Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

С. Е. Захаров, В. Н. Багров, С. С. Бевз, М. Н. Захаров, М. П. Котухов   Краснознаменный Тихоокеанский флот
Творческий поиск

Развернувшееся в тридцатых годах по всей стране стахановское движение, патриотические начинания лучших ударников шахт, заводов, фабрик и колхозных полей тех лет находили самый горячий отклик в армии и на флоте. Военные моряки по примеру новаторов страны изучали технику творчески, стремясь улучшить и усовершенствовать ее, получить от нее наивысший эффект. Особенно это было характерно для тихоокеанцев, осваивавших полученные от промышленности корабли и технические средства в условиях нового для них морского театра.

Большое практическое значение имела, например, проведенная экипажем подводной лодки (командир А. А. Поскотинов) проверка на длительность ее пребывания в подводном положении. В тот период подводная лодка, которой командовал С. Е. Чурсин, совершила плавание на полную автономность и заняла первое место в Военно-Морском Флоте по итогам боевой и политической подготовки.

Тихоокеанские подводные лодки впервые в Военно-Морском Флоте стали плавать и отрабатывать задачи боевой подготовки в течение всего календарного года. Еще в конце 1933 г. 1-й дивизион подводных лодок под командованием Г. Н. Холостякова с этой целью уходил на зимовку в одну из бухт Приморья. В следующем году в бухтах, где ледовая обстановка позволяла выходить в море, зимовали дивизионы подводных лодок, которыми командовали Н. С. Ивановский и А. Т. Заостровцев.

В конце 1935 г. командир 5-й морской бригады Г. Н. Холостяков выступил инициатором испытания подводных лодок, предусматривавшего более длительное пребывание их в море (при сохранении полной боевой готовности), чем это было предусмотрено при проектировании и определено соответствующими положениями. Первой такое испытание прошла подводная лодка «Щ-117» («Макрель»). Она имела на вооружении четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата, два 45-миллиметровых орудия. Военно-морской флаг на лодке был поднят 18 ноября 1934 г. Кроме бортового номера ей было присвоено имя «Макрель» в память подводной лодки такого же названия, которая отличилась в боях на Каспии в 1919 г. под командованием М. В. Лашманова. Одно время этой лодкой командовал герой обороны Порт-Артура изобретатель миномета С. Н. Власьев.

Через несколько дней после подъема флага на «Щ-117» эту лодку посетил секретарь ЦК ВКП (б) С. В. Косиор. Он ознакомился с жизнью и учебой экипажа, пожелал ему успехов в освоении новой техники, в несении почетной службы по охране советских дальневосточных рубежей.

С большим энтузиазмом личный состав лодки приступил к боевой подготовке. Корабль совершил немало учебных походов. На весеннем учении 1935 г. «Щ-117» в течение нескольких дней несла позиционную службу, своевременно обнаружила и успешно «атаковала» корабли «противника». За умелые действия экипаж был отмечен в приказе командующего флотом.

Моряки подводной лодки самым тщательным образом готовились к автономному походу. Им предстояло в трудных условиях зимы добиться максимальной длительности пребывания в море, испытать материальную часть корабля, целиком созданную на отечественных заводах, решить многие проблемы подводного плавания. Перед походом подводники проявили немало инициативы и изобретательности. Они впервые в подводном флоте приняли дополнительные запасы топлива в специально подготовленные булевые цистерны главного балласта. Удачно был размещен в отсеках двухмесячный запас провизии и различного имущества.

11 января 1936 г. «Щ-117» по пробитому во льду фарватеру вышла из бухты Находка в море, чтобы занять позицию на дальних подступах к берегам Приморья и здесь нести боевую службу. Эта задача не была новой для тихоокеанских подводников, но лодке предстояло находиться на позиции не 10–15 суток, как обычно, а на протяжении ее полной расчетной автономности97 и, возможно, более длительное время. Приказом командования не была определена точная дата возвращения корабля в базу. Поэтому командир и комиссар после обсуждения всех вопросов с лучшими специалистами — коммунистами и комсомольцами ориентировали экипаж на превышение срока автономности. Для этого были все основания: личный состав корабля представлял собой слаженный, дружный, спаянный коллектив; люди были уверены в надежности и больших возможностях боевой техники, созданной советскими людьми. Командовал лодкой опытный подводник Н. П. Египко, военкомом был С. И. Пастухов, старшим помощником командира — В. А. Воробьев. Штурманскую боевую часть возглавлял М. П. Котухов, электромеханическую — Г. Е. Горский, минно-артиллерийскую — Д. Г. Горбиков.

Зима в тот год выдалась на редкость суровой. Низкие температуры воздуха и штормовые ветры затрудняли плавание лодки в открытом море. Сильное обмерзание корпуса, антенн, плохая видимость, качка — все это затрудняло действия личного состава, вызывало чрезмерное напряжение материальной части, особенно тех приборов и механизмов, которым предстояло работать непрерывно на протяжении всего плавания. Но умелые подводники стойко переносили все трудности зимнего плавания, бдительно несли боевую вахту, проявляя изумительную самоотверженность и героизм.

