Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Группа авторов   М. В. Фрунзе. Военная и политическая деятельность
Глава первая. В огне трех революций

На путь революционной борьбы М. В. Фрунзе вступил еще в юношеские годы. Этому способствовало раннее знакомство с передовой литературой, а также его личные качества — природный ум и широта души, обостренное чувство справедливости и умение видеть, переживать чужое горе.

Стремление понять смысл жизни, причины глубоких социальных контрастов, бедности одних и богатства других, найти свое место в борьбе за переустройство общества на новых, справедливых началах привело юного Фрунзе в один из кружков самообразования, в которых объединялась революционно настроенная молодежь города Верного (ныне Алма-Ата). Встречались тайно, в укромных местах, особенно часто в бетонированной противосейсмической траншее, проложенной в фундаменте здания гимназии.

Основными занятиями в кружке были чтение запрещенных властями книг, встречи и беседы с политическими ссыльными, которых немало было в Верном, а также со студентами столичных вузов, приезжавшими на каникулы. Из ссыльных был близок с гимназистами поляк-аптекарь — отец одноклассника Фрунзе Сигизмунда Сенчиковского. Среди земляков-студентов выделялись Владимир Затинщиков — выпускник Берне некой гимназии, поступивший на юридический факультет Московского университета, и Геннадий Тихомиров, учившийся в Петербургском университете на историко-филологическом факультете. Да и в самой гимназии были люди, оказавшие доброе влияние: преподаватель русского языка и словесности М. А. Стратилатов, а также участник Парижской коммуны француз Поль Базиль Гурде. Знакомство с идеями научного коммунизма привело молодого Фрунзе к окончательному и твердому решению — посвятить свою жизнь великому делу освобождения трудящихся от социального гнета. Но он хорошо понимал, что для этого необходимо было основательно вооружиться знаниями, особенно социальных наук. После окончания гимназии М. В. Фрунзе поступает на экономическое отделение Политехнического института в Петербурге.

В письме своему брату он так объясняет свой выбор: «Ты спрашиваешь, почему на экономическое отделение? Милый Костя, экономика — это основа всего! Мы будем с тобой лечить больного, а через год или через месяц он погибнет от голода, от грязи, от холода в своем убогом жилье! Лечить надо глубже — изменить всю жизнь, чтобы не было бедности и лишений ни у кого, никогда... Я не ищу в жизни легкого. Я не хочу сказать себе на склоне лет: «Вот и прожита жизнь, а к чему? Что стало лучше в мире в результате моей жизни? Ничего? Или почти ничего?»... Нет, глубоко познать законы, управляющие ходом истории, окунуться с головой в действительность, слиться с самым передовым классом современного общества — с рабочим классом, жить его мыслями и надеждами, его борьбой и в корне переделать все — такова цель моей жизни...»1 Эти высокие помыслы М. В. Фрунзе высказал в 19 лет и пронес их через всю свою жизнь, которую без остатка отдал делу революции, служения трудовому народу.

Бурная общественно-политическая жизнь столицы, куда Фрунзе приехал для учебы в 1904 г., сразу же захватила его целиком. Он устанавливает связь с большевистским подпольем. По рекомендательному письму из города Верного Фрунзе познакомился с писателем народнического направления Н. Ф. Анненским, на квартире у которого в ноябре 1904 г. впервые встретился с Максимом Горьким. Глубоко в сердце молодого Фрунзе запали слова писателя о том, что победу завоюет не сверхгерой своими геракловыми подвигами, а простой рабочий. Но ему в этом надо помогать, надо идти на фабрики и заводы, организовывать людей, поднимать их на борьбу с капиталистами и самодержавием.

С первых шагов своей революционной деятельности М. В. Фрунзе проникается глубоким пониманием необходимости систематического овладения революционной теорией. Он вступает в тайный кружок социал-демократов, в котором изучает политическую экономию Маркса. Вскоре ему самому поручают вести кружок рабочих.

Незабываемым, волнующим событием в жизни М. В. Фрунзе стало вступление в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Вскоре довелось пройти и боевое крещение. Во время политической демонстрации на площади у Казанского собора 28 ноября 1904 г. он был задержан полицией. На допросе существенных улик не обнаружилось, и его отпустили. Но, опасаясь, как бы полиция не спохватилась, Фрунзе взял в институте с 11 декабря месячный отпуск и уехал в Москву. Остановился у знакомых верненцев, связался с членами Московского комитета партии. Выезжал в провинциальные города, в том числе в уездный город Петровск Саратовской губернии, где ознакомил местных социал-демократов с новостями обеих столиц, передал привезенную с собой литературу. А после Нового года возвратился в Петербург.

В воскресенье 9 января 1905 г. М. В. Фрунзе был свидетелем кровавой расправы царя над мирной демонстрацией рабочих на Дворцовой площади. Под впечатлением событий первого дня первой русской революции он принимает решение полностью посвятить себя революционной борьбе. В письмо матери он написал: «Милая мама... ...На мне, пожалуй, должна ты поставить крест... Потоки крови, пролитые 9 января, требуют расплаты. Жребий брошен, рубикон перейден, дорога определилась. Отдаю всего себя революции...»2

В знак протеста против Кровавого воскресенья занятия в высших учебных заведениях Петербурга прекратились, студенты были распущены по домам. Фрунзе получил увольнительный билет с 12 февраля до 1 сентября. Не мешкая, он выехал в Москву. На этот раз его направили в город Ливны Орловской губернии, где он активизировал работу местной парторганизации. В начале мая Московский комитет РСДРП направил Фрунзе на ответственную партийную работу в Иваново-Вознесенск — один из главных центров текстильной промышленности России с большой концентрацией рабочего класса. В то время Иваново-Вознесенская группа Северного комитета РСДРП насчитывала более 400 человек. Ее возглавляли твердые ленинцы Ф. А. Афанасьев (Отец), С. И. Балашов (Странник), А. С. Бубнов (Химик), А. Е. Дунаев и др. Прибывший 6 мая в Иваново-Вознесенск Фрунзе был приветливо встречен новыми товарищами. Ему дали первый партийный псевдоним Трифоныч и сразу же включили в подпольную работу.

Поселившись в фабричном районе вместе с молодыми рабочими, Трифоныч воочию увидел, как невыносимо тяжел труд на текстильных предприятиях. За грошевую плату прядильщики и ткачи работали по 11-12 часов, питаясь скудно, жили в тесных казармах или снимали угол в частных домах, спали на полу вповалку. Всякие притеснения чинили фабриканты — по малейшему поводу штрафы или «кутузка», угрозы «выбросить за ворота». Все это вызывало у рабочих сильное недовольство. Уже в первые дни, 6-7 мая, Фрунзе видел, как встали, умолкли вечно гудящие корпуса двух фабрик. Но это частичное выступление ничего, по существу, не дало: хозяева пообещали «по возможности» улучшить условия труда и быта, и работа возобновилась.

Необходимо было придать забастовочному движению массовый и организованный характер. С этой целью 9 мая вечером в пригородном лесу созывалась партийная конференция, на которую Фрунзе пришел с новыми друзьями. Было решено начать всеобщую забастовку. Сформулировали для предъявления фабрикантам 26 требований как экономических, так и социально-политических. Утвердили обращение группы РСДРП ко всем иваново-вознесенским рабочим и работницам с призывом к стачке. Оба эти документа за два дня отпечатали в подпольной типографии и распространили на предприятиях. Они получили полную поддержку.

12 мая началась знаменитая в истории рабочего движения России стачка в Иваново-Вознесенске. Она продолжалась 72 дня и охватила 70-тысячную армию текстильщиков Иваново-Вознесенска, а также близлежащих городов и поселков. С 15 мая регулярно созывалось Собрание уполномоченных депутатов от фабрик, которое стало фактически первым в России общегородским Советом рабочих депутатов. В него вошли 128 рабочих и 23 работницы. Свыше трети депутатов были большевиками. Председателем Совета был избран популярный в рабочей среде гравер и поэт А. Е. Ноздрин, секретарями — электрики Н. П. Грачев и И. Д. Добровольский; другие депутаты возглавили различные комиссии.

С первых же дней Совет повел себя как орган руководства революционной борьбой в городе. К нему обращались за помощью не только рабочие, но и крестьяне окрестных районов. Шуйские крестьяне, например, прислали ходоков с просьбой дать совет, «как отобрать землю и земских начальников уничтожить»3. Совет создал рабочую милицию для охраны порядка в городе. По его распоряжению были закрыты винные лавки, введен рабочий контроль за типографиями. Под его руководством рабочие осуществляли свободу слова, собраний, митингов. С 23 мая группа РСДРП начала выпускать бюллетени о ходе стачки; было налажено массовое издание прокламаций.

В эти бурные исторические дни Михаил Васильевич Фрунзе (Трифоныч) находится в гуще событий. Оп пишет, листовки, организует наиболее развитых партийцев и готовит их к агитационной работе. Его лекции, выступления других пропагандистов, обычно проводившиеся на Талке после заседаний Совета рабочих депутатов, называли «социалистическим университетом».

