Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья
  • на pharaon casino зеркало клиент может продолжить начатую игру в любой удобный момент
  • casino-obzor.name


Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

С. Н. Семанов   Ликвидация антисоветского Кронштадтского мятежа 1921 года
Приложения. Документы и материалы

№ 1

Резолюция общего собрания рабочих бумажного производства фабрики «Дубровки»

27 февраля 1921 г.

Принято единогласно на общем собрании в количестве 800 человек.

Заслушав доклад тт. Мартынова и Крюковского по текущему моменту нашей республики и, в частности о положении гор. Петрограда, общее собрание считает необходимым заклеймить позором всех шкурниковг тунеядцев, спекулянтов и провокаторов, прососавшихся в заводы и фабрики и под указку антантовских шпионов и их помощников меньшевиков и эсеров, стараются смутить и восстановить их против своей власти с тем, чтобы низвергнуть Советскую власть и передать ее в руки капиталистов, помещиков, банкиров и предпринимателей, учитывая настоящее положение и надеясь исключительно на свою энергию и силу, мы, рабочие фабрики «Дубровки», обращаемся к рабоче-крестьянскому правительству со следующими требованиями:

Изъять всех явных и тонких врагов из среды рабочих, проникших на заводы и фабрики. Вынести строгий выговор всем малосознающим рабочим, идущим в хвосте за предателями рабочей революции, указав им, что волынка, учиненная ими по на-ускиванию эсеров и меньшевиков, английских и французских шпионов, приведет нас, рабочих, и нашу страну не к возрождению, а к разорению и гибели, во избежание этого мы предлагаем всем рабочим города Петрограда и, в частности Голодаев-ской писчебумажной фабрики, которая, к сожалению, поддалась на провокацию и изменила своим братьям' по бумажной профессии, немедленно приступить к работам и этим загладить свою вину перед всеми честными и достойными рабочими Советской России.

Проклятие продажным шкурам, пытающимся своими каиновыми методами подорвать устав Советского строя изнутри.

Да здравствует Советская власть, смерть шпионам, волынщиков к ответу перед Республикой.

Председатель: Ключинский

ЛГАОРСС, ф. 6276, on. 6, д. 218, л. 73. Заверенная копия.


№ 2

Приказ по флоту ревтройки Балтийского флота

3 марта 1921 г.

Согласно постановлению Совета Обороны РСФСР от 2 марта на основании этого приказываю:

1. Всем комиссарам судов, частей и учреждений [находиться] во вверенных им частях.

2. Всякие собрания на кораблях, частях и учреждениях Балтфлота прекратить.

3. Никого из посторонних на корабли, части и учреждения без разрешения комиссара не допускать.

4. Всех, замеченных в агитации против Советской власти, немедленно арестовывать и препровождать в Штаб революционной тройки.

5. В случае сопротивления при аресте означенных лиц применять вооруженную силу.

6. Виновные в неисполнении означенного приказа будут предаваться Военному революционному трибуналу и судиться по всей строгости закона революционного времени.

Вся ответственность за невыполнение означенного приказа ложится на командиров и комиссаров судов, частей и учреждений Балтфлота.

Означенный приказ вступает в силу с момента его выхода. Приказ прочесть на всех кораблях, частях и учреждениях.

Члены революционной тройки Балтфлота Кожанов, Костин и Галкин

ЦГАВМФ, ф. р-304, on. 1, д. 46, лл. 46–47. Подлинник.


№3

Статья «Петроградской правды» «Достукались. К обманутым кронштадтцам»

4 марта 1921 г.

Теперь вы видите, куда вели вас негодяи. Достукались. Из-за спины эсеров и меньшевиков уже выглянули оскаленные зубы бывших царских генералов. Всех этих Петриченок и Тукиных дергают, как плясунов, за ниточку, царский генерал Козловский, капитан Бурскер, Костромитинов, Ширмановский и другие заведомые белогвардейцы. Вас обманывали. Вам говорили, что вы боретесь «за демократию». Не прошло и двух дней — вы видите: на самом деле вы боретесь не за демократию, а за царских генералов, вы посадили себе на шею нового Вирена.

Вам рассказывают сказки, будто за вас стоит Петроград, будто вас поддерживают Советы и Украина. Все это наглая ложь. В Петрограде от вас отвернулся последний моряк, когда стало известно, что среди вас орудуют царские генералы Козловские. Сибирь и Украина крепко стоят за Советскую власть. Красный Петроград смеется над жалкими потугами кучки эсеров и белогвардейцев.

Вы окружены со всех сторон. Пройдет еще несколько часов, и вы вынуждены будете сдаваться. У Кронштадта нет хлеба, нет топлива. Если вы будете упорствовать, вас перестреляют, как куропаток. Все эти генералы Козловские, Бурскеры, все эти негодяи Петриченки и Тукины в последнюю минуту, конечно, убегут к белогвардейцам в Финляндию. А вы, обманутые рядовые моряки и красноармейцы, — куда денетесь вы? Если вам обещают, что в Финляндии будут кормить — вас обманывают. Разве вы не слышали, как бывших врангельцев увезли в Константинополь и как они там тысячами умирали, как мухи, от голода и болезней?

Такая же участь ожидает и вас, если вы не опомнитесь тотчас же.

Сдавайтесь сейчас же, не теряя ни минуты.

Складывайте оружие и переходите к нам.

Разоружайте и арестовывайте преступных главарей, в особенности царских генералов.

Кто сдастся немедленно — тому будет прощена его вина.

Сдавайтесь немедленно!

Комитет обороны Петрограда

«Петроградская правда», 4 марта 1921 г.


№ 4

Сводка о настроениях команд на судах Петроградской морской базы за 1 марта 1921 г.

[не ранее 2 марта 1921 г.]

1. Служба связи. Настроение команды удовлетворительное. Волынка изгладилась. Настроение коммунистов боевое. Все мобилизованы. Оружие находится у завхоза под строгим наблюдением комиссара и коллектива. На телефонных станциях дежурят коммунисты.

2. Штаб минной дивизии. Комиссар и члены объединенного коллектива на местах. Связь с эсминцами хорошая.

3. Тральщик «Ока». Настроение удовлетворительное. Коммунисты на местах. Оружие в пирамидах (5 винтовок). За оружием строго следят коммунисты.

4. Эсминец «Забияка». Настроение удовлетворительное. Часть коммунистов на квартирах. Дежурство есть. К утру будет все по-боевому. Оружие в пирамидах... Сделано распоряжение быть всем на месте.

5. Эсминец «Десна». Настроение удовлетворительное. Все изгладилось... Дежурство есть. Оружие в пирамидах... Сделано распоряжение быть всем на месте.

6. «Орфей». Настроение удовлетворительное. Дежурство коллектива ведется... Отдано распоряжение поставить на боевое положение. Оружие в пирамидах. Поручено вести строгий надзор.

7. «Кама». Все обстоит хорошо. Оружие в руках коммунистов.

8. Эсминец «Победитель». Настроение коммунистов плохое... Дежурство коллектива ведется. Приказано всех мобилизовать. Оружие в пирамидах. Есть элементы, будирующие массу.

9. «Изяславль». Настроение удовлетворительное... Дежурство коллектива ведется. К утру будут все на ногах. Оружие в пирамидах.

10. «Самсон». Настроение удовлетворительное. Командира на корабле нет. Сделано распоряжение вызвать его. Дежурство коллектива ведется. К утру коммунисты будут все на местах. Оружие в пирамидах.

11. «Азард». Настроение отвратительное... Приказано к утру быть всем на местах. Сделано распоряжение выставить караул на льду. Оружие в пирамидах.

12. «Кречет». Настроение удовлетворительное. Винтовок 8 штук и 2 пулемета в пирамидах. Дежурят коммунисты 4 человека. Сделано распоряжение вызвать всех. Один беспартийный послан в Кронштадт.

13. «Нева». Настроение удовлетворительное... 15 винтовок и

2 пулемета в руках команды. Сделано распоряжение вызвать коммунистов. 1 беспартийный послан в Кронштадт.

14. «Зарница». Настроение хорошее. Комиссар на корабле. Винтовки 30 штук под контролем комиссара. Часть коммунистов на берегу.

15. «Макаров». Все на местах. Настроение хорошее. Замечены женщины среди корабля, одна из них была на верхней палубе и вела разговор с вахтенным о волынке. Комиссару приказано принять все необходимые меры. Оружие в руках команды.

16. Тральщик «Борго». Настроение удовлетворительное. Коммунистов на судне всего 3 человека... Оружие есть в коллективе и в команде. Вызваны все коммунисты.

17. «Изыльметьев». Настроение плохое. Комиссара на корабле не было. На корабле всего 2 коммуниста. Оружие в пирамидах под замком, имеются 2 пулемета...

18. «Гарибальди». «Настроение удовлетворительное. Коммунистов на корабле 2 человека. Всего в коллективе 38. Оружие в руках команды. 55 винтовок и 3 пулемета. К утру будут все коммунисты на местах... Убрать нужно моряка Кощуева. На эсминце находится моряк Дукин, списан как неблагонадежный.

19. Первый дивизион тральщиков. Настроение хорошее. Все на местах. Оружие в руках коммунистов.

20. 2-й дивизион тральщиков. Настроение удовлетворительное. Коммунистов 30 человек, из них 8 человек на корабле дежурят. Оружие в руках команды. К утру будут на местах все.

3 человека из комсостава пьянствуют. Один отправлен на гауптвахту.

21. «Ангара». Настроение неважное. Комиссара на корабле не было. Оружие под надзором коллектива, но есть в команде. Дежурят всего 3 человека, к утру будут вызваны все.

22. 1-й морбереговой отряд. Настроение удовлетворительное. Комиссары Ермин и Катков, а также командир отряда пьяны. Арестованы все. На их место назначен помощник коменданта Дорогов и инструктор политотдела Каскевич. Оружие в руках команды.

23. «Аврора». Один коммунист дежурный. Настроение не выяснено.

24. Подводное плавание. Настроение удовлетворительное. Комиссары на местах. Коммунисты частью на квартирах. С утра будет боевой порядок. Оружие в палубах под надзором коллектива. В любой момент утра можно выставить 30 человек, вооруженных пулеметами. В Кронштадт выбрана и послана делегация из 3 коммунистов и 1 беспартийного.

25. 4-й дивизион тральщиков. Настроение удовлетворительное. Часть коммунистов на кораблях, часть на квартирах. Часть оружия у коммунистов, патроны у комиссаров...

26. «Трансбалт». Настроение неважное. Есть недовольство. Заметно правоэсеровское течение... Оружие в кубриках. Коммунисты распределены по кубрикам для наблюдения.

27. «Волк». Комиссара на корабле не было. Коммунистов 12 человек. На корабле ни одного. Настроение невыясненное. Замечена на корабле находящаяся женщина с провожатым, вахтенный был беспартийный, и поэтому не выяснено, что это была за женщина.

28. 2-й балтийский флотский экипаж. Настроение спокойное. Все на местах. Оружие под надзором коллектива.

