Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Р. М. Португальский, А. С. Доманк, А. П. Коваленко   Маршал С. К. Тимошенко
В памяти народной

Семен Константинович Тимошенко с детства очень любил землю, во всех анкетах последующих лет называл себя хлеборобом по происхождению. Судьба же распорядилась так, что он стал профессиональным военным. У близко знавших его людей, Семен Константинович оставил добрую память как патриот, человек сильной воли, большой целеустремленности и организованности, личного мужества, честности и нравственной силы. Видный военачальник, Тимошенко был вместе с тем душевным и отзывчивым товарищем, близким и понятным людям, тесно связанным с народом и черпающим у него жизненную силу.

Природа щедро одарила Семена Константиновича Тимошенко аналитическим умом, рассудительностью, деловитостью, трудолюбием. Он всегда занимал активную жизненную позицию, был требовательным к порученному делу, твердым в проведении в жизнь решений, в основе чего лежала глубокая вера в людей, в их силы и возможности.

В фондах Центрального архива Советской Армии и Центрального архива Министерства обороны СССР, в личном архиве С.К. Тимошенко сохранилось немало интересных материалов, свидетельствующих об объективности этого утверждения. Здесь и оперативные сводки, директивы и приказы, боевые распоряжения, подписанные Тимошенко, телеграфные ленты переговоров, которые он вел со Ставкой ВГК, различными военачальниками. Это и воспоминания о гражданской войне "Из боевого прошлого{4}, опубликованные в 1938 году, и брошюра "Школа боевой учебы", изданная осенью 1940 года, и статьи последних предвоенных лет, в которых Нарком обороны определял личному составу Красной Армии задачи по боевой и политической подготовке на 1941 год, подводил итоги проведенных занятий, учений и маневров. Тут же — тезисы докладов, многочисленных выступлений, заметки по различным вопросам, выписки из прочитанного, переписка с друзьями, близкими, знакомыми и незнакомыми людьми. Здесь же наброски очерков и статей, среди которых особое место занимает материал, собранный в нескольких папках с условным названием "Военное искусство. Стиль работы командира". Это раздумья, наблюдения, свидетельствующие о напряженном творческом труде человека, который многие годы находился в гуще событий страны, партии и народа, его заветы новому поколению командных кадров Советских Вооруженных Сил.

Деятельность военного руководителя, по мнению Тимошенко, невозможно представить без элементов риска. В одном из блокнотов С.К. Тимошенко выписаны слова М.И. Драгомилова: "Нужно твердо помнить и знать, что наперед никто не скажет, он ли побьет, или его побьют, что с неприятеля нельзя взять расписки, что он даст себя победить, и поэтому нужно всегда дерзать". Мысль, высказанная русским военачальником и военным педагогом, судя по деятельности Семена Константиновича, была для него руководящей. Следует в этой связи особо подчеркнуть, вспомнив события тяжелого 1941 года, что его дерзость всегда выступала в тесном единстве с расчетом, прогнозом, то есть была, что называется, "осторожной смелостью", отражая чувство обостренной ответственности за порученное дело, за жизнь людей.

Еще одно важное качество полководца необходимо отметить у С.К. Тимошенко — глубина военного мышления, простота и ясность изложения принимаемых решений. Сам внутренне собранный, и внешне подтянутый, он требовал этого и от подчиненных. Все, кто имел дело с маршалом, подчеркивают его жизненное правило: мысль формулировать четко, конкретно, понятно, кратко, не растрачивая драгоценное время. Противник верхоглядства, Семен Константинович умел, ухватившись за главное, выделив наиболее существенное, никогда не забывать о так называемых мелочах и деталях. Он постоянно напоминал подчиненным, что в боевой обстановке любое упущение может привести к большой беде, которой не будет оправдания.

Для своего времени Семен Константинович Тимошенко был человеком высокообразованным, главным образом благодаря неустанной самостоятельной работе над повышением своих знаний в самых различных областях науки, военного искусства, хорошо разбиравшемся не только в стратегии и тактике, но и в вопросах жизни государства, его проблемах и путях их разрешения. Любознательность, глубокая эрудиция, высокий интеллект, завидная память помогали ему успешно решать задачи на всех доверенных ему руководящих постах в Советских Вооруженных Силах. Он много и целеустремленно трудился сам, уважал и ценил людей труда.

