Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья


Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Н.С. Кровяков   "Ледовый поход" Балтийского флота в 1918 году
1. Подготовка операции. Вывод части флота из Ревеля в Гельсингфорс

В предыдущей главе выяснены цели, которые преследовала Германия, осуществляя вероломное вторжение в нашу страну. Что же касается германских планов на петроградском направлении, то их весьма определенно изложил фон дер Гольц в своих воспоминаниях: «Необходимо было связать руки Советской России, которая стояла за финским восстанием, пресечь возможность распространения ее власти и предотвратить образование нового восточного фронта. Если бы удалось отбросить большевиков к самому Петрограду, то их могуществу был бы нанесен новый чувствительный удар и тогда в союзе с дружественной Финляндией, имея в своих руках Нарву и Выборг, мы имели бы русскую столицу в клещах».
Таким образом, план германского командования на петроградском направлении предусматривал нанесение одновременно удара через Нарву и Псков и через Финляндию на Выборг с целью охвата Петрограда в клещи. Предварительным условием решения этой задачи являлся захват Балтийского флота.
Наступление германских войск на ревельском направлении чрезвычайно осложняло и без того тяжелое положение, в котором находился Балтийский флот. Немцы рвались к Ревелю, рассчитывая захватить там ценные боевые корабли. Они настолько были уверены в успехе, что, как свидетельствует один из участников боев, «взяли с собой германские военно-морские флаги, чтобы поднять их на захваченных русских кораблях».
Осуществляя руководство активной обороной страны, Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли огромное внимание Балтийскому флоту, направляя его деятельность не только указаниями через центральные органы управления морскими силами (Народный Комиссариат по морским делам, Верховная морская коллегия), но в ряде случаев и непосредственными распоряжениями Центробалту, его военному отделу и другим исполнителям.
Еще до начала немецкого наступления по указанию В. И. Ленина Верховная морская коллегия и Центробалт провели ряд мероприятий но обеспечению безопасности Балтийского флота и укреплению обороны подступов к Петрограду с моря.

14 февраля военный отдел Цеитробалта приказал Ревельскому флотскому комитету организовать воздушную разведку с целью наблюдения за передвижением германских войсковых частей.
16 февраля начальник военного отдела Резельской морской крепости получил приказ военного отдела Цеитробалта привести все суда, стоящие в Ревеле, в двухсуточную готовность для перехода в случае надобности в Гельсингфорс. Аналогичный приказ был отдан начальнику 1-й бригады крейсеров.
17 февраля на основании указании В. И. Ленина Коллегия Морского Комиссариата от имени Совета Народных Комиссаров телеграфом передала Центробалту директиву, которая явилась исходным документом для подготовки к проведению операции но перебазированию флота из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт.
Директива была получена Центробалтом в 18 часов 50 минут 17 февраля. Этот день и явился днем начала операции по перебазированию Балтийского флота, известной под названием «Ледового похода».
В указанной директиве говорилось: «Оценивая возможные операции, кои германцы могут предпринять в настоящее время на Балтийском театре, приходится считать вероятным производство смешанной операции от островов Моонзунда на материк, с целью захвата Ревеля и Эстляндии с сухого пути при широком содействии германского флота в Финском заливе, к западу от центральной позиции». Ссылаясь на указание Совета Народных Комиссаров, директива сообщала, что по принятии Советом Народных Комиссаров окончательного решения «об общих мерах, кои желательны, а равно и для выработки того отношения, которое с военной точки зрения должно быть проявлено со стороны наших вооруженных сил», Морской Комиссариат «преподаст к исполнению флотам соответствующую общую директиву».
Далее в директиве указывалось: «Впредь до получения таковой, является совершенно необходимым теперь же принять некоторые меры к обеспечению безопасности подступов с моря к столице. С этой целью и именем Совета Народных Комиссаров Российской Федеративной Республики Коллегия Морского Комиссариата приказывает: 1. Теперь же сосредоточить в районе Ревеля и Гельсингфорса все ледокольные средства, состоящие при флоте, включая и ледокол «Сампо», захваченный финляндской белой гвардией, для каковой цели должны быть решительно приняты все меры, включая применение вооруженной силы.
2. Теперь же унести из Ревеля в Гельсингфорс все те боевые и вспомогательные суда, наличие команды на которых, а равно техническое их состояние не допускает выхода их в морс по первому требованию... 5. Теперь же подготовить к уходу из Гельсингфорса в Кронштадт все те суда 2-й и 3-й категории, кои могут быть без ущерба для них проведены в колотом льду».