29. В 1-м морском береговом отряде т. Трефолевым произведены были аресты 6 человек за пьянство. Дело передано в ревтрибунал.

30. Из Кронштадта прибыла делегация. По сообщениям, отправилась на «Гангут» и «Полтаву». Меры противодействия приняты.

ЦГАВМФ, ф. р-34, on. 2, в. 548, л. 528. Незаверенная копия.


№ 5

Из журнала военных действий 95-го стрелкового полка за 15–18 марта 1921 г.

[не ранее 15 марта 1921 г.]

Год, месяц, число

 

Последовательное описание военных действий

 

Перечень приложений

 

1921 г., март 15

 

На участке полка спокойно. Принято четыре перебежчика с линкора “Петропавловск”.

 

Приказ по 32-й стрелковой бригаде № 015; по полку — № 011, сводка — № 130 оп.

 

16

 

В 3 час. 55 мин. полк сдал занимаемый сторожевой участок по южному берегу Финзалива; от Корд включительно до Постоялый Двор исключительно, 235-му Невельскому полку. В 4 час. 15 мин. полк по смене и сдаче участка выступил походным порядком в колонию Ораниенбауманскую, куда прибыл и разместился в 7^час. Остальная часть дня прошла в приготовлении к наступлению и заготовке лестниц, саней и т. д. Прибыли и разместились в Нов. Петергофе адмштаб и хозчасть полка.

 

Сводка №132 оп.

 

1921 г., март 17

 

В 2 час. полк, сосредоточившись у штаба полка, выступил с целью наступления на Кронштадт. Шли по льду в колоннах по отделениям. В 5 час. полк принял боевой порядок на подступах Петроградской пристани. При дальнейшем наступлении противник освещал прожектором и у самых подступах к пристани начал обстреливать ураганным артиллерийским и сильным пулеметным огнем. Воодушевляемый комсоставом в 6 час. 45 мин. полк первым ворвался на Петроградскую пристань и продолжал дальнейшее свое наступление. При вступлении в Кронштадт были взяты 2 тяжелых батареи и 3 легких орудия, 4 пулемета. Далее полк продвигался, преодолевая проволочные заграждения и засеки. Стремительно продвигаясь по Петроградской улице, полк дошел до Управления артиллерийского морского штаба. Соседние части отстали, и полк временно приостановил движение, встречая сильное сопротивление. Кроме того, в результате того же стремительного движения в тылу полка сказалось наличие превосходных сил противника, вооруженного пулеметами, притом ввиду непродвищения частей справа и слева и флангового обстрела полк должен был приостановить движение и занять линию по Пролетарской улице. С наступлением темноты полк два раза был атакован противником, но атаки были отбиты с большими потерями для противника. На ночь полк выставил сторожевое охранение на линии Чеботаревой улицы, касаясь правым флангом Финского залива. Штаб полка — аптека Морского госпиталя. За 17 марта полк понес потери: убитыми — комсостава — 3, красноармейцев — 49; ранеными — комсостава — 10, красноармейцев — 74; контуженными — красноармейцев — 2; без вести пропавшими — комсостава — 5, красноармейцев — 59.

 

Приказ по бригаде № 016;

по полку №012 сводка №147 оп.

Сводка №151 оп.

18

 

Окончательно окончилась ликвидация мятежа. Полк временно разместился в общежитии служащих Морского госпиталя.

 

 

 

 

 

 

 

Пом. ком. полка 95 [подпись] Военком [подпись] Полк, адъютант [подпись]

 

 

 

 

 

ЦГАВМФ, ф. р-52, оп. 1, в. 88, ЛЛ. 59–60а. Подлинник.


№ 6

Донесение командира полка особого назначения Бурнавского с описанием боевых действий при штурме крепости Кронштадт 17 марта 1921 г.

[не ранее 17 марта 1921 г.]

Боевой приказ для штурма крепости мною был получен от командира бригады тов. Федько к 17 часам 16 марта, после чего мною был отдан боевой приказ по полку для наступления и штурма крепости Кронштадта. К 2 час. 17 марта вверенный мне полк в составе трех батальонов (2 батальона курсантов, 2 роты молодых моряков и отряд коммунаров, 30 пулеметов и комендантская команда) сосредоточился у ст. Ораниенбаум, у купальни, откуда тотчас же были высланы разведчики по направлению к Петроградской пристани и в стороны по заливу для обследования залива, а также обеспечения штурмующей колонны от всяких неожиданных действий со стороны мятежников. В 2 час. 45 мин. того же числа была выслана ударная группа в 300 штыков, 4 пулемета «льюис» под командою тов. Степанова, которому было приказано подойти незаметно к Петроградской пристани и ворваться в крепость у Петроградских ворот. Вслед за ударной группой в 3 часа 17 марта выступили полк с Ораниенбаумского берега в колонне по отделениям. Пулеметная команда была распределена между батальонами и двигалась при батальонах, патронные двуколки и перевязочный отряд двигались позади колонны. Комендантская команда для охраны тыла и порядка в нем двигалась в хвосте колонны полка, связь между передовыми частями и соседями была живая — цепочкой. Позади непосредственно двигался 561-й стрелковый полк, вправо — 32-я бригада и влево — 98-я бригада. Я находился в голове колонны и при 2-м батальоне. Колонна справа и слева охранялась дозорами. Во время движения колонны со стороны мятежников артиллерийского огня не было. В 5 час. 17 марта разведчики ударной группы тов. Степанова подошли к Петроградской пристани, где были встречены ружейным и пулеметным огнем, и их заставили остановиться, после чего разведка залегла, прячась за баржи. Ударная группа тов. Степанова в это время находилась в одной версте от Петроградской пристани и, услыхав ружейную и пулеметную стрельбу, быстро перешла из колонны в боевой порядок и быстрым шагом стала вести наступление двумя цепями. Когда ударная группа приняла боевой порядок, то голова колонны полка находилась в l/2 верстах от Петроградской пристани, и, услышав стрельбу, я приказал полку перейти в боевой порядок. Две роты молодых моряков составили резерв полка и шли непосредственно за полком двумя густыми цепями. Когда полк принял боевой порядок, я, не задерживаясь, так как попали под ружейный и пулеметный огонь, двинул цепи быстрым шагом вперед, причем 4-й роте приказал двигаться в направлении на пороховой погреб. Я и комиссар тов. Богданов находились в это время впереди полка. В 150 шагах от Петроградской пристани я был легко ранен в грудь; не обращая внимания на ранение и во избежание лишних потерь мною была подана команда: «В атаку, вперед!», после чего все дружно поднялись и пошли быстрым шагом в атаку; не пройдя 50 шагов, цепи снова залегли, так как со стороны мятежников был открыт сильный пулеметный, ружейный и артиллерийский огонь. Дав минуту цепям передышки, а также подползти резерву и 561-му полку поближе, после чего я скомандовал: «Ура!» Цепи быстро поднялись и с громким дружным «ура» ворвались на Петроградскую пристань Я же, не добежав 50 шагов, был контужен в голову, после чего упал и потерял сознание. Когда же стало совершенно светло, то я немного пришел в себя и был поднят двумя товарищами, которые повели на перевязочный пункт в Ораниенбаум. В это время бой уже происходил в городе, где за меня оставался мой помощник тов. Черепагин. Состав полка: 998 штыков, 26 пул. «Максим», 4 пулемета «Льюис».

ЦГАВМФ, Q6. р-52, on. 1, д. 88, л. 20–20 об. Подлинник.


№ 7

Донесение командира 501-го Рогожского стрелкового полка Прже-смыцкого с описанием боевых действий при штурме крепости Кронштадт 15–17 марта 1921 г.

[не ранее 17 марта 1921 г.]

15 марта полк был расположен в районе гор. Петергофа, в д. Темяшкино, Сойкино, Ратули и Туюзи и вел подготовительную работу к штурму крепости, т. е. получал обмундирование, снаряжение, вооружение и продовольствие, а также велась политическая пропаганда к поднятию духа красноармейцев, которые в большинстве были политически неразвиты и не проходившие строя.

С момента производства этой подготовительной работы почти стало уже ясно об нашем активном участии в предстоящей операции на Кронштадт. Настроение в полку значительно ухудшилось по той причине, что красноармейцы, будучи совершенно не обучены и только что за неделю прибыли в полк [...]655. За время стоянки в резерве, находясь в самых тяжелых жизненных условиях, отсутствие обмундирования, дошедшее до того, что к моменту переброски части из Великих Лук, для того чтобы пройти от места стоянки полка до станции железной дороги на расстояние 12 верст, полк ввиду отсутствия обуви, даже лаптей, пришлось погрузить на подводы и доставить на вокзал. Во время же производства подготовительной работы под Ораниенбаумом получены официальные сведения от разведки, посылаемой на Кронштадт, о том, что по льду много воды и большие проломы, сведения подтверждались в официальных органах периодической печати и с приездом представителей X съезда РКП, уполномоченных при комиссаре, сообщивших, что во время оперативного секретного совещания при штабе Южгруппы выяснилось, что вода на льду есть, а около Кронштадта от оттепели образовались провалы, в которых вода достигла глубины с человеческий рост. Считаясь с официальностью этих сведений, настроение не только красноармейцев, но и комсостава было подавлено. Сознавая необходимость операции, в то же время чувствуя невозможность условий ее выполнения, но, несмотря на это, комсостав и политсостав проявлял все время полную энергию в напряженной работе для приведения полка в надлежащий вид [...] 655 было роздано обмундирование и .снаряжение красноармейцам, в то же время обучал их обращаться с винтовкой и стрельбе из нее. Несмотря на все принятые меры, все же 16 марта около 1 часу ночи учебная школа, влитая на время операции во 2-й батальон, подняв весь батальон, вышла в полном вооружении и снаряжении из халуп на улицу в деревне[...] 655 с намерением завоевать пулеметы и поднять весь полк. Благодаря стойкости начпулъкома 2-го батальона т. Чепчиц, который им пулеметы не дал, и присутствию коммунистов-свердловцев и недостаточной организованности среди красноармейцев удалось их развести по квартирам и через несколько часов, ночью, когда они уснули, комбат-2 лично с комротами и комвзводами .разоружил батальон. После выделили из него 120 человек ненадежного элемента, батальон успокоился. Весь день 16 марта протекал в напряженной работе по подготовке полка в боеспособность. В 23 часа был получен оперативный приказ из штабрига-167, в котором полку приказано к 2 час. 30 мин. сосредоточиться в г. Ораниенбауме возле Гидроавиационного парка и находиться в диврезерве. По получении приказа было немедленно приступлено к его выполнению, были отданы приказания командирам батальонов и начкомам о прибытии на сборный пункт полка в дер. Темяшкино, и был издан приказ по полку, в котором информировалось положение Кронштадта и о штурме его, а также и задачи полка. 17 марта в 0 час. 30 мин. полк выступил со сборного пункта из д. Тимяшкино на место сосредоточения походным порядком, куда и прибыли к 2 час. 30 мин., где было получено словесное приказание от комбрига-167 начать движение на лед и продолжать таковое за 32-й бригадой, но красноармейцы опять стали отказываться выступать на лед, но сразу же были приняты энергичные меры, полк привели к повиновению, и в 4 часа полк выступил с места сосредоточения и начал спускаться на лед у железнодорожной будки, что восточное гор. Ораниенбаума и шагов 200 северо-западнее перекрестка шоссе с железной дорогой, и начал движение по льду по направлению на прожектора «Петропавловска», т. е. на север. Выйдя на лед, когда воочию убедились, что воды нет и лед тверд, настроение переменилось, и полк уже бодро шагал в строю повзводно, причем вперед высылалась разведка для связи с спереди наступающими частями и на фланги для охранения; связь с штабригом держалась летучей почтой. Пройдя версты 3 от берега, полк остановился для приведения в порядок (ввиду темноты некоторые части потеряли направление и через несколько минут опять начали движение) и с рассветом подошел на расстояние 2 верст к Кронштадту, где должен был остановиться ввиду того, что впереди наступающие части 499-го полка и 1-го Кронштадтского начали поспешный отход; чтобы выяснить положение и не дать отступающим частям расстроить части полка, полк залег на льду, но в это время противник открыл артогонь, который не приносил никакого поражения, причем в это время выяснилось, что некоторые части уже ворвались в город, где стал завязываться уже уличный бой. Полк был немедленно двинут вперед рассыпным строем и на помощь.

