Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья


Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

С. Е. Захаров, В. Н. Багров, С. С. Бевз, М. Н. Захаров, М. П. Котухов   Краснознаменный Тихоокеанский флот
Глава шестая. За власть Советов

После победы Февральской революции на Дальнем Востоке, как и во всей стране, начали создаваться Советы рабочих и солдатских депутатов. Во Владивостокский Совет вошли матросы от Сибирской военной флотилии. Вскоре был избран Центральный комитет флотилии, работавший на правах военной комиссии городского Совета. Члены комитета вели организаторскую и агитационную работу среди матросов и солдат, укрепляли в рядах моряков революционную дисциплину.

Большевистские партийные организации Владивостока, Хабаровска и других городов были тесно связаны с матросскими и солдатскими массами. Под руководством вернувшихся из ссылки и эмиграции М. И. Губельмана, П. М. Никифорова и других революционеров флотские и армейские большевики развернули активную пропаганду среди матросов и солдат. При непосредственном участии видных деятелей Владивостокской организации РСДРП (б) А. Я. Нейбута, К. А. Суханова, Д. Ф. Коновалова и Я. К. Кокушкина на ряде кораблей Амурской и Сибирской флотилий были созданы большевистские организации. Большевистская ячейка, возникшая в базе Амурской флотилии, к сентябрю 1917 г. насчитывала более 40 человек. Большую идеологическую и организаторскую работу среди моряков вели большевистские ячейки на миноносцах «Твердый», «Бравый», «Лейтенант Малеев» и в Сибирском флотском экипаже.

Сплочению рабочих и военных моряков способствовало то, что наиболее крупные предприятия Владивостока — мастерские военного порта, временные железнодорожные мастерские и торговый порт — комплектовались главным образом из отставных матросов и солдат, которые не теряли связи со своими частями и судовыми экипажами.

После Февральской революции в городах Дальнего Востока, как и везде в стране, большевики развернули борьбу за переход всей полноты власти к Советам, за то, чтобы вырвать руководство в Советах и других массовых организациях из рук эсеров и меньшевиков, изолировать их от масс. Они разъясняли матросам и солдатам, что, пока власть находится в руках Временного правительства, а в Советах хозяйничают меньшевики и эсеры, народу не получить ни мира, ни хлеба, ни земли, ни свободы.

Открыто против Временного правительства выступила команда вспомогательного крейсера «Печенга», находившегося в Гонконге. Здесь группу революционных моряков возглавляли унтер-офицер Н. Ц. Свиньин и машинист Н. Д. Крюков. По сообщениям английских газет, группа быстро и верно оценила происходившие в России события. Матросы поняли, что Временное правительство отстаивает интересы буржуазии, преследует антинародные цели. Попытки привести экипаж к присяге этому правительству ничего не дали. Матросы выразили недоверие командиру и всем офицерам. Они не подчинялись их приказам и требовали немедленного возвращения во Владивосток. Опасаясь, что конфликт приведет к преждевременному вооруженному столкновению, Центральный комитет Сибирской флотилии 3 мая 1917 г. направил в Гонконг делегацию из трех человек с поручением предотвратить вооруженное выступление команды «Печенги» и возвратить корабль во Владивосток.

9 мая «Печенга» вошла в бухту Золотой Рог. В тот же день на корабль прибыли представители различных политических партий. На состоявшемся митинге матросы поддержали большевистские лозунги. Резолюция была принята в духе ленинских Апрельских тезисов. Тогда командующий Сибирской флотилией капитан 2 ранга Гнида приказал немедленно убрать с крейсера «крайних левых». В течение недели с корабля было списано около 200 человек. Но судовой комитет, возглавляемый Н. Д. Крюковым, не распался, не прекратил своей деятельности.

