Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Группа авторов   М. В. Фрунзе. Военная и политическая деятельность
Глава четвертая. В борьбе за Советский Туркестан

Одним из выдающихся итогов Великой Октябрьской социалистической революции было преобразование Туркестанского края в Туркестанскую Автономную Советскую Социалистическую Республику, вошедшую в состав РСФСР. По своим размерам Советский Туркестан превосходил все европейские страны, вместе взятые. Его границы в годы гражданской войны охватывали территорию нынешних Туркменской, Узбекской, Таджикской и Киргизской республик, а также южную часть Казахской республики.

Победа социалистической революции, установление власти трудящихся, ликвидация колониальных порядков в Туркестане имели большое международное значение. Не только для своих непосредственных соседей (Персия, Афганистан, Китай), но и для всех угнетаемых империализмом колониальных стран Советский Туркестан являлся примером успешной борьбы за социальное и национальное освобождение.

Империалисты Антанты, белогвардейцы и местная реакция не жалели ни материальных затрат, ни военных усилий, чтобы свергнуть Советскую власть в Туркестане и восстановить феодально-колониальный строй. Борьба против белогвардейцев и интервентов приобрела крайне напряженный и затяжной характер.

Главной движущей силой в борьбе за власть Советов были рабочие, возглавляемые большевиками. Активно поддерживали власть Советов революционно настроенные солдаты местных гарнизонов. Важную роль в защите революционных завоеваний сыграли и так называемые тыловики, то есть рабочие и крестьяне коренных национальностей, мобилизованные в ходе первой мировой войны и направленные в западные районы России на различные тыловые работы по обслуживанию и обеспечению нужд действующей армии. Работая вместе с русскими, украинскими, белорусскими и другими рабочими и крестьянами, узбекские, туркменские, казахские, таджикские и киргизские труженики получили практические уроки общности классовых интересов трудящихся .всех национальностей. Вернувшись в родные края, бывшие тыловики (как и фронтовики) распространяли среди трудящихся коренных национальностей правду о революции в России и становились в ряды бойцов за Советский Туркестан.

Установлению Советской власти в Туркестанском крае оказывали ожесточенное сопротивление белогвардейцы местных гарнизонов, феодалы-землевладельцы, реакционное мусульманское духовенство, довольно многочисленные в некоторых районах зажиточные крестьяне. Материально и организационно поддерживаемое английскими империалистами, это сопротивление проявлялось в различных формах: создавались местные феодальные, буржуазно-националистические и марионеточные «правительства» и «армии» (например, Хивинское ханство, Бухарский эмират, «Кокандская автономия», «правительство» Закаспийской области); организовывались вооруженные восстания и мятежи; формировались многочисленные отряды басмачей, которые развернули широкие террористические и диверсионные действия. Летом 1913 г. английские империалисты перешли к открытой военной интервенции, направив свои войска в Закаспий на помощь марионеточному правительству эсера Фунтикова.

На Объединенном заседании ВЦИК 29 июля 1918 г. В. И. Ленин особо отметил, что «...часть городов Средней Азии охвачена контрреволюционным восстанием при явном участии англичан...»176, и назвал Туркестан одним из звеньев кольца, выкованного империалистами Алтаты для удушения Советской Республики.

Географические и социально-экономические особенности Туркестанского театра военных действий исключали возможность образован 1я там одного сплошного фронта. На огромной территории Туркестана революционные и контрреволюционные силы стремились прежде всего овладеть основными политико-административными и экономическими центрами и районами, а она были отделены один от другого то безводными пустыня, я, то мощными горными хребтами. Поэтому крупные очаги вооруженной борьбы возникали в различных частях Туркестана. Я там, где борьба приобретала упорный, затяжной характер, образовывались местные фронты: Закаспийский, Ферганский и т. п.

Борцы за Советский Туркестан испытывали особенно большие трудности и лишения в те периоды, когда оренбургским и уральским белоказакам удавалось перехватить Среднеазиатскую железную дорогу и тем самым полностью отрезать Туркестан от европейской части Советской Республики и от главных сил Красной Армии177.

В феврале — марте 1919 г., пока путь в Советский Туркестан был открыт, правительство РСФСР направило туда большое количество продовольствия и промышленных товаров, а также оружие, боеприпасы и военное снаряжение, в котором так остро нуждались воины туркестанской Красной Армии.. Тогда же ЦК РКП (б) и Совнарком РСФСР создали временную Особую комиссию по делам Туркестана, поручив ей организовать всестороннюю помощь партийным и советским органам Туркестана и осуществлять контроль за претворением в жизнь национальной политики РКП (б) и декретов Советской власти.

Проведенные в марте 1919 г. съезд Советов и очередная конференция Коммунистической партии Туркестана уделили основное внимание вопросам национальной политики, государственного и военного строительства. В соответствии с решениями VIII съезда РКП (б) был взят курс на строительство регулярной армии с крепкой, сознательной дисциплиной. По решению партконференции 25 процентов членов партии были мобилизованы и направлены в армию, где создавались институт военных комиссаров и партийно-политические органы. Для централизованного управления войсками был образован Реввоенсовет.

Полученная из Советской России братская помощь, проведенные организационные и политико-воспитательные мероприятия способствовали росту численности и повышению боеспособности советских войск. И когда Советский Туркестан снова оказался во вражеском кольце, его защитники на всех фронтах с середины апреля до середины сентября стойко отражали натиск превосходящих сил противника.

Замысел освободительного похода в Туркестан с целью прочного установления Советской власти Михаил Васильевич Фрунзе обдумывал давно. Еще в марте 1919 г., будучи командующим войсками Южной группы, он высказал .командующему Восточным фронтом С. С. Каменеву свои соображения о целесообразности создания Туркестанского фронта и даже выразил готовность возглавить войска этого фронта.

В июле того же года, когда С. С. Каменев занял пост главкома, а М. В. Фрунзе возглавил Восточный фронт, вопрос о необходимости срочно послать войска на помощь Советскому Туркестану был поставлен снова. В конце июля М. В. Фрунзе сообщил командующим 1-й и 4-й армиями: «Поход на Туркестан решен в положительном смысле» — и указал, что «подготовку следует вести немедленно...»178.

Вскоре Михаил Васильевич был вызван в Москву, в полевой штаб РВСР. Его предложение о сформировании фронтового объединения для действий на туркестанском направлении было принято. 11 августа 1919 г. Главное командование РККА отдало директиву о создании и задачах Туркестанского фронта, в состав которого вошли 1-я и 4-я армии и Астраханская группа, преобразуемая в 11-ю армию. Командующим Туркестанским фронтом был назначен М. В. Фрунзе.

Новому фронтовому объединению были поставлены следующие задачи: «...а) в кратчайший срок овладеть Оренбургской и Уральской областями включительно до Гурьева, Актюбинска и Орска; б) подготовить экспедицию на Туркестан179; в) подготовить 11 армию для наступательных операций в юго-западном направлении и г) к 15 августа закончить подготовку удара на Царицын в связи с действиями левого фланга Южфронта»180. В приведенной части директивы Главного командования выражено мнение М. В. Фрунзе о месте, роли и задачах Туркестанского фронта. Ведь М. В. Фрунзе в начале августа, непосредственно перед поездкой в полевой штаб РВСР, поставил войскам 1-й и 4-й армий и Астраханской группе те же задачи (за исключением пункта «в»), которые перечислены в директиве Главного командования от 11 августа. Даже формулировки некоторых из них совпадают почти дословно. Следовательно, главком признал решения А. В. Фрунзе своевременными и вполне обоснованными.