Кипучая деятельность М. В. Фрунзе в эти дни может служить примером воплощения в жизнь ленинской мысли о том, что «революционная эпоха для социал-демократии все равно, что военное время для армии»4. Проводя в жизнь ленинскую идею вооружения пролетариата в революции, М. В. Фрунзе непосредственно возглавил организацию боевых дружин из рабочих в Иваново-Вознесенском районе. В этой работе он последовательно проводил принцип добровольности, который позволял отбирать в дружины наиболее сознательных рабочих. Желающих вступить в боевые дружины было много, но не хватало оружия. Рабочие разоружали полицейских и жандармов и даже сами изготовляли оружие. Некоторая его часть была получена централизованным путем. Через ЦК партии М. В. Фрунзе удалось достать 6 винчестеров, такое же количество маузеров, около 10 браунингов, несколько револьверов системы «Смит-Вессон» разных калибров и несколько «бульдогов».

Создание вооруженных дружин и рабочей милиции для поддержания порядка в городе оказывало большое революционизирующее воздействие на трудящихся. Рабочие увереннее чувствовали себя на митингах и сходках, охраняемых дружинниками, смелее шли на собрания. Дружинам не раз приходилось вступать в столкновение с полицией и защищать рабочих, расходившихся после окончания собраний. Дружины, по существу, сковывали действия полиции. Она стала вести себя значительно осторожнее. Когда становилось известно, что место сбора рабочих охраняется дружинниками, полицейские, посланные для разгона сходки, поворачивали обратно. Деятельность дружин приобрела такой размах, что в Шуе, например, полиция оказалась не в состоянии наводить «порядок». Поэтому ее шеф исправник Лавров для усиления полиции добился прикомандирования в Шую двух сотен казаков. Но и они уже не могли остановить нараставшего революционного движения.

В том, что в Иваново-Вознесенске рабочим удалось создать первый в России Совет рабочих депутатов, которому суждено было сыграть особую роль в истории всех трех русских революций, громадное значение имело создание вооруженных боевых дружин и руководство ими М. В. Фрунзе.

По соображениям конспирации и в соответствии с решениями III съезда РСДРП о лишь частичном выходе партии из подполья в ходе начавшейся революции М. В. Фрунзе, как профессиональный революционер, не мог быть избран членом этого Совета. Но все заседания Совета проходила при его непосредственном и активном участии, что дает основание считать Михаила Васильевича одним из руководителей Иваново-Вознесенского Совета рабочих депутатов.

Успехи деятельности Совета стали известны во многих городах России. Иваново-вознесенские рабочие стали получать ободряющие письма и деньги, собранные для бастующих в Москве, Петербурге, Иркутске, Ярославле. Денежные переводы приходили даже из Германии и Америки.

Губернатор издал приказ о запрещении массовых сходок и аресте зачинщиков. Это вызвало среди рабочих новую волну возмущений. На митингах и собраниях они решительно выступали против действий властей. На одном из митингов выступил Михаил Фрунзе. Он зачитал протест на приказ губернатора, в котором говорилось: «Совет рабочих депутатов гор. Иваново-Вознесенска протестует против вашего запрещения сбора рабочих на Талке. Вы потворствуете фабрикантам в стачечной борьбе, оказывая им всякую помощь, чтобы сломить решимость рабочих. До сих пор ни одно законное требование не удовлетворено. Рабочие голодают вот уже месяц. Вы расстреляли рабочих на реке Талке, залили ее берега кровью. Но знайте, кровь рабочих, слезы женщин и детей перенесутся на улицы города, и там все будет поставлено на карту борьбы.

Мы заявляем, что от своих требований не отступим. Вот воля рабочих города Иваново-Вознесенска. Ждем немедленного ответа по телеграфу. Совет рабочих депутатов»5.

Ультиматум, переданный властям, подействовал. Рабочим было разрешено проводить собрания на реке Талке. Тем не менее положение бастующих с каждым днем ухудшалось.

Забастовка продолжалась уже два месяца. Истощались запасы средств и продовольствия, начался голод.

По предложению М. В. Фрунзе было решено забастовку прекратить и 1 июля выйти на работу. Но волнения, отдельные стычки с полицией продолжались до конца месяца.

Забастовка не одержала полной победы, фабриканты пошли лишь на частичные уступки, но она была полезной. Рабочие поняли сами и показали властям, какую огромную силу они представляют, когда выступают организованно, под руководством своей революционной партии.

По окончании забастовки при активном участии Арсения6 была выпущена прокламация. В ней говорилось: «Многому научила нас стачка. До нее многие из нас были настолько темны, что не хотели ни понимать, ни сознавать, ни думать о своем положении. Разве не увидели мы, кто помогает нашим врагам — хозяевам? Поняли мы, что, пока власть находится у царя, который только и думает о капиталистах, мы никогда не сможем улучшить свое положение»7.

Очень высоко оценил выступление иваново-вознесенских рабочих В. И. Ленин. Он писал, что эта стачка «...показала неожиданно высокую политическую зрелость рабочих. Брожение во всем центральном промышленном районе шло уже непрерывно усиливаясь и расширяясь после этой стачки. Теперь это брожение стало выливаться наружу, стало превращаться в восстание»8.

Принимая участие в организации и проведении стачки, М. В. Фрунзе проявил себя как стойкий борец за дело трудящихся. Очень скоро он стал одним из самых популярных руководителей среди рабочих, их любимцем. Не раз, зачастую рискуя жизнью, рабочие прятали его от полиции.

Городские, губернские и центральные власти были серьезно встревожены происходящими в Иваново-Вознесенском районе событиями. В Шую, где борьбой рабочих по заданию Иваново-Вознесенского комитета РСДРП непосредственно руководил М. В. Фрунзе, были направлены войсковые части. Следуя указаниям ЦК партии, ленинской тактике борьбы за привлечение царских войск на сторону революционных военных сил, Фрунзе развертывает агитационную работу среди казаков Шуйского гарнизона. Его беседы, ответы на вопросы возымели действие. Под влиянием умелой, убедительной большевистской пропаганды и личного обаяния Арсения многие казаки прониклись чувством солидарности с рабочими Шуи. В одной из бесед на вопрос Фрунзе о том, как поведут себя казаки, если их пошлют разгонять рабочих, последовал ответ: «Поедем, но пороть рабочих не будем»9. Более того, казаки согласились помочь рабочим захватить склад оружия, который им было поручено охранять. Однако городские власти узнали о готовящейся акции и своевременно усилили караул. Для вооружения вновь создаваемых дружин М. В. Фрунзе разработал и успешно осуществил план захвата оружия у полиции на станции Вичура.

С не меньшей энергией трудится Михаил Васильевич над тем, чтобы вооружить рабочих Шуи знанием всепобеждающих идей революционной теории. Он стал инициатором создания кружков самообразования для рабочих и кружков высшего и низшего типов — для членов партии. В одном из кружков высшего типа он проводил занятия сам. Именно из этого кружка впоследствии вышло немало хороших пропагандистов и агитаторов, проводивших большую разъяснительную работу среди широких масс.

К пропагандистской работе Арсений относился с большим увлечением, вкладывая в нее всю свою страсть и талант партийного вожака масс. При этом он видел, с каким огромным желанием рабочие овладевают знаниями революционной теории. «Приходится поражаться той колоссальной энергии и той жажде знаний, которые проявлялись передовыми рабочими, — писал он. — Занятые большую часть дня тяжелой работой, живя и питаясь самым невозможным образом, они находили достаточно сил для посещений нелегальных митингов, лекций, пропагандистских кружков, организационных заседаний. И все это происходило в обстановке постоянной опасности быть схваченными, избитыми и даже убитыми. Собирались и в дождь, и в снег, в лесу, в сараях, в овинах и пр.»10.

Опасность быть схваченным полицией постоянно угрожала и самому М. В. Фрунзе. Его спасали находчивость, ловкость, выносливость, смелость, помощь рабочих. Фрунзе хорошо овладел искусством конспирации. Он часто менял явки и конспиративные квартиры. И при этом не прерывал интенсивной организаторской и пропагандистской работы. Он настойчиво развивал в себе навыки партийного публициста, писал зажигательные воззвания и листовки, тщательно готовился к каждому выступлению, постоянно совершенствовал свои знания марксизма, внимательно изучал ленинские работы. Воинственная непримиримость ко всякого рода отклонениям от революционной теории и политики стала одной из неотъемлемых черт Михаила Васильевича еще в годы его революционной молодости.

Один из участников жарких дискуссий между представителями различных течений, которые происходили в Шуе, В. Броун вспоминал: «Арсений говорил удивительно просто и вместе с тем образно, без затруднения находя остроумные сравнения и метафоры. Каждой из цитат Бердникова (местный эсеровский лидер. — Ред.) он противопоставлял другие цитаты, в прах разбивавшие те, которые приводились противником. При этом он не пользовался книгами, а цитировал по памяти»11.