Повседневная разъяснительная работа, которую вели флотские и армейские большевики, привела к полной победе над меньшевиками и эсерами. Даже на тех кораблях и в частях, где в первые месяцы после Февральской революции позиции соглашателей были довольно сильны, матросы и солдаты стали все больше убеждаться, что Временное правительство ведет контрреволюционную политику, что с меньшевиками и эсерами им не по пути. Так, на одном из заседаний Хабаровского городского Совета соглашатели повели линию на укрепление власти Временного правительства. Когда большевистские депутаты стали разоблачать их предательскую политику, преобладавшие в Совете меньшевики и эсеры попытались арестовать их. Об этом стало известно на Амурской флотилии. Моряки вывели канонерские лодки на Хабаровский рейд и сорвали авантюристические планы соглашателей.

Чтобы усилить свое влияние в массах, большевики Владивостока совместно с флотскими коммунистами решили наладить издание революционной газеты. Они сумели преодолеть связанные с этим трудности, и 9 марта 1917 г. вышел в свет первый номер «Известий Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов», а 18 апреля того же года — орган Владивостокской организации большевиков газета «Красное знамя». На каждом корабле, в каждой части находились люди, которые активно распространяли большевистские газеты и воззвания.

Надежды контрреволюции запугать массы расправами над коммунистами и сочувствующими им матросами не оправдались. Напротив, подавляющее большинство матросов и солдат еще теснее сплотилось вокруг большевиков. Когда до Владивостока, Хабаровска и других городов дошли решения VI съезда партии, нацелившие трудящихся на вооруженное восстание против буржуазного Временного правительства, моряки Сибирской и Амурской флотилий, солдаты гарнизонов горячо поддержали их. «...Нет больше путей, которые явились бы избавлением для России, кроме одного пути — социальной революции... — писали 19 сентября 1917 г. солдаты 4-го Владивостокского артиллерийского крепостного полка в своем воззвании к населению. — Мы убедились, что, чем скорее свершится переход от капитализма к социализму, тем скорее воскреснет из мертвых Россия»68.

В Приморье и Приамурье созревали основные предпосылки для перехода власти в руки Советов.

5 октября во Владивостоке состоялась 2-я краевая конференция РСДРП (б), ориентировавшая партийные организации на подготовку к передаче всей власти Советам.

Весть о победе Октябрьского вооруженного восстания трудящиеся Дальнего Востока и моряки-тихоокеанцы встретили с огромным энтузиазмом. Во Владивостоке, Хабаровске, Благовещенске, Николаевске-на-Амуре, Петропавловске-Камчатском — всюду на массовых собраниях рабочих, матросов и солдат выносились резолюции о переходе всей власти Советам. 9 ноября состоялось общее собрание рабочих Владивостокского военного порта и матросов Сибирского флотского экипажа. На нем трудящиеся и моряки горячо приветствовали Великую Октябрьскую социалистическую революцию, выразили готовность поддержать действия петроградского пролетариата. Собрание приняло решение о срочном вооружении рабочих для защиты завоеваний Октября69.

В ответ на просьбу докеров Сиэтла прислать людей для разъяснения правды о русской революции Владивостокский комитет РСДРП (б) в начале декабря направил в Америку транспорт Сибирской военной флотилии «Шилка». Политическим комиссаром рейса комитет назначил Н. Д. Крюкова. Рабочие Сиэтла тепло встретили русских моряков. На митингах, проводившихся революционной организацией «Индустриальные рабочие мира», коммунисты «Шилки» рассказывали о революции в России, о первых декретах Советской власти, о Ленине. Во Владивосток они доставили письмо американских докеров, которое 20 и 21 марта 1918 г. было полностью напечатано в газете «Красное знамя».

«Ленину с представителями большевистского правительства, и через них — рабочим России...» — так начиналось это письмо. «Пусть не заблуждается русский народ: таких вещей, как свобода слова, свобода печати, свобода собраний, не существует в Америке, — писали докеры, — и демократия, о которой болтают капиталисты, только ловушка». Далее американские рабочие обстоятельно рассказывали о терроре в США по отношению к прогрессивно настроенным трудящимся, о нападках буржуазной прессы на большевиков. Докеры писали, что «еще раз заверяют революционных социалистов в том, что даже массовый, до сих пор не думавший рабочий Соединенных Штатов высоко ценит большевиков в их благородной битве за освобождение от ярма капиталистов и землевладельцев».