Однажды в ночное время разбушевавшейся стихией сорвало лист надстройки и повредило лаз кормовой цистерны. Надо было срочно открыть горловину лаза. За это дело взялись боцман П. Н. Шаронов и рулевой А. И. Пекарский. А шторм не утихал, волны с грохотом захлестывали надстройку и ходовой мостик. Обледеневшие стекла ходовых огней излучали слабый свет. Смельчаки спустились с мостика на надстройку и, улучив момент, когда схлынула обрушившаяся волна, ощупью пробрались к цистерне. На лодку накатывались новые волны, но Шаронов и Пекарский, набрав воздуха в легкие, «отсиживались», пока сбегала вода, и продолжали работать. Их одежда обмерзла и превратилась в сплошной ледяной панцирь. Только к утру отважным морякам удалось устранить повреждение.

В другой раз отличились комсомольцы В. И. Манышкин, П. Р. Петров и Н. П. Смирнов. При 18-градусном морозе они закрепили отдавшийся якорь корабля. Ледяные волны едва не смыли их за борт, но моряки не растерялись и, ухватившись за леер, поднялись на палубу.

Моряки бдительно несли ходовые вахты, проявляли находчивость и сноровку. В одну из штормовых ночей старший моторист А. В. Панкратов в привычном шуме дизелей уловил необычный звук и немедленно доложил об этом на мостик. После остановки дизеля Панкратов обнаружил сорванную на клапане двигателя шпильку. Так была предотвращена серьезная поломка дизеля.

Или вот еще примеры. Однажды для ремонта одного из электродвигателей потребовалось произвести сложную токарную работу, а на лодке не было такого станка. Но выход был найден — помогла флотская смекалка. Командир отделения электриков В. Д. Кондрашев отлично выполнил работу. Когда точность работы гирокомпаса вызвала у штурмана сомнение, штурманский электрик И. Ф. Ракитин трудился целые сутки без перерыва. Он заменил кабель к репитерам, произвел полную выверку компаса и пошел отдыхать только после того, как убедился, что все в порядке.

Высокая организованность и дисциплина, отличная техническая подготовка и знание района плавания позволили личному составу «Щ-117» успешно решить ряд важных проблем подводного плавания в суровых зимних условиях Тихоокеанского театра. В частности, во время этого похода подводники провели испытание на максимальное пребывание под водой без регенерации воздуха. Экипаж переходил на «голодный» воздушный паек и уверенно нес службу. Творческое отношение к своему делу позволило морякам внести более ста рационализаторских предложений по совершенствованию техники и методов ее эксплуатации.

В ходе автономного плавания инженер-механик Г. Е. Горский и военфельдшер К. Ф. Курило строго учитывали расход всех запасов, особенно пресной воды. При этом все потребности личного состава удовлетворялись полностью. Впервые в истории подводного плавания на лодке была введена обязательная помывка всех членов экипажа. Обычно это делалось ночью при нахождении корабля в надводном положении. Люди мылись в шестом отсеке, где температура при работающих электромоторах была более высокой. Они клали на палубу большой поднос из-под компрессора воздуха среднего давления, а горячую воду брали из камбузных кастрюль.

В походе самозабвенно трудился на своем посту кок Л. Е. Романовский. В любую погоду он готовил для подводников самые изысканные блюда, в том числе торты, блины и булочки. Даже когда во время шторма лодку клало с борта на борт и все летело с плиты, кок не прекращал работы. Он подвешивал кастрюли, привязывался к плите и готовил горячую пищу.

На «Щ-117» была хорошо отработана взаимозаменяемость личного состава. И это очень пригодилось в длительном плавании. Из-за болезни командира БЧ-II-III Д. Г. Горбикова службу вахтенного командира пришлось нести лишь двоим — помощнику командира и штурману. Для них это было чрезмерной нагрузкой, ведь кроме несения вахты они должны были выполнять и свои непосредственные обязанности. Тогда в помощь им подключился хорошо подготовленный к несению вахтенной службы военком лодки С. И. Пастухов. Он успешно справился со своими дополнительными обязанностями.

Все задачи, стоявшие перед кораблем, были выполнены блестяще. «Щ-117» в два раза перекрыла установленные в те годы нормы автономного плавания подводных лодок данного типа. Она могла еще находиться в море, но получила приказ возвратиться в базу. В походе проявились высокие качества подводного корабля.

Одним из решающих условий успеха плавания была хорошо поставленная партийно-политическая работа. В море регулярно проводились политические занятия и беседы, партийные и комсомольские собрания по наиболее злободневным вопросам, работали различные кружки, выпускались «Боевой листок», «Подводный крокодил», радиогазета.

За высокие показатели в боевой и политической подготовке, отличное выполнение задания командования и проявленную при этом отвагу и выдержку Постановлением ЦИК Союза ССР от 3 апреля 1936 г. командир и военком «Щ-117» были награждены орденом Красной Звезды, а остальные члены экипажа — орденом «Знак Почета». На следующий день флотская газета «На боевой вахте» вышла с аншлагом на первой полосе: «Слава орденоносцам стахановского корабля». Кроме Постановления ЦИК в ней были напечатаны специальный приказ командующего ТОФ флагмана флота 1 ранга М. В. Викторова, поздравления Приморского обкома ВКП(б) и облисполкома, знатных подводников, катерников, судостроителей.