В пунктах 3, 4 и 6-м перечислялись мероприятия по обеспечению операции, в частности предлагалось привести в боеспособное состояние батареи береговой обороны Финского залива и подготовить корабли 1-й категории к выходу на центральную позицию для ее охраны в случае попытки германского флота проникнуть в Финский залив. В заключение в директиве указывалось: «Теперь же принять все меры к тому, чтобы эта директива фактически могла бы быть исполнена флотом по первому к тому требованию. Сверх изложенного теперь же надлежит принять меры. К возможному переводу запасов флота из Ревеля в Гельсингфорс и Кронштадт.
Таким образом, в качестве главной задачи Балтийскому флоту поручалась оборона подступов к Петрограду с моря.
Ориентировочный замысел Советского правительства заключался в том, чтобы совместными действиями боеспособной части флота (корабли 1-й категории) и средств позиционной обороны (минно-артиллерийские позиции) не допустить прорыва флота противника вглубь Финского залива и обеспечить перебазирование в первую очередь небоеспособной части флота (корабли 2-й и 3-й категории) на тыловую базу Кронштадт. При этом на первом этапе предусматривался немедленный увод из Ревеля в Гельсингфорс всех кораблей и судов, которые не могли выйти в морс по первому требованию, а также перевод запасов флота из Ревеля в Гельсингфорс и Кронштадт; на этом же этапе осуществлялась немедленная подготовка к переводу нз Гельсингфорса в Кронштадт всех кораблей, способных совершить переход в сопровождении ледоколов («в колотом льду»).

Так как противник не предпринимал активных действий на море, а стремился захватить Балтийский флот в его базах с суши, главной задачей флота стало перебазирование в Кронштадт. Быстрое продвижение немецких войск на сухопутном направлении и реальная опасность захвата ими Ревеля обусловили необходимость срочной эвакуации этой базы и перевода всех кораблей в Гельсингфорс. Последующие этапы перебазирования флота ив Гельсингфорса в Кронштадт определялись условиями быстро изменявшейся обстановки, потребовавшей вывода в первую очередь наиболее ценных кораблей, а затем оставшейся части флота. Завершающим этапом операции явился вывод кораблей и судов в мае 1918 года, оставшихся в Финляндии из-за невозможности совершить переход в ледовых условиях.
Получив 17 февраля директиву Советского правительства, Центробалт немедленно приступил к ее выполнению.
В тот же день военный отдел Центробалта отдал приказ привести в состояние боевой готовности все батареи Приморского фронта, «дополнив команду, если надо, из добровольцев морской бригады». Одновременно было приказано немедленно приготовить и по мере возможности начать переводить в Гельсингфорс все подводные лодки, их базы, а равно и прочие вспомогательные суда, кроме транспортов, нужных для возможной эвакуации порта. Крейсера предлагалось срочно привести в боевую готовность и держать в Ревеле до приказания. Начальнику морских сил Балтийского моря в Кронштадте 18 февраля было приказано принять все меры для приведения в немедленную готовность к походу всех ледоколов, как исправных, так и ремонтирующихся. «От быстрого исполнения настоящего приказа,— указывал Центробалт,— зависит участь Российского флота».

18 февраля Центробалтом была получена из Морского генерального штаба телеграмма (в копии), в которой Управление Северным фронтом, сообщая о возобновлении Германией военных действий в 12 часов 18 февраля, указывало, что в случае натиска значительных сил противника войскам разрешено отходить, уничтожая все военные запасы. Ревельскому укрепленному району предписывалось «удерживать морскую крепость постольку, поскольку необходимо дать время выйти частям, занимающим Гапсальское, Вердерское и Перновское направления, на линию Ревель—Вайсенштейн».
Таким образом, Центробалту приходилось осуществлять эвакуацию Ревеля в самом срочном порядке, учитывая недостаточность сил для длительной обороны базы с суши.
В этот же день объединенное совещание местных советских, партийных и военных организаций Ревельского укрепленного района в целях усиления руководства обороной района приняло решение создать военный отдел укрепленного района (Ревукр) из представителей исполкома Совета, армейского и флотского комитетов, штаба Красной гвардии и Эстляндского краевого комитета большевиков. К военному отделу Ревукра, который возглавил руководитель большевиков Эстонии В. Э. Кингисепп, перешла военная власть в городе и крепости.
В донесении, отправленном 18 февраля из Ревеля, сообщалось, что крейсера и подводные лодки через два дня будут готовы к переходу в Гельсингфорс, но в бой вступать не смогут из-за некомплекта команд (на бригаде крейсеров, вследствие увольнения старых годов, осталась третья часть личного состава). На 19 февраля был намечен выход подводных лодок в Гельсингфорс, на 20 февраля — переход тральщиков. На транспорты грузилось наиболее ценное имущество порта, береговой обороны и воздушной дивизии. По окончании эвакуации всех кораблей в проходах гавани предполагалось затопить плавучне доки, краны, баржи, чтобы не допустить проникновения кораблей противника в Ревель. Для уничтожения стапелей и портовых сооружений, имеющих военное значение, были организованы две подрывные партии.
Утром 19 февраля командование Ревельского «укрепленного района получило директиву Морского генерального штаба — оказывать возможное сопротивление как наступающим сухопутным силам, так и проникновению германского флота в Финский залив, в крайнем случае уничтожая все, что можно. Ввиду того, что эвакуация сухопутным путем была невозможна из-за недостатка вагонов и краткости времени, предлагалось вывозить все, что можно, морем в Гельсингфорс.

