Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

С. Рабинович   История Гражданской войны
§ 1. Антантовский план «похода четырнадцати государств» и его провал

Провал открытой интервенции и первого большого похода на Советскую Россию не остановил Антанту. Меньше всего она собиралась прекратить борьбу с социалистическим государством. Потому именно Антанта и организовала первый поход как комбинированный, т. е. как наступление со всех сторон, чтобы в случае неудачи на одном направлении добиться успехов на другом. Поражение Колчака заставило Антанту переключить главное внимание на других генералов – Деникина и Юденича. За время первого похода Антанты вооруженные силы Деникина значительно выросли за счет добровольцев из кулаков, буржуазных сынков и офицеров, а также за счет насильно мобилизованных крестьян. К концу июня Деникин сумел выставить на фронт около 100 тыс. бойцов.

Всемерно укрепляя и вооружая белые армии, но все же не полагаясь целиком на их боеспособность, Антанта начинает отыскивать и другие пути организации нападения на Советскую страну. Орудиями такого нападения должны были стать, по мысли руководителей Антанты, государства, расположенные вдоль границ советских республик, главным образом вдоль западной границы.

Еще во время первого похода Антанты наметилась, как писал т. Сталин, "новая комбинация, новая прикрытая форма вооруженного вмешательства, правда, более сложная, чем открытое вмешательство, но зато более «удобная» для «цивилизованной» и «гуманной» Антанты. Мы имеем в виду наскоро сколоченный империализмом союз буржуазных правительств – Румынии, Галиции, Польши, Германии, Финляндии – против Советской России… К чему «опасная» для империализма открытая интервенция, требующая к тому же больших жертв, раз есть возможность организовать прикрытую национальным флагом и «совершенно безопасную» интервенцию за чужой счет, за счет «малых» народностей: война Румынии и Галиции, Польши и Германии с Россией. Но это ведь война за «национальное существование», за «охрану восточной границы» против большевистского «империализма», война, ведомая «самими» румынами и галичанами, поляками и германцами, – причем же тут Антанта? Правда, последняя снабжает их деньгами и вооружением, но это ведь простая финансовая операция, освященная международным правом «цивилизованного» мира. Разве не ясно, что Антанта чиста, как голубь, что она «против» интервенции…

Так империализм от политики бряцания оружием, политики открытой интервенции вынужден перейти к политике замаскированной интервенции, к политике втягивания в борьбу с социализмом малых и больших зависимых национальностей" (Сталин, статья «Резервы империализма», см. «Жизнь национальностей» № 9 (17) за 1919 г.).

Но весной 1919 г. буржуазия Польши, Румынии, Эстонии и других государств была занята борьбой с революционным движением в своих странах. К тому же Румынии вскоре была поручена борьба с Советской Венгрией, а перед германской буржуазией стояла задача борьбы с растущим влиянием коммунистов, с советской Баварией. Поэтому буржуазия всех этих государств не могла в тот период выделить крупных сил для борьбы с Советской Россией.

К осени 1919 г. положение в Западной Европе изменилось. При непосредственной поддержке Антанты советская власть в Баварии и в Венгрии была задушена. Еще до этого советская власть была свергнута в Эстонии, Латвии и Литве. Жесточайшим террором подавлялись малейшие попытки рабочих и крестьян выступить в защиту своих классовых интересов. Теперь Антанта могла уже попытаться мобилизовать все эти страны на борьбу с пролетарским государством.

На осень 1919 г. был намечен «поход четырнадцати государств» против Страны советов. Инициатором и организатором этой новой, замаскированной интервенции был английский военный министр Черчилль. Как передавала зарубежная печать, Черчилль сообщил съезду партии консерваторов «о подготовляемом Антантой смертоносном ударе по русской революции. После сосредоточения всевозможных военных припасов вдоль всех границ Советской России начнется наступление на Москву армий четырнадцати государств. Это наступление должно начаться в конце августа или в начале сентября. По расчетам Черчилля, Петроград должен пасть в сентябре, а Москва к рождеству. Далее впредь до окончания усмирительной работы в стране Россией будет управлять смешанная комиссия под военной диктатурой».