27 декабря 1917 г. состоявшийся в Хабаровске III краевой съезд Советов объявил о переходе власти на всем Дальнем Востоке к большевистским Советам.

Триумфальное шествие Советской власти достигло берегов Тихого океана.

Однако против Советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке поднялись белогвардейские банды генералов Хорвата и Плешкова, атаманов Семенова, Гамова, Калмыкова и другие. Именно на них делали ставку русские и иностранные империалисты. Начиная с января 1918 г. на Владивостокском рейде один за другим появлялись американские крейсера «Бруклин» и «Сакраменто», японские крейсера «Асахи» и «Ивами», броненосец «Хизен», английские корабли — крейсер «Суффолк», миноносцы и транспорты. Они доставляли белогвардейцам оружие и снаряжение.

В марте 1918 г.70 трудящиеся Дальнего Востока изгнали с советской земли банды атамана Семенова. Но в те же дни в Благовещенске контрреволюционный мятеж подняли банды Гамова. Благовещенским красногвардейцам пришлось отойти в село Астрахановка, где для борьбы с мятежниками был создан Военно-революционный штаб. От моряков в него вошли амурцы Варягин и Кошкин. 12 марта красногвардейские отряды (около 12 тыс. бойцов), поддерживаемые артиллерийским и пулеметным огнем с канонерских лодок «Вотяк», «Орочанин» и бронекатера «Пика», перешли в наступление. К 14 марта с мятежом было покончено. Гамов с остатками своих банд бежал в Маньчжурию, захватив из благовещенского банка 37 млн. рублей золотом.

После поражения белогвардейских выступлений империалисты перешли к открытой интервенции. В ночь на 5 апреля 1918 г. во Владивостоке высадились японские, а затем американские и английские войска. 5 апреля председатель ЦИК Советов Сибири Н. Н. Яковлев сообщил В. И. Ленину о ходе организации сопротивления интервентам. При этом он указывал на большую роль в этом Амурской флотилии, на содержание которой требовалось около 3 млн. рублей. «...Одобряю планы подготовки и мобилизации, — ответил 6 апреля В. И. Ленин. — Ежели будут продвигаться, сопротивляйтесь. Передал Военному комиссариату. Постараемся помочь высылкой денег, хотя затруднения у нас необычайно велики»71. На следующий день Владимир Ильич Ленин направил Владивостокскому Совету по телеграфу директиву, в которой обращал внимание партийных и советских органов на сложность положения и призвал без малейшего промедления готовиться к борьбе с интервентами, «готовиться серьезно, готовиться изо всех сил»72.

Призыв вождя нашел у дальневосточников широкий отклик. Моряки флотского экипажа Сибирской флотилии на своем собрании постановили вооружаться для борьбы с контрреволюцией. Многие моряки Сибирской и Амурской флотилий уходили в красногвардейские отряды, формировавшиеся для борьбы с бандами Семенова, которые вновь вторглись в пределы советского Дальнего Востока. Владивостокский, Хабаровский и Благовещенский отряды были объединены в 1-й Дальневосточный социалистический отряд Красной гвардии. Командиром отряда был назначен рабочий Владивостокского военного порта, член партии с 1909 г. В. А. Бородавкин, комиссаром — член Дальневосточного краевого комитета партии и краевого Совета М. И. Губельман, а начальником штаба — военный моряк лейтенант В. И. Радыгин.

Прибыв на фронт, отряд сразу же вступил в бой. В жарких схватках с белогвардейцами особенно отличились военные моряки. На станции Мациевская стоял состав с семеновцами. Чтобы избежать больших потерь, командование отряда решило воспользоваться уклоном железной дороги и пустить со станции Шарасун платформу, груженную взрывчаткой. Выполнить эту задачу вызвался матрос Усков с миноносца «Лейтенант Малеев». Усков поднялся на паровоз и дал ход. Набирая скорость, паровоз и платформа неотвратимо приближались к вражескому эшелону. Семеновцы открыли артиллерийский и ружейный огонь, но сделать уже ничего не могли. Паровоз на полном ходу врезался в эшелон. Раздался огромной силы взрыв. Воспользовавшись растерянностью противника, красногвардейцы поднялись в атаку и выбили семеновцев со станции. Так матрос Усков ценою своей жизни помог отряду одержать эту победу.