Подойдя на полверсты к городу, ринулся вперед с криками «ура» и ворвался в него. Ввиду сложившихся обстоятельств флангового обхода противником впереди прошедших двух цепей, несмотря на то, что полк шел в дивизионном резерве, он оказался третьей цепью, сбившей противника и ворвавшейся в город, но у стен Кронштадта противник открыл пулеметный огонь, но полк продолжал быстрое движение к городу по направлению на Петроградскую пристань, во время которого было несколько человек ранено. В 8 час. 25 мин. полк ворвался в город со стороны Петроградской пристани и вступил в уличный бой с засевшим по домам и подвалам противником, силы которого были неизвестны, и спустя несколько часов полк занял улицу Чеботаревскую, часть Петроградской и Власовскую и стал вести бой с засевшим с пулеметом противником в минной школе, которому было предложено сдаться комиссаром полка, но те отказались, после чего по ним был открыт пулеметный и оружейный огонь, но противник в свою очередь выдвинул пулемет на улицу и стал сильным огнем обстреливать части полка, причем среди красноармейцев получилось замешательство, но в это время пулеметчик Соловьев выдвинул свой пулемет вперед и стал обстреливать в упор противника, в результате пулемет противника был сбит, но пулеметчик Соловьев был смертельно ранен в грудь и руку, который в непродолжительном времени и умер. Засевший по домам противник сильно сопротивлялся и отчаянно отстаивал каждый шаг, в результате чего уличный бой продолжался до темноты, с наступлением которой стал утихать, причем полку было приказано занять сторожевое охранение на Петроградской, Чеботаревской и Власовской улицах и высылать разведки, что было и исполнено. За все время боя на улицах связь держалась непосредственно с начдивом сводной т. Дыбенко и начюжгруппой, от которых и были получены приказания и указания. В 3 часа 18 марта было получено сообщение, что линкоры «Петропавловск» и «Севастополь» сдались и город весь перешел в наши руки, который и был занят соседними частями. В 10 час. 15 мин, было получено приказание от комбрига-167 снять сторожевое охранение и сосредоточиться в северных артиллерийских казармах, где и расположиться, куда в 12 час. 40 мин. и прибыл и расположился, а к вечеру занял гарнизонный караул в городе, за время боя было в полку потерь: убитыми — 3, ранеными — 19 и пропавшими без вести — 29 человек.

Резолюция А. Седякина: Заслуживает внимания.

ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, л. 6–6а. Подлинник.


№ 8

Рапорт начальника штаба 167-й стрелковой бригады начальнику штаба морской крепости Кронштадт с описанием военных действий бригады с 15 по 18 марта 1921 г.

[не ранее 18 марта 1921 г.]

167-я стрелковая бригада в составе управления бригады и 2 полков 499-го Лефортовского и 501-го Рогожского полков, роты связи, сапроты с момента прибытия в Петергоф и до взятия Кронштадта входила с состав войск сводной дивизии под командой тов. Дыбенко. К 15 марта боевой и численный состав полков бригады нижеследующий: 499-й Лефортовский — комсостава — 53/16, штыков — 75, бойцов — 736, вообще бойцов — 968, едоков — 1192, пулеметов — 16, авторужий — 1, винтовок русских — 861, лошадей — 64; 501-й Рогожский полк — комсостава — 51/16, штыков — 573, бойцов — 608, вообще бойцов — 872, едоков — 1094, пулеметов — 13, винтовок — 636 русских, 450 японских, лошадей — 73, сапрота и т. д.

К 15 марта части бригады расположились: штаб бригады с командами — д. (^айкино, 499-й Лефортовский — гор. Ораниенбаум, куда он был вызван начдивом сводной; 501-й Рогожский полк со штабом — в дер. Темяшкино, роты — в дер. Ротуме, Тююзи, Слоб. Троицкая, Кузнецы.

В 11 часов 45 минут 16 марта комбригом на основании телеграммы сводной дивизии № 011 отдано приказание 501-му полку перейти в район дер. Колколово, Кукушкино, Болотино, Кабацкое, уже частично занятое 499-м полком. В 12 час. 12 мин. при разговоре комбрига с наштадивом сводной по телефону приказание это уже было отменено. В 19 час. 15 мин. получен опер-приказ сводной дивизии № 08, которым 167-й бригаде приказано перейти разместиться: штабригу с ротой связи и командами в Егерской слободе и полкам: в районе Темяшкино, Новая ферма, Петергофская колония. Во исполнение этого приказа в 20 час. приказано: 499-му Лефортовскому полку перейти из гор. Ораниенбаума в Петергофскую колонию, Новую ферму, 501-му полку оставаться на прежнем месте, т. е. в районе дер. Темяшкино. Штабригу с командами и ротой связи перейти в Егерскую слободу. К 24 час. 35 мин. того же числа штабриг прибыл и расположился в слободе Егерской. С 13 по 14 марта из 501-го полка дезертировало 8 красноармейцев.

16 марта в 1 час. 499-й полк прибыл и расположился в Петергофской колонии. В 501-м полку началось брожение, вызванное провокационными слухами и разоружением Минского и Невельского полков, для каковой цели и вызывался в гор. Ораниенбаум 499-й полк, получивший за быстрое выполнение приказания и готовность к бою благодарность начдива тов. Дыбенко и по одной банке консервов на человека. Из 501-го полка арестовано зачинщиков — 16, отправлены в особый отдел, обезоружены 230 человек.

По донесению комполка 501-го настроение обезоруженных подавленное, всего полка — пассивное, по мнению комполка, отказа идти в бой быть не могло.

Командир 499-го полка Зуевич заболел, во временное командование полком вступил его помощник Пацевич. Командир саперной роты назначил ракетников и инструктирует. Идет деятельное снабжение частей огнеприпасами, штурмовыми лестницами, перекидными мостами, санками для пулеметов.

Во временное командование 501-м полком вступил член съезда Фабрициус, принял таковое от временно командующего полками Коршунова. В частях людям раздаются индивидуальные пакеты.

В 20 час. 10 минут был получен оперприказ сводной дивизии для штурма крепости Кронштадт. Сводная дивизия под командованием т. Дыбенко входила в состав войск Южной группы, в составе 32-й, 167-й и 187-й бригад; на рассвете 17 марта приказано овладеть крепостью Кронштадтом, к 1 часу 17 марта шта-див сводной переходит в помещение перевязочного пункта Гидроавиационного парка. 32-й стрелковой бригаде приказано ровно в 2 час. 45 мин. 17 марта проследовать исходный пункт восточ-нее Мартышкино, отметка «Куп» и цифра 62. Короткие удары нанести с северо-востока в направлении Бойня — Петербургская Гавань. 187-й стрелковой бригаде ровно в 2 час. 45 мин. проследовать исходный пункт у надписи «Ст. 3 км», что севернее надписи Ораниенбаум. Главный удар нанести в юго-восточном направлении Лесная Гавань — Петербургская пристань. 167-й стрелковой бригаде к 2 час. 30 мин. 17 марта сосредоточиться в гор. Ораниенбауме в дивизионном резерве возле Гидроавиационного парка. Наступающим частям двигаться резервными строями, переходя к рассыпному только в крайней необходимости. Вперед высылать сформированные ударные группы в белых халатах с штурмовыми лестницами и перекидными мостами.

Телефонную связь тянуть по льду за цепями. К берегу будут поданы концы кабеля. Артогонь — поддержку атакующим частям — открывать по получении распоряжения по телефону. Прекращать по сигналу трехцветной ракеты — красного, зеленого и белого цветов.

Во исполнение приказа по сводной дивизии 16 марта оперприказом бригаде командир бригады приказал: командирам 499-го и 501-го полков перейти с полками в 2 час. 30 мин. 17 марта гор. Ораниенбаум, где сосредоточить их в дивизионном резерве у Гидроавиационного полка. Штабригу, ком. Команде655, сапроте, роте связи, отделению связи и бригадному врачу быть также в Гидроавиационном парке. Штабригу установить телефонную связь по льду с частями и штабом сводной дивизии, дублируя ее живой цепочкой и посыльными. Во. время действий и движения по льду соблюдать тишину, до последней возможности использовать движение колоннами или резервными строями. Колоннам иметь в голове ударные группы в белых халатах, снабженные мостками перекидными, штурмовыми лестницами; пулеметы иметь на салазках. При наступлении помнить один клич «Вперед!». Отступления быть не может. В городе с мятежниками в переговоры не вступать. Иметь сугубое внимание за частями, организовать правильное гогтание частей огнеприпасами с Ораниенбаумского берега. Санитарам с носилками следовать за частями. 23 часа 35 минут 16 марта сапрота из Егерской слободы выступила. 17 марта в 0 час. 30 мин. 501-й Рогожский полк из района Темяшкино выступил и за ним в 1 час. 25 мин. 499-й Лефортовский полк, штабриг с командами к Гидроавиационному парку прибыли: в 2 час. 10 мин. сапрота, в 2 ч. 20 мин. полештабриг с командами, сейчас же приступили к работе, связавшись со штадивом сводной телефоном, который во главе с тов. Дыбенко уже находился в указанном приказом пункте. В штадив была также выслана живая связь.