Само наименование создаваемого нового фронта говорило о том, что его главной задачей является подготовка и осуществление освободительного похода в Туркестан. Однако М. В. Фрунзе не считал эту задачу самодовлеющей. Обдумывая способы ее решения, он учитывал общее военное и экономическое положение Советской Республики, первоочередность поставленных ЦК РКП (б) стратегических задач по отражению наступления Деникина и скорейшему завершению разгрома армий Колчака. Туркестанский фронт, расположенный между Южным и Восточным фронтами, должен был воспретить объединение сил восточной (колчаковцы) и южной (деникинцы) контрреволюции.

Угроза такого объединения снова стала вполне реальной летом 1919 г., когда деникинцы овладели районом Царицына. К тому же, после того как главные силы Колчака были отброшены от Урала в глубь Сибири, оренбургские и уральские белоказаки тоже стремились как можно скорее создать общий фронт с деникинцами, чтобы оттуда получать необходимую военную и материальную помощь.

Разбросанным на огромном пространстве от дельты Волги до верховий реки Урал трем армиям Туркестанского фронта предстояло решать каждой свою особую часть общей стратегической задачи по разъединению белогвардейских сил и последовательной ликвидации их по частям. Действовавшей на правом крыле фронта 11-й армии М. В. Фрунзе еще 1 августа приказал подготовиться к нанесению вспомогательного удара в намеченной на вторую половину августа операции Особой группы (9-я и 10-я армии) Южного фронта по освобождению Царицына. Данную задачу подтвердило и уточнило 11 и 18 августа Главное командование Красной Армии.

Войска 4-й армии продолжали вести активные боевые действия против уральских белоказаков, «...имея целью овладение всем населенным районом к югу от р. Урал...»181.

Войскам 1-й армии М. В. Фрунзе поставил задачу: в сжатые сроки подготовить и провести наступательную операцию, в ходе которой нанести решительное поражение Южной армии колчаковцев182 и овладеть важным в стратегическом и экономическом отношении районом Орск, Актюбинск.

Противостоящая Южной армии колчаковцев 1-я армия (20, 24, 49-я стрелковые и 3-я кавалерийская дивизии, Особая Татарская бригада, несколько специальных частей) во время проведения Орско-Актюбинской наступательной операции183 насчитывала в своем составе 27 тыс. штыков и 3 тыс. сабель и вела боевые действия в полосе свыше 600 км. Командовал войсками 1-й армии Г. В. Зиновьев — испытанный боевой соратник М. В. Фрунзе, отлично проявивший себя на посту командующего Туркестанской армией в ходе контрнаступления против Колчака.

Орско-Актюбинская операция проводилась с целью полного разгрома и ликвидации крупной группировки войск противника. Для достижения столь решительной цели замыслом и планом операции предусматривалось: массирование сил и средств в центре, где наносился главный удар, и на флангах оперативного построения армии; применение различных форм оперативного маневра — рассекающих ударов с целью расчленения сил противника и последующего уничтожения их по частям, фланговых ударов, охватов и глубоких обходов для перехвата путей отступления противника, окружения и уничтожения его живой силы.

Приказы, отданные М. В. Фрунзе в ходе операции, нацеливали войска прежде всего на «выполнение задач по перехвату всех путей отхода противника», с тем чтобы окончательно уничтожить остатки разбитых белогвардейских банд.

Много внимания М. В. Фрунзе уделял повышению политико-морального состояния войск. При его непосредственном участии партийно-политические органы Туркестанского фронта, возглавляемые такими опытными деятелями партии большевиков, как П. И. Баранов, В. В. Куйбышев, Ш. З. Элиава184, провели огромную по объему и эффективную по результатам работу, организуя всестороннее политическое обеспечение наступления 1-й армии. Только в течение первой половины августа, во время подготовки наступления, партийно-политические органы распространили среди воинов армии около 1 млн. экземпляров газет, листовок, брошюр и книг. Из них свыше 300 тыс. экземпляров газет и 70 тыс. листовок были изданы политотделом армии. Воздействие этих изданий на личный состав было весьма велико, поскольку они всегда давали свежую, интересующую всех воинов информацию и нацеливали их на решение конкретных боевых задач. Заметно усилился приток вступающих в ряды большевистской партии, что позволило организовать в частях 1-й армии 65 новых партийных ячеек.

Напряженно велась и боевая подготовка войск, в ходе которой закладывались прочные основы стойкости, массового героизма и воинского мастерства, проявленных личным составом 1-й армии в операции.

13 августа 1919 г. 1-я армия перешла в решительное наступление. Противник оказал ожесточенное сопротивление, однако ударные группировки советских войск уже к исходу первого дня операции прорвали его оборону. В после дующие дни наступление развивалось с нараставшим темпом, хотя противник неоднократными контратаками и упорной обороной на промежуточных рубежах пытался остановить советские войска.

На первом этапе операции, длившемся с 13 по 20 августа, главная (Оренбургская) ударная группа 1-й армии с боями продвинулась более чем на 100 км и рассекла Южную армию колчаковцев на две части. В то же время фланговые ooударные группы охватывающим маневром создали необходимые предпосылки для последующих действий на окружение. Важным результатом первого этапа операции явилось то, что войска противника не только понесли значительные потери, но и начали терять веру в необходимость и целесообразность продолжать дальнейшее сопротивление. Чем дальше они отступали, тем шире распространялось дезертирство, чаще становились случаи добровольной сдачи в плен и перехода на сторону Красной Армии.

Чтобы развить достигнутый успех и обеспечить полное осуществление замысла операции, М. В. Фрунзе 20 августа приказал 3-ю кавалерийскую дивизию, включенную в состав Оренбургской ударной группы, «...собрать... в кулак и бросить ее смелым рейдом для облегчения исполнения задачи, возложенной на Оренбургскую группу по перехвату всех путей отхода противника на юг и возможно более быстрого захвата Орска»185. Фланговые группы также должны были активизировать свои действия.

Так были определены задачи на второй этап операции. В то время Красная Армия получила первый опыт оперативного взаимодействия двух группировок войск, разделенных значительным (около 600 км) пространством и не имевших технических средств для установления прямой связи между собой. Но, несмотря на это, взаимодействие было организовано и осуществлено.

Реввоенсовет Республики через неделю после принятия решения о создании Туркестанского фронта обязал главкома установить связь по радио с командованием войск Советского Туркестана. Решение РВСР было выполнено быстро. Уже через два дня — 16 августа 1919 г. — Главное командование Красной Армии передало в Ташкент Реввоенсовету Туркестанской республики и главкому войск Туркестана шифрованную радиограмму — директиву, сообщавшую, что «с фронта Илецкий Городок — Оренбург — Верхнеуральск начато наступление для овладения районами Илецк — Актюбинск — Орск, после чего наступление будет развито на Туркестан».

Далее в директиве говорилось: «Чем энергичнее будут ваши действия со стороны Аральского моря186 навстречу нашей армии, наступающей на Актюбинск — Орск, тем скорее и легче будет окончательно сломлено сопротивление противника и произойдет соединение с вами»187.

Командование войск Советского Туркестана также ясно осознавало необходимость взаимодействия с войсками Красной Армии, действовавшими на туркестанском направлении. В документе, разработанном главным штабом войск Туркестанской республики в начале августа 1919 г., подчеркивалось, что «направление оренбургское — важнейшее во всех отношениях, почему здесь должны быть развиты решительные, активные действия. К этому нас обязывает как важность самого направления, так и необходимость помочь войскам Европейской России, действующим на этом же направлении. Только на этом фронте мы должны искать решения борьбы на всех остальных фронтах...»188.

Итак, в тесной координации своих усилий были заинтересованы и Главное командование Красной Армии, и командование туркестанских войск. Тем более интересовала данная проблема командующего Туркестанским фронтом. Ведь у 1-й армии, начавшей Орско-Актюбинскую операцию, и у войск Советского Туркестана, сражавшихся на Актюбинском фронте возле Аральского моря, был тот же противник — Южная армий колчаковцев — и та же задача — очистить от белогвардейцев пути в Туркестан.