— Организатор, руководитель — это прежде всего труженик, человек, отличающийся большой работоспособностью, — отмечал С.К. Тимошенко, выступая перед курсантами Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР.— Таков уж характер его деятельности, что он не может работать "от и до" установленного времени. У командира всегда масса дел, потому что его постоянно окружают люди, которых он учит, воспитывает, о которых он заботится и с которыми готов выполнять любое, самое сложное, задание Родины.

Этим необходимым руководителю качеством обладал и сам С.К. Тимошенко. "Он поразительно вынослив," — писал о нем И. В. Тюленев, прошедший с Семеном Константиновичем почти всю гражданскую войну, многие дни и ночи Великой Отечественной. "Маршал Тимошенко работал по 18 — 19 часов в сутки, часто оставаясь в кабинете до утра", — писал о нем Г.К. Жуков, характеризуя стиль работы в наркомате обороны в последние предвоенные месяцы. "Работоспособностью он обладал необычной, — отметит в беседе с одним из авторов этого очерка генерал армии А.И. Радзиевский, хорошо знавший маршала.— Иногда казалось, что он не отдыхает вообще, всегда в движении, всегда в заботах". В записной книжке Семена Константиновича сохранилась такая запись: "Без работы нет жизни, без труда жизнь не интересна и бесполезна".

Командир не должен отрываться от людей — этот принцип был определяющим в стиле работы Семена Константиновича. "Как мне представляется, — говорил он сам, — в истории нет полководцев, создавших себе славу, которые не были бы любимцами своего войска. Это значит, что они были не только искусными мастерами военной стратегии. Они знали и дорогу к сердцу своих солдат, своей армии. Они умели вселять в душу солдата доверие к себе, к делу, за которое борются".

Примечательна в этом отношении сцена, описанная ветераном войны П.Ф. Пляченко. Речь идет о его представлении в октябре 1944 года маршалу Тимошенко.

"...— Откуда родом? — спросил у офицера Семен Константинович.

— С Украины я, из Черкасской области.

— Давно воюете?

— С первого дня войны.

— Родители есть?

— Есть отец и мать. Сестры, братья.

— Все живы?

— Старший брат погиб. Под Ельцом в декабре сорок первого...

Тимошенко пригласил капитана сесть на стул, стоявший недалеко от стола...

Несколько минут маршал Тимошенко сидел, не проронив ни слова. Видимо, воспоминания о сражениях декабря 1941 года разбередили его душу. Разговор продолжился... Петр был горд, душу переполняла радость: вот так просто, буднично с ним говорил человек, имя которого стало почти легендой"{1}.

Военачальник в меру необходимости и возможности должен чаще бывать в войсках, чтобы на месте разбираться в обстановке, в том числе и в боевой, лучше изучать подчиненных, помогать им решать поставленные задачи, знать запросы войск, возникающие сложности в работе, в управлении войсками на поле боя. О пользе таких выездов в подчиненные соединения и объединения маршала Тимошенко рассказывают многие из тех, кому пришлось воевать под его руководством в годы Великой Отечественной войны. Об этом повествуют мемуары А.А. Гречко, А.Д. Окорокова, В.М. Шатилова, рассказы ветеранов.

Командир не должен бояться брать ответственность на себя, если он уверен в своей правоте. Это касается и боевой обстановки, и мирных военных будней. Выступая в последние годы своей жизни, он, как бы подкрепляя свои слова, приводил пример действий накануне войны генерала М.В. Захарова, в то время начальника штаба Одесского военного округа.

19 июня 1941 года Захаров прибыл в Тирасполь, на запасной командный пункт. Получив данные о приготовлениях немецко-фашистского командования к переходу государственной границы СССР, он от имени командующего войсками округа решил передать командирам соединений приказание следующего содержания: войска и штабы поднять по тревоге и вывести из населенных пунктов, частям прикрытия занять подготовленные районы, установив связь с пограничными отрядами и заставами. Присутствовавшему на командном пункте командующему военно-воздушными силами округа генералу Ф. Г. Мичурину Захаров предложил к рассвету рассредоточить самолеты по полевым аэродромам. Матвей Васильевич видел, что тот недоверчиво отнесся к полученному приказанию.

— Вам что-нибудь непонятно?— спросил Захаров.

— Прошу письменного приказания, товарищ генерал.