В 2 час. 45 мин. на сборный пункт прибыли 499-й и 501-й полки. С ними сейчас же была установлена живая связь. Для движения полков по льду уже на берег скадивом655 сводной были поданы концы будущей телефонной связи со штадивом. 30 ракетчиков, выделенные сапротой, были снабжены ракетами и направлены по 15 человек в полк. Полки в полной боевой готовности выжидают. Ходят слухи, что на поверхности местами вода. Есть взломанный лед. Справа слышен гул шагов уже выступившей на лед 32-й, слева — 187-й бригад, обе бригады прошли около версты по льду. На льду подымается туман. С Кронштадта усиленно освещается прожекторами поверхность льда и Ораниенбаумский берег. Ровно в 3 час. начдивом сводной отдано приказание 501-му и 499-му стрелковым полкам выступить на лед. В 3 час. 35 мин. 499-й, и 501-й полки уже сошли на лед. Справа послышались отдаленные орудийные выстрелы по сторонам наступающим с Лисьего Носа частей Северной красной группы войск; полки, спустившиеся на лед, замешались. Были слышны возгласы неисполнения наступать655. Об этом было доложено комбригом лично начдиву, сейчас же военкомбриг и комбриг направились к полкам. Быстро был водворен порядок, и в 5 час. 5 мин. 499-й полк начал продвигаться по льду, и правее его продвигался 501-й полк. За полками по льду сейчас же потянули телефонную 2-ю проводную линию; от полков оставлены редкие цепочки для связи штабрига, еще находившегося на берегу. Для воспрепятствования дезертирству и убеганию в тыл красноармейцев, дабы эти малодушные не деморализовали продвигающихся полков и не вносили паники в ряды, был сформирован из сапроты и комендантской команды заградотряд под командой комсапроты тов. Бедова. В 5 час. 15 мин. заградотряд, рассыпавшись в цепь, двинулся по льду вслед за полками. Слева в районе продвижения 187-й стрелковой бригады послышалась пулеметная, ружейная стрельба, и через минуту раздались орудийные выстрелы. Справа на участке 32-й бригады также поднялась ружейно-пулеметная и артиллерийская стрельба. В 5 час. 20 мин. полештабриг вступил на лед. Для связи со штадивом были оставлены: завразведки и взвод конных разведчиков. Наша артиллерия в это время с Ораниенбаумского берега Красной горки открыла ураганный артогонь для поддержки атакующих крепость пехотных частей, попавших под ружейно-пулеметный и артогонь мятежников. Бронепоезда (их было, кажется, 3) открыли огонь из всех своих легких орудий, огонь бесцельный, не приносивший никакого вреда противнику, а даже наоборот; я впоследствии слышал от многих, что были случаи разрыва снарядов их орудий среди наших частей. Противник усиленно освещает прожекторами лед в направлении Ораниенбаумского берега. Штабриг через каждые 5 мин. пути включается в телефонную линию и доносит в штадив сводной о продвижении частей. Справа Лисьего Носа слышна сильная артстрельба. Слышны выстрелы с восточных и северных фронтов. В 5 час. 35 мин. полки бригады находятся на льду в 3 верстах от исходного пункта на берегу. Артогонь обеих сторон достиг своего наибольшего напряжения. Усиленно светят прожектора. С линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» мятежники стреляют сразу бортом из 12 орудий. Штабриг на льду в 2 верстах от исходного пункта на берегу. В 6 час., включившись в телефонный провод, говорю со штадивом; начдив приказал мне оставаться у телефона, так как будут передаваться срочные приказания полкам. Я остался у телефона. Полештабриг двинулся далее по льду. Противник начинает усиленно обстреливать шрапнельным огнем Ораниенбаумский берег. Разрывы чересчур высокие. 12-дюймовые орудия линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» громят спасательную пристань и форт Краснофлотский, спасательный горит. В стороне Краснофлотского также видно зарево.

В 6 час. 10 мин. начдив мне приказал передать приказание 501-му полку поддержать части 32-й бригады, уже ворвавшиеся в город, и 499-му полку части 187-й бригады. Приказание мною было передано по телефону. Стал брезжить рассвет. В 6 час. 40 мин. наша артиллерия прекратила огонь, так как части 187-й и 32-й бригад уже ворвались в город. Противник с «Петропавловска» и «Севастополя» обстреливает частым огнем артиллерии одиночных людей на льду и, безусловно, выпускает десятки снарядов по подводам, которые со всех сторон с рассветом потянулись к Кронштадту, подвозя патроны. Работа прожекторов прекратилась, 499-й полк попал под сильный пулеметный и артогонь противника у самого Кронштадта — Угольной площадки. Дрогнули его цепи, начали пятиться назад. Комбриг вместе со штабригом приняли решительные меры, кое-как цепи были приведены в порядок. В это время на участке 32-й бригады послышались крики «ура». Красноармейцы, увлекаемые комсоставом и политработниками, с криками «ура» бросились вперед и к 7 часам 40 мин. части 499-го, 501-го полков ворвались в город со стороны Петроградской пристани и часть 499-го полка ворвалась на военную гавань, с восточной стороны заняли ее. Под ураганным артогнем «Петропавловска» и «Севастополя» часть 499-го полка комбригом была на-направлена к северу, в сторону Петроградской пристани, для соединения с частями своего полка. Вслед за частями 499-го полка прибыл на Угольную площадку и расположился в будке «пост № 1» полештабриг-167, куда вскоре подошел из заградотряда бригады. «Севастополь» и «Петропавловск» продолжают обстреливать гавань и южную окраину города. В 9 час. была выслана разведка по всем направлениям военной гавани и для связи со штабами 499-го, 501-го полков. Вместе со штабригом-167 в будке временно расположился и штабриг-187. В 10 час. разведка возвратилась, привела 8 человек пленных мятежников и донесла, что противник с восточной стороны гавани везде выбит, часть 499-го полка продвигается с боем к северу. Огонь «Петропавловска» и «Севастополя» лишал возможности поддерживать связь с полками. В 10 час. 40 мин. получено приказание начдива сводной занять бригаде Макарьевскую и Петровскую улицы, что и было сейчас же передано в полки по живой связи. К 14 час. у штаба бригады на военной гавани собралось 200 отсталых красноармейцев разных частей, из коих был сформирован сводный отряд под командой комсапроты 167-й бригады. Ему придано 4 пулемета 187-й бригады. По приказанию комбрига-167 в направлении линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» сводный отряд выставил сторожевое охранение за кораблями и предупреждение возможности вылазки с последних с целью ударить в тыл частям, уже очистившим военную гавань и продвигающимся к северу, что было весьма возможно.

200 человек, конечно, не в состоянии были бы воспрепятствовать вылазке, благодаря многочисленности команд линкоров и могущественной поддержке с них артиллерии, а по сему комбриг-167, обрисовав создавшуюся здесь обстановку, просил непосредственно у начюжгруппы о высылке отряда, и если мятежники с линкоров этого не сделали, то приходится только удивляться их командованию или приписать это разложению команд. Приняв во внимание, что линкоры свободно могли проделать вылазку в составе 1500 — 2000 человек и ударить при поддержке артиллерии в тыл нашим частям, уже изнемогшим численно и нравственно от больших потерь, которые несли в течение 6 часов непрерывного, упорного уличного боя, где из каждого дома, чердака, окна буквально посылались градом пули, где каждый дом приходилось брать отдельным штурмом, можно с определенной уверенностью сказать, что вылазка эта была бы для нас вполне катастрофической. В 14 час. 50 мин. Угольную площадку усиленно стали обстреливать с прилегающих домов сильным пулеметным огнем. Подошедшим из Ораниенбаума взводом легкой артиллерии и 4 легкими орудиями, отбитыми у мятежников на Угольной площадке, противник был выбит артогнем из этих домов, после чего пулеметный огонь по военной гавани прекратился; артиллерийский с линкоров продолжался. Около 16 часов 499-й и 501-й полки уже дрались: на Макарьевской ул. — 499-й и на ул. Чеботарева — 501-й полк. С ними установлена телефонная связь. Высланная к «Петропавловску» и «Севастополю» разведка донесла, что на последних происходит какой-то шум и около 21 часа линкоры «Петропавловск» и «Севастополь» прекратили совершенно огонь; в городе же бой продолжался, но с меньшей интенсивностью. Отличились особенно пулеметчики во время уличного боя при штурмах домов. К исходу суток (23–24 час.) 17 марта бой в городе стал стихать постепенно. Наблюдение за линкорами продолжалось, на них не было никакого огня. Вот только в 1 час. 20 мин. 18 марта в распоряжение комбрига-167 для усиления наблюдения и гарнизона военной гавани прибыл отряд Реввоентрибуналов в количестве 50 человек, уже тогда, когда бой в городе, на улицах совершенно затих. 499-й полк разместился на Макарьевской ул. и 501-й полк — на улице Чеботарева. С рассветом 18 марта полки начали продвигаться вперед, нигде не встречая сопротивления. Тихо, нигде ни одного выстрела. Часть мятежников сбежала в Финляндию, другая, оставшаяся в городе, сопротивления не оказывала и сдавала оружие. Вся крепость и город были в наших руках. В 10 час. 45 мин. по приказанию начдива сводной 499-й, 501-й полки заняли флотские казармы, и в 12 час., согласно второго приказания начдива сводной, все части, бригады из флотских казарм перешли в артиллерийские казармы, где и расположились. В 13 час. получен приказ командующего войсками Кронштадта о том, что город занят красными войсками, часть мятежников сбежала в Финляндию, и часть разбрелась по острову. 167-й бригаде приказано оставаться в йрепости, разместившись в артказармах, и нести гарнизонную службу.

В исполнение этого приказа в 18 час. 18 марта 501-й, 499-й полки первыми заняли караулы в крепости, выслав для этой цели 600 человек...

Бригада припасами была удовлетворена в достаточной степени, пополнение их во время боя с 17–18 марта было нормально; подвозились патроны в большом количестве с Ораниенбаумского берега на подводах. Ни малейшего недостатка патронов не было. Части бригады во время боя пополнение людьми не получали. Для подачи первой помощи раненым шли сзади цепей санитары с носилками. Дело оказания первой помощи раненым было поставлено удовлетворительно. Раненые выносились из боя санитарами на носилках и увозились на подводах, для чего была использована каждая попавшаяся под руки подвода. На ораниенбаумском берегу находились санитарные приемные летучки, которые и принимали раненых. Я во время боя с 17 марта находился до 5 часов вместе с комбригом у Гидроавиационного парка. В 5 часов вместе с комбригом и полештабригом выступил на лед. В б часов распоряжением начальника сводив Дыбенко я был оставлен в 2 верстах от берега на льду у телефонного аппарата для связи и передачи его приказаний частям и командиру бригады. Командир бригады с полештабригом двинулся далее по льду в полуверсте от полка. На льду у аппарата пробыл до 16 часов 17 марта и получил приказание к 17 часам прибыть в Кронштадт в полештабриг, который помещался в сторожевой будке № 1 на Угольной площадке, где был до рассвета 18 марта. Командир бригады, мой непосредственный начальник, во время штурма находился на льду среди цепей 499-го и 501-го полков и лично руководил действиями полков. Во время уличных боев в городе командир бригады вместе с комиссаром бригады выезжал в распоряжение полков.

Во время штурма Кронштадта 167-я бригада понесла потери: комсостава — 14, красноармейцев — 385 и винтовок — 240.

Резолюция А. Седяпина: Заслуживает внимания. Подчеркнутое — интересно. ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, лл. 2 — 3а. Подлинник.