Используя созданный Главным командованием канал связи, М. В. Фрунзе 21 августа передал главкому войск Туркестанской республики следующую директиву:

«Образован Туркфронт с центром в Самаре в составе 1, 4 и 11 армий и с подчинением ему всего Туркестана и всех действующих там войск Красной Армии. Приказываю:

1. Начать немедленное решительное наступление вдоль железной дороги, имея ближайшей целью овладение Челкаром189.

2. Немедленно приступить к восстановлению железной дороги, учитывая предстоящее интенсивное движение войск и грузов.

3. Ежедневно представлять мне срочные донесения шифром по радио через Москву»190.

Эта директива была отправлена в Ташкент в тот самый момент, когда начинался решающий этап операции 1-й армии. Наступление советских войск развивалось в высоких темпах. 29 августа был освобожден Орск. В этот же день М. В. Фрунзе известил войска, что Южная армия колчаковцев отброшена «в район степи между Туркестаном и Европейской Россией», и приказал 1-й армии «со всей энергией продолжать безостановочное преследование противника, имея ближайшей задачей овладение районом Ташкентской железной дороги до ст. Челкар».

Получив сведения о том, что командование Южной армии решило отступать к Аральскому морю, чтобы пробиться в Закаспий и соединиться там с белогвардейцами и английскими интервентами, М. В. Фрунзе приказал начать преследование противника «...по преимуществу кавалерией... ...Все

время стремиться охватить пути отступления к югу...»191. В связи с возникшей угрозой выхода крупных сил противника к рубежу у Аральского моря, защищаемому войсками Актюбинского фронта, М. В. Фрунзе отдал распоряжение главкому войск Туркестана прочно закрепить этот рубеж, подтянуть резервы и выдвигаться навстречу войскам 1-й армии. Таким образом, взаимодействие Туркестанского фронта с войсками Советского Туркестана приобретало все большее значение и, по мере развития операции, становилось все более тесным. О том, как выполняли туркестанские войска директиву Фрунзе в районе Аральского моря, представитель этих войск доложил 20 сентября 1919 г. общему собранию Ташкентской организации РКП (б). Он сказал, что подготовка к решительным боям развернулась после 20 августа, когда «...поступили сведения, что противник во что бы то ни стало хочет взять [ст.] Аральское Море. Наша армия в это время уже была подготовлена и технически и особенно нравственно. У нас были и хорошие окопы на протяжении 28 вер., заслоненные несколькими рядами проволочных заграждений... Войска из Ташкента, посланные 31 августа с. г., прибыли на фронт 3 сентября, и тогда мы решили сделать наступление»192.

Именно в эти же дни соединения 1-й армии, выполняя ту же директиву командующего фронтом, достигли больших успехов. 3-я кавалерийская дивизия, совершив глубокий обход главных сил противника, 2 сентября овладела Актюбинском и соединилась с частями Оренбургской группы, вышедшими в район Актюбинска с северо-востока. В результате все пути отступления основных сил Южной армии колчаковцев были прочно перекрыты советскими войсками. 1-я армия выполнила задачи второго этапа операции.

В. И. Ленин внимательно следил за развитием событий на туркестанском направлении. 30 августа он послал в Ташкент (исполкому и всем железнодорожникам) радиограмму, в которой говорилось: «Ввиду предстоящего соединения Советской России и Советского Туркестана необходимо немедленно напрячь все силы для ремонта паровозов, подвижного состава. Совет Обороны предлагает мобилизовать для этого все силы депо и мастерских. Победу революции и Красной Армии нужно использовать для поднятия экономической жизни Туркестана и России. Привет Красному Туркестану. Предсовобороны Ленин »193.

На следующий день общее собрание профсоюзов Ташкента приняло резолюцию, которая начиналась словами: «Заслушав телеграмму т. Ленина, красный Ташкент от имени красного Туркестана клянется выполнить все задания, которые от нас требует центр...»194

Восстановление непосредственных прямых связей с Туркестанской республикой было осуществлено совместными усилиями войск 1-й армии и Советского Туркестана в ходе завершающего этапа Орско-Актюбинской операции. Окруженные и расчлененные на несколько частей основные силы Южной армии не смогли оказать сильного сопротивления советским войскам. Уже 12 сентября М. В. Фрунзе сообщил главкому войск Туркестана: «Южная армия противника, преграждавшая пути в Туркестан, разгромлена окончательно, нами взято свыше 45 тысяч пленных и масса трофеев»195.

Тем временем туркестанские отряды, державшие ранее оборону на рубеже Аральского моря, получив подкрепления из Ташкента, опрокинули противостоявшую им группировку белогвардейцев и повели стремительное наступление вдоль железной дороги Ташкент — Оренбург, навстречу наступавшим от Актюбинска на юг частям 1-й армии. Встретились эти решавшие общую задачу войска 13 сентября 1919 г. на полпути между Актюбинском и станцией Аральское Море. 14 сентября М. В. Фрунзе телеграфировал В. И. Ленину: «Сейчас получено сообщение о соединении войск 1-й армии с Туркестаном. Из Челкара прибыл в Актюбинск поезд с ранеными, что говорит о целости на этом участке железнодорожной линии. Войска Туркестанского фронта поздравляют вас и Республику с этой радостной вестью»196.

Длившаяся с 13 августа по 13 сентября 1919 г. Орско-Актюбинская операция стала яркой страницей истории Советских Вооруженных Сил и советского военного искусства. Подготовка и проведение операции характеризовались смелостью замысла, решительностью целей, умением воодушевить войска и достигнуть политико-морального превосходства над противником, творческим применением различных форм маневра, твердым и гибким управлением войсками. Руководимые М. В. Фрунзе войска сумели разбить превосходящие силы противника. Белогвардейская Южная армия была ликвидирована. Ни одно ее соединение не избежало сокрушительного разгрома. Советские войска освободили огромную территорию и очистили путь, связывающий центральные районы страны с Туркестаном. Все намеченные цели операции были достигнуты.

Отмечая боевые заслуги командиров и бойцов 1-й армии, Совет Рабочей и Крестьянской Обороны объявил им благодарность и постановил выдать всему составу, участвовавшему в наступлении на соединение с Туркестаном, месячный оклад жалованья.

Объявляя об этом в приказе войскам Туркестанского фронта, М. В. Фрунзе отмечал: «С напряженным вниманием и надеждой следила за вашими успехами вся Советская Россия, со страхом и трепетом следили за вами и наши враги — империалистические государства, чувствуя, что с вашей победой вольются нам новые силы, что мы несем освобождение нашим далеким братьям, восточным народам...»197

Одним из важнейших результатов разгрома и ликвидации Южной армии колчаковцев явилось значительное улучшение социально-политической обстановки в данном районе. Последовательно проводя курс партии на прочный союз со средним крестьянством (в том числе и с трудовым казачеством), Реввоенсовет Туркестанского фронта сумел надежно закрепить одержанную военную победу.

Еще в декабре 1917 г. Советское правительство в обращении «Ко всему трудовому казачеству» объявило, что считает своей ближайшей задачей «...разрешение земельного вопроса в казачьих областях в интересах трудового казачества и всех трудящихся на основе Советской программы и принимая во внимание все местные и бытовые условия и в согласии с голосом трудового казачества на местах»198. Тогда же Совнарком отменил ряд обременительных повинностей, возложенных на трудящихся казаков царскими властями.

Широкие слои, низы казачества не сразу узнали и осознали сущность политики Советской власти. Но в ходе гражданской войны они на собственном опыте убедились, что каледины, красновы, дутовы, колчаки, деникины заставляют их сражаться за интересы помещиков, капиталистов и кулаков. Именно поэтому на завершающем этапе Орско-Актюбинской операции, наряду с массовой сдачей в плен, многие казаки и даже целые казачьи полки переходили на сторону Красной Армии и выражали готовность служить в ее рядах.

