руб.); поданным баденского министра Рейнбольдта, 11 кредитов — на 139 млрд марок, т. е. ок. 33 млрд долл. Но в действительности расходы на войну, по заявлению министра финансов Шиффера, сделанному в Германском Национальном собрании в Веймаре 15 февр. 1919 г., были значительно выше. По его под счету они достигли 40 150 млн долл. (цит. по Богарту), т. е. около 80 млрд зол. руб. С каждым годом по мере развития военных действий издержки Германии росли, как это видно из след. данных.

Миллион долларов
19141875
19155750
19166650
19179875
191812 125
Итого36 275
Обязательства казны1500
Ссуды союзникам2375
Всего40 150 (по Богарту)


Финансирование войны было построено в Германии на иных основаниях, чем в Англии. Германия не находила возможным черпать свои средства из налогового источника так широко, как это делала Англия. Ее прямое обложение до войны было приблизительно равно английскому и уже по окончании войны, только к 1920 г., превысило его. При таких условиях в распоряжении правительства оставались только кредитные источники. Их было два: заимствования у Рейхсбанка в виде эмиссий банковых билетов и займы, внутренние и внешние. Германия широко прибегла во время войны к тому и другому.
Но вначале главным источником для добывании необходимых финансовых средств служила банковская эмиссия, потому что выпуск займа тотчас по объявлении войны был признан нецелесообразным. Опыт 1870 г. показал, что заключение крупного займа в такое время сопряжено с риском неудачи. Паника, охватывающая страну в начале войны, неизбежно сопровождается расстройством денежного рынка и вызывает у населения естественное стремление придержать наличные денежные средства и увеличить их получением платежей по обязательствам. Подобные условия малоблагоприятны для заключения займа. Обращение к населению за кредитом может рассчитывать на успех только тогда, когда волнение, вызванное объявлением войны, уже улеглось, и денежные отношения более или менее приспособились к новым условиям. В особенности же создается благоприятная почва для займа в том случае, если военные действия оказываются с самого начала удачными. В 1870 г. первый Северо-Германский военный заем был выпущен через несколько дней после объявления войны и потерпел неудачу, а баварский, выпущенный в конце августа, тотчас после успешных для Германии сражений, был покрыт в 6 раз. Все эти соображения говорили за то, чтобы отсрочить заключение займа на более позднее время, тем более что Германия была уверена в своем успехе с самого же начала войны.

Таким образом, центр тяжести в финансировании войны по необходимости сосредоточился на банковском кредите, т. е. на использовании Рейхсбанка как эмиссионного учреждения. С этой целью был принят ряд мер, направленных к тому, чтобы укрепить финансовое положение Рейхсбанка ввиду выпадавших на его долю новых задач. Первая мера в этом направлении заключалась в охране и усилении металлического запаса Рейхсбанка как основы его билетного обращения. Для этого Рейхсбанк, а также другие эмиссионные банки были освобождены от обязанности разменивать свои билеты на звонкую монету. Одновременно было отменено право граждан требовать обмена разменной монеты на золото. Действительно, металлический запас Рейхсбанка за первую же неделю войны увеличился на 224,3 млн марок: на 31 июля 1914 г. он составлял 1253 млн марок, на 7 авг. — 1477 млн марок. В состав металлической наличности Рейхсбанка вошло золото, хранившееся после войны 1870 г. в башне Шпандау, около Берлина, в качестве военного фонда. Первоначально этот фонд равнялся 120 млн марок, но по закону от 3 июля 1913 г. он должен был быть доведен до 240 млн марок при помощи выпуска на 120 млн марок имперских кассовых билетов, выручка от которых предназначалась для пополнении военного фонда. К началу войны она составила только 85 млн марок, так что общая сумма военного фонда достигла к этому времени 205 млн марок, которые по объявлении войны были немедленно переданы Рейхсбанку для усиления его золотой наличности и увеличения его эмиссионного права. Золотая наличность банка непрерывно возрастала в течение войны. На 7 ноября 1918 г. она равнялась 2550 млн марок, увеличившись против 31 июля 1914 г. на 1297 млн марок. Кроме того, в целях усиления оборотных средств Рейхсбанка были приняты следующие меры: 1) приостановлено действие правила об обложении банковых билетов, выпущенных сверх контингента: 2) ломбардные операции переданы вновь учрежденным особым ссудным кассам (Darlehenskassen), которым дано было право выпускать свои билеты; 3) обязательства казны различных видов сроком не более 3 месяцев были допущены наравне с золотом и коммерческими векселями в качестве покрытия билетов Рейхсбанка; 4) та же мера была применена и к билетам ссудных касс.