№ 9

Донесение командира 1-го батальона 501-го полка командиру полка с описанием боевых действий при штурме крепости Кронштадт 16–18 марта 1921 г.

30 мая 1921 г.

В 24 часа 16 марта с. г. было отдано словесное распоряжение врид комполка т. Фабрициусом о вступлении в командование 1-м батальоном врид комбату-3 т. Шапичеву, которым и был принят батальон в строевом отношении около 2 часов ночи 17 марта 1921 г. Одновременно с этим был заменен комрот-3 т. Оталанов, 3-ю роту принял тов. Рухлев. В состав батальона входили 1-я, 2-я и 3-я роты в количестве 371 штыка и пулькоманда в количестве 35 человек при 6 пулеметах. При наступлении на Кронштадт высшего комсостава не хватало 3 человека и низшего — 24 человека. Этот недостаток был пополнен из среды красноармейцев. Весь батальон был вооружен японскими винтовками за сутки до наступления, причем красноармейцы были незнакомы с этими винтовками и не знали, как открыть затвор. Винтовки все были без штыков. Комбатом т. Шапичеву было приказано получить ручные гранаты, но ввиду отсутствия умеющих с ними обращаться гранаты получены не были. В громадном большинстве красноармейцы были совершенно не обучены для выполнения каких-либо тактических задач, и многие из красноармейцев не умели владеть винтовкой, так как почти весь состав батальона состоял из прибывшего пополнения в полк в начале марта месяца. В 1 час ночи 17 марта врид комбату т. Шапичеву было отдано словесное приказание врид комполка т. Фабрициусом о наступлении на г. Кронштадт. Около 2 час. ночи 1-й батальон двинулся походным порядком из д. Темяшкино в д. Мартышкино, куда и прибыл в 3 ½ час. ночи. После объяснения боевой задачи красноармейцы стали выражать протест, послышались крики: «Не пойдем». Такое поведение красноармейцев оказалось следствием ходивших слухов, что у Кронштадта лед изломан минами и ледоколами, но несколько спокойных слов комполка т. Фабрициуса рассеяли это подозрение, и батальон двинулся на лед. Направление было указано на один из прожекторов, светивших из Кронштадта. Выйдя на лед у Ораниенбаумского берега, 1-й батальон был рассыпан в цепь, причем долгое время красноармейцы не могли идти правильно, то сбиваясь в кучу, то теряя направление. Комсоставу стоило больших усилий наладить движение разомкнутым строем. Впереди батальона шла полковая команда пешразведки в белых халатах, благодаря которым она в нескольких шагах была невидима. Справа 1-го батальона никого не было, слева — 2-й батальон нашего полка и 499-й полк.

К Кронштадту подошли в рассыпном строе, как вышли от Ораниенбаумского берега. В 1 ½ верстах от Кронштадта противник открыл артиллерийский, а затем и пулеметный огонь как по нашему полку, так и по 499-му. Шедшие впереди нас части ненашей бригады дрогнули, остановились и обратились назад в бегство. Шедший слева 499-й полк также остановился и частью начал бежать назад. 1-й батальон тоже остановился, и цепь легла. Врид комполка т. Фабрициус, помкомполка т. Коршунов и комиссар Шатилов, шедшие следом за цепью, стали ободрять красноармейцев как словами, так и личным примером, приказав двигаться дальше. В это время подъехал вестовой и сообщил, что наши части уже вошли в г. Кронштадт и просят нас поспешить им на помощь (это было около 7 час. утра). Комполка приказал по цепи взять вправо и быстрей двигаться на Кронштадт. Пройдя с полверсты, весь батальон с криком «ура» бегом двинулся в указанном направлении. В город вошли через Петроградскую пристань под пулеметным и орудийным огнем противника около 8 часов утра. Когда батальон находился в 2 верстах от г. Кронштадта, противник начал обстреливать наши части артиллерийским и пулеметным огнем, ранее того артиллерия противника обстреливала г. Ораниенбаум и наши батареи. Наша артиллерия начала обстреливать противника, как только батальон отошел от ораниенбаумского берега, что много содействовало бодрому настроению всего батальона. Когда батальон ворвался в Кронштадт, там уже были наши части, которые занимали улицу, идущую от Петроградской пристани, с прилегающими переулками. На некоторое время части батальона смешались с частями других полков и действовали совместно с последними. Вскоре была получена задача от комполка занимать определенный участок улицы и производить очистку этого участка от мятежников. Весь день предательские пули подстерегали нас то с чердака, то из подвала, где за несколько минут перед этим никого не было. Сильно укрепленным пунктом противника была машинная школа, откуда беспрерывно происходил обстрел наших частей пулеметным и ружейным огнем до самого вечера. Наши пулеметы не оставались в долгу и на каждый предательский выстрел с чердака или из окна отвечали усиленным огнем. Несмотря на то что кругом был фронт, пулеметчики работали храбро и самоотверженно, служа примером товарищам с винтовками. Пулеметы противника обнаруживались везде: в подвалах, в квартирах, на чердаках и на крышах; но, несмотря на это, потерь от них было немного, вероятно, вследствие растерянности противника. При наступлении на Кронштадт наши пулеметы двигались непосредственно за цепью, огонь из них был открыт на улицах Кронштадта. В целях охранения в г. Кронштадте от внезапного нападения противника были выставлены посты и заставы с вечера 17/ III до утра 18/ III –21. Связь поддерживалась посредством пеших вестовых. К вечеру 17/ III бой начал ослабевать, и противник начал прибегать к уловкам, предлагая сдаться, уверяя, что все наши части отбиты и ушли из Кронштадта, или говоря, что они не знают, за что на них напали, что они стоят за Советы и т. д. Но все подобные попытки прекращались комиссаром и командиром полка, разъяснявшими красноармейцам наше положение и положение противника. За все время наступления и боя наши потери выразились в 5 убитых, около 30 раненых. В числе убитых был комрот-2 т. Губин.

Резолюция А. Седякина: Заслуживает внимания. ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, лл. 53–54. Подлинник.


№ 10

Донесение командира 8-й роты656 443-го стрелкового полка с описанием боевых действий под Кронштадтом 16–17 марта 1921 г

31 мая 1921 г.

15 марта в 4 часа утра мною было получено приказание от начальника полковой школы тов. Химичева: «К 8 часам утра быть со взводом в сборе и в полной боевой готовности для выступления в район дер. Венки». Мною было немедленно отдано приказание командирам отделений собрать сразу же взвод, так как мне хотелось поговорить с тов. красноармейцами и передать им все то, что я чувствовал и переживал в это время. Собрав взвод, я призывал тов. красноармейцев быть стойкими, выдержанными бойцами и не поддаваться на удочку провокации, которая хотя и не была заметна, но работала здорово. Например: «Варяг» обошел Кронштадт кругом и ушел в открытое море» или еще: «на поверхности всего льда от Ораниенбаума до Кронштадта вода приблизительно до пояса», и носились слухи, что, мол, все равно вам погибать так или иначе. Вот это-то я и старался доказать товарищам, что это не что иное, как белогвардейская провокация и сущая ложь и что этого быть не может, и я действительно был уверен в этом, что этого быть не может. Многие тут же были согласны со мной и говорили: «Это выдумки белогвардейщины, но на это нас не поймаешь». Но в некоторых чувствовался какой-то страх и суеверие, но это были еще не нюхавшие пороху маменькины сынки из молодых красноармейцев. После чего я распустил взвод, все красноармейцы сготовили себе обед, и к 7 ½ часам все были в сборе. Я привел взвод на указанное начальником школы сборное место, где получил патроны, которые тут же и были розданы. Цифра патронов у всех была 150 штук. Так как вся школа была в сборе, то мы пошли на сборное место полка, где уже были некоторые роты и команды. Когда полк был весь в сборе, комполка тов. Зуевич обратился ко всему полку, призывая не посрамить красных знамен полка, которые облиты кровью наших братьев-бойцов. Затем мы всем полком двинулись и, сделав переход через Петергоф — Ораниенбаум, остановились в районе деревень Венки, Кабацкое. Постояв около 2 часов, было получено приказание двинуться в г. Ораниенбаум к штабу сводной дивизии, к которой были причислены и которой командовал тов. Дыбенко. Отсюда я был направлен командиром — полка тов. Зуевич для осмотра морских казарм на предмет размещения полка. Вернувшись обратно и доложив, какое имеется помещение, мы двинулись в казармы, где и разместились за время стоянки в морских казармах, много пришлось беседовать с тов. красноармейцами. У всех настроение приподнятое, все ждали необыкновенного события. Смотришь, здесь и там все кучки и обсуждают создавшееся положение, и строят, хотя и незрелые, планы — как бы скорее покончить с мятежным Кронштадтом. Некоторые доказывают невозможность взятия Кронштадта, другие — наоборот, что лишь только нужна стойкость, выдержка, ни шагу назад, и Кронштадт будет наш. Днём принесли листовку из Кронштадта, пересланную сюда к нам от рабочих, в которой рабочие призывали как можно скорее поспешить на помощь своим братьям, захваченным в руки хищников. Тут же были слышны крики: «Даешь Кронштадт!». День провели в казарме. Вечером перешли в дачи Сергиевка и, выставив собственное охранение, расположились на отдых. 16 марта в 12 часов было собрание комсостава и политработников, здесь же были несколько товарищей от X съезда партии. Обсудив положение, все как один были готовы ринуться в бой в любой момент. Когда я вышел с собранья, то на дворе увидел висящую веревку, снял ее и сделал своего рода спасательные веревки с палками на концах: в случае, если кто попадет в прорубь, то немедленно дать помощь. Затем мы все получили белые халаты, что очень казалось всем странным и довольно интересным, и все стали тут же одевать, говоря, что на снегу — это самое лучшее спасение. Наша учебная школа, пешая разведка и 1-я пулеметная команда были сведены в ударную группу, начальником которой, был назначен тов. Химичев. Хотя не было известно, что сегодня выступим на Кронштадт, но из всего было видно, что время подошло и что выступить должны были непременно сегодня, и все это оправдалось. В 10 час. было получено приказание выступать. Тут же снабдили всех гранатами, ракетами, ножницами и еще добавили патронов, и сразу же двинулись. Около Ораниенбаума мы были остановлены комбригом-167, и, поднявшись на гору, мы расположились отдыхать. Сразу же была послана разведка — откуда лучше подход на взморье и на лед. Около 1 часа 17 марта мы двинулись на берег. Наша ударная группа была уже на льду, но тут вышла маленькая задержка, вызванная отдельными голосами: «Не пойдем тонуть». Но это быстро уладилось. Здесь же была .выделена связь и высланы дозоры для осмотра льда. Когда все было готово, двинулись по направлению Кронштадта колоннами, сначала поротно, а затем повзводно, когда же прошли около 2 верст, то взводы пустили уступами. В это время со всех сторон загремела артиллерия, сразу сердце забилось радостнее — видно, что об нас не забыли наши красные артиллеристы: подготавливают атаку. Здесь мы пошли в развернутом строе, еще пройдя около версты, засвистели и зажужжали пули. Прожектора сверкали молниеносно, как бы чувствуя, что настает самый роковой час. Мы рассыпались в цепь на ходу и продолжали путь. Людей во взводе у меня было 37 человек. Пулеметов к моему взводу было придано два, которыми мною дано было прикрытие. Пулеметы были на своем месте. Пройдя около версты вперед, пули стали сыпаться градом, шрапнель рвалась над головой, снаряды, пущенные на удар, пробивали лед, и на том месте вылетал столб воды, картина была потрясающая. Но хотя и очень здорово противник засыпал нас с пулеметов и орудий, а пораженья было совсем мало, всего лишь было несколько раненых, убитых — ни одного. Движение вперед продолжалось, но так как цепи пришлось лечь, то двигались вперед перебежками. Много придает духу и бодрости красноармейцу голос начальника в цепи. Пули сыплются градом, стрелки залегли, некоторые попрятали свои головы за ложе винтовок, думаешь, трудно поднять — ведь смерть страшна из них многим, но как закричишь: «Товарищи! Вперед!», смотришь, вскакивают и перебегают сколько возможно. Здесь ранило начальника ударной группы тов. Химичева, его сразу же отправили в Ораниенбаум. Его заменил помощник его тов. Аксенов, а я заступил на место тов. Аксенова. Самое верное средство в бою к победе — увлекать товарищей личным примером. В этом деле много сделал тов. Химичев и Аксенов. Отмечаю геройство и абсолютное пренебрежение к смерти командующего в то время 449-м полком тов. Пацевича. Когда пулеметы противника трещали, что в портняжной мастерской сотни машин, от выстрелов орудий был слышен только общий сильный гул, перебежки задерживались, перебегали медленно. Но вот он впереди передней цепи с размахнутыми руками кричит: «Вперед! За мной!» И все время старался как бы быстрей подвести полк к крепости, вследствие чего им принимались разные меры. Огонь мы не открывали, так как боялись выдать себя и предполагали, что, может, впереди нас есть еще наши части. Мы были около версты от крепости, как вдруг какой-то малодушный и негодяй крикнул: «Отступают», вследствие чего получилась порядочная заминка и остановка, и уже полку не пришлось действовать целиком, а группами. Наша группа, человек около 30, направилась к крепости, огонь уже стал в этом направлении стихать, но все же нас обстреливали. Когда мы добрались до берега крепости, то здесь были орудия и пулеметы, прислуга которых вся разбежалась. Около училища нас собралось около 100 человек, из которых мне был дан взвод с 2 пулеметами. Мы заняли на одной из улиц 2 угловых дома, откуда и обстреливали всех засевших по чердакам с пулеметами; часа через два район был очищен и по улицам вперед пошли цепочки красноармейцев. Здесь был убит комроты 501-го полка. Около 10 часов выстрелы с «Севастополя» и «Петропавловска» затихли, и мы услышали, что корабли сдались, после чего мы, выставив охранение, дали людям отдых, но в 12 часов ночи загорелся дом, и нам полную ночь пришлось быть в сторожевом охранении. Выбывших из взвода — 14 человек.

ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, л. 95–95а. Подлинник.


№ 11

Рапорт начальника штаба 82-й стрелковой бригады командиру сводной стрелковой дивизии А. П. Седякину с описанием боевых действий при штурме Кронштадта с 6 по 14 марта 1921 г.

2 июня 1921 г.

6 марта получен приказ по 11-й дивизии и в 4 час. 30 мин. телеграмма от начштаба Южгруппы о переходе бригады в состав 7-й армии, выступлении и сосредоточении ее в районе деревень Лангелево — б. Кузнецы. В 10 час. 50 мин. получена телеграмма 11-й дивизии о немедленном следовании в Ораниенбаум, во исполнение чего частям приказано сосредоточиться к 12 часам на Павловском шоссе и на углу Волконского шоссе и в 12 часов начать движение по маршруту Стрельнинское шоссе и шоссе Лигово — Ораниенбаум.

В 15 час. части выступили из гор. Детское Село и качали движение по указанному маршруту при ясной погоде и сильном встречном ветре, препятствующем быстрому движению; отсутствие же местами снега затрудняло движение санного обоза.

7 марта в 0 час. 30 мин. части бригады достигли М. Стрельно, где расположились на ночлеге квартиро-биваком в верхней колонии. В 2 часа получено словесное приказание командюж-группы по телефону о переходе бригады в дер. Луизино и передаче бригады начрезервов тов. Федько.

8 6 час. части бригады снялись с ночлега и прибыли в дер. Луизино: 94-й полк — в 12 час. 10 мин., 95-й полк — в 11 час. и 96-й полк — в 12 часов, где расположились на большой привал.

32-й легкий артдивизион в 9 час. погрузился на ст. Детское Село и выбыл на позицию в распоряжение начарта, в район гор. Ораниенбаума.

В 13 час. получен приказ Южгруппы о переходе 32-й бригады к 14 часам в дер. Луизино, где составить общий резерв Южгруппы, во исполнение чего приказом по бригаде приказано быть в полной боевой готовности, выслать разведчиков для обследования дорог, ведущих к выходу на Финзалив, заготовить ручные санки для перевозки пулеметов и огнеприпасов, подготовить надежных проводников от Петергофа до Кронштадта. Штаб-ригу перейти в гор. Новый Петергоф, куда он и перешел к 16 часам и расположился на почте.

В 18 час. 45 мин. получен приказ Южгруппы о наступлении на Кронштадт и переходе 32-й бригады в дер. Мартышкино, по-прежнему оставаясь в резерве. Приказом по бригаде во исполнение поставленной задачи приказано сняться в 22 часа из дер. Луизино и с мерами охранения перейти в дер. Мартышкино. Санлетучке перейти в Петергофскую колонию. Штабригу установить связь со штабом Южгруппы гор. Ораниенбаума и штабом группы тов. Дыбенко — ст. Спасательная.

В 22 час. 20 мин. части выступили из дер. Луизино, имея в голове полковые школы, далее 94-й, 95-й и 96-й полки. Штабриг в 23 час. снялся из гор. Петергоф.

8 марта части прибыли в дер. Мартышкино: 95-й и 96-й полки — в 2 часа, оперпункт штабрига — в 2 час. 30 мин. и 94-й полк — в 3 часа, 94-й полк выставил сторожевое охранение по берегу Финзалива, от дер. Мартышкино включительно до пристани Спасательная исключительно, 95-й, 96-й полки и ударная группа — в резерве в дер. Мартышкино.

В 5 час. получен словесный приказ о выступлении бригады и выходе на дорогу Петроград — Кронштадт.

В 7 час. 30 мин. части бригады выступили с занимаемого участка и повели наступление на Кронштадт. Пройдя каких-нибудь 3–4 версты по льду, подверглись обстрелу легкой артиллерии со стороны противника, приняли боевой порядок, но ввиду неудачи на левом фланге частям 32-й бригады приказано отойти в исходное положение, куда части отошли к 10 час. 30 мин.

96-й полк отправился в распоряжение начальника Южной группы тов. Дыбенко на ст. Ораниенбаум, откуда был направлен в резерв в дер. Мал. Ижоры. С 8 по 9 марта ночь прошла спокойно. Со стороны противника резкая артстрельба. В 10 час. 30 мин. получен приказ по сводной дивизии Южгруппы кронштадтского направления — начдив тов. Дыбенко. Приказом по Юж-группе назначается комбригом тов. Рейтер. Тов. Федько вступить в командование 187-й бригадой.

В 11 час. 45 мин. получен приказ по сводной дивизии о занятии 32-й бригадой сторожевого участка, от дер. Мартышкино включительно до ст. Спасательная исключительно, во исполнение чего 95-му полку приказано сменить 94-й полк и занять указанный участок, а 94-му полку по смене отойти в дер. Мартышкино. 96-му полку выступить из дер. М. Ижоры и прибыть в дер. Мартышкино.

В 15 час. 35 мин. 95-й полк занял сторожевое охранение на указанном участке, выставив две заставы! Штаб 95-го полка переведен на Ораниенбаумское шоссе № 10.

В 14 час. 45 мин. 96-й полк выступил из дер. М. Ижоры и в 18 час. прибыл в Мартышкино. Оперпункт штабрига остается в дер. Мартышкино на Морской улице.

Прибыли дившкола-11, бригшкола-33 и полковая школа 99-го полка численностью 300 штыков, 13 комсостава и 3 нестроевых и направлены на время предстоящей операции в 95-й полк.

В ночь на 10 марта со стороны мятежников работало несколько прожекторов. На время предстоящей операции прибыли полковые школы 97-го и 98-го полков и 4-я рота 98-го полка численностью: комсостава — 12, штыков. — 189 и нестроевых — 6 и направлены в 96-й полк.

На участке 95-го полка без перемен.

В 3 час. 30 мин. 10 марта противник обстрелял артогнем г. Ораниенбаум, ст. Спасательная, шоссе Ораниенбаум — Мартышкино и северную окраину деревни Мартышкино.

В 5 час. 30 мин. того же 10 марта от 94-го полка была выслана разведка в направлении Угольной площадки (г. Кронштадт) численностью 15 человек противника. В 1 версте oт Котлина разведка была обнаружена заставой противника и обстреляна пульогнем. С нашей стороны потери выразились в одном легко и одном тяжело раненых красноармейцах. В 9 час. 50 мин. разведка вернулась, принеся раненых.

В 21 час. 10 мин. получен приказ по сводной дивизии о приведении частей в боевую готовность к решительной атаке и занятию 32-й бригадой сторожевого участка от дер. Мартышкино включительно до Кронштадтской колонии исключительно, обратив особое внимание на ст. Спасательная. Приказом по бригаде приказано 96-му полку сменить 95-й полк и занять сторожевой участок от дер. Мартышкино включительно до ст. Ораниенбаум исключительно; 95-му полку от ст. Ораниенбаум до Кронштадтской колонии.

В 24 часа части приступили к выполнению приказа. В 1 час. 11 марта 96-м полком была выслана разведка численностью 38 человек на Петроградскую и Ораниенбаумскую пристани гор. Кронштадта, но, будучи обстреляна на расстоянии 150–200 шагов, разведка возвратилась в 6 час. обратно, не понеся потерь. В 2 часа того же 11 марта 95-й полк был сменен 96-м полком на участке дер. Мартышкино включительно — ст. Ораниенбаум исключительно. 95-й полк в 5 час. 30 мин. 11 марта сменил части 561-го полка и занял, согласно приказу, сторожевой участок от ст. Спасательная до дер. Большие Ижоры, имел локтевую связь с 96-м и 561-м полками. В 19 час. 30 мин. 94-й полк выступил из дер. Мартышкино и в 21 час. 30 мин. перешел в город Ораниенбаум, где расположился в казармах Самарского полка.