В разгар боев с бандами Семенова в Приморье вторглись белогвардейские отряды атаманов Калмыкова и Орлова. На борьбу с ними поднялись трудящиеся городов Приморья и моряки-дальневосточники. Из матросов Сибирской флотилии была сформирована морская рота во главе с военным моряком Тепляковым.

«...Моряки сформированного отряда, — вспоминает бывший матрос Сибирской флотилии В. А. Уваров, — в полной боевой готовности выстроились во дворе Сибирского флотского экипажа. На лентах матросских бескозырок золотом сверкали надписи: «Монгугай», «Сибирский флотский экипаж», «Печенга», «Точный», «Бравый» и другие. Здесь же собралось много провожающих. Товарищ Тепляков выступил с речью, в которой сказал: «Мы с красным знаменем в руках будем защищать свой край и никому не позволим отнять завоевания рабоче-крестьянской власти». После этого в кузова двух грузовых автомашин погрузили два крепостных станковых пулемета «максим», боеприпасы и продовольствие. Под звуки марша духового оркестра отряд вышел на Светланскую улицу (ныне Ленинская). Перед центральными воротами мастерских военного порта (ныне Дальзавод) рота остановилась. К нам вышли представители рабочих. Здесь же были и их жены с детьми. К матросу Короткевичу подошла старушка Стасенчиха. Он был другом ее сына. Старушка обняла Короткевича и громко сказала: «Прощай, Ваня. Бейте врагов, чтобы они не лезли на нашу Советскую власть». Она заплакала и поцеловала Короткевича. Эта небольшая прощальная сценка сильно взволновала нас... Мы двинулись дальше. Провожали нас уже сотни... Видели мы и ехидные улыбки на лицах врагов, на лицах тех, кто продавал нашу Родину. Иностранные корреспонденты щелкали аппаратами»73.

Бесстрашно бился с врагами на Гродековском фронте отряд моряков. С 19 по 26 июня 1918 г. основные силы отрядов Калмыкова и Орлова были разгромлены, а затем и изгнаны из Приморья. Через месяц, 27 июля, войска Забайкальского фронта добили банды Семенова, который, как и Калмыков с Орловым, бежал в Маньчжурию.

После этого империалисты предпринимают еще попытку свергнуть Советскую власть. На этот раз они делают ставку на пленных чехословаков, которые по договоренности Антанты с Советским правительством направлялись во Францию через Владивосток. Эшелоны с чехословаками растянулись на огромном пространстве от Самары и Пензы до Приморья. Поверив своим генералам и офицерам, распространявшим слух, будто большевики вооружили находившихся в Сибири пленных немцев для нападения на эшелоны, чехословаки подняли контрреволюционный мятеж. Им удалось захватить Сызрань, Пензу, Томск, Нижнеудинск, Омск, Самару, Красноярск и другие города, лежащие вдоль железнодорожной магистрали. 29 июня 1918 г. с их помощью произошел контрреволюционный переворот во Владивостоке. Два дня рабочие-красногвардейцы, революционные матросы и солдаты вели бои на улицах города, но силы были слишком неравные. Владивостокский Совет был разгромлен, а его руководители, в том числе К. А. Суханов и М. И. Губельман, арестованы. Три полка чехословаков, отказавшихся участвовать в мятеже, были разоружены и отправлены на остров Русский.

Для борьбы с белочехами и белогвардейцами спешно создавался Уссурийский фронт. В его состав влились моряки Сибирской и Амурской флотилий. На собрании военных моряков и рабочих Амурской флотилии была принята резолюция: «Обсудив текущий момент в связи с активным выступлением белочехов, когда их банды с контрреволюционерами всех мастей вновь поднимают голову, чтобы смести наши рабоче-крестьянские завоевания, мы, собравшиеся рабочие и матросы флотилии, заявляем, что будем защищать завоевания социалистической революции до последней капли крови... Долой изменников и предателей! Долой мучителей и палачей нашей революции!»74.

