Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Н.С. Кровяков   "Ледовый поход" Балтийского флота в 1918 году
2. Международное и внутреннее положение Советской республики в период заключения Брестского мира

В первое время после победы Великой Октябрьской социалистической революции империалисты США, Англии, Франции и других стран рассчитывали свергнуть Советскую власть в нашей стране руками кайзеровской Германии. Сущность стратегии англо-американского империализма в этот период заключалась в стремлении втянуть молодую, не окрепшую еще Советскую республику в войну с Германией, сокрушить Советскую власть германскими штыками и одновременно отвлечь вооруженные силы германского империализма с Западного фронта, чтобы легче и скорее нанести ей решительное поражение.
В меморандуме американской комиссии по научению условий будущего мира, составленном 22 декабря 1917 года, говорилось: «В настоящее время ввиду поражения России направлением наиболее легкого продвижения Германии должен быть восток. Данный момент является наилучшим временем для Германии, чтобы воспользоваться открывшимися здесь для нее возможностями. Это вполне может побудить ее решиться на жертвы на юго-востоке, на западе, на других континентах и на отдаленных морях с тем, чтобы обеспечить контроль над Россией»
Ввиду продолжавшейся еще войны американские империалисты не видели тогда иного пути порабощения нашей Родины, как с помощью вооруженных сил Германии на западе и Японии на востоке. США хотели поставить нашу страну в значительно более тяжелые условия, чем это сделала Германия по грабительскому Брестскому договору. Согласно последнему германские империалисты отторгали от России Украину и часть Прибалтики. Американские же империалисты согласно составленной госдепартаментом карты «Предлагаемые границы России» предусматривали отторжение Прибалтики, Белоруссии, Украины, Кавказа, Сибири и Средней Азии.

Особенно привлекала американских империалистов Прибалтика. Значение ее как плацдарма для агрессивных действий против Советской России полно и откровенно изложил посол США в Стокгольме Моррис в сообщении государственному секретарю Лансингу: «Лучшим местом для военных действий против большевиков могли бы явиться Балтийские провинции и Финляндия. Их важное географическое положение, их порты и железные дороги, их близость к Петрограду, возможность формирования войск в этих районах, отсутствие укреплений на дорогах к столице...— все говорит в пользу таких операций».
Стратегия германского империализма состояла в том, чтобы, воспользовавшись военной слабостью Советского государства, оккупировать обширные и важные в экономическом и военном отношениях территории — Украину, Белоруссию, Прибалтику, Финляндию, а затем, накопив силы, нанести удар по англо-французским войскам на западном фронте до прибытия туда значительной помощи со стороны США.
В борьбе с агрессивными замыслами империалистической реакции партия большевиков направила все усилия Советского государства на выход из империалистической войны, на распространение и упрочение Советской власти, на создание и укрепление советского государственного аппарата и ликвидацию старой государственной машины, на приобщение к активной политической жизни миллионов трудящихся масс.
Одновременно советская стратегия ставила перед собой важнейшую задачу— в кратчайший срок ликвидировать те очаги внутренней контрреволюции, которые возникли в основном на окраинах Советской страны, не дать им возможности окрепнуть и объединиться с иностранными интервентами.

С октября 1917 года по январь — февраль 1918 года Советская власть была установлена во всей стране. Распространение власти Советов по территории громадной страны было таким быстрым, что Ленин назвал его «триумфальным шествием» Советской власти.
Осуществленные в этот период мероприятия по ликвидации старого буржуазного государственного аппарата и по созданию нового аппарата Советского государства, уничтожение остатков феодализма, подрыв экономической силы буржуазии и организация нового, советского народного хозяйства значительно упрочили Советскую власть.
Однако положение Советской власти нельзя было считать окончательно упроченным, пока Россия находилась в состоянии войны с Германией и Австрией.
Вопрос о выходе из империалистической воины был главным вопросом, от которого зависела судьба Советской власти. Поэтому партия развернула борьбу за мир •с первых же дней победы Октябрьской революции.
Принятый по предложению В. И. Ленина 26 октября (8 ноября) 1917 года II съездом Советов Декрет о мире имел величайшее международное значение. Он выводил Россию из империалистической войны, беспощадно разоблачал разбойничий характер этой войны и наносил сокрушительный удар антисоветским замыслам международной империалистической реакции.
Предлагая единственно справедливый демократический мир между большими и малыми нациями, мир без аннексий и контрибуций, партия и Советское правительство по-революционному решительно развернули борьбу за мир и дружбу между народами.
Борясь за свое собственное существование, молодая Советская республика в то же время встала на защиту свободы и независимости угнетаемых империализмом стран. Борьба за мир, за прекращение кровавой империалистической бойни отвечала жизненным интересам народных масс во всем мире. Поэтому самоотверженной борьбой за мир Советское государство завоевало глубочайшие симпатии и поддержку трудящихся масс во всех странах.
Иначе отнеслись к мирной политике Советского государства американские и европейские империалисты. Они встретили предложение Советского правительства о заключении всеобщего мира с нескрываемой ненавистью и злобой. 10(23) ноября 1917 года главы военных миссий США, Англии, Франции и других союзных стран, аккредитованные при верховном русском командовании, заявили по поручению своих правительств о непризнании Советского правительства и потребовали продолжения войны, угрожая, в случае отказа, «самыми тяжелыми последствиями» для России.