20—21 февраля начались бои на подступах к Ревелю. Отряды матросов-добровольцев вместе с частями Красной Армии, стремясь задержать противника, оказывали ему упорное сопротивление.
Ввиду тяжелой ледовой обстановки и нехватки ледоколов переход транспортов и малых боевых кораблей со слабым корпусом представлял огромные трудности. Первые корабли вышли из Ревеля 22 февраля. В этот день ледокол «Ермак» повел в Гельсингфорс две подводные лодки и два транспорта с эвакуируемыми военными грузами. Из Ревеля доносили: «Состояние льда на рейдах очень тяжелое, и суда пробираются с трудом. В море в больших массах толстый лед. Продолжение морозов с каждым днем ухудшает возможность «навигации».

Ледокол Ермак форсирует тяжёлые льды
Ледокол Ермак форсирует тяжёлые льды

Стремясь не допустить ухода флота из Ревеля, германское командование решило захватить мощные береговые батареи на островах Нарген и Вульф, прикрывавшие вход в ревельский порт с моря. В ночь на 24 февраля немецкие отряды пытались перейти по льду на эти острова. Противник был обнаружен. Батареи, открыв огонь, взломали лед и заставили немцев с потерями отступить.
23 февраля «Ермак» вернулся в Ревель, чтобы совместно с другими ледоколами вывести оставшиеся здесь корабли.
С утра 24 февраля железнодорожное сообщение с Ревелем прекратилось. Начались бон на окраинах города. К этому времени погрузка имущества на транспорты была закончена. Местный флотский комитет перебрался на крейсер «Адмирал Макаров», продолжая руководить эвакуацией флота. Все дела и документы были погружены на пароход «Бурлак», лишние — сожжены.
В течение 24 февраля и на следующий день корабли и транспорты с помощью ледоколов «Ермак», «Волыпсц», «Тармо» и «Огонь» выходили на рейд. 24 февраля из Ревеля вышли крейсера «Олег», «Баян» и «Богатырь», две подводные лодки, транспорт «Европа» и спасательное судно «Волхов».
На крейсерах находилось около 4000 эвакуируемых женщин и детей. Палубы кораблей были загромождены автомобилями, обмундированием, провизией и различным имуществом, принятым из портовых складов.

25 февраля противник пытался задержать корабли в порту бомбардировкой с воздуха и обстрелом. В 10 часов 20 минут над рейдом показался немецкий самолет типа «Таубе», встреченный огнем зенитной артиллерии кораблей и ружейным огнем. Самолет сбросил 6 бомб. Одна из них попала в крейсер «Рюрик», пробив палубу и ранив несколько человек. На транспорте «Альфа» был убит один и ранено несколько человек. Последующие атаки немецких самолетов вследствие эффективного огневого противодействия оказались безрезультатными. Ледоколы продолжали выводить на рейд подводные лодки, тральщики, заградители, транспорты. Вышедшие на рейд корабли растянулись на несколько миль.
В полдень в порту появился разведывательный отряд немецких велосипедистов. Встреченные ружейным огнем с ближайших кораблей, разведчики ретировались.
Крейсер «Адмирал Макаров», обеспечивая выход кораблей, оставался в порту до вечера. Около 17 часов к борту крейсера подошел катер с представителями германского командования, которые угрожали репрессиями, если корабли откроют огонь по городу. На это был дан ответ, что огонь будет открыт только в случае противодействия выводу эскадры.
Спустя 45 минут к крейсеру подошел буксир с немецкой делегацией, потребовавшей вернуть все увозимое на кораблях имущество и угрожавшей в противном случае открыть огонь по крейсерам «Адмирал Макаров» и «Рюрик». Немцам было отвечено, что увозится только казенное имущество, а если будет открыт огонь, то эскадра немедленно будет отвечать. После этого немцы убрались восвояси, не рискнув вступить в артиллерийскую дуэль с крейсерами. Выход кораблей продолжался.