По решению Центрального комитета Амурской флотилии военные моряки и рабочие Хабаровского арсенала в короткое время оборудовали два бронепоезда и одну блиндированную дрезину для Уссурийского фронта. На одном из бронепоездов были поставлены орудия с канонерской лодки «Монгол». Команды бронепоездов, укомплектованные моряками, возглавили П. Г. Зенюк и С. И. Блошенко. Талантливым военачальником и организатором проявил себя моряк Амурской флотилии В. И. Радыгин, назначенный начальником штаба фронта.

Под ударами красных войск в районе Шмаковских высот белогвардейцы и белочехи стали отходить к Владивостоку.

Потерпев и на этот раз неудачу, правящие круги Японии и США начали спешно вводить в Приморье свои войска. Объединенным силам американо-японских интервентов и белогвардейцев удалось захватить Никольск-Уссурийский, а затем и Хабаровск. Наступила полоса жестокого разгула контрреволюции.

Несмотря на кровавый разгул карательных отрядов, борьба советских патриотов не ослабевала. Повсеместно росло и ширилось партизанское движение. Партийные организации края создали разветвленную сеть подпольных групп, организовали явочные квартиры, базы для снабжения партизан оружием, боеприпасами, одеждой и медикаментами. Одной из таких баз являлась квартира большевика матроса С. И. Трусова, работавшего на радиотелеграфной станции во Владивостоке. Среди рабочих, матросов и солдат по заданию Владивостокского комитета РКП (б) работали машинный квартирмейстер Сибирской военной флотилии Д. Коновалов и бывший солдат-артиллерист В. Колесниченко.

Особенно активно в этот период действовала подпольная организация, созданная в базах Амурской флотилии, в Хабаровске и Благовещенске. В ее рядах насчитывалось более ста человек.

Революционные матросы и солдаты составляли боевое ядро партизанских отрядов. Они выполняли ответственные задания в тылу врага, обучали партизан военному делу. Так, боцман миноносца «Точный» А. Нальчикский руководил боевой подготовкой одного из отрядов, матрос В. Уваров проявил себя боевым разведчиком и страстным агитатором.

В Тетюхинском отряде находчивостью и отвагой прославились матросы Г. Милай и Г. Замятин. Однажды, находясь в разведке в районе села Владимиро-Мономахово, они заметили группу шедших по дороге колчаковских солдат. У Милая мгновенно созрела дерзкая мысль. В ту же минуту он выскочил на дорогу, скомандовал: «Взвод, к бою!» — и приказал колчаковцам бросить оружие. Те немедленно повиновались и подняли руки. Тогда Милай подал новую команду:

— Один из взвода — ко мне!

Из кустов вышел Замятин с винтовкой в руках.

— Пленные, за мной! Взводу скрытно следовать по обочине дороги! — приказал Милай. Колчаковцы покорно, с поднятыми руками направились за смельчаком. Замятия замыкал шествие. После в отряде долго еще вспоминали, как два отважных моряка привели в отряд 13 колчаковцев.

В этом же отряде матрос-торпедист Федор Лариошин организовал изготовление мин, снарядов, фугасов и ручных бомб. В Тернейском отряде ремонтом оружия занимался минер матрос Василий Кольев. Таежные базы с походными оружейно-ремонтными мастерскими сыграли важную роль в вооружении народных мстителей.

В боях с интервентами отличилась команда канлодки «Шквал». В одном из боев в устье реки Уссури моряки открыли губительный огонь по наступающим цепям противника. Атака врага захлебнулась.

Когда японцы оккупировали весь приречный район, многие амурцы влились в партизанские отряды. Дольше других удалось продержаться канонерской лодке «Орочанин», действовавшей в районе Благовещенска. Этот корабль под командованием бывшего кондуктора флота Макарова 17 сентября 1918 г. после упорных боев с японцами возглавил отход группы судов вверх по реке Зея.