«Щ-117» стала первым в истории Советского Военно-Морского Флота кораблем с полностью орденоносным экипажем.

Длительный поход подводной лодки «Щ-117» в условиях суровой зимы сыграл большую роль в развитии Военно-Морского Флота. Его результаты позволили пересмотреть многие из норм подводной службы тех лет.

После «Щ-117» автономное плавание совершила «Щ-122» (командир А. В. Бук, военком И. А. Станкевич, помощник командира К. А. Куленков, штурман Г. Е. Афанасьев, минер И. Т. Брыкин, механик Н. Д. Гречишников), а затем «Щ-123» (командир И. М. Зайдулин, военком В. П. Ясыров, помощник командира В. М. Щербатов, штурман И. Н. Леводянский, минер И. И. Грицкевич, механик В. И. Бакуров). Эти корабли перекрыли основные показатели, достигнутые во время плавания «Щ-117».

Советское правительство высоко оценило достижения экипажей «Щ-122» и «Щ-123». К концу июля 1936 г. в бригаде капитана 2 ранга Г. Н. Холостякова стало уже три орденоносных экипажа.

Вслед за «Щ-122» и «Щ-123» в длительные и дальние походы отправились подводные лодки, которыми командовали А. И. Потемкин, А. И. Матвеев, М. С. Клевенский. Экипажи этих лодок также добились больших успехов в боевой и политической подготовке. Воплощался в жизнь флотский девиз «От передовиков-одиночек — к передовым кораблям и частям». Число таких экипажей непрерывно росло. Район плавания подводных лодок и надводных кораблей не ограничивался акваториями баз и Японским морем, он включал теперь воды Охотского и Берингова морей.

В августе — сентябре 1936 г. большое совместное учебное плавание совершили пять подводных лодок и плавбаза «Саратов» под общим командованием капитана 2 ранга Г. Н. Холостякова. Штурманское обеспечение похода осуществлялось флагманским штурманом бригады Е. И. Артемьевым и дивизионным штурманом М. П. Котуховым.

Тысячи миль прошли эти корабли, отрабатывая торпедные атаки, артиллерийские стрельбы и другие общекорабельные и частные боевые задачи. Впервые в истории советские подводные лодки посетили Охотск, Магадан, Оху, залив Байкал. Очень тепло, например, встретили подводников трудящиеся строившегося Магадана. Они показали гостям замечательный парк культуры и отдыха, авторемонтный завод и другие предприятия, школы и детские сады, пригласили на торжественное открытие клуба, организовали экскурсии моряков на южную трассу Колымского шоссе. Руководители города и области посетили корабли отряда, с мостика плавбазы наблюдали за выполнением срочного погружения подводными лодками «Щ-119» (командир капитан 3 ранга В. В. Киселев) и «Щ-117» (командир капитан-лейтенант М. И. Гаджиев), за их прохождением под перископом и без него мимо флагмана. Магаданцы восторженно отзывались о высокой выучке тихоокеанцев.

Подводники высаживались на остров Удд в Сахалинском заливе, где закончил свой знаменитый беспосадочный перелет Москва — Камчатка выдающийся советский летчик В. П. Чкалов. На месте посадки самолета моряки установили железный знак с памятной надписью.

Отдельные дальние плавания подводные лодки в те годы осуществляли и с чисто научными целями. Так, в 1937 г. подводная лодка «Щ-105» под командованием капитана 3 ранга А. Т. Чабаненко совершила трудный поход в Японском и Охотском морях для обеспечения гравиаметрических съемок, проводившихся под руководством профессора Л. А. Сорокина. Такая научная экспедиция впервые предпринималась в водах Дальнего Востока.

Особенности проведения гравиаметрических работ требовали исключительно точного знания своего места и удержания подводной лодки на заданном курсе и глубине в момент каждого наблюдения. Дивизионный штурман старший лейтенант М. А. Михайлов и штурман лодки лейтенант В. И. Головачев, а также моряки электромеханической боевой части под командованием старшего инженер-лейтенанта И. А. Пузанова отлично обеспечивали выполнение задач по плану научных исследований.

По опыту автономного плавания «Щ-117» и последующих походов других экипажей после некоторых технических усовершенствований была установлена новая автономность для подводных лодок типа «Щ» со сроком в 40 суток.

В годы Великой Отечественной войны «щуки» успешно использовались в борьбе с гитлеровцами на море.

В настоящее время советские подводные лодки уверенно плавают в океанах, месяцами находятся вдали от родных берегов. Не сразу и не легко все это далось. За выдающимися достижениями нашего современного подводного флота стоят длительные годы упорного труда, смелых поисков и дерзаний многих поколений советских подводников. Заметными ступеньками к этим достижениям и явились автономные походы «Щ-117», «Щ-122», «Щ-123» и других лодок ТОФ.


97 Автономностью подводной лодки называется способность лодки непрерывно плавать и выполнять боевые задачи вдали от своей базы без пополнения запасов.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2290




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X