Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Свечин и др   Великая забытая война
11. Галицийская битва

Мы имели в виду нанести с самого начала войны решительный удар австро-венгерской армии, для чего сосредоточить против нее подавляющие силы и, пользуясь охватывающим положением, которое имела наша государственная граница по отношению к Галиции, охватить с обоих флангов австрийские армии, которые, по известным нам предположениям австрийского генерального штаба 1912 года, главной массой должны были сосредоточиться к востоку от Сана (см. схему № 2).



Чтобы удержать инициативу в своих руках и использовать период, когда главные силы германцев были отвлечены на французский фронт, нам приходилось торопиться. В пределах Киевского военного округа 8-я армия (южная) должна была начать наступление 18 августа, чтобы 21 августа совместно с 3-й армией перейти границу. Общее наступление намечалось на 19 день, когда наше сосредоточение далеко не было закончено. Для операции в Галиции мы предназначали 47,5 пех. дивизий и 18,5 кав. дивизий, из из этого числа к 27 августа, когда бои разгорелись уже по всему фронту, мы могли иметь только 3/4 назначенных сил. Легче и быстрее всего собирались войска на фронте Киевского округа и дольше всего сосредоточение задерживалось в пределах Варшавского военного округа, особенно в 4-й армии в районе Люблина, из 12 дивизий которой 5 прибывали лишь после 27 августа. В общем, в начало Галицийской битвы мы имели 40 дивизий против 36 австрийских, в конце - 51,5 против 42 австро-германских.

По австрийскому плану мобилизации 10 корпусов были привязаны к русскому фронту, а 3 корпуса (5-я и 6-я армии) - к сербскому. Они входили в первую очередь перевозок по сосредоточению (лит. А.). 4 корпуса (2-я армия) образовывали вторую очередь- лит. В.), которая могла быть направлена на тот или другой фронт.
По австрийскому плану мобилизации 10 корпусов были привязаны к русскому фронту, а 3 корпуса (5-я и 6-я армии) - к сербскому. Они входили в первую очередь перевозок по сосредоточению (лит. А.). 4 корпуса (2-я армия) образовывали вторую очередь- лит. В.), которая могла быть направлена на тот или другой фронт.

Так как русская мобилизация началась в момент, когда Австрия рассчитывала быстро расправиться с Сербией, то она застала Австрию в период, когда на Сербский фронт началась уже перевозка и 2-й армии, составленной из 4 корпусов, которые намечались к перевозке в Галицию во вторую очередь. Специалисты по железнодорожным перевозкам высказали мнение, что немедленно свернуть большую часть из 2.000 поездов, катившихся к. Дунаю, в Галицию и перебить ими перевозку ближайших к Галиции корпусов - невозможно, так как это вызовет большую сумятицу. Пришлось довезти 2-ю армию до Дуная, высадить ее там, вернуть на железнодорожные линии, ведущие к русскому фронту, подвижной состав, перевезти 1, 3 и 4 армии и затем, с 18 августа, в последнюю очередь, начать перевозку с Дуная в Галицию второй армии. Она попала только ко второй половине Галицийской битвы. Чтобы устранить затруднения, связанные с изменением развертывания, пришлось потерять много времени; только 4 августа было назначено первым днем общей австрийской мобилизации, и только в ночь на 6 августа нашлась массовая перевозка австрийских войск в Галицию. По крайней мере 4 дня были выиграны русскими из-за австрийской частной мобилизации.

Надеждам ставки на охват с обоих флангов австрийского развертывания не суждено было осуществиться. Весной 1914 года начальник австрийского генерального штаба Конрад фон Гетцендорф принял более осторожный план; считаясь с превосходством сил русских и со слабым содействием, которое в первый месяц войны могла оказать германская армия, Конрад отодвинул все развертывание австрийских армий к западу так, что главная масса австрийских войск - 1-я армия Данкля и 4-я армия Ауфенберга - собирались между Вислой и Перемышлем и направлялись на участок от Вислы до Холма. Кроме того, на левом берегу Вислы наступал 1 австрийский и 1 германский корпус. Здесь, в общем, не менее 24 австрийских дивизий направлялись против 18 русских дивизий, при чем с запада охватывали не мы, а австрийцы. Против наших 3-й и 8-й армий, наступавших с востока массой в 22 пех. дивизии, Конрад оставил заслон - 3-ю армию Брудермана и группу Кевеша - силой не более 12 пех. дивизий.
Австрийцы постарались захватить инициативу наступления, несмотря на то, что они опаздывали на 4 дня в сосредоточении, сравнительно с мирными предположениями, и на вероятное превосходство русских сил. Русская победа под Гумбиненом вызвала не только переброску из Бельгии германских корпусов, но и обращение императора Вильгельма II к австро-венгерскому верховному командованию с просьбой о скорейшем переходе в наступление, дабы помочь германцам отстоять Восточную Пруссию. 20 августа паника XVII германского корпуса подарила Ренненкампфу победу, а уже 22 августа 1 и 4 австрийские армии начали свое движение на север. Как русские армии шли на поражение в пределы Германии в конце августа и в ноябре 1914 года, для сомнительных выгод англо-французов, так и Конрад, поспешил, чтобы угодить Германии, с наступлением австрийцев, вначале успешным, но приведшим в результате их к поражению. Австро-венгерские кавалерийские дивизии были брошены вперед уже 15 августа, но самостоятельная работа конницы не имела успеха; кавалерия повсюду была с потерями отражена нашими передовыми частями (первый бой под Красником).