31 января 1920 г. восставшие рабочие при активной поддержке партизанских отрядов, моряков Сибирской флотилии и солдат Владивостокского гарнизона свергли колчаковского ставленника генерала Розанова. В условиях, когда в крае находились крупные силы интервентов, власть Советов установить не удалось, но было создано коалиционное областное правительство, в которое вошли большевики П. М. Никифоров, С. Г. Лазо, А. Н. Луцкий, В. М. Сибирцев.

К началу 1920 г. борьба трудящихся за восстановление Советской власти на Дальнем Востоке усилилась еще больше, все ощутимее становились их удары по белогвардейцам и интервентам. Было очевидно, что японским захватчикам и их белогвардейским ставленникам долго не продержаться. Но и вести войну молодая Советская республика не могла. В этих условиях Центральный Комитет РКП (б) и Совет Народных Комиссаров РСФСР в феврале 1920 г. приняли решение о создании на Дальнем Востоке буферного государства — Дальневосточной республики (ДВР). По этому поводу В. И. Ленин в докладе на VIII Всероссийском съезде Советов 21 декабря 1920 г. говорил: «Дальний Восток, Камчатка и кусок Сибири фактически сейчас находятся в обладании Японии, поскольку ее военные силы там распоряжаются, поскольку, как вы знаете, обстоятельства принудили к созданию буферного государства — в виде Дальневосточной республики, и мы прекрасно знаем, какие неимоверные бедствия терпят сибирские крестьяне от японского империализма, какое неслыханное количество зверств проделали японцы в Сибири... Но тем не менее вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее, потому что нам она по понятным условиям сейчас непосильна»75. Для координации действий партийных организаций Дальнего Востока с Центральным Комитетом партии было создано Дальневосточное бюро ЦК РКП (б).

В ответ на эти меры Советского правительства японцы в ночь на 5 апреля 1920 г. вероломно напали на революционные войска Приморья, арестовали во Владивостоке членов революционного Военного совета С. Г. Лазо, В. М. Сибирцева и А. Н. Луцкого и выдали их в конце мая белогвардейскому отряду атамана Бочкарева, который учинил над ними зверскую расправу. Во Владивостоке, Уссурийске, Шкотово, Спасске, Хабаровске и в других районах края злодеяниям палачей не было конца. Вот один из многочисленных примеров. В поселок Раздольное японцы пригласили якобы для переговоров командиров находившихся там красных частей и зверски замучили их.

В те дни героический подвиг совершили амурцы, охранявшие Хабаровский вокзал. Японцы бросились к вокзалу, рассчитывая одним ударом покончить со взводом моряков. Но это им не удалось. Командир взвода коммунист Николай Хорошев и его бойцы упорно отражали одну атаку за другой. Когда из 60 моряков в живых осталось только 20, японцы предложили им сдаться. Матросы ответили штыковой атакой. Все пали смертью храбрых в неравном бою, уничтожив много интервентов.

Несмотря на зверства японской военщины и белогвардейцев, власть в крае оставалась в руках Приморской областной земской управы, руководимой большевиками. С образованием Дальневосточной республики встал вопрос о создании ее народно-революционной армии и флота. С мая 1920 г. началось возрождение Амурской флотилии. В Благовещенске вооружались пароходы «Труд», «Карл Маркс», «Марк Варягин», «Павел Журавлев», оборудовались и укомплектовывались моряками-артиллеристами три бронепоезда. Командующим флотилией был назначен бывший боцман коммунист Василий Яковлевич Канюк. Тогда же, в мае, амурцы выдержали первый бой с белыми на реке Шилка, в ходе которого «Марк Варягин» нанес серьезные повреждения двум неприятельским пароходам, вооруженным четырьмя пушками.