«Именно англо-французская и американская буржуазия, — говорил В. И. Ленин, — не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистическую бойню!».
После решительного отказа правительств США, Англии и других стран принять наше предложение о мире Советское правительство решило начать мирные переговоры с Германией.
Германия и ее союзники, поставленные ходом войны в тяжелое положение, согласились на переговоры.
Переговоры начались 20 ноября (3 декабря) 1917 года в Брест-Литовске. 22 ноября (5 декабря) было подписано соглашение о перемирии на 10 дней с тем, чтобы 29 ноября переговоры были продолжены.
В Вашингтоне к этому времени уже был выработан план борьбы с Советской Россией путем вовлечения ее в военный конфликт с Германией. В том, что германское наступление приведет к падению Советской власти, в Вашингтоне не сомневались. Здесь было известно донесение британского посольства из Петрограда, в котором говорилось: «Если большевики не смогут обеспечить мир, они вряд ли удержат власть на продолжительное время».
Более трех лет Россия, истекая кровью, приковывала к себе свыше половины всех вооруженных сил германского блока. Все решающие операции немецких войск на Западном фронте были сорваны мощными активными действиями русской армии и флота. В самом начале войны русские армии, плохо вооруженные и не закончившие еще мобилизации, спасли Францию, вступив в пределы Восточной Пруссии в тот момент, когда немецкие войска находились в 17 км от французской столицы. В 1916 году мощное наступление русских армий Юго-Западного фронта спасло Италию от разгрома, серьезно облегчило положение французов под Верденом и положило начало общему перелому в ходе войны, заставив германский блок перейти к стратегической обороне на сухопутных фронтах.
Россия несла на себе основную тяжесть империалистической войны. Она потеряла больше солдат, больше территорий, в неизмеримо большей степени, чем ее союзники, расстроила свое хозяйство.

Убедившись, что Россия может выйти из войны и Германия получит возможность сконцентрировать все свои войска на Западном фронте, бывшие союзники России — США, Англия, Франция — начали делать все возможное, чтобы создать Германии благоприятные условия для борьбы с Советской Россией. Они прекратили активные боевые действия против нее, предоставив германскому командованию возможность снимать войска с Западного фронта и перебрасывать их на Восточный фронт.
Одновременно американские империалисты, стремясь не допустить выхода России из войны, пытались прикрыться маской дружелюбия к Советской России, рассчитывая этим обмануть Советское правительство.
В. И. Ленин раскрыл планы американских и англо-французских империалистов. В статье «О революционной фразе» он писал: «Взгляните на факты относительно поведения англо-французской буржуазии. Она всячески втягивает нас теперь в воину с Германией, обещает нам миллионы благ, сапоги, картошку, снаряды, паровозы (в кредит... это не «кабала», не бойтесь! это «только» кредит!). Она хочет, чтобы мы теперь воевали с Германией.
Понятно, почему она должна хотеть этого: потому, что, во-первых, мы оттянули бы часть германских сил. Потому, во-вторых, что Советская власть могла бы крахнуть легче всего от несвоевременной военной схватки с германским империализмом».
Начав мирные переговоры в Брест-Литовске, «советская делегация неоднократно приглашала к участию в них страны Антанты, но безуспешно, и Советское правительство было вынуждено вести сепаратные переговоры с германским блоком.
В противоположность советскому предложению о заключении демократического, справедливого мира, мира без аннексий и контрибуций, германские империалисты предъявили грабительские требования.