Во многом благодаря полемическому таланту М. В. Фрунзе эсеры, меньшевики и анархисты теряли свое влияние среди трудящихся Шуи. «Плохо было эсерам в Шуе, — вспоминал рабочий Ф. Е. Бочаров. — Хуже всего им было, когда они выступали с какой-либо критикой работы шуйских большевиков, им не верили, их освистывали и даже дергали за полы, приговаривая: «Слезай, не ладно говоришь, слезай, слезай!»12

Самоотверженная, неутомимая работа М. В. Фрунзе, других руководителей большевистской организации Шуи способствовала не только изоляции псевдореволюционеров, но и идейной закалке самих рабочих. «Только с этого момента, по существу, — писал М. В. Фрунзе, — можно говорить о создании широких групп рабочих, мыслящих и действующих не бесформенно — революционно, а определенно — марксистски. Из прежних «большевиков по имени» вырабатываются настоящие революционные марксисты, будущие коммунисты»13.

К весне 1906 г. число членов большевистской партии возросло в Шуе с 17 до 300 человек. На многих фабриках создавались крепкие партийные организации. Основываясь на ленинских принципах построения партии, М. В. Фрунзе разработал устав Шуйской партийной организации, который был утвержден Иваново-Вознесенским комитетом РСДРП.

М. В. Фрунзе снискал большое уважение среди партийцев и рабочих Шуи. Он стал их признанным и высокоавторитетным руководителем. Член Коммунистической партии с 1893 г. О. Л. Баренцева, прибывшая в Иваново-Вознесенск летом 1906 г., в своих воспоминаниях пишет: «Михаил Васильевич Фрунзе был тогда двадцатилетним студентом, работал в Шуе как профессионал-партиец, отдавая все время и все силы партийной работе... Иваново-вознесенские и шуйские ткачи любили и ценили своего Арсения, во всем доверяли ему»14.

Местные власти, полиция, жандармы прилагали немалые усилия, чтобы выследить и арестовать М. В. Фрунзе. Несколько раз его задерживали, проверяли документы. Но Фрунзе всегда держался уверенно, спокойно, даже улыбался, отвечая на вопросы полицейских. Им и в голову не могло прийти, что документы у него поддельные.

Среди рабочих города было много вчерашних крестьян, оставивших семьи в деревне. Каждую неделю М. В. Фрунзе собирал тех из них, кто уезжал на побывку домой, и проводил с ними беседы по интересующим крестьян вопросам. После возвращения они рассказывали рабочим о жизни деревни, о проведенной разъяснительной работе среди земляков. Эта действенная форма сплочения рабочих и крестьян широко применялась и в других волостях Иваново-Вознесенского промышленного района,

В августе 1905 г. М. В. Фрунзе в качестве делегата от Иваново-Вознесенской организации принял участие в работе Всероссийской конференции большевистских организаций по аграрному вопросу. Возвратившись из Казани, где проходила конференция, Фрунзе сделал доклад о ее работе на партийном собрании. В итоге обсуждения этого вопроса было решено организовать в деревнях партийные группы, направить туда агитаторов. Сам Фрунзе много ездил по деревням, выступал там с докладами. Он раскрывал перед крестьянами значение ленинской установки на обеспечение союза рабочего класса и крестьянства в борьбе против эксплуататоров. Его выступления оставляли глубокий след в крестьянских сердцах. М. В. Фрунзе написал листовку, которая была выпущена Иваново-Вознесенским комитетом. «Присоединяйтесь и вы, крестьяне, к этой славной борьбе за народную свободу, — говорилось в ней. — Довольно вам спать, проснитесь! Разве не трогают вас эти стоны и слезы ваших братьев, сыновей, разве мало пролилось народной крови... Так проснитесь же, товарищи крестьяне, присоединяйтесь к нашей славной борьбе, и мы, соединившись, пойдем вместе и вооруженной силой свергнем подлое самодержавие и добьемся, чтобы власть от царя перешла к народу...»15

Освещая эту область деятельности М. В. Фрунзе, старый большевик А. С. Волков писал: «Никто из большевиков, работавших в 1905-1907 гг. в Иваново-Вознесенском районе, не уделял столько внимания крестьянам, как М. В. Фрунзе»16.

С каждым днем полиция усиливала террор против революционеров. Арсения она уже знала в лицо. Нужен был лишь подходящий повод, чтобы расправиться с ним. И такой случай представился.

В ночь на 30 октября 1905 г. после нелегальной сходки рабочих в лесу за фабрикой Витова близ Иваново-Вознесенска М. В. Фрунзе, П. И. Волков и А. С. Бубнов вышли на Дуниловский тракт в направлении деревни Коптельницы. Вскоре их настиг конно-верховой полицейский наряд городовых и казаков.

При обыске у всех троих были обнаружены антиправительственные прокламации, а у Фрунзе и Волкова изъяты револьверы с патронами. Кроме того, у Фрунзе были отобраны записная книжка с записями революционного содержания, черновики прокламации «К иваново-вознесенским рабочим» и шести других, написанных его рукой. Подпольщики были задержаны. По дороге в местечко Ямы казаки избивали арестованных нагайками, а на шею Фрунзе один из казаков набросил привязанную к седлу веревку и пришпорил коня.

Вот что рассказывал впоследствии об этом случае сам Михаил Васильевич: «Я бегу и обеими руками держу петлю веревки, чтобы не задохнуться. Бегу, конечно не успеваю за лошадью. Казаки кричат на меня, ругают матерно, я спотыкаюсь. Добрались до какой-то изгороди палисадника, и казаки предложили мне встать на нее. Я думал, мне предлагают сесть на лошадь. Как только я забрался на изгородь, казак стегнул лошадь плеткой. Ноги застряли в решетке, и я не мог их освободить, пока решетка не сломалась. Я потерял сознание и упал...»17 У Фрунзе была травмирована левая нога. При всяком неосторожном движении смещалась коленная чашечка, вызывая сильную боль. Однажды это случилось спустя двадцать лет, во время парада на Красной площади, когда Михаил Васильевич спрыгнул с коня. Фрунзе обходил войска, превозмогая страшную боль18.

Допросы и пытки не сломили М. В. Фрунзе. Ничего от него не добившись, царская охранка отправила его в Казань. В казанской полиция у него взяли подписку о невыезде и отпустили, обязав являться для отметок. А Михаил Васильевич имел другие заботы: разыскал старшего брата Константина, учившегося на медфаке Казанского университета, накоротке они обменялись новостями. В тот же вечер Фрунзе сел в московский поезд и вернулся в Шую, где возобновил активную работу в большевистском подполье.

7 декабря 1905 г. в Москве началось вооруженное восстание. Узнав об этом, М. В. Фрунзе предложил на заседании комитета большевиков немедленно направить в Москву на помощь восставшим рабочим отряд дружинников. Это предложение было принято. Возглавить отряд было поручено Фрунзе. Шуйские дружинники и ивановские боевики мужественно сражались плечом к плечу с рабочими героической Пресни, которая сопротивлялась дольше других районов. Здесь рабочие показали наибольшую стойкость и организованность в борьбе19. Личная доблесть М. В. Фрунзе в боях на московских баррикадах была впоследствии отмечена в обращении ЦК РКП (б) «Ко всем членам партии, ко всем рабочим и крестьянам» в связи с его безвременной кончиной: «Московские баррикады 1905... видели Фрунзе как неутомимого и бесстрашного бойца...»20

После подавления восстания отряд, возглавляемый М. В. Фрунзе, с большим трудом вырвался из окружения царских войск и без потерь добрался до Иваново-Вознесенска.

Рабочие Иваново-Вознесенского района беспредельно доверяли Фрунзе, верили в его преданность делу революции, видели в нем достойного выразителя их интересов. Вот почему именно его направили иваново-вознесенские большевики в апреле 1906 г. на IV съезд РСДРП в Стокгольм. М. В. Фрунзе оказался самым молодым делегатом съезда.

Засевшие в мандатной комиссии меньшевики пытались подвергнуть сомнению делегатские полномочия М. В. Фрунзе. Им было непонятно, почему такая крупная партийная организация, как иваново-вознесенская, не могла прислать на съезд «более солидного» представителя. Меньшевики даже распустили слух, что большевистские организации распадаются, что их остается все меньше и меньше. Поэтому, дескать, на съезде их представляют только старики да юнцы.

Но в ходе работы съезда молодой Фрунзе проявил спою большевистскую зрелость и твердо сложившиеся марксистско-ленинские взгляды. Он последовательно поддерживал большевистскую линию, все ленинские положения, высказанные в выступлениях и дискуссиях.

На съезде М. В. Фрунзе впервые встретился с В. И. Лениным. С затаенным дыханием он прислушивался к каждому слову Владимира Ильича. Встречи и беседы с В. И. Лениным стали большим событием для молодого революционера. Особенно поразило Фрунзе умение В. И. Ленина за частными фактами и деталями революционной борьбы видеть и находить в них то, что соответствует самому главному, решающему в данное время.

Немало дало Михаилу Васильевичу общение с другими большевистскими делегатами.