Учитывая наметившийся поворот широких масс оренбургского казачества в сторону Советской власти, Реввоенсовет и партийно-политические органы Туркестанского фронта развернули агитационно-пропагандистскую работу среди пленных солдат и казаков, а также среди местного населения, разъясняя им политику и задачи Советской власти. Проведенная работа, в которой принял активное участие М. И. Калинин, дала замечательные результаты.

Всего через месяц после завершения операции Реввоенсовет Туркестанского фронта, обсуждая вопрос об устройстве оренбургского казачества, констатировал: «...оренбургское трудовое казачество к настоящему времени уже вполне отчетливо уяснило себе историческую неизбежность и необходимость для всех казаков войти бесповоротно и дружно в ряды защитников свободного труда в России и во всем мире...», что послужило одной из причин «...массового и организованного перехода на Туркестанском фронте оренбургских казачьих войсковых частей из армии Колчака на сторону рабоче-крестьянской Советской власти...»199.

Реввоенсовет фронта признал необходимым заменить созданные на территории оренбургского казачества ревкомы органами Советской власти, избранными местным трудовым населением на основании Конституции РСФСР; принять срочные меры по восстановлению разрушенного хозяйства местного населения и обеспечить возможность наибольшего посева весной; подтвердить, что рабоче-крестьянская власть никогда не ставила и не ставит себе задачей подрывать устои благосостояния трудового казачества.

При этом Реввоенсовет выразил уверенность, что трудовое казачество сделает «...в ближайшее же время Оренбургский край совершенно недоступным для новых вторжений банд Колчака и Деникина...» и не даст «...ни одного дезертира из славных рядов Краской Армии»200.

На основе данного постановления М. В. Фрунзе приказал даровать полное прощение всем казакам и лицам командного состава, как добровольно перешедшим на сторону Красной Армии, так и находящимся в плену. Всем казакам и лицам командного состава, перешедшим на сторону Красной Армии, немедленно оплатить стоимость изъятых у них лошадей и снаряжения201. Всем мобилизуемым в Красную Армию казакам после зачисления в часть предоставить трехнедельный домашний отпуск. Казаков от 29 лет и старше, подлежащих мобилизации по 2-й категории или использованию на тыловых работах (лица старше 40 лет), распустить по домам202.

Руководствуясь указаниями партии, Реввоенсовет Туркестанского фронта проводил большую работу среди оренбургских казаков, привлекая их на сторону Советской власти. И эта работа приносила свои плоды. Уже в середине октября 1919 г. В. И. Ленин запрашивал М. В. Фрунзе: «Нельзя ли взять оренбургских казаков под Питер или на иной фронт?»203

Трудно переоценить и экономическое значение одержанной Туркестанским фронтом победы. Был открыт доступ к богатым ресурсам Туркестана, но сразу воспользоваться ими Советская страна не могла, поскольку многие участки Среднеазиатской железнодорожной магистрали оказались разрушенными. М. В. Фрунзе немедленно организовал интенсивные восстановительные работы. 11 октября он доложил В. И. Ленину и Реввоенсовету Республики: «Месячная упорная работа по восстановлению линии Оренбург — Актюбинск 8 сего месяца закончена. Исправлено и восстановлено свыше сотни мостов. 9 сего месяца в 13 часов открыто сквозное движение Оренбург — Ташкент. На ст. Оренбург из Туркестана прибыл первый поезд с хлопком»204.

Существенное значение имело также освобождение северо-западных районов Туркестана, богатых продовольствием, в котором тогда так остро нуждалась Советская Республика. Одновременно с ведением операции по разгрому Южной армии колчаковцев Туркестанский фронт силами 11-й армии активно взаимодействовал с войсками Южного фронта, развернувшими во второй половине августа контрнаступление против деникинских армий. Задача 11-й армии состояла в том, чтобы к моменту выхода наступавшей с севера 10-й армии Южного фронта на подступы к Царицыну нанести с юга, из района с. Черный Яр (около 140 км юго-восточнее Царицына), вспомогательный удар по царицынской группировке противника.

4 сентября М. В. Фрунзе выехал в район боевых действий 11-й армии и там в течение десяти дней вместе с С. М. Кировым и В. В. Куйбышевым уточнял план предстоящей операции, готовил войска к наступлению. От участвовавших в этом наступлении воинов 11-й армии и моряков Волжско-Каспийской военной флотилии Фрунзе потребовал самых решительных и быстрых действий, чтобы окончательно уничтожить противника под Царицыном205.

Черноярская группа 11-й армии (около 7 тыс. штыков и сабель) при поддержке кораблей Волжско-Каспийской флотилии нанесла удар по врагу в начале сентября, когда части 10-й армии вышли на ближние подступы к Царицыну. Продвинувшись с боями вдоль западного берега Волги на 50-60 км, Черноярская группа вынудила деникинцев срочно отвести свои войска с восточного берега Волги и оттянула на себя часть сил царицынской группировки противника. Однако, используя свое численное превосходство, деникинцы сумели удержать в своих руках Царицын и оттеснить во второй половине сентября Черноярскую группу на исходные позиции.

В середине октября 1919 г. 11-я армия решением Главного командования была передана из Туркестанского фронта в образованный 30 сентября Юго-Восточный фронт.

Для Туркестанского фронта и после овладения участком Среднеазиатской магистрали от Оренбурга до ст. Аральское Море основной задачей оставалась ликвидация сил интервентов и внутренней контрреволюции на местных фронтах (Закаспийский, Ферганский, Семиреченский) и восстановление Советской власти на всей территории бывшего Туркестанского края. М. В. Фрунзе знал, что положение защитников власти Советов в Туркестане осенью 1919 г. оставалось очень трудным. В середине сентября Реввоенсовет Туркестанской Республики докладывал Главному командованию Красной Армии: «Враги кругом, борьба кругом, между тем средства этой борьбы, с самого начала бывшие ничтожными, и совершенно иссякли. Живая сила, которая пополнялась почти исключительно рабочими, переутомлена до последней степени... Патронов, оружия, снарядов скоро не будет вовсе. Необходим самый спешный подвоз от вас также винтовок, пулеметов, орудий»206.

Уже через день после соединения с туркестанскими войсками севернее ст. Челкар Фрунзе приказал командующему 1-й армией немедленно приступить к подготовке 24-й стрелковой и 3-й кавалерийской дивизий «к походу в Туркестан», причем по одной бригаде из каждой дивизии подготовить «в кратчайший срок». Но осуществить быструю переброску войск и подвоз оружия и боеприпасов в глубь Туркестана было невозможно, поскольку на многие сотни километров железную дорогу белогвардейцы разрушили. Нужно было восстановить ее и организовать надежную защиту железнодорожной магистрали, которой угрожали с запада уральские белоказаки, а с востока — остатки Южной армии колчаковцев.

В конце сентября 1919 г. Реввоенсовет Республики заслушал и обсудил доклад М. В. Фрунзе «О ближайших задачах военной работы в Туркестане». Одобрив основные положения доклада, РВСР обязал Реввоенсовет Туркестанского фронта сформировать в пределах Туркестана армию в составе трех стрелковых и четырех кавалерийских дивизий207. Ядром регулярной армии Советского Туркестана должны были послужить направляемые в Туркестан войска Туркестанского фронта, но основную часть сил и средств предстояло мобилизовать на местах, создав там соответствующий местный военно-административный аппарат (сеть военных комиссариатов) и необходимое количество военно-промышленных предприятий. Возлагая на РВС Туркестанского фронта столь ответственные и сложные задачи, Реввоенсовет Республики предоставил ему и соответствующие полномочия. В постановлении подчеркивалось, что вся военная организация Туркестана со всеми имеющимися частями полевого и местного назначения целиком и во всех отношениях подчиняются РВС Туркестанского фронта208.