Германия потребовала отторжения от владений бывшей Российской империи территории размером свыше 150 тысяч квадратных километров, включавшей Польшу, Литву, часть Украины и Белоруссии, Латвии и Эстонии. В руках немцев оставались Моонзундские острова и Рижский залив, что позволяло им контролировать морские пути к Финскому и Ботническому заливам и развивать наступательные операции вглубь Финского залива, против Петрограда. В руки немцев переходили порты Балтийского моря, через которые шло 27 процентов всего морского экспорта и 20 процентов импорта России. Предложенная немцами граница почти не имела естественных рубежей. На берегу Западной Двины, у Риги, оставался плацдарм для наступательных операций Германии, угрожавших правому флангу русской оборонительной линии. Требования Германии создавали угрозу оккупации всей Латвии и Эстонии, угрожали Петрограду и в известной мере Москве. В случае войны с Германией предложенная граница обрекала Россию на потерю территорий в самом начале войны.
Б. И. Ленин настаивал на заключении мира даже на этих тяжелых условиях, считая выход из войны с Германией решающим условием сохранения и укрепления республики Советов.
Измученная трехлетней изнурительной кровопролитной войной, страна нуждалась в передышке. В этих условиях задача советской стратегии состояла в том, чтобы даже ценой временной уступки территории выиграть время для упрочения Советского государства и создания Советских Вооруженных Сил.
Враги партии и Советской власти Троцкий и «левые коммунисты», все контрреволюционеры от меньшевиков и эсеров до монархистов-белогвардейцев — повели ожесточенную борьбу против В. И. Ленина и его соратников, против мудрой и единственно правильной политики Коммунистической партии по вопросу о мире.

Враги не останавливались перед самыми гнусными и чудовищными средствами. Как было установлено в 1938 году на судебном процессе «правотроцкистского блока», Троцкий, «левые коммунисты» во главе с Бухариным и левые эсеры организовали заговор с целью убийства В. И. Ленина, И. В. Сталина, Я. М. Свердлова, срыва мирных переговоров и создания контрреволюционного троцкистско-бухаринско-эсеровского правительства.
Несмотря на ведущиеся в Брест-Литовске мирные переговоры, опасность вооруженного нападения германских империалистов не только не исключалась, но, напротив, с каждым днем становилась все вероятнее. Об этом свидетельствовали и самый ход мирных переговоров и ряд других фактов, показывавших, что германские империалисты стремятся сорвать переговоры. Генерал Людендорф. принадлежавший к наиболее агрессивной части руководителей империалистической Германии, в своих воспоминаниях раскрывает картину подготовки вооруженного нападения на Советскую Россию, которая велась одновременно с переговорами о мире.
«Наше военное и продовольственное положение,— писал Людендорф,— требовало заявления о прекращении перемирия, выяснения обстановки и быстрых действий на востоке... Надо было действовать...»

В это время против незначительных остатков старой царской армии на Восточном фронте немцы, по данным того же Людендорфа, имели в боевой готовности 39 дивизий, в том числе предназначенную для вторжения в Финляндию Балтийскую дивизию К «Разложение русской армии, — пишет Людендорф далее, — быстро продвигалось вперед. Она находилась в состоянии полной дезорганизации и жаждала мира. Таким образом, наше военное положение складывалось в высшей степени благоприятно».
23 января на совещании в Берлине Гинденбург по настоянию Людендорфа заявил: «Если русские дальше будут затягивать переговоры, то их надо прервать и возобновить военные действия. Это привело бы к свержению большевистской власти...»
В результате предательских действий Троцкого переговоры о мире были сорваны и Германия получила предлог для возобновления военных действий, решение о которых было принято германским правительством еще на совещаниях 4 и 5 февраля.
16 февраля Германия объявила, что 18 февраля она возобновляет военные действия, нарушив тем самым одно из условий перемирия, требовавшее предупреждения о разрыве за> 7 дней. «Немец нас надул: из семи дней он пять украл»,—говорил В. И. Ленин на VII съезде партии5.
18 февраля австро-германские войска начали наступление по всему фронту от Балтийского до Черного моря.