«Особенно дружеские и, можно сказать, сердечные отношения, — пишет в своих воспоминаниях делегат съезда К. Е. Ворошилов, — установились... с делегатами съезда Артамоновым (Ф. А. Сергеев — Артем), Арсеньевым (М. В. Фрунзе) и Никаноровым (М. И. Калинин). Может быть, это произошло потому, что все мы представляли рабочие районы... ...Мы часто собирались вместе... обсуждали между собой практические вопросы работы в массах, делились впечатлениями о докладах и выступлениях»21.

«Однажды, — пишет К. Е. Ворошилов, — Владимир Ильич подошел к нам и сказал:

— Я вас давно приметил — вы так все время своей кучкой, одной компанией и держитесь. Это хорошо.

...Отозвавшись однажды с похвалой о рабочей солидарности, Владимир Ильич вдруг... повернувшись к М. В. Фрунзе, спросил его:

— Давно хотел узнать у вас, товарищ Арсений, как это вам удалось в разгар забастовки создать рабочий университет на реке Талка?»

Отвечая В. И. Ленину на его вопрос, М. В. Фрунзе сказал: «Просто время было горячее, нам не хватало агитаторов, вот мы и решили подготовить их сами. В нашем Совете рабочих депутатов были представители со всех фабрик и заводов, и мы договорились с ними, что в дни заседаний Совета после обсуждения текущих дел будем еще проводить учебные занятия. Так... мы подготовили около двухсот агитаторов, и это очень помогло нам в оживлении работы в массах».

Как пишет К. Е. Ворошилов, Владимир Ильич отнесся и этому опыту очень серьезно, он долго расспрашивал Фрунзе. «Прощаясь с нами, он... как бы подзадоривая нас, Артема, Калинина и меня... заявил:

— А ведь совсем неплохой пример показали вам иваново-вознесенцы. Не так ли, товарищ Арсений? — И как-то особенно тепло и сердечно посмотрел при этом на М. В. Фрунзе»22.

Вернувшись из Стокгольма, Фрунзе неустанно разъяснял партийцам, рабочим и крестьянам решения съезда и написанное В. И. Лениным «Обращение к партии делегатов Объединительного съезда, принадлежавших к бывшей фракции «большевиков»23. Под этим документом подписались большевики — делегаты двадцати партийных организаций, в том числе Иваново-Вознесенской24.

С особой теплотой Михаил Васильевич рассказывал о Владимире Ильиче.

В соответствии с выдвинутой на съезде ленинской тактикой М. В. Фрунзе включился в работу по организации профессиональных союзов. Он разъяснял значение легальных и полулегальных рабочих организаций, давал отпор тем, кто выступал против партийного руководства профсоюзами. Руководствуясь ленинскими идеями, М. В. Фрунзе разработал «Устав профессионального союза рабочих текстильного, пряде-ситцепечатного и ткацкого производства в Шуе». В уставе определялись цели и задачи объединения рабочих-текстильщиков, задачи профсоюза в борьбе за улучшение материального и правового положения рабочих25.

Большевики Шуи, руководимые М. В. Фрунзе, успешно проводили в жизнь ленинскую тактику сочетания легальной и нелегальной работы. Они широко использовали профсоюзы в качестве прикрытия своей нелегальной деятельности. В помещениях профсоюзов нередко проводились партийные собрания.

О зрелости партийной организации Шуи свидетельствует сплочение воедино всех сил социал-демократии. Влияние меньшевиков здесь было сведено на нет. «...Все рабочее движение района, — писал впоследствии М. В. Фрунзе, — развивалось под ярко и определенно выраженным знаком гегемонии партии большевиков. Внутрипартийный раскол, терзавший многие организации России, у нас никогда 116 чувствовался. Параллельных организаций — большевистских и меньшевистских — в районе не существовало. Местные партийные организации в полном смысле слова были массовыми, пролетарскими, тесно связанными со всей толщей рабочих; этим и объяснялось их исключительное влияние»26. В ноябре 1906 г. в Иваново-Вознесенске состоялась конференция всех социал-демократических организаций Иваново-Вознесенского промышленного района, которая представляла около 5,5 тысячи членов партии. По предложению М. В. Фрунзе было единодушно принято решение объединить все партийные организации района в единый Иваново-Вознесенский союз РСДРП, были избраны Совет и бюро Совета — как исполнительный орган. В число пяти человек, избранных в бюро, вошел и М. В. Фрунзе. В составе Совета абсолютное большинство имели большевики. Они пользовались высоким авторитетом среди рабочих.

Особенно ярко проявилось влияние большевиков на трудящихся во время выборной кампании во II Государственную думу. М. В. Фрунзе последовательно осуществлял на практике ленинскую тактику использования предвыборной кампании и других легальных возможностей для разоблачения политики самодержавия и объединения сил революции. Проводились собрания и митинги рабочих и крестьян, велась активная агитация на предприятиях. Издавались политически острые бюллетени, листовки, прокламации. Так, написанная Фрунзе листовка «Дума и народ» призывала трудящихся «... принять самое энергичное, самое живое участие в выборах... ...Стараться проводить в уполномоченные, выборщики, депутаты — людей честных, надежных, на которых можно положиться в том, что они не обманут народных ожиданий, не продадут его правительству»27. Листовка произвела на избирателей большое мобилизующее воздействие.

В связи с политической активизацией трудящихся полиция и жандармерия усилили репрессивные меры. Им удалось обнаружить подпольные типографии и разгромить их. Были арестованы работавшие в них большевики.

Наряду с динамичной и сложной революционной деятельностью Фрунзе в то же время продолжает упорную учебу для получения высшего образования. Занимался главным образом по ночам. В конце 1906 г. он выезжает в Петербург и успешно сдает экзамены в Политехническом институте28.

По решению руководства Иваново-Вознесенской партийной организации М. В. Фрунзе в начале января 1907 г. вновь возвратился на партийную работу в Шую. Он возглавил борьбу рабочих против торговцев, поднявших цены на хлеб и муку. В ответ на это по призыву социал-демократов рабочие прекратили работу. Остановились предприятия, собрался многотысячный митинг, на котором по требованию рабочих городской голова вынужден был давать объяснения о причинах повышения цен. Была создана комиссия для переговоров с городской думой и торговцами, которая добилась удовлетворения требований рабочих. Успешный исход этой борьбы под руководством Арсения вселил уверенность в рабочих в необходимости их сплочения для удовлетворения насущных нужд.

Приближение выборов в Государственную думу требовало активной агитации среди рабочей массы. Прежний опыт подсказывал — необходим выпуск пламенной прокламации, так считало и бюро Иваново-Вознесенского союза РСДРП. Но где ее отпечатать, если не осталось ни одной подпольной типографии?

Возвратившийся из Петербурга М. В. Фрунзе сразу же взялся за решение этой задачи. Он разработал оригинальный план предстоящей операции и блестяще осуществил его.

17 января 1907 г. хорошо подготовленные и вооруженные 17 боевиков, вызванные из Иваново-Вознесенска и Кохмы, во главе с Арсением среди бела дня в центре Шуи вошли в частную типографию Лимонова. Были заняты входы и выходы из помещения на случай появления полиции. Рабочие типографии живо откликнулись на просьбу Фрунзе отпечатать предвыборную листовку29.

В это время в конторе типографии находился сам Лимонов. Вскоре зашла его жена, а затем появился и городовой. Они были задержаны на время печатания листовок. Михаил Васильевич тепло поблагодарил полиграфистов за оказанную помощь. Он предупредил Лимонова: после их ухода 10 минут никому не сообщать о происшедшем. Последний принял это к исполнению.

Когда подоспела полиция, ни обыск, ни допросы рабочих ничего не дали. Полмесяца полиция лихорадочно искала «неизвестных лиц», заставивших частную типографию более двух часов работать на революцию. Ведь никто в Шуе, кроме Фрунзе, не знал в лицо дружинников, проводивших эту операцию.

А утром 18 января листовки были расклеены на городских тумбах Иваново-Вознесенского промышленного района, на стенах цехов, положены у рабочих станков. В листовке говорилось: «Граждане избиратели! Если вы сочувствуете делу освобождения России, если вы хотите, чтобы крестьянство получило землю, рабочий класс добился 8-часового рабочего дня и других улучшений, чтобы весь народ получил свою волю, то голосуйте за социал-демократов, членов Рабочей партии»30.

Смелый налет дружинников на типографию Лимонова и содержание листовки произвели на трудящихся огромное впечатление. Листовка помогла избирателям сделать свой выбор при проведении голосования. За большевиков было подано 90 процентов голосов. Депутатом в думу от рабочей курни Владимирской губернии был избран рабочий-большевик Н. А. Жиделев. На его проводы в Петербург для работы в думе на привокзальной площади собралось около 40 тысяч человек. На митинге выступил М. В. Фрунзе с призывом к рабочим поддерживать своего большевистского депутата31.

В это же время большевики под руководством М. В. Фрунзе развернули работу по выборам делегатов на V (Лондонский) съезд партии от Иваново-Вознесенской партийной организации. Фрунзе был в числе одиннадцати делегатов. Однако участвовать в работе съезда ему не довелось.