Черчилль пытался опровергать эти сообщения печати, но, как указывал Ленин, «если бы даже этот источник оказался неправильным, мы прекрасно знаем, что дела Черчилля и английских империалистов были именно таковы… на Финляндию, Эстляндию и другие мелкие страны оказывались все меры воздействия для того, чтобы они воевали против Советской России» (Ленин, т. XXIV, стр. 596).

Буржуазная печать заранее на все лады кричала о предстоящем успехе «похода четырнадцати государств», надеясь на скорый разгром большевиков. Но из этого похода ничего не вышло. Он был сорван активной политикой советской власти.

Какие страны входили в число этих четырнадцати государств? Ленин на одном из документов составил для себя их список. В него вошли: Англия, США, Франция, Япония, Италия, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Украина, Грузия, Азербайджан и Армения – итого четырнадцать государств. А сбоку списка в скобках Владимир Ильич приписал: «колчакия», «деникия».

Уже из списка видно, какое значительное место занимали в этом предполагавшемся походе мелкие государства, образовавшиеся после Октябрьской революции. Было ясно, что меньше всего Англия, Франция и другие страны Антанты намеревались повторить опыт с использованием своих собственных войск. Слишком свежи были еще в памяти империалистов зарницы революционных восстаний во французских и английских войсках и флоте в 1917, 1918 и 1919 гг. Пушечное мясо для похода должны были поставить именно армии мелких государств. Но распоряжаться этими армиями, как своими собственными армиями, Антанта не могла. «Тот факт, – отмечал еще в 1920 г. т. Сталин, – что эти армии действуют по директивам Антанты, отнюдь не опровергает наличия тех трений, которые существуют и будут существовать между Антантой и национальными интересами государств, войсками которых пользуется Антанта» (Сталин, Об Октябрьской революции, стр. 23).

Антанта требовала, чтобы мелкие государства помогали российской контрреволюции, между тем как победы Колчака, Деникина и Юденича грозили прежде всего ликвидацией самостоятельности этих стран. Белые генералы даже не трудились скрывать, что они воюют за старую «единую и неделимую» Россию. Колчак категорически восставал против независимости Финляндии. Эстонию и Латвию белогвардейцы рассматривали как составные части старой России. Не соглашались они признать самостоятельность Польши и кавказских республик. Вот почему, несмотря на нажим Антанты, большинство мелких государств под всякими предлогами либо вовсе отказывалось выступать совместно с белыми армиями против Советской России, либо ограничивалось посылкой на фронт в помощь белогвардейцам против Красной армии небольших частей.

Буржуазия всех вновь образовавшихся республик боялась большевиков, готова была сама с ними воевать и не однажды выступала с вооруженной силой против Советской России. Но в то же время ей вовсе не хотелось помогать борьбе царских генералов с большевиками, тем более что национальная и мирная политика советской власти обеспечивала окраинным республикам полную возможность самостоятельного существования.

Когда перед мелкими государствами, говорил по этому поводу Ленин, «встал вопрос ребром идти ли с Антантой, помогать ли ей душить большевиков, или помочь большевикам своим нейтралитетом, – оказалось, что мы выиграли тяжбу и получили нейтралитет, хотя V нас не было никаких договоров, а у Англии, Франции и Америки были всякие векселя, всякие договоры, – все-таки маленькие страны поступили так, как хотели мы, не потому, что буржуазии польской, финляндской, литовской, латышской доставляло удовольствие вести свою политику ради прекрасных глаз большевиков, – это, конечно, чепуха – а потому, что мы были правы в своем определении всемирноисторических сил: что либо зверский капитал победит и, будь какая угодно демократическая республика, он будет душить все малые народы мира, либо диктатура пролетариата – и только в этом надежда всех трудящихся и всех малых, забитых, слабых народов» (Ленин, т. XXIV, стр. 598).

Так же как в начале 1919 г. Советская Россия отняла у Антанты ее собственных солдат, так теперь, осенью 1919 г. Советская Россия отвоевала у Антанты эти малые народы. Эту победу Владимир Ильич расценивал как победу всемирно-исторического значения, неоднократно подробно разбирая и объясняя ее причины.



<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2240


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X