Группировка сил определила ход событий. 23-27 августа наша 4-я армия ген. Эверта в борьбе с превосходными силами австрийцев испытала ряд неудач и была вынуждена отойти на ближайшие позиции, к югу от Люблина. Наше стратегическое развертывание, допустившее такую слабость 4-й армии, было явно ошибочным. Но современная обстановка, вопреки известной мысли Мольтке, допускает исправлять и ошибки в первоначальном развертывании: с 25 по 30 сентября полился непрерывный поток подкреплений, перебрасываемый по железной дороге к 4-й армии и на оба ее фланга, увеличивший здесь наши силы с 7 до 17 дивизии. Кроме 3 второочередных дивизий, опоздавших к началу боев на фронте 4 армии, сюда были переброшены находившийся в пути с Кавказа III Кавказский корпус и XVIII и Гвардейский корпуса, являвшиеся частью собиравшейся у Варшавы 9-й армии. Группа войск, собиравшаяся на правом фланге 4-й армии, была объединена в составе 9-й армии. Уже 27 августа австрийцы почувствовали возросшую силу русского сопротивления; для усиления армии Данкля в ночь на 29 августа был переправлен у Юзефова австрийский корпус Куммера, а в ночь на 5 сентября - германский ландверный корпус Войрша. Тем не менее, наше положение к югу от Люблина становилось все устойчивее, инициатива переходила к нам, а очищение левого берега Вислы австро-германцами открыло простор действиям нашей кавалерии ген. Новикова, который глубоко продвинулся вверх по левому берегу Вислы.

Моментом решительного перелома надо считать 1 сентября, когда австрийский X корпус, желая использовать промежуток между 4-й и 5-й русскими армиями для охвата левого крыла 4-ой армии, захватил станцию Травники на жел. дороге Люблин - Холм. Уже 2-го сентября спешно собранные нами 30 батальонов, из состава 3 корпусов, под командой ген. Мрозовского, нанесли у сел. Суходолы сильное поражение X австрийскому корпусу. С этого момента неприятелю приходилось думать только об обороне.
Так как армия Ауфенберга следовала уступами назад по отношению к армии Данкля, то и столкновение ее с 5-й русской армией ген. Плеве имело место на 3 дня позже. Большая часть 5-й армии - XIX, V и XVII корпуса - 7 пехотных дивизий, в течение 26-30 августа вступили во встречный бой с 10 австрийскими дивизиями армии Ауфенберга, в районе к северу-востоку от г. Томашова, Значительные промежутки отделяли это поле сражения от соседних - 4-й и 3-й армий. Эта Томашовская операция представляет большой интерес, вследствие чрезвычайно сложных положений, получившихся в результате желания обоих сторон - нанести противнику фланговые удары, и обилия превратностей судьбы боевых столкновений. В один и тот же день, 28 августа, русский центральный V корпус уничтожил 15-ю гонведную дивизию, глубоко охватившую наш XIX корпус, а XIV австрийский корпус смял фланговым ударом большую часть нашего XVII корпуса. К концу сражения австрийцам удалось нас широко охватить, однако, наше положение являлось вполне удовлетворительным. Австрийцы сильно выдохлись, для фронтального натиска у них не имелось энергии, беспрерывная паника уничтожала плоды их успехов - кавалерийские дивизии исчезали, все левое их крыло, вышедшее нам почти в тыл, под натиском конницы Абрама Драгомирова в панике откатилось в последний день назад, на линию своего фронта. Однако, под влиянием сведений о катастрофе, постигшей армию Самсонова, командующий армией ген. Плеве, чрезвычайно энергично руководивший до того операцией, не выдержал и вечером 30 августа дал своей армии приказ отступать.
Австрийцы получили передышку, в которой чрезвычайно нуждались. С 13 августа наша 3-я армия, а затем и 8-я начали наносить сильные удары оставленному против них заслону 3-й австрийской армии и группе Кевеша. При почти двойном превосходстве наших сил и при введении в бой австрийских сил по частям, эти бои - на р. Золотой Липе, а затем на р. Гнилой Липе - привели к вечеру 17 августа к полному разгрому австрийского заслона. 2-го сентября нами был занят Галич, а 3-го сентября - без боя - покинутый в панике австрийцами - Львов.