Таким образом, Реввоенсовет Республики принял и одобрил разработанную М. В. Фрунзе программу военного строительства в Советском Туркестане, в том числе и план создания там местной военной промышленности. Эта программа была представлена на рассмотрение и утверждение Совету Обороны.

Коммунистическая партия и Советское правительство придавали большое значение установлению и упрочению Советской власти в Туркестане. 8 октября 1919 г. ВЦИК и Совнарком приняли постановление о создании комиссии по делам Туркестана209. В ее состав вошли III. З. Элиава (председатель), М. В. Фрунзе, В. В. Куйбышев, Ф. И. Голощекин и Я. Э. Рудзутак. Комиссия наделялась полномочиями «...представлять ВЦИК и Совет Народных Комиссаров и действовать от их имени в пределах Туркестана и сопредельных с ним государств...»210.

В свою очередь ЦК РКП (б) поручил комиссии провести необходимые мероприятия для налаживания партийной работы в Туркестане, предоставив ей право созыва чрезвычайных партийных съездов и конференций, роспуска партийных организаций, перерегистрации членов партии, организации партийной школы и периодических изданий.

Отныне М. В. Фрунзе, как командующий Туркестанским фронтом и член Турккомиссии, сочетал функции военного, государственного и партийного деятеля. Однако возможность целиком сосредоточить свои усилия на решении туркестанских проблем он получил далеко не сразу, поскольку осенью 1919 г. главной задачей Красной Армии и всей Советской Республики была задача отпора Деникину. Во второй половине сентября деникинцы развернули наступление на московском стратегическом направлении, ворвались в центральный район страны, овладели Курском и быстро продвигались к Орлу. Эти события во многом предопределили действия Туркестанского фронта и его командующего.

Значительную часть сил и средств, предназначаемых для переброски в Туркестан, пришлось срочно направить на запад. 13 октября, в тот день, когда деникинцы захватили Орел, М. В. Фрунзе получил телеграмму от В. И. Ленина, в которой говорилось: «Директива Цека: ограбить все фронты в пользу Южного. Обдумайте экстреннейшие меры, например, спешную мобилизацию местных рабочих и крестьян для замены ими ваших частей, могущих быть отправленными на Южфронт. Положение там грозное»211.

На заседании Политбюро ЦК РКП (б), состоявшемся 15 октября 1919 г., была всесторонне оценена стратегическая обстановка и принято постановление, четко определившее место, роль и задачи каждого фронта в условиях серьезной опасности, возникшей в результате наступления армий Деникина. Три пункта постановления прямо или косвенно определяли очередные задачи Туркестанского фронта: «Еще раз пересмотреть вопрос о возможности снятия с Запфронта и Туркфронта для усиления Южного фронта.

Обеспечить линию обороны на восток от Урала и связь с Туркестаном.

На Юго-Восточном фронте временно перейти к обороне с задачей: а) не позволить Деникину соединиться с уральскими казаками; б) освободить часть живой силы для защиты Тулы и Москвы»212.

Поскольку в середине октября 11-я армия переходила из Туркестанского фронта в Юго-Восточный, требование Центрального Комитета партии «не позволить Деникину соединиться с уральскими казаками» было общей задачей этих двух фронтов. Наряду с продолжающейся отправкой войск на помощь антиденикинским фронтам сам Туркестанский фронт мог внести прямой вклад в борьбу с Деникиным, осуществив давний замысел разгрома уральских белоказаков и освобождения Прикаспия. И если 6 октября Реввоенсовет Туркестанского фронта просил главкома дать ему возможность сосредоточить все усилия на достижении главных целей в Туркестане, то 18 октября, в соответствии с решением Политбюро, В. И. Ленин поставил Туркестанскому фронту иную задачу: «Все внимание уделите не Туркестану, а полной ликвидации уральских казаков всяческими, хотя бы и дипломатическими мерами. Ускоряйте изо всех сил помощь Южфронту»213.

Какая же обстановка сложилась осенью 1919 г. на участке 4-й армии Туркестанского фронта, войска которой непосредственно действовали против уральских белоказаков?

В сентябре 4-я армия вела боевые действия в полосе свыше 350 километров. В ее составе было 22 тыс. человек. Остро ощущалась нехватка оружия и особенно боеприпасов. Противник, несколько уступая советским войскам в численности, многократно превосходил их по количеству конницы. В условиях открытой степной местности и маневренного характера военных действий это давало уральским белоказакам большие преимущества. К тому же англичане щедро снабдили их оружием, боеприпасами, снаряжением и обмундированием.

Используя успехи, достигнутые деникинцами в районе Царицына, уральские белоказаки не только остановили наступление 4-й армии, но и овладели инициативой действий. Пользуясь тем, что советские войска были разбросаны на очень широком фронте, подвижные кавалерийские отряды противника проникли в глубину их расположения и совершали налеты на отдельные гарнизоны, склады, обозы и штабы. Во время одного из таких набегов крупный отряд белоказаков разгромил 5 сентября штаб 25-й стрелковой дивизии, В тот день в неравном бою погибли начальник дивизии В. И. Чапаев, комиссар дивизии П. С. Батурин, а также многие работники политотдела и штаба. Управление дивизией полностью нарушилось, и ее части вынуждены были отойти к Уральску.

Переход противника к тактике внезапных нападений и коротких ударов был своевременно учтен. М. В. Фрунзе приказал усилить охрану тылов и укрепить все занимаемые войсками пункты.

В начале октября уральские белоказаки предприняли попытку расчленить, а затем разбить 4-ю армию, выйти к Волге и там соединиться с войсками Деникина. Им удалось прорвать фронт 4-й армии на двух участках, удаленных друг от друга на 70 км, охватить Уральск с северо-востока и северо-запада и даже создать угрозу штабу 4-й армии, находившемуся в г. Пугачеве (около 180 км северо-западнее Уральска). Советские войска упорной обороной не позволили противнику развить первоначально достигнутый успех. На помощь 4-й армии М. В. Фрунзе срочно направил часть сил 1-й армии, фронтовые резервы и сформированные из местного населения отряды.

В ходе длившихся больше двух недель напряженных боев группировка белоказаков, прорвавшаяся в районе севернее Уральска, была разбита, а ее остатки отброшены за реку Урал. Противник утратил инициативу и связанные с ней преимущества.

Еще во время оборонительных боев М. В. Фрунзе приступил к разработке наступательной операции. Основная идея замысла операции содержалась в телеграмме, отправленной главкому. В ней говорилось: «Для скорейшего окончания борьбы с противником на Уральском фронте в основу плана наступления 4-й армии положено: занять всю населенную полосу по р. Урал... и оттеснить оставшиеся части противника в безлюдные степи. Это лишит противника последних ресурсов борьбы»214.

План операции был изложен в директиве Фрунзе от 26 октября. Командующему 1-й армией было приказано временно передать в состав 4-й армии созданную в ходе оборонительных сражений ударную группу (стрелковая дивизия и кавалерийская бригада). Командующему 4-й армией — образовать на правом фланге армии ударную группу. Перегруппировку войск и подготовку наступления закончить к 29 октября. Перейти в наступление одновременно и вести его по обоим берегам реки Урал. «На фронтальных участках при наступлении, — указывалось в директиве, — принять меры обеспечения от прорывов противника, пользуясь для этого шахматным построением. Каждая часть должна быть самостоятельно боеспособна и действовать в самой тесной боевой связи»215. 1-й армии ставилась задача продолжать обеспечивать район Илецк, Актюбинск, Орск и ликвидировать действовавшие там банды противника.