Жандармерия и полиция организовали тщательную слежку за Арсением. Была установлена награда за его поимку. В связи с этим бюро Иваново-Вознесенского партийного комитета решило немедленно перебросить Фрунзе из Шуи в Родники, недалеко от Иваново-Вознесенска. Предчувствуя, что Фрунзе неохотно будет выполнять это решение, партком дал задание А. С. Бубнову выехать в Шую и, как писал он, «вытащить оттуда Арсения, которому угрожала опасность ареста, опасность каторги, даже смерти... Я привез ему постановление комитета уехать из Шуи. Фрунзе в течение по крайней мере часа убеждал меня, что этого он сделать не может, и в течение этого же часа я говорил ему, что это сделать нужно, ибо таково решение партийного комитета. Фрунзе через день после моего приезда уехал из Шуи в Родники. Через некоторое время Фрунзе возвратился в Шую для того, чтобы ликвидировать свои дела...»32.

23 марта 1907 г. М. В. Фрунзе проводил нелегальное собрание рабочих литейно-механического завода Толчевского и остался ночевать на конспиративной квартире в доме рабочего С. И. Соколова. Поздней ночью 24 марта в дом ворвалась полиция, и Фрунзе был арестован. При задержании у него нашли два револьвера. Во время обыска было найдено оружие и боеприпасы, важные партийные документы, листовки, отпечатанные в лимоновской типографии, протоколы IV (Объединительного) съезда РСДРП и революционная литература. Улик было много. В этот же день был арестован и большевик Павел Гусев, который жил недалеко от дома Соколова.

Весть об аресте Фрунзе и Гусева молниеносно разнеслась по городу. В 9 часов раздались тревожные заводские гудки. «Шуйские рабочие... — писал А. С. Бубнов, — два раза пятнадцатитысячной массой подходили к тюрьме, где сидел тогда Арсений, для того чтобы его освободить»33. К вечеру большевики организовали многотысячный митинг протеста против произвола царских властей.

24 марта перепуганный исправник Лавров дал телеграмму владимирскому губернатору: «Шуе арестован агитатор Арсений. Все фабрики стали... ожидаю столкновений... Необходимо немедленное подкрепление...» Губернатор сообщил министру внутренних дел: «Шуе забастовали фабрики вследствие ареста агитатора»34. Затем губернатор по телеграфу отдает распоряжение шуйскому исправнику немедленно препроводить арестованных во Владимирскую тюрьму.

25 марта М. В. Фрунзе и П. Д. Гусев были заточены в польский подследственный корпус, прослывший особой жестокостью тюремного режима.

С первых же дней заключения Фрунзе и Гусев испытали на себе зверские издевательства и истязания. Об этом стало известно члену Государственной думы Н. А. Жиделеву. Он потребовал у министра внутренних Дел немедленного расследования дела об аресте М. В. Фрунзе и П. Д. Гусева и их истязании, но получил отказ35.

И. А. Козлов, находившийся вместе с М. В. Фрунзе в тюрьме, впоследствии вспоминал: «Мы удивлялись его постоянной бодрости, жизнерадостности, неутомимой энергии. ...Страшная угроза смерти не волновала его»36.

С первых же дней М. В. Фрунзе организовал обучение неграмотных, проводил политические беседы и информации во время прогулок заключенных. Контакты с ними Фрунзе установил сразу, легко и просто. К общительности его с людьми предрасполагал добродушный характер. «Арсений был прост и доступен для каждого, если не чувствовал в нем врага или подлеца, — писал видный работник партии Н. II. Растопчин. — Под внешним спокойствием в нем чувствовалась большая сдерживающая энергия. <...> Арсений как-то естественно поднялся на руководящую роль в нашей тюремной среде и стал признанным представителем всех политических заключенных»37.

И они тянулись к нему, искали встречи с ним. В данном случае имело значение и то, что многие знали Арсения в лицо, слушали его выступления перед рабочими на митингах и собраниях или были наслышаны о нем. Ведь среди политзаключенных в польском корпусе сидели главным образом рабочие из Иваново-Вознесенска, Шуи, Орехово-Зуева и крестьяне окрестных деревень, подлежавшие суду «за участие в сообществе, поставившем целью своей деятельности насильственное ниспровержение существующего в России общественного строя». За принадлежность к РСДРП всем им грозило до восьми лет каторжных работ, лишение всех прав и вечная ссылка в Сибирь по окончании каторги.

Связанные с Арсением одной судьбой, политзаключенные прониклись к нему глубоким уважением, полностью доверяли ему и избрали своим старостой. М. В. Фрунзе стал организатором борьбы политических заключенных за свои человеческие права.

Эта самоотверженная борьба не была напрасной. И. А. Козлов вспоминал: «Голодовками и обструкциями, проведенными под его руководством, заключенные добились сносных условий. Обращение стражи стало не столь грубым, как раньше. Прогулки давали всем вместе и на два часа в день вместо прежних двадцати минут. Свидания с родственниками происходили два раза в неделю; разрешалась передача продуктов с воли. ...Товарищи с воли часто ухитрялись вместе с продуктами передавать нам книги и газеты»38.

В проведении политической работы среди заключенных Арсению помогали большевики Владимир Андронников, Петр Караваев, Иван Козлов, Николай Соколов и другие.

М. В. Фрунзе удалось установить связь с волей. Через моряка-балтийца Ф. В. Прозорова, приговоренного к 15 годам каторги, и даже через надзирателя Жукова он получал необходимые сведения и вел партийную переписку. Большую помощь Фрунзе в налаживании более широкой связи оказал отбывавший тюремный срок В. С. Мицкявичюс-Капсукас — член партии с 1903 г., видный революционер, один из создателей литовской социал-демократической партии. Он был связан с заграницей, хорошо знал В. И. Ленина, имел связь с революционным Красным Крестом в Кракове и с ЦК РСДРП. М. В. Фрунзе и В. С. Мицкявичюс-Капсукас с каждой почтой переправляли на волю подробную информацию о положении в тюрьме и свои статьи, которые использовались в партийной печати39.

М. В. Фрунзе чувствовал, что судебные власти готовят над ним жестокую расправу. В этом он еще раз убедился, когда его вместе с товарищами вывели на очередную прогулку.

Вновь назначенный начальник тюрьмы Гудима пришел со своей свитой посмотреть прогулку заключенных. И. А. Козлов вспоминал: «Раздалась необычная для нас команда:

— Смирно! Шапки долой!

Мы громко засмеялись и продолжали заниматься своим делом.

Гудима рассвирепел.

— Вызвать солдат! — приказал он.

Когда солдаты пришли во двор, Гудима дал команду:

— Ружья на прицел!

Защелкали затворы винтовок. Мы бросились в разные стороны и попрятались за стены корпуса. На опустевшей площадке перед солдатами остался один Арсений. Выставив больную ногу несколько вперед, он бесстрашно глядел на тюремщиков, готовый принять смерть, но не отступить ни на шаг.

— Кто это? — спросил Гудима.

— Это Фрунзе! — ответил помощник начальника.

— А-а, знаю! — со злорадством воскликнул Гудима. — В него стрелять не нужно. — И ушел в сопровождении своей свиты.

Этот палач, прославленный зверскими расправами с политическими заключенными в питерской пересыльной тюрьме, видимо, уже знал, кто такой Фрунзе и какая судьба его ждет»40.

Авторитет Арсения среди заключенных после этого случая еще более укрепился. Они еще теснее сплотились вокруг Михаила Васильевича, прислушиваясь к каждому его слову.

Не дожидаясь суда, М. В. Фрунзе решил совершить побег из тюрьмы. Все уже было подготовлено, но в последний момент помогавший ему надзиратель охраны отказал в помощи. Побег провалился. За Арсением установили строгий надзор.

И вот состоялся суд. Помимо обвинения в принадлежности к запрещенной большевистской партии и руководстве одной из ее организаций М. В. Фрунзе обвинялся также в покушении на убийство урядника Перлова во время задержания. 27 января 1909 г. суд приговаривает М. В. Фрунзе и П. Д. Гусева к смертной казни через повешение. По кассации адвоката этот приговор был отменен. Однако по настоянию властей дело было пересмотрено, и 23 сентября 1910 г. на новом судебном процессе обвиняемым вновь был вынесен смертный приговор.

В судьбу отважного и ставшего широко известным революционера вмешалась общественность. Власти были вынуждены заменить смертную казнь каторгой, а позднее ссылкой на вечное поселение в Сибирь.

За создание в селе Манзурке политической организации ссыльных, за чтение и распространение нелегальной литературы и революционную пропаганду М. В. Фрунзе и еще 13 ссыльных 31 июля 1915 г. были арестованы и направлены этапным порядком в Иркутскую губернскую тюрьму. На последней остановке, в 30 верстах от Иркутска, в селе Ос к М. В. Фрунзе удалось бежать. В Иркутске он раздобыл документы на имя дворянина В. Г. Василенко, выехал в Читу и устроился разъездным агентом Забайкальского переселенческого управления.