Обозначились три главных направления наступления:
— северное, или петроградское, где действовала армия генерала Кирхбака в составе 15 немецких дивизий и бригад с нарвекой и псковской ударными группировками, которые вели наступление на Петроград с запада через Нарву и с юга через Псков — Чудово; союзники немцев — белофинские войска — должны были захватить Мурманскую железную дорогу и г. Мурманск;
— центральное, или белорусское, где наступала 10-я армия генерала Фалькенгайиа в составе 10 немецких дивизий и бригад, имевшая целью захват Белоруссии с последующим ударом через Оршу и Смоленск на Москву;
— южное, или украинское, где наступала армия генерала Линзингена в составе 24 немецких дивизий и бригад и 26 австро-венгерских дивизий, имевшая целью захват Украины, Донской и Ростовской областей, Северного Кавказа и Закавказья.
Характеризуя военно-политическую обстановку, в которой очутилась Советская республика в связи с начавшимся 18 февраля наступлением германских войск, В. И. Ленин в речи на VII съезде партии указывал: «От сплошного триумфального шествия в октябре, ноябре, декабре на нашем внутреннем фронте, против нашей контрреволюции, против врагов Советской власти нам предстояло перейти к стычке с настоящим международным империализмом в его настоящем- враждебном отношении к нам. От периода триумфального шествия предстояло перейти к периоду необычайно трудного и тяжелого положения... ибо мы имели в нашей расстроенной стране неимоверно уставшие массы, которые дошли до такого положения, когда воевать дальше никоим образом невозможно, которые разбиты мучительной трехлетней войной настолько, что приведены в состояние полной военной негодности».
Старая, развалившаяся царская армия не могла устоять против вооруженных полчищ германского империализма и отходила под ударом германской армии. За три дня наступления немцы захватили огромную территорию, в три раза превышавшую ту, которая была ими занята за три года войны.

Германские империалисты заранее торжествовали. Как сообщалось из Стокгольма 20 февраля, официальные представители и частные лица из Германии «держат пари, что Петроград будет занят немцами не позднее, чем через 6 недель; называют фамилии немцев, живших до войны в Петрограде, пославших депеши 6 февраля родным и знакомым в Петроград о своем скором прибытии туда». Сообщалось также, что «немцы усиленно собирают сведения о деятельности и производительности Путиловского завода» и что немцами обещано прислать Финляндии «по восстановлении в ней порядка 25 000 тонн хлеба из Украины».
В первый же день наступления по решению ЦК партии германскому правительству была послана телеграмма о немедленном заключении мира. Но немцы, выдвинув еще более тяжелые условия, продолжали наступление даже после получения ими 23 февраля согласия Советского правительства на новые требования.
Над Советской республикой нависла величайшая опасность.
19 февраля Совет Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина обсудил вопрос об организации обороны и о внешней политике в связи с начатым Германией наступлением.
21 февраля было опубликовано воззвание «Социалистическое отечество в опасности», в котором партия и Советское правительство призывали народ к организации отпора вражескому нашествию.

В ответ на призыв Коммунистической партии и Советского правительства трудящиеся .нашей Родины поднялись на борьбу с немецкими захватчиками.
В эти трудные дни моряки Балтийского флота еще теснее сплотились вокруг партии. Многочисленные резолюции, принятые на собраниях и митингах личного состава кораблей и береговых частей, свидетельствовали об огромном политическом подъеме и непоколебимой решимости моряков дать отпор захватчикам.
Несмотря на объявленную ранее демобилизацию, моряки оставались на своих постах или вступали в отряды, отправлявшиеся на фронт.
22 февраля приказом по флоту Балтийского моря в ответ на обращение Совета Народных Комиссаров была объявлена революционная мобилизация «для беспощадной борьбы с германскими империалистическими полчищами». «Всех, кто способен держать оружие, — говорилось в приказе, — Родина зовет на последний революционный бой, в котором или победим, или с честно умрем. Всякие увольнения с этого момента прекращаются, товарищи призываются на свои боевые места для защиты кровью добытой свободы».
23 февраля в Гельсингфорсе состоялось пленарное заседание всех судовых, полковых и ротных комитетов Балтийского флота. От имени моряков Балтики пленарное заседание в единодушно принятом решении заявило: «Всем морякам Балтийского флота оставаться на своих кораблях и в частях для защиты Советской социалистической республики, действуя на судах, в партизанских отрядах или частях, указанных советской властью. Те, которые покинут флот, привлекаются на общественные работы. Пленарное собрание обращается с горячим призывом ко всем рабочим, бывшим матросам, работающим в портах и на заводах и находящимся в отпуску, немедленно встать в ряды революционного флота. Призываем товарищей солдат присоединиться к этой резолюции».