Во Владивостоке в состав флота Дальневосточной республики вошли корабли и суда Сибирской флотилии. Комиссарами на них были назначены А. Яковлев, Д. Коновалов, С. Орловский, П. Глинков и другие. Но флотилия была поставлена в очень жесткие рамки — выходить в плавание, расходовать различные материалы и топливо она могла только с ведома японского командования. Артиллерийские и минные склады охранялись японскими караулами. Требовались исключительная гибкость и осторожность, чтобы не дать повода японским интервентам развязать военный конфликт.

Опираясь на остатки каппелевских и семеновских войск, японские империалисты организовали 26 мая 1921 г. контрреволюционный переворот. Власть в городе перешла в руки буржуазно-монархического правительства, которое возглавили крупные торговцы братья Меркуловы. Во главе Сибирской флотилии был поставлен махровый реакционер контр-адмирал Старк. Его первым шагом явился приказ об исключении из списков личного состава флотилии ее первого комиссара Яковлева, комиссара порта Куликова, комиссара посыльного судна «Батарея» Коновалова и других большевиков. Старк ввел в штат флотилии священников. От приходивших на флотилию «добровольцев» он брал подписку «беспрекословно повиноваться начальству», не участвовать «в каких бы то ни было политических выступлениях». Спекулянты Меркуловы вкупе со Старком начали разбазаривать флот — продали японцам семь эсминцев и четыре парохода. Но революционно настроенные матросы не прекратили борьбы. Они выводили из строя машины и орудия, чтобы корабли флотилии нельзя было использовать против революции.

Центральный Комитет РКП (б) и Советское правительство принимали энергичные меры по укреплению вооруженных сил Дальневосточной республики. 26 августа 1921 г. главком Народно-революционной армии В. К. Блюхер и член Военного совета М. И. Губельман посетили корабли Амурской флотилии. Высокий боевой и революционный порыв моряков произвел глубокое впечатление на Блюхера. На одном из заседаний Приамурского областного народного собрания он сказал: «Я недавно беседовал с моряками Амурской флотилии и народоармейцами. Все они готовы пожертвовать жизнью для блага Дальневосточной республики, готовы выполнить свой долг»76.

В этот период под руководством В. К. Блюхера проводится переформирование Народно-революционной армии, устанавливается стройная организация ее частей, вводится институт военных комиссаров. В этой большой и сложной работе активное участие принимали такие коммунисты-военачальники, как П. П. Постышев, С. М. Серышев, И. П. Уборевич, С. С. Шилов, Д. С. Шилов, Я. З. Покус и другие.

Военно-морские силы ДВР крепли с каждым днем. Для борьбы с контрреволюцией на Тихоокеанском побережье, а также для снабжения партизан боеприпасами и продовольствием Приморское областное бюро РКП (б) создает Красную партизанскую флотилию. Первым был вооружен в Тетюхе мореходный катер «Рында». 19 июля 1921 г. под руководством Колесниченко и Потапенко с Владивостокского рейда тайно были уведены мореходные катера «Павел» и «Амур». Затем в состав флотилии вошло захваченное у белогвардейцев посыльное судно «Лейтенант Дыдымов».

В ноябре 1921 г. белогвардейские генералы объявили поход на Москву». Им удалось захватить Хабаровск и дойти до станции Ин. Однако под ударами Народно-революционной армии белогвардейцы откатились к Волочаевке. Командование Народно-революционной армии решило здесь окончательно разгромить врага. Важную роль в осуществлении плана генерального сражения главком В. К. Блюхер отводил морякам. За несколько недель до начала боев приказом Военного совета от 9 января 1922 г. была учреждена должность командующего Народно-революционным флотом республики. Военкомы и партийные организации кораблей и частей вели активную политико-воспитательную работу среди моряков, готовили людей к решающим схваткам. За пять месяцев ряды коммунистов на Амурской флотилии увеличились почти в три раза.