Торговые суда на переходе из Ревеля в Гельсингфорс
Торговые суда на переходе из Ревеля в Гельсингфорс

Около 19 часов «Адмирал Макаров», замыкая вышедшую колонку кораблей, покинул Ревель. Город и порт были захвачены немцами, которым активно содействовала эстонская буржуазия и созданные ею буржуазно-националистические банды. Предатели из среды эстонских буржуазных националистов не только открывали немцам фронт, но и наносили подлые удары в спину советских войск. Так, например, эстонский полк в Гапсале отказался идти на позиции, арестовал местный Совет и, разоружив, задержал десантную роту моряков с о. Вормс и команду батареи № 37.
Переход кораблей в Гельсингфорс проходил в трудных условиях. Зима была суровой. В конце февраля толщина льда в этой части моря достигала 70 и более сантиметров. Ледоколов не хватало, и корабли то и дело затирало льдом. Запасы угля были ограничены. Большой некомплект команд вынуждал моряков работать без отдыха. Однако, вдохновляемые большевиками, балтийцы успешно выполняли боевое задание Советского правительства.
Утром 26 февраля фарватер, проложенный шедшим в голове каравана «Ермаком», был забит движущимся льдом. Крейсер «Баян», пытавшийся пробить лед в канале, не смог этого сделать и вынужден был остановиться. Вслед за ним были затерты льдом учебный корабль (бывш. броненосец) «Петр Великий» и транспорт «Михаил». Подошедший «Ермак» освободил застрявшие корабли и повел за собой. В дальнейшем многие корабли неоднократно застревали во льду, но, освободившись с помощью ледоколов, продолжали свой путь. Крейсера «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Богатырь», «Олег» и транспорт «Михаил» совершили переход в основном своими силами, лишь на подходе к Гельсингфорсу воспользовавшись помощью ледокола «Тармо».
В полдень, приняв с борта «Адмирала Макарова» отряд матросов с пулеметами, ледокол «Волынец» направился к о. Нарген для уничтожения береговых батарей. С помощью прибывшей подрывной партии командами батарей были взорваны башенные «установки 12-дюймовых орудий и другие батареи. Еще накануне были взорваны батареи на о. Вульф и полуостровах Вимс и Суроп.
27 февраля в 9 часов утра крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик» и «Богатырь» вошли на внутренний Гельсингфорсский рейд. Через несколько часов пришел крейсер «Олег», затем появились крейсер «Баян» и заградитель «Волга», за ними прибыли и остальные корабли.
Несмотря на значительные трудности, переход в сложных условиях благополучно совершили 56 кораблей. Потеряна была только затонувшая от сжатия льдов подводная лодка «Единорог», личный состав которой перешел на другие корабли.

Расчеты немецких и стоявших за их спиной американских и английских империалистов на захват значительной части Балтийского флота провалились. Немцы, захватив Ревель, нашли в порту лишь несколько мелких кораблей, не имевших сколько-нибудь серьезного военного значения. По сообщению германских газет, при взятии Ревеля было найдено 8 старых подводных лодок, три парохода водоизмещением от 1200 до 2000 тонн, два малых ледокола, несколько легких подъемных кранов и буксиров и три баржи с амуницией для военных кораблей и противолодочными сетями. К этому надо прибавить, что упомянутые германскими газетами в качестве трофеев 8 подводных лодок на самом деле были лишь 4 корпусами старых лодок, три из которых были построены еще во время русско-японской войны («Пескарь», «Стерлядь» и «Белуга»), а четвертая — «Крокодил» — в 1908 году. Все механизмы с этих лодок давно были отправлены в Россию для капитального ремонта.
Переход из Ревеля в Гельсингфорс подтвердил возможность плавания во льдах военных кораблей даже со слабым корпусом при надлежащем обеспечении их ледоколами.

Переход кораблей из Ревеля в Гельсингфорс
Схема 1. Переход кораблей из Ревеля в Гельсингфорс

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 3262


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X