Аналогичные резолюции единодушно принимались командами кораблей. В резолюции линейного корабля «Республика» говорилось:
«Обсудив вопрос об объявленной Советом Народных Комиссаров мобилизации всех революционных сил для борьбы с германскими буржуазными войсками, пытающимися задавить русскую революцию, мы, команда линейного корабля «Республика», приняли следующее решение:
1. Сейчас же прекратить увольнение в запас и в отпуск всех без исключения.
2. Призвать уже уехавших.
3. В кратчайший срок все привести в боевую готовность, ввести строгую революционную дисциплину на корабле...
Уход с корабля в самый критический момент классовой борьбы есть преступление, забыть, простить которое революция, народ и история не могут.
Товарищи! Положение ясно для всех! Нам выхода нет — или победа, или смерть за народ!.. Не дадим же, товарищи-матросы, верные доселе сыны революции, торжествовать объединившейся и желающей нашей крови буржуазии.
Все под ружье! Все под красное знамя революции»
«...Мы все, как одни, — говорилось в резолюции команды линейного корабля «Гаипут», — остаемся на своих местах до тех пор, пока враг окончательно будет сломлен. А тех товарищей, которые бессознательно бегут, бросая свои корабли, клеймим несмываемым позором и выкидываем из своих революционных матросских рядов».
«Во флоте настроение боевое»,— сообщала «Правда», характеризуя положение в Гельсингфорсе.
Военный отдел Областного комитета Финляндии в приказе от 24 февраля обратился ко всем находящимся в Финляндии войскам с призывом: «Товарищи! Германское буржуазное правительство задумало погубить нашу революцию и опять посадить монарха, землю снова отдать угнетателям дворянам, помещикам, а мужика опять отдать в руки земских начальников и исправников. Все, кто имеет в себе силу... должен немедленно встать в ряды революционных отрядов, дабы дать решительный отпор германским юнкерам, ударникам-белогвардейцам, которые двигаются на Петроград... Нам лучше смерть, чем вторичное рабство».

Несмотря на согласие Советского правительства подписать мир на новых условиях, германское командование, стремясь обеспечить себе еще более выгодные позиции при заключении мира, продолжало наступление.
После взятия Ревеля немцы развернули наступление на Петроград через Псков и Нарву. По призыву партии и Советского правительства рабочие Петрограда поднялись на защиту родного города, формируя отряды на помощь войскам Красной Армии.
Вместе с отрядами Красной Армии и петроградских рабочих в боях с немецкими захватчиками активно участвовали балтийские моряки.
«Правда» 27 февраля сообщала: «Вернулся отряд матросов, действовавший против Дутова... Узнав о положении дел с миром, отряд в полном составе направился на Псковский фронт. Формируются новые отряды».
Отправился на борьбу с немецкими войсками сводный отряд моряков-балтийцев, ядро которого составили матросы, участвовавшие в борьбе с контрреволюционными войсками Каледина и Центральной рады. 4-й отряд моряков Балтийского флота, сформированный в Кронштадте, действовал против немцев в районе Торошино—Псков. Под Нарвой сражался отряд матросов с кораблей, находившихся в Гельсингфорсе. Много балтийцев воевало в партизанских отрядах
В ожесточенных боях под Псковом и Нарвой войска Красной Армии и отряды рабочих и матросов оказали героическое сопротивление врагу. 23 февраля наступление противника здесь было остановлено.