Ночь с 11 на 12 марта прошла спокойно, в течение которой противник беспрерывно освещал прожекторами наше расположение. В 16 час. 30 мин. 12 марта противник открыл по расположению бригады артогонь, которым разбил два дома в расположении бригшколы; на заставе 96-го полка осколком снаряда был поцарапан пулемет; на заставе 95-го полка был ранен 1 комроты и 1 красноармеец.

В 23 часа 30 мин. от 94-го полка была выслана разведка силою 43 человека при одном автомате на южбатареи № 1 и 2 для выяснения охранения и бдительности мятежников и захвата языка. Разведка 94-го полка, будучи обнаружена прожекторами и ракетами противника, возвратилась 13 марта в 5 час. 30 мин. Во время перестрелки потери с нашей стороны выразились в двух легкораненых и одном легкоконтуженном.

На участке 96-го полка 13 марта было спокойно, на участке 95-го полка противник в 15 часов обстрелял тяжартогнем восточную окраину гор. Ораниенбаума и ст. Ораниенбаум.

В 19 часов 13 марта был получен приказ по сводной дивизии о сформировании ударного батальона. При ударном отряде иметь саперов, подрывников с необходимым материалом, 250 ручных гранат, 25 подрывных зарядов, людей снабдить ножницами и одеть в белые халаты. Во исполнение сего приказом по бригаде приказано полкам оставаться на занимаемых местах, выделить охотников в ударный батальон, который составить из полковых школ под командой тов. Шалина; передать все имеющиеся ножницы, по 50 халатов, по 30 ручных гранат и всех имеющихся подрывников. Комсапроты выделить 10 саперов и подрывников.

14 марта получен приказ по сводной дивизии о сдаче сторожевого охранения на участке Мартышкино — ст. Спасательная включительно 79-й бригаде и сосредоточиться в дер. М. Ижоры — Пеники — Кронштадтская колония. Штабригу перейти в дер. Лангелево и занять сторожевой участок Постоялый Двор исключительно — Кронштадтская колония включительно. Приказом по бригаде приказано: 94-му полку сменить части 561-го полка и занять сторожевой участок; штабу полка быть в Кронштадтской колонии. 96-му полку по смене частями 79-й бригады перейти в дер. Пеники. Полковым школам — в дер, Пеники. В указанных деревнях расположиться и быть в полной боевой готовности.

В 9 час. 14 марта 94-й полк снялся с занимаемого района и в 14 час. 15 мин. прибыл в дер. М. Ижоры. Полковые школы и оперпункт штабрига в 12 час. выступили из дер. Мартышкино и в 16 час. прибыли в Лангелево. 96-й полк в 15 час. 45 мин. 14 марта сменен 236-м Оршанским полком и по сдаче участка в 19 час. перешел со штабом в дер. Пеники. В 20 час. 95-й полк сменил части 12-го и 14-го заградительных отрядов, входящих в состав Особого отдельного Кронштадтского полка и занял сторожевой участок, от Постоялый Двор исключительно до надписи «Корд» включительно, и в 23 часа, сдав участок 235-му Невельскому полку от ст. Ораниенбаум до «Корд», выставил сторожевое охранение по побережью Финзалива в составе двух — рот... Резерв и штаб полка перешли в дер. Кронштадтская колония. Связь со штадивом, штабригом-187 и полками существовала конная и техническая.

На всем участке 32-й бригады день 14 марта прошел спокойно.

ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, лл.. 98–99. Подлинник.


№ 12

Рапорт начальника штаба 32-й стрелковой бригады командиру сводной стрелковой дивизии А. П. Седякину с описанием боевых действий при штурме Кронштадта с 15 по 18 марта 1921 г.

июнь 1921 г.

К 24 часам 14 марта части 32-й стрелковой бригады занимали: 94-й полк — М. Ижоры, 95-й полк — Сторожевой участок по Южному побережью Финского залива, от Корд включительно до Постоялого Двора исключительно, 96-й полк — дер. Пеники, Полковые объединенные школы и оперпункт штабрига — дер. Лан-гелево, боевой состав которых был следующий: 94-й полк — ком состав — 57, красноармейцев — 663, пулеметов — 8/2; 95-й полк — комсостав — 45, красноармейцев — 663, пулеметов — 7/2; 96-й полк — комсостав — 45, красноармейцев — 549, пулеметов — 8/1; полковые школы — комсостав — 17, красноармейцев — 414, пулеметов — 6; рота связи — комсостав — 7, телефонистов — 89; сапро-та — комсостав — 3, красноармейцев — 31; оперпункт штабрига — комсостав — 7.

15 марта, согласно словесного приказания начдива сводной, 94-й полк в 18 ч. 10 мин., выступив из М. Ижор, в 22 часа перешел в дер. Мартышкино; 95-й полк остался на занимаемом участке; 96-й полк, выступив в 17 часов из дер. Пеники, в 21 час. 15 мин. перешел в дер. Мартышкино и в 23 час. 30 мин. сменил части 236-го Оршанского полка и занял участок по Южному побережью Финзалива, от дер. Мартышкино включительно до пристани Спасательная исключительно. Полковые школы и оперпункт штабрига в 23 час. 45 мин. перешли из дер. Лангелево в дер. Мартышкино. В 23 часа того же 15 марта был получен от начдива сводной стрелковой приказ за № 08, на основании которого 94-й полк остался в дер. Мартышкино, 95-й полк, сменившись частями 236-го Невельского полка, в 7 часов 16 марта перешел в Ораниенбаумскую колонию; 96-й полк сменил части 79-й стрелковой бригады и занял сторожевой участок по Южному побережью Финзалива от дер. Мартышкино до надписи «Куп», что северо-восточнее гор. Ораниенбаума. Полковые школы и оперпункт штабрига остались в деревне Мартышкино.

В 1 час. 16 марта с целью выяснения бдительности и расположения противника от 94-го полка на северо-восточную окраину гор. Кронштадта была выслана разведка, безрезультатно возвратившаяся обратно ввиду сильного тумана и за отсутствием ориентировочных средств. Имея в виду в самом ближайшем времени решительное наступление на крепость Кронштадт, всем частям бригады было отдано приказание быть в полной боевой готовности, получить белые халаты, необходимое количество патронов, гранат, пакет продовольствия на три дня и заготовить штурмовые лестницы, мостики, салазки и подрывные средства.

В 19 час. 45 мин. того же 16 марта от начдива сводной стрелковой был получен приказ за № 010, по которому 32-я бригада 17 марта в 2 час. 15 мин. должна перейти в наступление на гор. Кронштадт с целью нанесения удара с северо-востока города и занятия порохового погреба. В 21 час. 45 мин. 16 марта был издан по бригаде приказ за № 016/оп о сосредоточении всех частей бригады к 1 часу 17 марта в Ораниенбаумской колонии, откуда, следуя через надпись «Куп», цифру 62, начать наступление на крепость Кронштадт ударному батальону, образованному из полковых школ в составе: комсостав — 18, красноармейцев — 450, пулеметов — 6 в 1 час. 30 мин; 94-му полку в составе: комсостав — 57, красноармейцев — 660, пулеметов — 8/2 в 1 час. 45 мин.; 95-му полку в составе: комсостав — 44, красноармейцев — 643, пулеметов — 7/1 в 2 часа и 96-му полку в составе: комсостав — 46, красноармейцев — 555, пулеметов — 8/2 в 2 час. 15 мин.; наступающим частям бригады было приказано двигаться колоннами, соблюдать полную тишину, держать направление прямо на север и, пройдя 9 верст по льду от берега Финзалива, ударному батальону повернуть на запад и нанести стремительный удар на северо-западный угол гор. Кронштадта, в районе газового завода и Петербургской пристани ворваться в город и, развивая успех в направлении на Андреевский собор и далее по восстановлении связи с частями 187-й бригады, на Березовую рощу — Косное; 94-му полку, следуя за ударным батальоном, овладеть пороховым погребом и повернуть в город, ворваться в него и, стремясь продвижением вдоль северной его окраины овладеть штабом морской крепости, не останавливая дальнейшего наступления на Березовую рощу — Косное; 95-му полку следовать за 94-м полком и держать связь с частями 187-й бригады; 96-му полку находиться в бригрезерве и следовать за 95-м полком, имея в голове своей колонны оперпункт штабрига.

17 марта в 0 часов 20 мин. части бригады, достаточно снабженные огнеприпасами и всем необходимым, выступили из занимаемых районов и начали движение к исходному пункту — Ораниенбаумская колония, где и сосредоточились в 1 час. 17 марта. В 2 часа 94-й полк вступил на лед и начал наступательное движение на Кронштадт, имея впереди себя ударный батальон, выславший вперед разведывательные партии, одетый в белые халаты, неся на себе штурмовые лестницы, мостики и везя на ручных салазках пулеметы и огнеприпасы, а также подрывные средства. Следом за 94-м полком в 2ч. 30 мин. вступил на лед 95-й полк и за 95-м полком 96-й полк, имея в голове своей колонны оперпункт штабрига с командой конных ординарцев, от которой была выслана связь влево с 187-й бригадой.