Начальник штаба на мгновение задумался. Действительно, не много ли он на себя берет? Ведь никаких формальных оснований для таких действий, к которым он прибегает, нет. И командующий войсками округа не дал конкретных указаний. Но можно ли в такой обстановке медлить, ждать указаний, бездействовать?

Все присутствующие ждали, как поступит начальник штаба. Захаров, присев к столу, от имени командующего войсками округа написал приказание генералу Мичурину. В итоге Военно-воздушные силы Одесского военного округа понесли наименьшие потери — лишь около 3 процентов от первоначальной численности{2}. Авиация оказалась заблаговременно приведенной в боевую готовность и рассредоточенной по полевым аэродромам. Большинство налетов авиации противника успешно отражалось. Часть из них приходилась на аэродромы, где советских самолетов уже не было.

Пример смелых решений, связанных нередко с большим риском, подавал подчиненным генералам и офицерам и сам маршал.

Уместно в этой связи подчеркнуть своеобразие полководческого искусства маршала Тимошенко. Характерной чертой оборонительных операций, которыми он руководил, будучи командующим войсками Западного и Юго-Западного стратегических направлений, Западного и Юго-Западного фронтов, была высокая боевая активность. Она выражалась в организации сильных контрударов, непрерывном огневом воздействии на противника, в резком повышении количества и эффективности действий диверсионных групп во вражеском тылу за счет рейдирования кавалерийских соединения и целенаправленных согласованных по месту и времени партизанских акций. Для наступательных операций наиболее характерно то, что многие из них проводились при отсутствии превосходства над противником в силах и средствах, как это было в контрнаступлении под Ростовом, Елецкой, при организации Барвенково-Лозовской операции. Следует отметить, что все они готовились тогда, когда противник владел стратегической инициативой. Столь сложные условия обстановки требовали особого искусства в выборе направления главного удара, скрытного сосредоточения войск, проявления разумного риска, выдержки, убежденности, твердости в руководстве войсками. Будучи представителем Ставки ВГК, маршал Тимошенко зарекомендовал себя большим мастером согласования усилий Сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и авиацией. Такие задачи решались им при подготовке и проведении Новороссийско-Таманской, Керченско-Эльтигенской, Ясско-Кишиневской операций.

Уметь признавать допущенные просчеты и ошибки, делать из них правильные выводы — важное командирское качество, позволяющее, по мнению Семена Константиновича, успешнее решать все вопросы, возникающие как в боевой обстановке, так и в дни мирной учебы.

Многие участники Великой Отечественной войны надолго запомнили те разборы, которые проводил по окончании тех или иных сражений маршал Тимошенко. Поучительно прошел, к примеру, разбор Барвенковско-Лозовской операции. На нем скрупулезно проанализированы просчеты, допущенные в выборе направления ввода в сражение 9-й армии, ошибки, допущенные военным советом в использовании кавалерийских соединений. Особенно тщательно и придирчиво анализировал и оценивал свои действия Тимошенко после Харьковской катастрофы. Для него это был самый жестокий урок за годы Великой Отечественной войны. И он не раз мысленно обращался к маю 1942 года, когда самые радужные надежды обернулись горьким разочарованием, казалось, хорошие планы и точные расчеты оказались ошибочными. А в итоге — жестокое поражение. И маршал признавал, что большая доля вины ложится лично на него, и делал из случившегося правильные выводы. Самокритично оценивал маршал свои действия и в начале Демянской операции, представляя отчет в Ставку ВГК.

"Не все правильно сделали мы, готовя Керченско-Эльтигенскую операцию, — делился он своими мыслями с A.M. Василевским, — точнее даже — многое неправильно... особенно по вопросам применения флота". Столь же самокритично подошел Семен Константинович и к оценке первоначального варианта утвержденного им решения на Будапештскую операцию. И не только признал допущенные просчеты, но и внес существенные коррективы в план предстоящих действий, хотя это и вызвало негативную реакцию Верховного Главнокомандующего.

Доброжелательность к окружающим, моральная чистота, забота о подчиненных — одно из непременных условий создания командиром обстановки деловитости, творчества, полной отдачи коллектива в работе. Примером тому служил сам маршал. Об этом немало сказано в воспоминаниях И.Х. Баграмяна, И.А. Ласкина, М.Ф. Лукина, К.С. Москаленко, А.Т. Стученко, В.М. Шатилова, С.М. Штеменко. Об отношении С. К. Тимошенко к репрессиям тридцатых годов писал Евгений Воробьев в очерке "Каждая пядь земли".