Обязательства казны и билеты ссудных касс учитывались или ломбардировались Рейхсбанком, и под них выпускались банкноты, которыми правительство пользовалось для покрытия военных расходов. Эти операции имели первостепенное значение в германской системе финансирования войны. Ввиду этого остановимся на них подробнее.
Госдолг Германии перед войной (на 31 мар. 1914 г.) состояв из следующих частей: 1) облигации имперских займов (Schuldverschreibungen der Reichsanleihen) на сумму 4698 млн марок 2) краткосрочный: обязательств госуд. казначейства (Schatzan-weisungen) на сумму 220 млн марок (процентных); 3) имперских казначейских билетов (Reichskassenscheine) на 240 млн марок. 

Вся сумма долга равнялась 5158 млн марок. Первые три внутренних военных займа были заключены в течение года, с сентября 1914 г. по сент. 1915 г. В первом же заседании рейхстага после объявления войны, 4 авг. 1914 г., был вотирован правительству военный кредит в 5 млрд марок, а в сентябре того же года был выпущен первый военный заем, которым предполагать использовать вотированный кредит. Одна из особенностей этого займа заключалась в том, что предполагалось выпустить его в виде облигаций двух родов: долгосрочных, типа «консолей», и краткосрочных, в виде обязательств казначейства (Schatzanweisungen). Для кредитных учреждений и крупных капиталистов, которым неудобно было бы связывать свои оборотные капиталы на долгое время, предназначались сравнительно краткосрочные облигации, а для массы публики, в особенности владельцев небольших сбережений, ищущих для своих денег прочного помещения на продолжительное время, выпускались долгосрочные облигации («консоли»). По этому типу, с известными видоизменениями в деталях, выпускались и последующие военные займы Германии. Общая сумма, вырученная от первых трех военных займов Германии, составила 25,7 млрд марок. Если, основываясь на расчетах Гельфериха, определить национальное богатство Германии в 300 млрд марок, то окажется, что 8,5% этого богатства было вложено германским народом в первые 3 военных займа.

ГЕРМАНСКИЕ ВОЕННЫЕ ЗАЙМЫ (ФРИДМЭН)