Используя предоставившиеся по роду службы возможности, М. В. Фрунзе объехал многие места Забайкалья, где в то время находились в ссылке революционеры-подпольщики. Он устанавливал с ними связь, организовывал доставку литературы, часто выступал с лекциями. Активная деятельность Фрунзе попала в поле зрения полиции. За Василенко устанавливается наблюдение, назревает новый арест. Это вынуждает М. В. Фрунзе в марте 1916 г. покинуть Сибирь. Преодолев в пути многочисленные трудности и опасности, он прибывает в Москву, а затем в Петроград. Партийный центр направил Фрунзе на один из самых ответственных участков подпольной борьбы. Ему поручалось ведение агитационной работы среди военнослужащих в прифронтовых войсках Западного фронта41. Друзья М. В. Фрунзе передали ему паспорт на имя без вести пропавшего Михаила Александровича Михайлова. Под этим именем в апреле Фрунзе прибыл в Минск, где стал работать статистиком в комитете Западного фронта Всероссийского земского союза. Здесь он сумел сколотить крепкое большевистское ядро, которое возглавило всю революционную подпольную работу в Минской губернии. Ближайшими соратниками М. В. Фрунзе были И. Е. Любимов, А. Ф. Мясников, К. И. Ландер, С. Г. Могилевский и другие. Минские большевики вели активную агитацию среди рабочих, крестьян и солдат, разъясняя им, что только революционным путем можно покончить с империалистической грабительской войной и добиться справедливого мира.

Работа М. В. Фрунзе в земском союзе давала ему возможность часто выезжать на фронт. Там он устанавливал тесные контакты с революционно настроенными солдатами, создавал в воинских частях подпольные большевистские ячейки. Такие ячейки были организованы в 3-й и 10-й армиях, а также в военных мастерских. Пропагандистская работа в действующей армии была делом весьма опасным. В Минске, как и во всей прифронтовой полосе, царское правительство ввело военное положение. Для того чтобы вести политическую работу непосредственно во фронтовых частях, проникать в которые большевикам становилось все труднее, М. В. Фрунзе на правах вольноопределяющегося поступил в 57-ю артиллерийскую бригаду. Живой, общительный, простой в обращении с людьми, он быстро завоевывает симпатии солдат. Командование бригады это насторожило. За Фрунзе был установлен строгий надзор. Дальнейшее пребывание в бригаде было связано с большим риском, поэтому было принято решение о возвращении М. В. Фрунзе в Минск, на работу в земский союз.

Обеспокоенные власти продолжали следить за М. В. Фрунзе. Даже когда он лежал в госпитале в Минске, где ему удалили аппендикс, жандармы периодически посещали его палату. Надо было избавиться от этой постоянной слежки. М. В. Фрунзе уговорил врачей, чтобы его выписали из госпиталя досрочно. Вскоре он был опознан провокатором, хорошо знавшим Фрунзе. Командующий Западным фронтом генерал-адъютант Эверт отдал приказ о его аресте. От неминуемого военного суда М. В. Фрунзе спасла Февральская революция. В ночь на 2 марта 1917 г. в Минске на экстренном совещании большевиков было принято решение о мобилизации всех революционных сил на свержение старой власти. Сформированные боевые дружины и отряды рабочей милиции, которыми руководил М. В. Фрунзе, разоружили полицию и жандармерию, заняли городское полицейское управление, взяли под свою охрану правительственные учреждения, почту и телеграф42.

4 марта М. В. Фрунзе выступил с докладом о текущем моменте и задачах пролетариата на первом легальном собрании большевиков Минска и представителей партийных организаций 3-й и 10-й армий Западного фронта.

В тот же день был образован Минский Совет рабочих депутатов, в котором М. В. Фрунзе возглавил фракцию большевиков. Через несколько дней Совет пополнился представителями гарнизона и превратился в Совет рабочих и солдатских депутатов. По предложению большевиков Совет принял постановление о немедленном избрании солдатских комитетов в воинских частях, фабрично-заводских комитетов на предприятиях, сельских, волостных и уездных крестьянских комитетов в деревне43.

Для поддержания в городе революционного порядка по инициативе М. В. Фрунзе создается из рабочих народная милиция. Ее начальником избирается Михайлов (Фрунзе).

В ночь на 5 марта отряд рабочих во главе с М. В. Фрунзе обезоружил минское жандармское управление и освободил из городской тюрьмы политических заключенных.

Узнав о свержении царя, части Минского гарнизона 6 марта создали Совет солдатских депутатов. Ему было поручено следить за офицерами, контрреволюционными элементами и решительно пресекать их враждебные выступления.

6 марта Совет рабочих депутатов организовал в Минске мощную демонстрацию рабочих и служащих города под лозунгами «Да здравствует власть рабочих и солдат!», «Да здравствует свободный белорусский народ!», «Вечная память борцам за свободу!».

8 марта на совместном заседании Минского Совета рабочих депутатов и Совета солдатских депутатов было решено создать единый Минский Совет рабочих и солдатских депутатов. От большевиков в Совет были избраны И. Е. Любимов (заместитель председателя), М. В. Фрунзе (член исполкома Совета) и другие.

Основные усилия М. В. Фрунзе направляет на формирование отрядов народной милиции. 7 марта в газете «Известия Минского Совета» было опубликовано обращение М. В. Фрунзе к населению города. В нем говорилось: «Охрана общественной безопасности должна находиться в руках рабочих... Верные слуги старого строя... будут делать попытки вернуть для них старый порядок. Нужно рабочему классу самому следить за ними, быть наготове в любой момент подавить малейшую попытку темных сил»44.

Действуя как сила порядка, минская рабочая милиция взяла на себя также заботу о бесперебойном снабжении населения продуктами. В это время в Белоруссии оживились спекулятивные элементы, сократился приток продовольствия из деревень в города. По предложению М. В. Фрунзе для борьбы со спекуляцией был установлен строгий контроль над производством, потреблением и торговлей. Фрунзе вменил в обязанность работникам милиции каждое утро заходить в хлебопекарни и узнавать, есть ли хлеб в продаже. В случае его отсутствия сообщать в городскую продовольственную управу, которая должна была немедленно принимать меры.

Случилось так, что в период сложившегося после Февральской буржуазно-демократической революции двоевластия реальной и наиболее эффективной вооруженной силой в Минске стала рабочая милиция. Она явилась прочной опорой большевиков Белоруссии в борьбе за интересы народа, за перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. Определяя роль рабочей милиции в условиях двоевластия, В. И. Ленин в апреле 1917 г, писал в газете «Правда»: «Введение рабочей милиции...» имеет «...гигантское, решающее — значение как практическое, так и принципиальное. Революция не может быть гарантирована, успех ее завоеваний не может быть обеспечен, дальнейшее развитие ее невозможно, если эта мера не станет всеобщей, не будет доведена до конца и проведена во всей стране»45.

В статье В. И. Ленина определялись конкретные задачи пролетарской милиции, давались указания по совершенствованию ее организации и методов деятельности. Во всей своей работе на посту начальника минской милиции М. В. Фрунзе неукоснительно следовал этим ленинским указаниям.

Последовательно проводимая М. В. Фрунзе большевистская линия в деятельности рабочей милиции вызывала недовольство у местных властей Временного правительства. Между Фрунзе и губернским комиссаром Временного правительства возникли острые разногласия. В августе 1917 г. Фрунзе и другие работники милиции написали на имя городской управы письмо, в котором указывали, что вступили в милицию из чисто идейных побуждений и остаются верны своим тяжелым, подчас неприятным обязанностям. Но губернский комиссар навязывает милиции чуждые ей функции политического сыска. Они же видят свою задачу в поддержании революционного порядка, а потому не будут выполнять требования, не входящие в обязанности милиции.

Деятельность М. В. Фрунзе как одного из руководителей большевистской организации в Белоруссии не ограничивалась работой в милиции. Он активно участвовал и в решении других задач, поставленных перед партией В. И. Лениным в его знаменитых Апрельских тезисах. В частности, Фрунзе принадлежит большая заслуга в сплочении белорусского крестьянства вокруг большевистских лозунгов.

Вскоре после победы Февральской революции М. В. Фрунзе возглавил работу по подготовке съезда крестьянских делегатов Минской и Виленской губерний. Белорусские помещики, создав свой национальный комитет и получив поддержку Временного правительства, всячески старались препятствовать большевистскому решению аграрного вопроса.

Этот съезд состоялся 20 апреля 1917 г. в Минске. На нем присутствовало более 800 делегатов. Большинство из них были настроены в эсеровском духе. Они делали все для того, чтобы увести съезд в сторону от решения насущных крестьянских вопросов.

М. В. Фрунзе, председательствовавший на съезде, помог крестьянам четко определить свою линию, высказать свой взгляд по коренным вопросам революции. Было решено создать Совет крестьянских депутатов, который должен был действовать рука об руку с Советом рабочих и солдатских депутатов или даже слиться с ним. Съезд признал необходимым ликвидировать частную собственность на землю и конфисковать без выкупа все помещичьи, монастырские, церковные и казенные земли.