"Разговор на горькую тему продолжился, — говорится в этом материале, — и Жуков напомнил о заслуге Семена Константиновича. Тому удалось спасти жизнь многим командирам и вернуть их в армию. Когда в мае сорокового года маршал Тимошенко был назначен наркомом обороны СССР, он ужаснулся: сколько обезглавлено округов, армий, корпусов, дивизий, полков!.. Пользуясь доверием Сталина... Тимошенко отправил не один рапорт с просьбой вмешаться в ежовские дела и пересмотреть ряд приговоров ("если только мой рапорт не опоздал"), несправедливо вынесенных. Тимошенко ручался "за этих людей своей жизнью", эти командиры "до последней капли крови преданы вам, товарищ Сталин", и в этих командирах очень нуждается сейчас армия.

Работая над сценарием фильма, знакомясь с документами Центрального архива Министерства обороны в Подольске, — продолжает автор, — К.М. Симонов и я имели не один случай убедиться и в гражданской смелости Тимошенко, и в безусловной правоте Жукова, в его высокой оценке моральной стойкости Семена Константиновича Тимошенко"{3}.

Еще более высоко отозвался Жуков о Семене Константиновиче в личной беседе с Симоновым: "Тимошенко... старый и опытный военный, человек настойчивый, волевой и образованный и в тактическом, и в оперативном отношении. Во всяком случае, наркомом он был куда лучшим, чем .Ворошилов, и за тот короткий период, пока им был, кое-что успел повернуть в армии к лучшему... Сталин был на него сердит и после Харькова, и вообще, и это сказалось на его судьбе на протяжении всей войны. Он был человеком твердым..."{4}

С этими словами перекликается еще одна оценка деятельности личности Тимошенко, данная Жуковым, человеком отнюдь не щедрым на лестные отзывы о ком бы то ни было и вовсе не склонным к принижению собственной значимости. Так, в беседе с генерал-лейтенантом Л.Ф. Минюком, вручившем Георгию Константиновичу письмо от Тимошенко с поздравлениями по поводу его назначения заместителем Верховного Главнокомандующего, Жуков, в частности, сказал: "Семену Константиновичу, конечно, обидно, что так получилось. Эту должность должен был бы занять он..."{5}

Вся жизнь маршала Тимошенко являлась поучительным примером служения своему народу. Беседуя с юношами, которым предстояло пойти на военную службу, Тимошенко стремился укрепить в их сознании мысль, что военному делу надо учиться серьезно, еще со школьной скамьи готовить себя к трудным испытаниям. Отвечая на одно из писем, в котором ученик девятого класса спрашивал совета, в какой род войск лучше идти служить, Семен Константинович писал: "Служить везде почетно. Не это главное. И в армии, и на флоте вырастают настоящие защитники Родины, специалисты своего дела. Важно стать настоящим воином, способным продолжить лучшие традиции отцов, дедов и прадедов. Служба в Вооруженных Силах СССР — это настоящий жизненный университет".

— Семен Константинович всегда радовался, если к нам, молодым, приходили друзья и знакомые. Как правило, присоединялся к нашему обществу. И никогда не бывал в таких случаях лишним. Напротив, получалась интересная беседа, — вспоминала сноха Тимошенко Нелли Васильевна Чуйкова. — Он вообще любил общество. Никогда не ел в одиночку, за стол приглашал адъютанта, водителя... За столом шутил, много рассказывал, особенно из своей жизни. Семен Константинович почти всегда относился к людям по-доброму. Они это ценили. Называли "наш маршал". Анастасия Михайловна же звала его "батьку"...

Тимошенко довольно часто спрашивали о том, кого считает он своими учителями. На этот вопрос корреспонденту газеты "Красная звезда" П. Трояновскому он ответил так:

— Учителей в моей жизни было много. По сути дела, все окружающие люди. Лучшим учителем, конечно же, была жизнь, та военная действительность, которая учила меня искусству воевать. Сперва гражданская война, затем — советско-финляндская, несколько позже — Великая Отечественная... Первым моим учителем была первая Конная армия, ее люди. Здесь, в конармии, я встретил Оку Ивановича Городовикова, Иосифа Родионовича Апанасенко. Учился у них. Учился у Бориса Мокеевича Думенко, Ивана Владимировича Тюленева. Немало дали встречи с М.В. Фрунзе и С.С. Каменевым.