За время с сент. 1914 г. по сентябрь 1918 г. Германией было выпущено 9 долгосрочных займов, принесших немногим менее 100 млрд марок. С 6-го до 9-го займов обязательства госказначейства погашались при помощи тиражей сериями в янв. и июле по курсу 110. Обязательства, не вышедшие в тираж, не могли быть выкуплены или конвертированы в облигации других займов до 1927 г., когда правительство получало право выкупить их по паритету. Если правительство воспользуется этим правом, держатель получит наличные деньги или иные обязательства, могущие быть выкупленными по курсу 115. В течение следующих 10 лет правительство сохраняет право выкупа остающихся 4%-ных обязательств, причем держатель получает или наличные, или 3,5-ные обязательства, которые могут быть выкуплены тиражами по курсу 120. После этого правительство не имеет права ни выкупать, ни конвертировать остающиеся обязательства. Последние подлежат погашению 1 июля 1967 г. по курсу 110 за 4,5-ные обязательства, 115 — за 4%-ные и 120 — за 3,5%-ные. Реальное значение сумм, вырученных Германией от военных займов, падало вместе с обесценением марки. К январю 1917 г. марка была уже обесценена по отношению к доллару более чем на 25%, к январю 1918 г.— на 20% и к январю 1919 г. — более чем на 50%. Соответственно понижалась и реальная ценность заключенных займов. Если перечислить на золотые марки по курсам соответствующих месяцев выручки от крупных займов, заключенных Германией в 1917—1918 гг., то окажется, что выручка от займов, выпущенных в марте 1917 г., выразившаяся номинально в сумме 13 122 млн. мар. при перечислении ее в золотые марки по тогдашнему курсу марки на доллары сведется к сумме 9481 млн марок; выручка от займов, выпущенных в сентябре 1917 г. в сумме 12 626 млн марок, сведется к 7368 млн зол. марок; реальная выручка от займов, заключенных в марте 1918 г., окажется вместо 14 766 млн марок равной 11 921 млн марок; а выручка от займов, выпущенных в сентябре того же 1918 года, выразится при 10 434 млн марок номинальных в 6658 млн зол. марок. При перечислении всех 9 военных займов Германии на золотые марки по тому же способу общая сумма, вырученная от этих кредитных операций, окажется равной 75,5 млрд марок вместо 98,5 млрд. Богарт вносит поправку в вышеприведенные данные. Он утверждает, что германское правительство утаило текущий долг в 18 млн долл. (около 72,5 млн марок), вследствие чего действительная сумма военных долгов Германии, по исчислению названного автора, составляет в млн долл. 42 650 (около 179 130 млн марок). Если же прибавить цифру текущего долга, приведенную Богартом, к итогу помещенной выше таблицы, то получится общий итог в 171 063 млн марок, или около 41 648 млн долл. Обязательства импер. казначейства (Reichschatzanweisungen, назыв. также — Reichschat-zwechsel) выпускались беспроцентными на краткий срок (не более 6 месяцев и процентными — на более долгие сроки. Краткосрочные обязательства, соответствующие нашим прежним «сериям» и английским Treasury Bills, подобно последним, выпускались в мирное время в счет будущих налоговых и иных поступлений долгосрочные — в счет предположенных долгосрочных займов. Обязательства казначейства также принимались к учету и ломбардировались Рейхсбанком и по закону от 4 августа 1919 были допущены в качестве покрытия банкнот. Они поступали в банк для учета частью из свободного оборота, частью от правительства, получавшего под них от банка банкноты, служившие для покрытия госрасходов. Обязательства, учтенные правительством, составляли текущий долг государства, который равнялся на 31 декабря 1920 г. 152,8 млрд марок, а к концу 1921 г. - 247,1 млрд марок. Значительная часть обязательств, вошедших в эту сумму, была учтена правительством вне Рейхсбанка.

Имп, казначейские билеты были выпущены впервые в 1874 г. взамен бумажных денег отдельных государств, упраздненных при вступлении последних в состав Германской империи. Сохранение в обращении бумажных денег, выпущенных в прежнее время отдельными государствами Германии, было недопустимо ввиду объединения денежной системы, а немедленное упразднение их поставило бы государства, в которых они обращались, в тяжелое положение. Ввиду этого они были упразднены и временно заменены особыми знаками имперского происхождения, именно упомянутыми казначейскими билетами. Общая сумма последних равнялась 175 млн марок. По своей юридической природе казначейские билеты — беспроцентные обязательства на предъявителя. Они не были снабжены принудительным курсом и необязательны к приему между частными лицами, но принимались государственным казначейством в платежи казне. Казначейские билеты были разменны на звонкую монету по предъявлении. В 1914 г. оставались в обращении казначейские билеты только мелких купюр в 5 и 10 марок. После объявления войны кассовые билеты стали неразменны, и им был присвоен принудительный курс. Вместе с тем они были допущены в качестве обеспечения банкнот Рейхсбанка. В 1915 г. имп. казначейские билеты были официально признаны бумажными деньгами, по крайней мере они выпускались и обращались в качестве таковых. Потребность в 10-марковых банкнотах существовала еще в довоенное время. Во время войны она очень усилилась, и для ее удовлетворения был принят закон от 22 марта 1915 г., которым имп. канцлер был уполномочен произвести выпуск имп. казн. билетов достоинством в 10 марок на сумму 120 млн марок. Общая сумма этих билетов, включая 10-марковые и более мелкие купюры была доведена до 360 млн марок. Эта мера имела временный характер, так как предполагалось в дальнейшем заменить казначейские билеты 10-марковыми банкнотами. Большая часть выпущенных казначейских билетов ушла в обращение, так что наличность их в Рейхсбанке, где они служили покрытием банкнот, была невелика. К концу 1919 г. она равнялась 32 млн марок, к концу 1920 г. — 44 млн марок и на 31 декабря 1921 г. — 100 млн марок.