В силу ряда обстоятельств начать операцию в намеченный срок не удалось. Это обеспокоило В. И. Ленина. 2 ноября он направил М. В. Фрунзе телеграмму, в которой говорилось: «Борьба с уральскими казаками затягивается. Не вижу, чтоб принимались меры ликвидировать этот фронт поскорей, несмотря на то, что я от Вас требовал все свое внимание сосредоточить на этом. Сообщаю, что противник усиливается, используя передышку, которую вы ему дали, стремясь закончить дело только примирением. Сообщите немедленно, какие меры Вы приняли, чтобы разбить противника»216.

В ответной телеграмме М. В. Фрунзе доложил В. И. Ленину, что передышки уральским казакам не давалось. В на-стоящее время сосредоточение необходимых сил для нанесения удара заканчивается, а 4-я армия уже перешла в наступление. Задержку в перегруппировке Фрунзе объяснил переброской значительной части сил на другие фронты, а также эпидемией тифа. Командующий фронтом выразил уверенность в том, что казаки будут отброшены в пустынные районы, несмотря на то что «...поход по безлюдным степям вниз по Уралу связан с огромными трудностями...», а войска страдают «...от крайнего недостатка патронов, винтовок, обмундирования и белья...»217.

Чтобы ускорить выполнение указаний В. И. Ленина, Реввоенсовет Туркестанского фронта приказал участникам операции «принять самые энергичные меры, в кратчайший срок закончить необходимую перегруппировку, перейти в общее наступление и овладеть Лбищенском и Джамбейтинской Ставкой»218.

Начатая в первых числах ноября наступательная операция Туркестанского фронта по ликвидации уральского белоказачества стала составной частью решающих побед Красной Армии над основными силами российской контрреволюции (Колчак, Деникин, Юденич, Миллер) и интервентами, одержанных в 1919 г. В те дни, когда защитники Петрограда отразили натиск белогвардейских войск Юденича и погнали их на запад, когда воины Южного фронта, завершив успешное контрнаступление, перешли в общее наступление против деникигщев, а на востоке страны советские войска овладели столицей «колчакии» Омском, войска 4-й и 1-й армий прилагали все усилия к тому, чтобы выполнить ленинскую директиву о ликвидации белогвардейских сил в Уральской области и освобождении нефтеносных районов Прикаспия.

Операция проводилась в условиях осеннего ненастья и бездорожья. Свирепствовал тиф. Белоказаки оказывали ожесточенное сопротивление, пытаясь во что бы то ни стало удержаться на берегах реки Урал. Но, несмотря на это, советские войска неуклонно продвигались вперед. Чтобы поддержать высокий наступательный порыв бойцов, Реввоенсовет Туркестанского фронта регулярно информировал войска о победах Красной Армии на других фронтах. Так, в середине ноября М. В. Фрунзе в своем приказе известил личный состав о поражении Юденича под Петроградом и освобождении Омска. Командующий фронтом выразил твердую уверенность, что и последняя опора Деникина «...в лице уральских и донских казаков скоро будет сломлена»219.

20 ноября ударная группа 4-й армии овладела Лбищенском, а на следующий день части 1-й армии выбили белоказаков из Джамбейтинской Ставки. Первый этап операции, в ходе которого ударные группы 4-й и 1-й армий с боями продвинулись на 100-120 км и овладели основными районами Уральской области, завершился успешно.

«Главное сопротивление противника сломлено, — констатировал М. В. Фрунзе в очередном приказе, — необходимо развить энергичное преследование и окончательно очистить Уральскую область от разбросавшихся отрядов противника»220.

Учитывая, что основные силы белоказаков группировались в опорных пунктах по берегам реки Урал южнее Лбищенска, что многие казаки устремились к Каспийскому морю, чтобы пробиться к деникинцам на Кавказ или в район Красноводска, М. В. Фрунзе приказал войскам 4-й армии продолжать наступление на юг вдоль реки Урал, а 1-й армии выйти к Каспийскому морю у устья реки Эмбы и овладеть нефтяными промыслами.

Выполнить эти задачи обычными способами было невозможно, поскольку наступающим войскам нужно было по полупустынной местности в суровых зимних условиях быстро продвинуться на глубину до 300 км. Поэтому командующий фронтом потребовал: «...наступление вести... специально организованными экспедиционными отрядами достаточной силы и соответственно снабженными веем необходимым. Связь между отрядами установить конницей. Продвижение указанных отрядов обеспечивать соответствующим перемещением остальных частей армии»221.

Войска Советского Туркестана получили задачу: овладеть основной базой интервентов и белогвардейцев на восточном побережье Каспийского моря — Красноводском; начать выдвижение на Семипалатинск и войти в связь с советскими партизанскими отрядами, действующими на омском и барнаульском направлениях222. Таким образом, подчиненные М. В. Фрунзе войска вели одновременно борьбу против сил южной (Деникин) и восточной (Колчак) контрреволюции на направлениях, удаленных одно от другого более чем на 2000 км.

Для подготовки завершающего удара по армии уральских белоказаков Фрунзе предоставил войскам две недели. Паузу в боевых действиях Советское правительство и Реввоенсовет Туркестанского фронта умело использовали для широкого развертывания работы по разложению войск противника и привлечению на свою сторону трудовых казаков Урала. В начале декабря М. В. Фрунзе прибыл в Москву для участия в работе VII Всероссийского съезда Советов. Он доложил В. И. Ленину и Советскому правительству о военной, политической и экономической обстановке в Уральской области, о крайне бедственном положении ее населения, и особенно беженцев, эвакуированных белогвардейцами при отступлении в степные районы и брошенных там на произвол судьбы. М. В. Фрунзе предложил принять срочные меры для оказания помощи населению Уральской области и скорейшей ликвидации сопротивления уральских казаков. По его докладу Совнарком 7 декабря принял постановление, содержание которого М. В. Фрунзе в тот же день передал по прямому проводу своему заместителю Ф. Ф. Новицкому: «...сегодня, по нашему предложению, Совнаркомом вынесено постановление, нынче же передаваемое всем по радио. Сущность его сводится, во-первых, к ассигнованию в распоряжение Туркфронта 100 миллионов рублей на цели помощи семействам казачьих беженцев и вообще населению Уралобласти и, во-вторых, предоставлению Туркфронту права принятия всех мер к безболезненной ликвидации фронта путем гарантии полной личной безопасности наших противников... при условии изъявления покорности Советской власти, выдачи всего оружия и снаряжения и сохранения в целости всех промышленных предприятий...»223.

В своем обращении «К уральскому казачеству», подписанном 9 декабря, М. В. Фрунзе поместил полный текст постановления Совнаркома. В заключительной части обращения указывалось: «В случае отказа прекратить войну на изложенных выше условиях, мной будет приказано в кратчайший срок силой оружия подавить сопротивление тех, кто будет затягивать преступную борьбу. Всем возвратившимся и возвращающимся в станицы и честно выполняющим предначертания Советской власти будет оказываться всяческая помощь в деле скорейшего восстановления жилищ и разоренных войной хозяйств»224.

Чтобы противник не счел, будто гуманные предложения Советской власти свидетельствуют о ее военной слабости, М. В. Фрунзе приказал начать решительное общее наступление не позже 12 декабря.

После завершения работы VII съезда Советов М. В. Фрунзе посетил Иваново-Вознесенск и Шую, где встретился со своими соратниками по революционной борьбе, рассказал им о военном положении страны, о героизме, проявленном иваново-вознесенскими и шуйскими рабочими в боях с белогвардейцами.

Вернувшись в штаб фронта, Михаил Васильевич направил все свои усилия на выполнение ленинских директив о подавлении сопротивления уральские казаков и возвращении Советской Республике богатых нефтью районов Прикаспия. Начатое в намеченные сроки наступление развивалось успешно. 5 января 1920 г. М. В. Фрунзе доложил В. И. Ленину: «Уральский фронт ликвидирован. Сегодня на рассвете кавалерия М-ской (4-й. — Прим. авт.) армии, пройдя за три дня 150 верст, захватила последнюю вражескую базу — Гурьев и далее до берегов Каспия»225.