Многое познал я на заседаниях Главного военного совета в 40-е годы, где была возможность вместе работать со многими партийными, государственными деятелями, организаторами крупного производства, учеными и конструкторами. В годы Великой Отечественной войны много полезного давали встречи с членами Ставки ВГК, работниками Генерального штаба. Все это вместе взятое и можно назвать школой моей жизни. Важное место заняли в ней, конечно же, солдаты, сержанты, офицеры, генералы и адмиралы, постоянное общение с которыми и формировало стиль моей работы.

Развивая мысль о требованиях, предъявляемых к командиру, маршал Тимошенко выделял еще несколько необходимых командирских качеств. Первое из них — внешняя собранность, подтянутость, аккуратность. Всем служившим вместе с Семеном Константиновичем или встречавшимся с ним, памятны не нарочитая, а органическая военная выправка этого человека. Он, как подчеркивает И.Х. Баграмян, вспоминая трудные дни отхода войск Юго-Западного фронта осенью 1941 года, имел безукоризненный внешний вид, всегда был чисто выбрит, в тщательно подогнанном обмундировании.

— Внешний вид не главный, но важный показатель, характеризующий хорошего командира, — отмечал С.К. Тимошенко на одном из совещаний командного состава Киевского военного округа еще в предвоенные годы. — Дело в том, что внешний вид отражает, насколько командир уважает себя, военную форму, свой труд. Внешняя собранность обычно тесно связана с внутренней организованностью человека. Есть и вторая сторона этого вопроса — быть аккуратным военного человека обязывает устав. Внешний вид дисциплинирует его, как бы заставляя подчиняться воинским порядкам и законам. Для командира немаловажно и то, что воинские уставы обязывают его быть образцом во всем, в том числе в поведении, в отдании воинской чести, в обращении, наконец. Если командир не будет показывать пример и в этих вопросах, то навести порядка в подразделении, части, соединении он просто не сможет. И еще — внешняя подтянутость нужна не только в мирные дни, но и в бою. В этом я убеждался неоднократно. Из нерях редко выходит настоящий герой...

Командир должен быть хорошо развит в физическом отношении — таково глубокое убеждение маршала. Это необходимо ему для службы, которая характеризуется напряженным трудом, требующим полной отдачи, закаленности, приспосабливаемости организма ко всем климатическим сложностям, непогоде, дождям, ветрам, жаре и стуже. Большой физической нагрузки требует бой, боевая обстановка. Нужна физическая закалка командиру и потому, что он должен обучать и воспитывать подчиненных главным образом личным примером.

— Занятия физкультурой помогает военному человеку трудиться, работать, служить, не сетуя на усталость и утомляемость, на плохое самочувствие, оставаться всегда бодрым, собранным, энергичным, деятельным, заражать своим энтузиазмом подчиненных.

Родные и близкие маршала Тимошенко отмечают привязанность его к спорту до последних дней жизни. На даче под Москвой был сооружен настоящий спортивный городок. Здесь были и гимнастические снаряды, и в миниатюре полоса препятствий. В основном он оборудовался силами самого Семена Константиновича, детей и внуков. И все они почти ежедневно занимались там физкультурой, руководствуясь его доброжелательными советами и наставлениями.

...Пройдут годы, десятилетия. Но нет сомнения в том, что они не сотрут память об этом человеке. Имя Маршала Советского союза Семена Константиновича Тимошенко носит Военная академия химической защиты, один из крупнейших противолодочных кораблей Черноморского флота, улицы Москвы, Санкт-Петербурга, Минска, Воронежа, многих других городов нашей страны. В честь его установлены мемориальные доски на улице Грановского (на доме № 3) в Москве и на здании штаба Белорусского военного округа в Минске. В столице Белоруссии есть стрелковый клуб имени С.К. Тимошенко. Его имя золотыми буквами выгравировано в актовом зале Военной академии имени М.В. Фрунзе — кузнице командных кадров Советской Армии. У бронзового бюста дважды Героя Советского Союза С.К. Тимошенко, воздвигнутого на его родине, всегда живые цветы.


1Пляченко П.Ф. Дан приказ... М., 1985. С.98-99.
2Начальный период войны. М., 1974. С.330.
3Маршал Жуков. Каким мы его помним. М., 1988. С.172.
4Маршал Жуков: полководец и человек. М., 1980. Т.2. С.240.
5Там же, T.I. C.251.


<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2832


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X