Этот день стал считаться днем рождения Красной Армии.
Убедившись, что взять Петроград «молниеносным» ударом не удастся, немцы согласились на продолжение переговоров. На этот раз они предъявили еще более грабительские требования.
3 марта 1918 года советская делегация, не обсуждая условий мира, подписала в Брест-Литовске мирный договор с Германией.
VII съезд партии подтвердил правильность ленинской линии в вопросе о Брестском мире, а собравшийся вскоре IV съезд Советов утвердил его.
Мирная политика Советского правительства получила единодушную поддержку трудящихся Советской республики. Вместе с рабочими и красноармейцами моряки Балтийского флота выражали в эти дни одобрение советской политики мира и заявляли о готовности и впредь бороться против происков международного империализма. Еще 24 февраля пленарное заседание всех судовых, полковых, ротных и других комитетов кораблей и частей Балтийского флота в принятой резолюции выразило протест против германского наступления «как неслыханного акта насилия над революционным народом со стороны мирового империализма» и одобрило действия Совета Народных Комиссаров, направленные к заключению мира. «Мы клянемся,— говорилось в резолюции,— что роковым образом заключенный мир нисколько не лишает нас горячей и добровольной готовности активно и с оружием в руках стоять на своих революционных постах на защите завоевании пашен революции, на защите торжества международного пролетариата в его беспощадной борьбе с мировой буржуазией».

Подписание Брестского мира имело огромное значение для Советской республики. Было выиграно время, необходимое для укрепления Советской власти, приведения в порядок хозяйства страны, создания Красной Армии. Заключение мира позволило накопить силы для разгрома белогвардейских генералов и иностранных интервентов в период гражданской войны.
Огромное значение Брестский мир имел для создания Военно-морских сил страны. Заключение мира создало благоприятные условия для спасения Балтийского флота, который в гражданскую войну являлся единственным источником формирования флотов и флотилий на морских, речных и озерных театрах, так как в ходе борьбы с интервентами Советская республика лишилась Черноморского флота и флотилий на Севере и на Дальнем Востоке.
Несмотря на существование мирного договора, германские империалисты продолжали делать все возможное, чтобы изолировать, ослабить и уничтожить молодую Советскую республику. Они оккупировали Украину и Закавказье, вторглись в пределы РСФСР и хозяйничали в районах Курокой и Воронежской областей, грабя и терроризируя население. Они всемерно поддерживали все контрреволюционные силы внутри страны, широко развертывали шпионаж, устраивали заговоры и провокации.

Германия систематически нарушала условия мирного договора. Она готовила новый поход против Советской России. Генерал Гофман, один из видных военных деятелей империалистической Германии того периода, в своих воспоминаниях откровенно признается, что он «завязал сношения с различными представителями старого русского правительства». «...С весны 1918 г., — пишет Гофман,— я стал на ту точку зрения, что правильнее было бы... отказаться от мира, пойти походом на Москву, создать какое-нибудь новое правительство и заключить с этим новым русским правительством союз».
«Майор Шуберт,— пишет Гофман далее,— наш новый военный атташе в Москве, первый высказавшийся за решительное выступление против большевиков, полагал, что двух батальонов было бы вполне достаточно для водворения порядка в Москве и установления нового правительства. Хотя я и считал его точку зрения слишком оптимистической, но все-таки я думал, что нам вполне бы хватило для проведения этого начинания тех немногих дивизий, которыми мы еще располагали».

Таким образом и после подписания мира кайзеровская Германия оставалась опасным врагом РСФСР. И если германский империализм не поработил тогда Советскую Россию, то не потому, что он к этому не стремился, а потому, что он этого не смог осуществить. Характеризуя отношение Германии к Советской России в этот период, германский посол в России Гельферих писал: «Дальнейшее развитие обстановки в России требовало от нас огромного внимания. Мирные договоры на востоке, правда, приложили печать к военному разгрому нашего самого сильного противника на континенте. Но на месте огромной военной державы царя перед нами появился новый опасный враг: большевизм. 13 Финляндии и на Украине мы находились с ним в открытой борьбе...»
Отечественная война советского народа против германских захватчиков явилась одной из решающих причин поражения германского империализма.
Поражение Германии на Западном фронте объяснялось в значительной степени тем, что старой германской армии уже не существовало. Подавление революции в Латвии, Финляндии и на Украине стоило Германии разложения ее армии. В результате буржуазной революции в Германии в ноябре 1918 года Вильгельм и его правительство были свергнуты.
13 ноября 1918 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет аннулировал кабальный Брестский договор. Не прошло и восьми месяцев, как подтвердилось предвидение великого Ленина о недолговечности грабительского Брестского договора.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2604


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X