В течение последующих трех дней советские войска, стремительно развивая достигнутый успех, овладели Эмбинскими нефтепромыслами и пресекли попытку противника уничтожить сосредоточенные там большие запасы нефти. План операции по освобождению Уральской области, разработанный и осуществленный М. В. Фрунзе, представляет собой образец творческого решения трудной военной задачи. В чрезвычайно сложной обстановке, располагая ограниченным количеством сил и средств, командующий Туркестанским фронтом избрал единственно правильный способ действий, который позволял не только нанести поражение уральским белоказакам, но и окончательно устранить самую возможность продолжения их вооруженной борьбы против Советской власти.

В поздравительном приказе войскам 4-й армии М. В. Фрунзе писал: «Ни недочеты снабжения, ни ужасающие условия борьбы в пустынных и безводных местностях, ни страшные действия тифа, уносившего из наших рядов сотни и тысячи честных борцов, не удержали их стремительного удара. Гурьев взят, и красное знамя смотрится в волны Каспийского моря. Полкам, первым вступившим в Гурьев, полкам и командованию славной 25-й дивизии, всем частям и полкам 4-й армии и их доблестному командованию — ура!»226

Партия поручила М. В. Фрунзе новое чрезвычайно важное задание — обеспечить доставку эмбинской нефти в центральные районы страны. Проблема топлива вообще, а нефти в особенности приобрела в 1919 г. для Советской Республики чрезвычайную остроту. Ведь основные районы добычи угля и все нефтепромыслы оказались на территории, временно захваченной белогвардейцами и интервентами. Отсутствие топлива сковывало и парализовало работу промышленности и транспорта. «...У нас не бывает заседания Совета Народных Комиссаров или Совета Обороны, — говорил В. И. Ленин, — где бы мы не делили последние миллионы пудов угля или нефти...»227 Поэтому еще 24 декабря 1919 г., предвидя скорое освобождение Эмбинских нефтепромыслов, Совет Обороны решил поручить действовавшим в этом районе войскам Туркестанского фронта строительство железной дороги Эмба — Александров Гай (свыше 500 км) и перешивку на нормальную колею узкоколейки Красный Кут — Александров Гай.

В телеграмме Реввоенсовета Республики указывалось, что задание необходимо выполнить в сжатые сроки. К тексту телеграммы В. И. Ленин добавил: «Прошу товарища Фрунзе в соответствии с указаниями Реввоенсовета Республики развить революционную энергию для максимального ускорения постройки дороги и вывоза нефти»228. Уже через два дня М. В. Фрунзе доложил В. И. Ленину, что все необходимые распоряжения отданы, и заверил, что, несмотря на большие трудности, «...армии фронта свой революционный долг выполнят»229.

В предельно короткий срок были намечены планы строительных работ, определены способы привлечения и использования местных трудовых и материальных ресурсов, установлен порядок централизованного управления строительством. Началось формирование рабочих команд. Одновременно завершалась подготовка к перебазированию органов управления Туркестанского фронта из Самары в Ташкент.

В конце января 1920 г. М. В. Фрунзе вместе со штабом и другими фронтовыми учреждениями двинулся в дальний путь. Неисправности железной дороги, нехватка топлива, снежные заносы сильно затянули перебазирование. Оно завершилось лишь 22 февраля. Начался новый, насыщенный важными и сложными делами период партийной, государственной и военной деятельности Михаила Васильевича Фрунзе.

До перебазирования штаба фронта в Ташкент руководство советским и военным строительством и управление боевыми действиями советских войск непосредственно на территории Туркестана возглавляли прибывшие туда в ноябре 1919 г. член Туркестанской комиссии и Реввоенсовета Туркестанского фронта В. В. Куйбышев и заместитель командующего войсками Туркестанского фронта Ф. Ф. Новицкий. Они через штаб туркестанских войск организовывали и обеспечивали выполнение директив Главного командования Красной Армии и командующего Туркестанским фронтом.

Военная обстановка в Туркестане после восстановления его прямых связей с Советской Россией значительно улучшилась. Осенью 1919 г. в итоге полного разгрома Южной армии колчаковцев был ликвидирован местный Актюбинский фронт. Высвободившиеся войска командование направило на другие участки вооруженной борьбы. Действовавшие на Закаспийском фронте туркестанские войска, на помощь которым пришли несколько полков 1-й армии Туркестанского фронта, 6 февраля овладели Красноводском, завершив длительную и тяжелую борьбу за освобождение от интервентов и белогвардейцев богатого нефтью восточного побережья Каспийского моря. Так был ликвидирован Закаспийский фронт.

Тогда же восставшие против установленного в Хивинском ханстве реакционного, деспотического режима народные массы с помощью войск Советского Туркестана овладели всей территорией и столицей ханства, свергли власть хана и образовали Временное революционное правительство. В Хиве победила народная, антифеодальная и антиимпериалистическая революция. Созванный в конце апреля в Хиве I Всехорезмский курултай (съезд) народных представителей провозгласил бывшее Хивинское ханство Хорезмской Народной Советской Республикой.

Близилась к завершению и борьба против контрреволюционных сил в Семиречье, где советские войска вели бои против отрядов местного кулачества и бежавших в Туркестан остатков колчаковских войск. Еще в ходе зимних боев выяснилось, что туркестанские советские войска Семиреченского фронта комплектовались без соблюдения классового принципа, были засорены кулацкими элементами. Боеспособность этих войск была низкой. Вот почему М. В. Фрунзе в начале марта приказал в кратчайший срок реорганизовать войска Семиреченского фронта, решительно изъять из частей классово чуждые элементы, предавать суду полевого трибунала тех, кто мешает установлению твердого воинского порядка. Командующий потребовал повысить ответственность командиров и комиссаров, развернуть политико-воспитательную работу среди красноармейцев.

Одновременно проводилась большая работа по разложению войск противника и привлечению трудовых элементов семиреченского казачества на сторону Советской власти.

Укрепив свои ряды, советские войска в конце марта 1920 г. перешли в решительное наступление, сломили сопротивление противника и отбросили остатки его войск на территорию Китая. Так был ликвидирован еще один местный фронт — Семиреченский.

К лету 1920 г. войскам Туркестанского фронта противостояли два противника — басмачи, особенно активно действовавшие в Фергане (Ферганский фронт), и армия бухарского эмира. И главари басмаческих отрядов, и эмир Бухары были тесно связаны с зарубежными империалистами, организаторами антисоветской интервенции, получали от них значительную помощь. Покончить с этими врагами лишь силой оружия было невозможно. Чтобы победить такого противника и упрочить Советскую власть, нужно было разъяснить и на деле показать населению Туркестана, что рабоче-крестьянская власть несет им национальное и социальное освобождение, что она выражает и защищает их коренные интересы. А для этого нужно было прежде всего вырвать тружеников местных национальностей из-под идейного влияния феодалов, реакционного мусульманского духовенства и национальной буржуазии.

В такой обстановке основным способом борьбы с басмачеством являлось последовательное осуществление национальной, социальной и военной политики Советской власти, сочетаемое с широкой политико-воспитательной, пропагандистской и агитационной работой. Одним из важных направлений такой политики было строительство туркестанской Красной Армии, способной надежно защитить революционные завоевания народа от внешних и внутренних реакционных сил.

В решении этого сложного комплекса политических и военных задач М. В. Фрунзе сыграл исключительно важную роль. Укрепление вооруженных сил Советского Туркестана он осуществлял путем превращения их в регулярные, четко организованные и дисциплинированные части и соединения.