Видную роль в финансировании войны сыграли билеты ссудных касс — Darlehenskassenscheine. Ссудные кассы, предназначенные для того, чтобы разгрузить Рейхсбанк в такое время, когда последний должен был служить исключительно государственному кредиту, учреждались в Германии несколько раз в течение XIX в. Они существовали в 1848, 1866 и 1870 гг. Эти даты сами по себе явно указывают, что германские Darlehenskassen возникали в тревожные эпохи, когда к кредитным учреждениям страды предъявлялись исключительные требования. Подобные же кредитные учреждения существовали во Франции в 1830 г. и 1848 г., но без права выпускать билеты.
Ссудные кассы, учрежденные в Германии в 1914 г., находились под контролем Рейхсбанка. За редкими исключениями они выдавали ссуды на сумму не менее 100 марок и на сроки не более 3 месяцев. Обеспечением могли служить прочные товары, находящиеся на складе в Германии (под них выдавались ссуды до 50% их цены), ценные бумаги, выпущенные империей или федеральным государством, или бумаги, отвечающие определенным требованиям и выпущенные каким-либо обществом в пределах империи (под ценные бумаги выдавались ссуды от 60 до 75%). Процент по ссудам не мог превышать учетно-ссудного процента Рейхсбанка. Ссуды выдавались билетами, выпускаемыми ссудными кассами (Darlehenskassenscheine), в купюрах от 1 марки и выше. Билеты ссудных касс не были разменны на звонкую монету и принимались в платежи казне, но не были обязательны для частного оборота. В начале войны билеты ссудных касс были выпущены на сумму менее 250 млн марок, а к концу войны выпуски их составили уже более 15 млрд марок (1918 г.). Движение эмиссии ссудных касс происходило следующим образом.

NN СРОКИ Типы % Вып. курс Срок погашения Срок, после которого может последовать выкуп Вырученная, сумма в млн. марок Число подписавшихся
1. Сентябрь 1914 г. Долгосрочный заем обяз. гос. каз. 55 97,597,5 -
1918-20
1924- 38811000 1 117 235
2. Март 1915 г. Долгосрочный заем обяз. гос. каз. 55 98,598,5 -
1921-22
1924- 8331775 2 694 0635
3. Сентябрь 1915 г. Долгосрочный заем 5 99,0 - 1924 12 160 3 966 418
4. Март 1916 г. Долгосрочный заем гос. каз. 54,5 98,595,0 -
1923-32
1924-
91 961 572 5 279 645
5. Сентябрь 1916 г. Долгосрочный заем гос. каз. 54,5 98,595,0 -
1923-32
1924-
88 261 875 3 810 696
6. Март 1917 г. Долгосрочный заем гос. каз. 54,5 98,098,0 -
1918-67
1924-
13 122 7 063 347
7. Сентябрь 1917 г. Долгосрочный заем гос. каз. 54,5 98,098,0 -
1917-67
1924-
12 626 5 213 373
8. Март 1918 г. Долгосрочный заем гос. каз. 54,5 98,098,0 -
1919-67
1924-
14 766 6 510 278
Было всего выпущено билетов ссудных касс, млн. марок В том числе находилось в обращении, млн. марок % находившихся в обращении к общей сумме
4 сент. 1914 г.242,791,037,5
31 дек. 1914 г.1317,0445,833,9
«« 1915 г.2347,0972,241,4
««1916 г.3407,02872,984,3
««1917 г.7689,06264,581,5
««1918 г.15 625,510 109,264,7
«« 1919 г.24 894,513 692,055,0
«« 1920 г.35 526,011 975,333,7
««1921 г.15 308,08 275,054,1