Вступление русских войск во Львов
Вступление русских войск во Львов

Поражение заслона, прикрывавшего с востока наступление австрийцев на север между Вислой и Зап. Бугом, заставило Конрада отказаться от первоначального плана и попробовать, действуя по внутренним операционным линиям, бросить главную массу австрийских войск против наступавших с востока русских армий. В промежуток 31 августа - 5 сентября, пользуясь свободой, предоставленной им отходом Плеве, австрийцы оставили против него только 4 дивизии, а основную массу своей 4-й армии, приведенную в порядок 3-ю армию и закончившую, наконец, сосредоточение с сербского фронта 2-ю армию бросили в наступление против наших 3-й армии ген. Рузского и 8-й армии ген. Брусилова.
Наши 3-я и 8-я армия к западу от Львова, на линии Рава-Русская - р. Верещица, в упорных боях 4-10 сентября выдержали этот австрийский натиск. Но австрийский заслон, долженствовавший прикрывать этот удар - теперь уже с севера - был сметен русским наступлением.

На стенах казарм в Львове изображены формы одежды австрийских войск. Пленные австрийцы дают объяснения их русскому офицеру
На стенах казарм в Львове изображены формы одежды австрийских войск. Пленные австрийцы дают объяснения их русскому офицеру

Успехи 4-й армии справа и взятие Львова 3-й армией слева - позволили уже вечером 3 сентября остановить отступление русской 5-й армии, на которую никто не наседал, и поворотить ее обратно. Уже 5 сентября армия Плеве отбросила ничтожные силы австрийцев, находившиеся против нее и, действуя в прорыве между 1-й и 4-й австрийскими армиями, разделилась, направив по два корпуса во фланг и тыл противнику - на запад, против 1-й армии Данкля и на юг, против 4-й армии Ауфенберга.

С 4-го сентября наши 4 и 9 армии уже вели наступление против Данкля. 9 сентября последний был окончательно сбит и начал уходить за Сан. 30 сентября генерал Конрад, несмотря на свое упорство, пришел к убеждению в безнадежности дальнейшего сопротивления. 11 сентября австрийцы находились в полном отступлении. В наиболее угрожаемом положении находилась 4-я армия Ауфенберга, в тыл которой выходили большие силы нашей 5-й армии. Приказав бросить обозы, чтобы не загромождать дорог, генерал Ауфенберг сумел проскользнуть с пехотой и артиллерией перед фронтом несколько замявшейся конницы 5-й русской армии.
Мы хотели австрийцев в Галиции окружить и истребить; вместо этого мы просто вытолкали их из Восточной Галиции. Половинчатость нашего успеха объясняется постоянным опасением М. В. Алексеева, руководившего этой операцией в должности нач. штаба юго-западного фронта, за наш центр - 5 армию ген. Плеве, а также опасением его выдвигать вперед ваши крылья, чтобы не подставить их под удар с фланга или тыла неприятелю.
Большое значение также имел временный выход Плеве из боя на 31 августа-4 сентября, что вызвало трудные для 3-й армии бои у р. Равы-Русской и настолько поглотило силы 3 и 8 армий, что они не заметили начала отступления неприятеля и не в силах были его преследовать.

Галиция. Еврейки – продавщицы воды
Галиция. Еврейки – продавщицы воды

Критикуя эти достижения, не надо, однако, забывать, что в течение ближайших дней, следовавших за 29 августа, тыл всей Галицийской операции, после поражения армия Самсонова, не был ничем прикрыт со стороны Восточной Пруссии. Направление в этот момент подкреплений, необходимых, чтобы преодолеть кризис в районе Люблина и продолжать наступление в Галиции, вместо того, чтобы заслониться на Нареве от германцев, представляет большой плюс русского верховного командования. При всей их неполноте, успехи русских в Галиции в течение первых шести недель войны оказались достаточными, что-бы нанести австро-венгерским армиям такие удары, которые оказались смертельными для всего государственного организма двуединой монархии. Австрийские войска, шедшие в первые бои с большим подъемом, в течение остальной войны представляли уже второсортный материал.

Галиция. На привале
Галиция. На привале

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2321


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X