Из отрядов Закаспийского фронта была сформирована 1-я Туркестанская стрелковая дивизия, войска Ферганского и Семиреченского фронтов были соответственно нереформированы во 2-ю и 3-ю Туркестанские стрелковые дивизии. Важным и трудным делом было вовлечение трудящихся местных национальностей в ряды Красной Армии230.

Благодаря усилиям Реввоенсовета Туркестанского фронта и местных партийных организаций за короткий срок в основных районах Туркестана был создан военно-административный аппарат. В течение лета 1920 г. в Красную Армию было призвано около 24 тыс. человек коренных национальностей. Развернулась подготовка командного состава из лиц этого контингента. Власть Советов на практике доказывала равенство прав и обязанностей трудящихся всех национальностей.

Крепла Красная армия Советского Туркестана, крепли и ее удары по басмачам. М. В. Фрунзе разработал тактику борьбы с подвижными басмаческими отрядами в сложных условиях местности. Эта тактика позволила войскам Туркестанского фронта достигнуть больших успехов. Вместе с тем М. В. Фрунзе указывал: «Трудность не в военном преодолении врага, — это для нас не очень трудно, — трудность в том, чтобы все многомиллионное мирное трудовое мусульманство поняло, что басмачество и есть враг его, что борьба с ним — священная задача и опора трудового народа»231. Командующий фронтом требовал, «...чтобы каждым своим действием, каждым поступком как отдельные красноармейцы, так и целые части внушали населению любовь и доверие к Красной Армии...»232.

М. В. Фрунзе внес большой вклад и в обеспечение победы народной революции в Бухаре.

В то время, готовясь к войне с Советским Туркестаном, бухарский эмир сформировал армию численностью до 40 тыс. человек, которую обучали английские «инструкторы» и белогвардейские офицеры. Внутри эмирата был установлен режим жестокого угнетения и произвола. Чтобы избежать преследований и репрессий, трудящиеся Бухары массами уходили на территорию Советского Туркестана. Здесь по инициативе и под руководством Бухарской компартии формировались боевые дружины, отряды и полки, собирались силы для борьбы против эмира. Одновременно коммунисты Бухары готовили вооруженное восстание внутри Бухарского эмирата.

По решению IV съезда компартии Бухары восстание было начато в конце августа 1920 г. Оно быстро охватило основные районы эмирата. Восставшие обратились за помощью к советскому командованию. Реввоенсовет Туркестанского фронта направил на помощь восставшим части Красной Армии под командованием М. В. Фрунзе. Количественное превосходство было на стороне войск эмира, но по морально-боевым качествам, боеспособности и техническому оснащению революционные бухарские отряды и части Красной Армии значительно превосходили противника. Армия бухарского эмира была разгромлена. 2 сентября М. В. Фрунзе послал В. И. Ленину телеграмму, в которой говорилось: «Крепость Старая Бухара взята сегодня штурмом соединенными усилиями красных бухарских и наших частей. Пал последний оплот бухарского мракобесия и черносотенства. Над Регистаном победно развевается красное знамя мировой революции»233. Блестящей победой над численно превосходящими силами бухарского эмира войска Туркестанского фронта завершили утверждение Советской власти на всей территории бывшего Туркестанского края.

Поскольку на других фронтах гражданской войны ожесточенные сражения продолжались, партия большевиков возложила на М. В. Фрунзе новую ответственную задачу. 1 сентября 1920 г., в тот момент, когда воины Туркестанского фронта приступили к штурму Бухары, Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение «дать военному ведомству директиву взять Крым до наступления зимы»234. На следующий день Реввоенсовет Республики постановил: «Предстоящую операцию, которая должна ликвидировать Врангеля в течение настоящей осени, подготовить всесторонне с таким расчетом, чтобы успех был безусловно обеспечен»235.

Для управления войсками в столь сложной операции нужны были опытные военачальники. Поэтому РВСР решил срочно вызвать М. В. Фрунзе «...в Москву в распоряжение главнокомандующего для ответственного назначениям236.

Вопрос о том, на какой пост назначить Фрунзе, решил В. И. Ленин. Он предложил Реввоенсовету Республики назначить Фрунзе «...комфронтом против Врангеля...»237.

10 сентября 1920 г. М. В. Фрунзе обратился с прощальным приказом к своим боевым соратникам по Туркестанскому фронту и экстренным поездом выехал в Москву.


176 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 7.
177 Туркестан был отрезан от Советской России в начале июля 1918 г. Совместивши усилиями войск 1-й армии Восточного фронта и войск Советского Туркестана на исходе января 1919 г. путь в Туркестан был освобожден. Однако в ходе весеннего наступления колчаковцев белоказаки во второй половине апреля 1919 г. овладели большим участком Среднеазиатской железнодорожной магистрали южнее Оренбурга и снова отсекли Туркестан от центральных районов страны.
178 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 192.
179 Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920), с. 532-533.
180 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 535.
181 В состав Южной армии, сформированной Колчаком в июле 1919 г., вошли войска Южной группы и Оренбургской казачьей армии. Командовал Южной армией генерал Белов.
182 Эту операцию в исторической литературе нередко именуют операцией по разгрому Южной армии Колчака.
183 П. И. Баранов и Ш. З. Элиава были членами РВС Туркестанского фронта со дня его образования, В. В. Куйбышев — с середины октября 1919 г. В августе — октябре 1919 г. Куйбышев был членом РВС 11-й армии.
184 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 534.
185 В апреле 1919 г. колчаковцы южнее Оренбурга перерезали Среднеазиатскую железнодорожную магистраль, а затем оттеснили войска Советского Туркестана к Аральскому морю. Так в Туркестане образовался еще один местный фронт, который называли Актюбинским, или Северным.
186 Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920), с. 533.
187 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 529.
188 Челкар — железнодорожная станция, расположенная в 150 км севернее Аральского моря.
189 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 535.
190 Там же, с. 538.
191 Из истории гражданской войны в СССР, т. 2, с. 738-739.
192 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 40-41.
193 Из истории гражданской войны в СССР, т. 2, с. 737.
194 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 208.
195 Там же, с. 209.
196 См.: М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 210.
197 Там же, с. 211.
198 Декреты Октябрьской революции. М., 1933, т. 1, с. 261.
199 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 212.
200 Там же.
201 По дореволюционным законам казаки прибывали на воинскую службу на собственных, полностью снаряженных лошадях.
202 См.: М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 213.
203 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 62.
204 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 211.
205 См.: Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 541.
206 Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920), с. 535.
207 См.: Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920), с. 536-537.
208 См. там же.
209 См.: Из истории гражданской войны в СССР, т. 2, с. 739.
210 Там же, с. 740.
211 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 56.
212 Из истории гражданской войны в СССР, т. 2, с. 534.
213 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 62.
214 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 229.
215 Там же, с. 227.
216 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 80.
217 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 581, 580.
218 Там же, с. 581. Джамбейтинская Ставка — населенный пункт, расположенный в 100 км восточнее Лбищенска, важная опорная база контрреволюционных сил в Уральских степях.
219 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 237.
220 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 591.
221 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-= 1922 гг.), т. 2, с. 591. '
222 См. там же.
223 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 241.
224 Там же, с. 243.
225 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.), т. 2, с. 606.
226 Из истории гражданской войны в СССР, т. 2, с. 744.
227 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 357.
228 Ленинский сборник 34, с. 254.
229 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с., 250.
230 В царской России коренное население Туркестанского края к службе в армии не допускалось, а использовалось лишь на тыловых работах.
231 М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 308.
232 Там же.
233 Там же, с. 330.
234 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1968, т. 3, кн. 2, с. 508.
235 ЦГАСА, ф. 33988, оп. 2, д. 67, л. 147.
236 Там же, л. 146.
237 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 276.


<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 3262


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X