Меньшевики и эсеры внесли поправку, цель которой состояла в том, чтобы свести на нет революционное содержание намеченных съездом решений — не захватывать вышеуказанные земельные угодья до Учредительного собрания. В ответ на это М. В. Фрунзе, обращаясь к делегатам съезда, сказал: «Воля ваша, товарищи... Но сроки созыва этого собрания не определены, а уже подкатила весна и самое сейчас время пахать землю, будь она барская или царская, монастырская или церковная. И голодным людям нужен хлеб. А вот эту «поправку» рядом с бульбой на стол не выложишь!»46. Эти слова были поддержаны гулом одобрения и аплодисментами. М. В. Фрунзе был избран председателем исполнительного комитета Совета крестьянских депутатов47. Разъехавшись по селам после съезда, его делегаты организовывали захват и обработку господских земель.

Вскоре с группой белорусских делегатов Фрунзе уехал в Петроград на I Всероссийский съезд крестьянских депутатов. На съезде присутствовало более тысячи делегатов. М. В. Фрунзе избрали в президиум съезда. От имени белорусской делегации он внес на рассмотрение съезда резолюцию об отношении к Временному правительству. В резолюции содержалось требование о передаче всей полноты власти Всероссийскому Совету рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

По предложению М. В. Фрунзе, выступавшего от имени делегации белорусского крестьянства, слово на съезде было предоставлено Владимиру Ильичу Ленину. В своей речи В. И. Ленин изложил большевистскую программу по аграрному вопросу. Он предложил объявить землю всенародной собственностью и, не дожидаясь созыва Учредительного собрания, передать ее без выкупа крестьянам. Выступление В. И. Ленина было горячо воспринято делегатами — представителями трудового крестьянства.

После возвращения из Петрограда в Минск М. В. Фрунзе организовал выпуск «Крестьянской газеты», которая стала трибуной ленинской аграрной политики и многое сделала для большевизации крестьянских масс Белоруссии. Разоблачая политику Временного правительства, предательство меньшевиков, эсеров, буржуазных националистов в решении крестьянского вопроса, Фрунзе в статье «Анархия или организация» писал: «Газеты капиталистов и газетчики кричат об анархии при малейшей попытке крестьян взять завоевание земли в свои руки или требовать смещения властей, не от народа поставленных и действующих во вред ему. Мы не считаем анархией, если земельный комитет постановит, чтобы арендных денег помещику не платить... Мы не видим анархии в том, что распоряжение лесами перейдет в руки земельных комитетов, не видим ее и в том, что крестьянство будет мешать собственникам устраивать сделки помимо комитетов. Напротив, такую деятельность крестьянства — сознательную, спокойную, дружную, — такое проявление народной воли через земельные комитеты... мы считаем единственно правильной и отвечающей интересам трудовой России. Мы зовем крестьянство идти смело и твердо именно по этому пути и горячо будем приветствовать всякие успехи крестьянства в деле организованного закрепления завоеваний революции»48.

«Крестьянская газета», выходившая два раза в неделю, не могла осветить все насущные вопросы. Большевики начали издавать ежедневную «Звезду», редактором которой был М. В. Фрунзе.

Главной задачей тех дней была подготовка II съезда белорусских крестьян. Его открыл М. В. Фрунзе 30 июля 1917 г. На съезде был дан решительный бой меньшевикам и эсерам, в котором убедительную победу одержали ленинские принципы аграрной политики. Уже во время выборов руководящих органов съезда стало ясно, что подавляющее большинство делегатов идет за большевиками, а Фрунзе в их сознании как бы олицетворяет большевистскую правду. Эсеры пытались выдвинуть на пост председателя съезда члена своей партии Нестерова. Но полную победу одержал большевик-ленинец М. В. Фрунзе. Крестьяне — делегаты съезда плотным кольцом окружили своего любимца с возгласами, что не дадут его в обиду. Они подняли Фрунзе на руки и пронесли через весь зал к сцене. Слышались возгласы: «Руководи нами, Михаил Александрович49, и не слушай никаких болтунов!» В ответ на такое доверие и признание М. В. Фрунзе ответил, что всегда и везде будет стойким защитником интересов рабочего класса и трудового крестьянства50.

В Петрограде, на Всероссийском съезде крестьянских депутатов. Фрунзе — Михайлова видел и слушал делегат от Шуйского уезда солдат Борисов. Вернувшись домой, он рассказал, что с ним разговаривал и очень интересовался Шуей делегат Михайлов. Слушая Борисова, описывающего Михайлова, шуйские рабочие узнали в нем своего Арсения. Они послали ему телеграмму: «Если Вы наш шуйский Арсений, то рабочие Шуи просят Вас приехать». Через несколько дней они получили ответную телеграмму: «Да, это я самый, Арсений, приеду»51.

Стремление М. В. Фрунзе вернуться на революционную работу в близкую его сердцу Шую, где начинался его путь профессионального революционера, совпадало с пожеланием, которое высказал ему в личной беседе В. И. Ленин во время крестьянского съезда в Петрограде. Через неделю после II съезда белорусских крестьян Арсений — Михайлов — Фрунзе уехал в Шую, на место своей боевой юности.

Переход Фрунзе на революционную работу в Иваново-Вознесенский район был глубоко обдуманным и назревшим шагом. Третий после Московского и Петроградского по числу рабочих и объему выпускаемой промышленной продукции, Иваново-Вознесенский район должен был сыграть важную роль в надвигающейся социалистической революции. Он, естественно, нуждался в руководителях революционных масс такого масштаба и опыта, каким был М. В. Фрунзе.

Не случайно местом его работы поначалу становится город Шуя. Среди крестьян уезда заметным влиянием пользовались эсеры, которых необходимо было изолировать, чтобы обеспечить надежную поддержку большевикам со стороны беднейшего крестьянства в предстоящей решительной схватке за власть. Кроме того, в самой Шуе был расквартирован 20-тысячный гарнизон солдат. Их привлечение на сторону большевиков имело также немаловажное значение в успешном исходе революционной борьбы, и не только в уезде, но и во всем Иваново-Вознесенском промышленном районе.

С первых же дней своей деятельности в Иваново-Вознесенском районе М. В. Фрунзе включился в активную работу по разъяснению и претворению в жизнь решений VI съезда партии большевиков, взявшего курс на подготовку вооруженного восстания. Как общепризнанный руководитель Шуйского, а затем и Иваново-Вознесенского окружного комитета РСДРП (б) он выступал на партийных собраниях, на собраниях и митингах рабочих, крестьян, солдат и интеллигенции.

Выступления М. В. Фрунзе никого не оставляли равнодушным, неотразимо действовали на умы и сердца людей, даже тех, кто враждебно относился к большевикам. Особенно много таких было среди интеллигенции. Однажды по инициативе М. В. Фрунзе было устроено собрание интеллигенции Шуи. На нем присутствовало более 500 учителей, врачей, адвокатов, агрономов, офицеров и служащих. В начале выступления Фрунзе стали раздаваться едкие реплики, недружелюбные выкрики. Однако вскоре установилась такая тишина, что зал казался пустым. Когда оратор закончил свое почти двухчасовое выступление, раздались аплодисменты, да такие, что, пожалуй, погромче, чем иногда и в рабочей аудитории. После собрания настроение интеллигенции резко изменилось к лучшему, многие стали активно помогать Совету52.

Кипучая деятельность М. В. Фрунзе по завоеванию масс на сторону большевиков в это предоктябрьское время развертывалась широким фронтом и во всех направлениях. Главное внимание он уделял укрепленное позиций большевиков в Советах, которым предстояло стать освети новой пролетарской власти. В уездном Совете рабочих и солдатских депутатов большевики имели стойкое большинство еще с момента его образования в период Февральской революции. А вот уездный Совет крестьянских депутатов, организованный в апреле 1917 г., находился под влиянием эсеров. Фрунзе часто посещал заседания этого Совета, посылал туда своих соратников и добился того, что на уездном съезде крестьян в октябре 1917 г. большевики одержали победу, а эсеровское руководство было заменено большевистским. Вынесено было также решение произвести слияние Советов в единый уездный Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Председателем объединенного исполкома Совета был избран М. В. Фрунзе.

В соответствии с решениями VI съезда партии большевики Иваново-Вознесенского района повели решительную борьбу за массовые организации рабочего класса, усиление своего влияния в них. Особое внимание было уделено работе в профсоюзных и фабрично-заводских комитетах. Под влиянием большевиков на предприятиях стал осуществляться рабочий контроль, а в сентябре — октябре на многих из них начала устраняться фабричная администрация и вводиться новые революционные порядки.

Еще более решительной формой борьбы за победу социалистической революции в Иваново-Вознесенском районе явилась организованная областным союзом текстильщиков всеобщая стачка, которая охватила свыше 300 тысяч рабочих промышленных предприятий.

М. В. Фрунзе принял деятельное участие в организации этой стачки. В своих выступлениях на заседании центрального правления профсоюза текстильщиков, митингах и собраниях он подчеркивал, что всеобщая стачка текстильщиков должна вплотную подвести массы к вооруженному восстанию. Так оно и произошло. Стачка продолжалась почти месяц и закончилась 17 ноября, уже после победы Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде.