Движение наступающих частей велось колонной. Справа действующих частей не было; слева — части 187-й стрелковой бригады, наступающие на линкоры. В 3 час. 55 мин. голова общей наступательной колонны 32-й бригады отошла на 7 верст от южного берега Финского залива. Связи с левым соседом ввиду значительного расстояния и запоздалости выхода 187-й бригады установить не удалось. Со штадивом (Ораниенбаум) связь существовала техническая, линия которой тянулась по мере продвижения оперпункта бригады. Благодаря бесшумному и осторожному движению нашим наступающим частям удалось, несмотря на работу прожекторов противника, приблизиться на расстояние 3 верст от Кронштадта без выстрела, с этого же расстояния части бригады подверглись убийственному артогню противника и приняли боевой порядок змейками, не останавливая быстроты продвижения. При ясной обрисовке силуэта порохового погреба 94-й полк, рассыпавшись в цепь, повел наступление. Со стороны порохового погреба раздалось несколько сигнальных выстрелов, и по наступающим цепям полка противник открыл убийственный пулеметный огонь. Полк, приблизившись на расстояние 400–500 шагов, вступил в бой и после нескольких атак, движимый революционным сознанием и исполнением своего долга, в 5 часов, выбив противника и захватив 9 пленных и 2 пулемета, занял пороховой погреб. Силы противника, защищавшие пороховой погреб, выражались приблизительно около 100 человек моряков и бывших красноармейцев при достаточном количестве пулеметов и естественных удобств для обороняющихся. Одновременно с атакой порохового погреба противником был открыт сильный артиллерийский огонь как по цепям 94-го полка, так и по всей колонне бригады. В это время сосед слева вел бой у южных фортов. Не задерживаясь у порохового погреба и неся потери от артогня, 94-й полк повел наступление на город, подошел к земляному валу, встретил пулеметный, бомбометный и ружейный огонь, неся большие потери по единственным доступам — спускам, бросился на штурм, выбив противника и, развивая дальнейший успех, ворвался в город и с ожесточенным, с обеих сторон упорным уличным боем, беря с боя каждый дом, квартиру и сарай, к 24 часам 17 марта занял участок от Богоявленской улицы до северного бульвара включительно. Потери полка выразились при взятии порохового погреба: 2 комсостава и 10 красноармейцев; и при штурме земляного вала: 2 комсостава и 50 красноармейцев; и к 24 часам 17 марта: 8 комсостава и 86 красноармейцев. В 5 час. 10 мин. полковые школы и 95-й полк, приняв боевой порядок, общей атакой ворвались на Петроградскую пристань, захватив у противника 2 тяжбатареи, 3 легких орудия, 4 пулемета, прожектор и громадное число боеприпасов, причем понеся потерями: школы — 6 комсостава и 62 красноармейца, 95-й полк — 8 комсостава и 57 красноармейцев; и ведя упорный бой на улицах, преодолевая проволочные заграждения и засеки к 24 часам 17 марта 95-й полк занял сторожевой участок на Чеботаревой улице, касаясь правым флангом Финского залива. Полковые школы ввиду больших потерь и выбытия из строя всего командного состава были распределены по полкам. Вследствие больших потерь, понесенных частями полковых школ 94-го и 95-го полков, ожесточенного сопротивления противника и перехода его в контратаку для обеспечения добытого успеха и дальнейшего его развития 96-й полк, не доходя 1½ верст до города, в 5 час. 45 мин. принял боевой порядок и был брошен на поддержку частей бригады для общего штурма и, ведя совместно с ними бой, к 24 часам 17 марта занял сторожевое охранение по Песочной, Пролетарской и Богоявленской улицам. Потери 96-го полка за 17 марта выразились: убитыми и ранеными — 185 человек комсостава и красноармейцев. Сила противника на участках наступления частей 32-й бригады выражалась приблизительно в 2000 моряков и красноармейцев, всего оставшегося населения Кронштадта, 2 тяжбатарей и 1 легкой 3-дюймовой, бомбомета и около 12 пулеметов при естественных удобствах обороняющихся и искусственных препятствиях: проволочных заграждениях и засеках при вспомогательном артиллерийском огне с кораблей. Оперпункт штабрига во все время безостановочно двигался непосредственно за частями бригады и с 6 ч. 30 мин. находился на улицах Кронштадта, руководя уличным боем, а к 24 час. 17 марта разместился на Пролетарской улице, дом № 34, кв. 3.

Ворвавшись в город, полки бригады, не обращая внимания на огонь из домов, продолжали энергичное продвижение вперед пытаясь пройти на Березовую Рощу и Косное и дойдя до Якор-ной площади, ввиду скопления в тылу значительных групп мя тежников и будучи распыленными на мелкие единицы, дабы пройти по всем улицам города, принуждены были отойти на линию Пролетарской улицы, где были приведены в порядок; каждой части дан свой район для очищения, после чего стали очищать дом за домом, выбивая оттуда мятежников и отправляя их в тыл, в подошедшую 80-ю бригаду. Движение вдоль улиц было вдоль стен. Дальнейшее продвижение ввиду наступления сумерек и переутомления было приостановлено.

В течение ночи с 17 по 18 марта части бригады ввиду сильного переутомления оставались на занимаемых сторожевых участках, ведя перестрелку с противником, засевшим в домах. 18 марта с рассветом противник оставил остров Котлин и бежал в Финляндию. К 12 часам части бригады разместились по квартирам биваком. День 18 марта прошел спокойно.

Вспоминая этот героический штурм, могу сказать, что наша артиллерия наводила лишь панику на мятежников, не нанося им существенного вреда, тогда как огонь противника был довольно губителен. 32-я бригада двигалась без поддержки артиллерии, т. е. ее огонь был сосредоточен на линкоры. Что же касается пулеметов, то они сослужили громадную услугу, в особенности при взятии порохового погреба и во время уличного боя; о губительности их огня можно судить по раненым мятежникам, находившимся после боя в кронштадтских госпиталях.

То же можно сказать и о действенности пулеметного огня со стороны противников, которые были расположены у порохового погреба и вдоль западного берега острова, под огнем которых частям бригады пришлось вести атаку.

С момента вступления бригады на лед и до вступления в Кронштадт бригадой никаких распоряжений не получалось. Информация действий сообщалась в штадив посредством телефонной связи бригады, тянувшей за собой до самого Кронштадта линию, но ввиду большого расстояния и воды на поверхности льда разговоры были очень затруднительны. По приезде же начдива в город получались неоднократные приказания о дальнейшем продвижении вперед по улицам города, но, несмотря на все попытки к быстроте исполнения, таковое не могло быть достигнуто ввиду переутомленности и необходимости очищать от мятежников каждый дом, до комнаты включительно, на что требовалось немало времени и бойцов.

Во время движения по льду помощь раненым оказывалась установленными по льду летучими перевязочными отрядами, а по вступлении в город — добровольцами-сестрами и местными госпиталями.

Огнеприпасы были в достаточном количестве взяты с собой и двигались непосредственно за частями на ручных салазках, и главный склад находился в деревне Мартышкино, но в нем надобности не оказалось.

Я ввиду выбытия из строя комбрига и приняв командование бригадой с товарищем комиссаром, своим помощником и комрот связи во все время наступления находились в непосредственной близости своих боевых частей, а при вступлении в город — при полку. Штадив во время наступления находился в Ораниенбауме, а по взятии Кронштадта начдив сразу же прибыл туда и расположился на Петроградской улице.

Потери за время операции выразились: убито — 94, ранено — 423.

Начштабриг 32-й стрелковой [подпись] Военкомбриг [подпись]

Резолюция А. Седякина: Представляет интерес. Много вполне достоверного. ЦГАВМФ, ф. -р-52, on. 1, д. 88, лл. 24–25. Подлинник.


№ 13

Донесение командира взвода тяжелых пулеметов 95-го стрелкового полка с описанием боевых действий под Кронштадтом с 15 по 18 марта 1921 г.

[1921 г.]

15 марта роты 95-го полка, к которым были приданы пулеметные взводы 14-мм команды, занимали позицию по берегу Финского залива от гавани Ораниенбаум и к западу, до деревни Кронштадтские колонии. Весь истекший день прошел в редкой стрельбе из орудий мелкого и крупного калибра. Неприятель главным образом сосредотачивал свой огонь по станции Мартышкино, по стоявшему там нашему бронепоезду, было брошено несколько снарядов и по одной из рот нашего полка, но без результата.

16 марта в 2 час. ночи было приказано нашему полку и пулеметной команде сняться с вышеуказанной позиции, сдать участок сменившей нас части и перейти со всей командой из дер. Кронштадтские колонии в дер. Ораниенбаумские колонии. Стало светло, здесь и началась фактическая подготовка к наступлению. Согласно приказания по полку, а главное, касавшееся 14-мм команды, было спешно исполнено — приобрести необходимое количество ручных санок для перевозки пулеметов и лестниц, В указанный срок было исполнено и об исполнении донесено командиру полка. Настроение красноармейцев пулеметной команды гордое, все как один, не исключая и комсостава команды, решились умереть, но вернуть родине Кронштадт. Даже среди красноармейцев были слышны возгласы: «Товарищи! Только вперед, назад ни шагу, в нашей красной семье трусов не должно быть, и если кто в решительную минуту покажет из себя шкурничество — смерть на месте!» Но трусов пока не замечалось — это покажет решительный момент. В 2 час. ночи было получено приказание: «Выходи строиться!». Вышли все как один, построились, все спешили занять свои места в строю, и ни у одного не было ропота и страха.

В 2 час. ночи 17 марта вышли из дер. Ораниенбаумские колонии и пошли в наступление на Кронштадт. Шли колоннами. Настроение красноармейских масс было хорошее, несмотря на то, что наступать шли на первоклассную морскую крепость, многие курили. Иногда раздавались веселые шутки.

Пулеметная команда находилась в хвосте колонны нашего полка. Таким строем дошли до пороховых погребов, после чего свернули влево и рассыпались в цепи: всего было три цепи. В первой было 4 пулемета, во второй и третьей — по 2 пулемета. Шли цепями спокойно до первого выстрела. После выстрела, который был дан неприятельским часовым, полк с криком «ура» бросился штурмом на городской вал на участке между Петроградской гаванью и морским госпиталем. Несмотря на сопротивление, противник был выбит, и нами захвачено 6 пулеметов и 4 орудия. Подкрепившись захваченными пулеметами, ворвались в город, где пришлось принять уличный бой. Мятежники засели в домах и ожесточенно отстреливались. Уличный бой пришлось вести весь день 17 марта, с наступлением ночи военные суда и город сдались. Потери команды были незначительны — один убитый и несколько раненых.

ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, л. 62. Подлинник.


№ 14

Рапорт командира 96-го стрелкового полка командиру 32-й стрелковой бригады о взятии крепости Кронштадт

[1921 г.]

В 2 часа 17 марта 1921 г. полк выступил из дер. Мартышкино и проследовал с берега на лед в 3 час. 15 мин., двигаясь бригадным резервом в хвосте колонны. Не дойдя ½ версты к гор. Кронштадту, полк принял резервный порядок. Продвигаясь таким строем еще около ½ версты, полк попал в сферу ураганного пулеметного и ружейного огня (в это время 94-й и 95-й полки завязали перестрелку с противником), и в это же время было получено приказание комбрига-32 дать немедленно поддержку 94-му полку. Рассыпавшись в цепь, полк быстрым движением вышел и влился в интервал 94-го и 95-го полков. Почти одновременно с этим приказанием было получено словесное приказание комбрига-32 двинуть 1-й сводный батальон, состоявший из полковых школ 97-го и 98-го и 4-й роты 98-го полков. Батальон быстро развернулся в боевой порядок, подошел к 95-му полку и в лоб кинулся на батарею, прислуга которой была убита, а командир батареи застрелен военкомом батальона. Батарея успела пустить не более 10 снарядов. Пешразведка и сводный батальон, преследуя противника, дошли до Якорной площади. В это время сводная рота вступила в бой, пройдя минную школу, противник перешел в контратаку, но благодаря доблести комсостава и пулеметчиков был задержан на канале у минной школы. Увлекаясь боем, полк разбился на 3 группы, и половина его была собрана и построена на Петроградской улице, откуда опять повел наступление на мятежников, засевших в сараях на Северном бульваре за Песочной улицей, вышел на Пролетарскую улицу и, очистив таковую, дошел до Богоявленской. Продолжая дальнейшее наступление, полк с боем и большим трудом продвигался по Богоявленской улице ввиду того, что засевшие мятежники, упорно обороняясь, уступали таковую с боем. Так было взято 6 укрепленных домов, и уже при подходе Курского полка совместно с последним очистили улицу, понеся .большие потери. В 1 час. полк выставил сторожевое охранение по Песочной улице, Пролетарской и Богоявленской, имея связь вправо и влево. Потери полк понес лишь при штурме крепости в числе 185 человек ранеными, убитыми и без вести пропавшими.

ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, л. 27. Подлинник.


655 Текст неразборчив.

656 Во время атаки Кронштадта - командир взвода.

<< Назад   Просмотров: 3219




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X