Если принять во внимание падение германской марки во время войны, то окажется, что по окончании войны, к началу 1919 г., эмиссия ссудных касс равнялась в переводе на золото приблизительно 12—13 млрд марок. Сумма выпущенных билетов на 31 марта 1920 г. составит в золоте несколько более 2,5 млрд, а в 1921 г. — менее 1,5 млрд марок. Выше уже было указано, что билеты ссудных касс наравне с кассовыми билетами были допущены к покрытию банкнот, выпускаемых Рейхсбанком. Это давало последнему право увеличивать свое билетное обращение в 3 раза против имевшейся у него наличности билетов ссудных касс. (Правило о третном покрытии, в силу которого билетное обращение Рейхсбанка не может превышать более чем в 3 раза ценности, служащие его обеспечением, было приостановлено только новеллой от 9 мая 1921 г.). Таким образом, чем больше накапливалось билетов ссудных касс в Рейхс-банке, тем более увеличивалось его эмиссионное право. Ввиду этого Банк имел основание увеличивать имевшееся у него в на личности количество билетов ссудных касс, отдавая за них банкноты и затем удерживая их у себя. Этим объясняется то, что значительные суммы названных билетов не находились в обращении, накапливаясь в Рейхсбанке.

Наличность билетов ссудных касс в Рейхсбанке составляла
К концу 1915 г.1,25 млрд марок
«« 1916 г.0,41 ««
«« 1917 г.1,30 ««
«« 1918 г.5,26 ««
«« 1919 г.10,99 ««
«« 1920 г.23,37 ««
31 марта 1921 г.23,95 «« 


Влияние этой системы на денежное обращение Германии смотрено в ст. о «Денежном кризисе». Что же касается ее знания, как средства финансирования войны, то оно выражается в том, что она давала Рейхсбанку возможность увеличивать сумму выпускаемых банкнот, которыми пользовалось правительство для покрытия военных издержек. При помощи текущих краткосрочных займов, рассмотренных выше, было получено около 1/2 общей суммы средств, добытых с помощью гос-кредита. Остальная сумма приходится на долгосрочные займы. В результате изложенных мероприятий по госкредиту госдолг Германии выразился в след. суммах (поданным «Stat. Jahrb. f. d. Deutsche Reich» - 1921/22):



Вилль на основании детального подсчета дает более крупные цифры. По его исчислениям, госдолг Германии в бумажной валюте составлял на 1 октября 1920 г. 283 511 млн марок (по Фридмэну — 285 900 млн марок на 18 окт 1920 г.).

Эта сумма слагалась из след. частей:
1. Внутр. консолид. долг - 85 899 млн марок
2. Дисконтиров. правительством обязательства Гос. казны - 138 008 ««
3. Обязательства, выданные за выкуп жел. дор. - 14 587 ««
4. Остаток долга за приобретение государствен, жел. дор. - 25 103 ««
5. Долг Баварии и Вюртембергу за переход почты - 870 ««
6. Возмещение областям и общинам расходов в связи с войной - 14 570 ««
7. Долг по почтовым переводам - 4030 ««
8. Суммы, принадлежащие Управ. Имп. кредита и контролю - 444 «

В переводе на золото по курсу марки к концу 1920 г. (100 марок — 1,35 долл.), вышеприведенная сумма (283 511 млн. марок) составит 3827 млн долл. К ней надо прибавить еще 5500 млн ма рок зол., в которых выражается, по расчету Вилля, внешняя задолженность Германии в иностр. валюте. В переводе на доллары по паритету эта сумма равняется 1310 млн долл. Таким образом, по этому исчислению общая сумма госдолга Германии в золоте равнялась к концу 1920 г. приблизительно 5 млрд долларов или свыше 20 млрд. марок зол.
Госдолг Германии на 31 марта 1914 г. равнялся 5441 млн марок зол. Таким образом, задолженность Германии за время мировой войны увеличилась в золоте приблизительно в 4 раза. Вместе с госдолгом увеличилась и доля госбюджета, употребляемая на расходы по госдолгу: в 1913 г. она равнялась 6,4% всей суммы бюджета, а в 1920 г. — 22,4%. Платежи по госдолгу составляли:

1914 г. - 173 296 847 мар.
1915 г. - 1 176 985 900 «
1916 г. - 2 208 114 208 «
1917 г. - 3 420 847 250 «
1918 г. - 5 691 286 476 «

Финансирование войны из налоговых источников не только вызвало в Германии принципиальные возражения, изложенные Гельферихом, но встречало и весьма серьезные препятствия практического характера, о которых также было уже упомянуто выше. Еще во время существования Германской империи прямое обложение по установившейся практике было передано в ведение союзных государств. В довоенное время было только два имперских прямых налога, проведенные в 1913 г. Это — единовременный военный налог (Wehrbeitrag) и поимущественный. Имперские финансы были основаны почти исключительно на косвенном обложении и эксплуатации государственных предприятий. С военно-финансовой точки зрения этот порядок имел существенное неудобство. Вследствие высокого местного обложения платежные средства населения представляли слишком слабый источник для имперских финансов, и Германии приходилось поневоле основывать свою систему финансирования войны на займах и банковской эмиссии, в то время как население было обложено, в общем, высокими налогами, которые, однако, все же были в общем значительно ниже, чем во Франции и и Англии1. Лишенная важнейшего финансового орудия германская система не обладала эластичностью, значение которой так блестяще обнаружилось в Англии.

Финансовая олитика Германии была рассчитана на быстрое окончание победоносной войны и на возмещение военных расходов за счет побежденных. Если бы эти условия оправдались, то германская политика оказалась бы целесообразной. Но война затянулась, и расходы по займам росли в такой сильной степени, что в позднейший период войны невозможно стало покрывать их из обычных государственных доходов, как предполагалось и делалось раньше, и для покрытия процентов по долгам приходилось делать новые долги. При таких условиях Германия вынуждена была отступить от программы, провозглашенной в начале войны Гельферихом, и прибегнуть к усиленному обложению. На этот путь Германия вступила уже с 1916 г., когда имперским правительством был проведен ряд новых налогов. В марте 1917 г. рейхстаг принял дальнейшие меры налогового характера. Но до перехода к республиканскому строю имперское правительство было связано в отношении прямого обложения влиянием юнкерской партии и тем, что прямые налоги служили почти исключительно союзным государствам и муниципалитетам. Реформа системы обложения, проведенная после провозглашения республики, открыла широкий путь к прямому обложению в имперском масштабе. Вследствие этого налоговая политика Германии после заключения перемирия характеризуется внятным развитием прямых налогов. В 1920 г. прямое обложение на душу населения в Германии составляло, по сообщению О. Чемберлена в Палате общин, 452 шиллинга 7 пенсов, в то время как в 1913 г. оно равнялось только 32 шилл. 10 пенсам. Это рекордное увеличение прямого обложения за период войны.
В Англии прямое обложение на душу населения в период 1913—1920 гг. увеличилось на 977%, во Франции — на 348%, в Италии - на 346%, в Германии - на 1379%. К 1920 г. Германия рняла первое место по размерам общей суммы обложения, приходившейся на душу населения. По сообщению председателя французской Бюджетной комиссии Дюмона, эта сумма составляла в 1920 г. в переводе на доллары: в Германии — 175, в Англии — 105, во Франции — 91, в Соед. Штатах — 50, в Италии — 45. Тем не менее, политика усиленного обложения, к которой перешла Германия в позднейший период войны, не спасла положения. Колоссальная эмиссия расшатала вконец германскую валюту и подорвала госуд. кредит, а платежи по госдолгу, и в особенности по репарациям, возложенным на Германию по Версальскому договору, привели в полное расстройство германские финансы. Дефициты сделались хронической болезнью германских бюджетов.
В 1916 г. дефицит по обыкновенному бюджету, не считая военных расходов, равнялся 480 млн марок, в 1917 г. он достиг 1250 млн марок, в 1918 г. — 2878 млн марок, а в 1920 г. повысился до 74 855 млн марок.



1Совокупность податного обременения населения вместе с местными квотами на одного жителя составляла в 1911 г. в рублях: в Германии — 27,33. Во Франции — 41,66; в Англии — 48,54. Статья Куна в «Вестн. финанс» 1913, №4, стр. 150.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 3183


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X