Военные моряки оправдали доверие командования. Возглавляемый командиром канонерской лодки «Калмык» Н. И. Варуевым сводный морской отряд в боях за Волочаевку проявил беззаветную отвагу. При сорокаградусном морозе легко одетые моряки участвовали в штурме сопки, которую белые укрепили огневыми точками, несколькими рядами проволочных заграждений и множеством «волчьих ям». Сокрушительный огонь по врагу вели бронепоезда, вооруженные корабельными орудиями. В каждую часть входили моряки. «В нашем полку, — вспоминает участник этих боев Е. М. Оборонко, — было 150 моряков-тихоокеанцев, почти в каждом взводе выделялась черная матросская форма». В первых рядах атакующих шли военные моряки Федоренко, Мякишев, Елисеев, Животовский, Лепик, Пьянов и другие. Среди них был и Дмитрий Рогачев, будущий командующий Пинской и Волжской военными флотилиями в годы Великой Отечественной войны.

После четырехчасового упорного боя белые дрогнули и стали откатываться к Хабаровску. Части Народно-революционной армии 14 февраля 1922 г. освободили Хабаровск и начали с боями продвигаться к последнему оплоту белогвардейцев в Южном Приморье — Спасску. Трое суток они штурмовали Спасск, где враг пытался задержаться.

Во второй половине октября была освобождена станция Угольная.

В этих боях активное участие принимали корабли Амурской флотилии. В сентябре канонерские лодки «Красное Знамя» и «Беднота» с десантниками на борту очистили от белогвардейцев и интервентов Нижний Амур. Вооруженный пароход «Карл Маркс» с боями прошел вверх по Уссури до озера Ханка.

Интервенты и их белогвардейские прихвостни, охваченные паникой, во Владивостоке спешно грузили на суда награбленное имущество. Миноносцы, транспорты и все мало-мальски мореходные суда выводились на рейд к острову Русский, чтобы угнать их за границу. Рабочие военного порта и моряки делали все возможное, чтобы сорвать замыслы интервентов. Им удалось привести в негодность механизмы миноносцев «Бравый» и «Бодрый» и тем самым спасти их для республики.

В 16 час. 25 мин. 25 октября 1922 г. части Народно-революционной армии вошли во Владивосток. Командовал ими И. П. Уборевич. На следующий день трудящихся освобожденного Приморья приветствовал В. И. Ленин: «Занятие народно-революционной армией ДВР Владивостока объединяет с трудящимися массами России русских граждан, перенесших тяжкое иго японского империализма. Приветствуя с этой новой победой всех трудящихся России и героическую Красную Армию, прошу правительство ДВР передать всем рабочим и крестьянам освобожденных областей и города Владивостока привет Совета Народных Комиссаров РСФСР»77.

В суровых боях за Советскую власть на Дальнем Востоке военные моряки, народоармейцы и партизаны проявили мужество и стойкость, беззаветную преданность делу большевистской партии, социалистической революции.

5 ноября 1922 г. в телеграмме главному командованию Морских Сил Республики моряки-тихоокеанцы рапортовали:

«Выход в Великий океан открыт. И теперь, будучи ячейкой будущего мощного Красного Флота на Дальнем Востоке, Народно-революционный флот направит свои силы для закладки фундамента морской силы на Тихом океане. Да здравствует освобожденный Дальний Восток! Да здравствует могучая Красная Армия и Флот! Пусть ярче реют красные знамена на берегах Великого океана...»78.

В соответствии с Декретом ВЦИК от 15 ноября 1922 г. Дальневосточный край стал составной частью РСФСР.


68 «Далекая окраина», 1917, № 3361.

69 См. «Красное знамя», 1917, № 46.

70 Далее даты приводятся по новому стилю.

71 В. И. Ленин. Военная переписка (1917–1920). М., Воениздат, 1957, стр. 34.

72 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 36, стр. 216.

73 Музей Тихоокеанского, флота, РДФ, оп. 13, д. 3035, лл., 7–9.

74 Хабаровский государственный архив, ф. 18, оп. 14, д. 3, л. 16.

75 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 42, стр. 93.

76 «Вперед», 10 сентября 1921 г.

77 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 45, стр. 236.

78 «Пропагандист и агитатор ВМФ», 1951, № 18, стр. 44–45.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2957




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X