Много внимания уделял Фрунзе организации рабочей молодежи, привлечению ее к активной революционной борьбе. По его инициативе в сентябре 1917 г. был создан Союз молодежи в Шуе. Вместе с другими организациями этот Союз активно участвовал в подготовке и проведении стачки текстильщиков. Почти половина пикетов, выставленных рабочими во время стачки, состояла из молодежи. Большая часть молодежи Шуи и всего Иваново-Вознесенского района шла за большевиками и была готова к решительной борьбе против буржуазии. После революции из шуйских комсомольцев был сформирован отряд ВЧК, который вел активную борьбу с контрреволюцией и спекуляцией.

Реализуя решения VI съезда партии, большевики Иваново-Вознесенского района усилили работу среди женщин. М. В. Фрунзе многое сделал для вовлечения женщин-работниц в активную революционную деятельность. Одна из них вспоминала, как в дни всеобщей стачки текстильщиков получила лично от М. В. Фрунзе задание остановить фабрику, на которой она работала. «Я летела, как на крыльях, выполнять задание партии и Михаила Васильевича»53.

Завоевание массовых организаций рабочего класса на сторону большевиков сыграло решающую роль в подготовке трудящихся района к вооруженному восстанию.

В своей многогранной деятельности в этот период М. В. Фрунзе отводил важную роль революционному использованию местных органов самоуправления, созданных Временным правительством после Февральской революции. В этой работе он всецело руководствовался ленинскими указаниями о необходимости использования в интересах рабочего класса и крестьянства органов буржуазного парламентаризма путем превращения их из «говорилен» в работающие органы.

Убедительной победой большевиков, руководимых М. В. Фрунзе, завершилась в августе 1917 г. кампания по выборам в городскую думу. Выполняя требования ЦК РСДРП (б), большевики Шуи, всего Иваново-Вознесенского района использовали подготовку и проведение этих выборов в интересах борьбы за массы, их мобилизации на решительную борьбу против буржуазии и поддерживавших ее меньшевиков и эсеров. Из 102 избранных в Иваиово-Вознесенске гласных большевиков было 58. В Шуе, где баллотировался Фрунзе, из 40 избранных гласных было 30 большевиков. Председателем городской думы избирается М. В. Фрунзе, а городским головой — рабочий-большевик И. П. Волков. Все руководящие посты и в думе и в городской управе были заняты большевиками54.

В августе 1917 г. завершилась и кампания по выборам в волостные земства. Она проходила в напряженной борьбе с эсерами и меньшевиками за влияние на крестьянство. В результате выборов большевики заняли руководящее положение в волостных и уездных земствах, а шуйское уездное земство возглавил Фрунзе. Стало ясно, что в августе — сентябре 1917 г. подавляющее большинство крестьян Иваново-Вознесенского района шло за большевиками.

Оценивая сложившуюся в сентябре 1917 г. революционную ситуацию, М. В. Фрунзе писал: «Выборная кампания в земские и городские самоуправления дала нам бесспорную победу почти по всей линии. <…> При таких условиях партия самым легальнейшим образом к середине сентября 1917 г. утвердилась во всех местных органах власти, заполучив их в свои руки»55.

Настойчиво, изо дня в день, партийные организации Иваново-Вознесенского района вели активную пропагандистскую работу в полках, расквартированных в Иваново-Вознесенске, Шуе, Кинешме и других городах Владимирской и Костромской губерний, помогая солдатам высвободиться из-под влияния меньшевиков и эсеров. Особенно значительными были успехи большевиков в Шуйском гарнизоне. В одном из своих выступлений М. В. Фрунзе говорил: «Солдаты должны поддерживать рабочих, солдаты и рабочие должны быть одно целое, непобедимое»56.

Накануне Октябрьского вооруженного восстания солдатские массы района поддерживали большевиков, их «...фактическими руководителями... — писал М. В. Фрунзе, — были гарнизонные полковые комитеты, каковые были целиком в руках нашей партии»57. Попытки Временного правительства вывести революционные полки из Владимирской губернии, чтобы ослабить в них большевистское влияние, ни к чему не привели. Полковые солдатские комитеты, следуя решению губернского Совета рабочих и солдатских депутатов, отказались повиноваться приказу Временного правительства и были преисполнены стремления вести решительную борьбу против буржуазии на месте, а в случае необходимости оказать помощь пролетариату Петрограда и Москвы.

Формируя армию вооруженного восстания в Иваново-Вознесенском районе, М. В. Фрунзе направлял основные усилия большевиков на создание отрядов Красной гвардии. В середине октября в Шуе была организована боевая дружина, насчитывавшая около 150 рабочих58. Фрунзе стремился придать военной организации пролетариата уже в самом начале ее становления черты регулярного формирования. По его инициативе исполком Иваново-Вознесенского Совета утвердил устав, в котором определялась армейская структура построения отрядов Красной гвардии и проводилась идея централизма в руководстве ими. Был создан единый штаб Красной гвардии, приказы которого выполнялись красногвардейцами района неукоснительно. В период всеобщей стачки текстильщиков района численность Красной гвардии за счет создания десятков местных «фабричных гарнизонов» увеличилась в несколько раз.

В результате в канун Октябрьского вооруженного восстания усилиями большевиков Иваново-Вознесенского района, возглавляемых М. В. Фрунзе, была создана сильная, хорошо организованная и довольно многочисленная революционная армия, состоящая из отрядов Красной гвардии и солдат полков старой армии, перешедших на сторону революции. Эта армия была готова к самым решительным действиям против Временного буржуазного правительства.

Ведущее положение большевистской организации Иваново-Вознесенского района в Советах, массовых рабочих организациях, местных органах самоуправления, ее оперативная и энергичная работа по созданию вооруженной силы пролетариата наложили глубокий отпечаток на ход революционных событий в этом важном районе страны, придали им черты определенного и весьма существенного своеобразия. Двоевластие, установившееся в стране после Февральской революции, сохранилось в этом районе и после известных июльских событий в Петрограде.

В период борьбы с корниловщиной большевистская организация района действовала как правящая партия. Именно в эти дни, когда возникла реальная угроза контрреволюционного заговора, для отпора попыткам установить военную диктатуру бывших царских генералов были созданы многочисленные вооруженные отряды рабочих и революционно настроенных солдат. Переход всей власти в руки Советов, руководимых большевиками, произошел в Иваново-Вознесенском районе фактически за полтора-два месяца до победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. «...За полтора-два месяца до Октябрьского переворота, — писал впоследствии М. В. Фрунзе, — во всем Иваново-Вознесенском районе фактически была установлена диктатура пролетариата»59 И все это произошло без единого выстрела, мирным путем. Не было здесь и крупного саботажа со стороны старого чиновничьего аппарата, как это имело место в Петрограде, Москве и во многих других городах и районах страны. Вспоминая об этом, М. В. Фрунзе писал: «Не помню ни одного случая протеста или недовольства со стороны каких бы то ни было групп. Все противники переворота из числа интеллигенции и городского мещанства не могли бы слова сказать против при том настроении, какое имело место в народе»60.

Эти и другие черты своеобразия революционного процесса в Ива ново — Вознесенском районе объясняются тем, что все нити руководства борьбой масс проходили через тайную организацию, Советы, массовые рабочие организации, местные органы самоуправления и военную организацию трудящихся и были сосредоточены в руках твердого и непоколебимого ленинца, бесстрашного вожака масс — М. В. Фрунзе.

С большой радостью встретили рабочие долгожданную весть о победе вооруженного восстания в Петрограде. Созданный в эти дни Шуйский революционный комитет во главе с Фрунзе принял меры по оповещению граждан о победе революции и об установлении Советской власти в Шуе.

Борясь за установление революционного порядка в городе, Фрунзе пристально следил за событиями в Москве, где задерживался ход вооруженного восстания. В Шую поступали телеграммы от командующего Московским военным округом эсера Рябцева с требованием выслать в Москву войска для подавления «большевистских беспорядков». Руководимый большевиками гарнизон отказался выполнить этот приказ. Вскоре стало известно, что на улицах Москвы идут бои рабочих с белогвардейцами. Как председатель революционного комитета, М. В. Фрунзе отдал приказ начальнику гарнизона Шуи об отправке в Москву воинского отряда на помощь восставшим. Приказ гласил: «...произвести посадку (в поезд. — Ред.) трех маршевых рот... 1 ноября в 13 часов... в боевой готовности...»61.

Одновременно Шуйский комитет партии большевиков поручил М. В. Фрунзе, не дожидаясь отправки этого отряда, выехать в Москву для выяснения обстановки. Утром 1 ноября он уже был в штабе Московского военно-революционного комитета. Узнав, что отряд из Шуи очень нужен москвичам, он отдал приказ об ускорении его прибытия, а сам присоединился к красногвардейскому отряду, направлявшемуся к гостинице «Метрополь», где засели белогвардейцы. В тот же день при активном участии Фрунзе гостиница была очищена от врага62. Но юнкера, засевшие в Кремле, оказали упорное сопротивление. Вечером 1 ноября Фрунзе выехал в Шую.

Шуйский отряд прибыл в Москву 2 ноября. После того как в пути к нему присоединились боевые рабочие дружины и красногвардейцы из Коврова и Владимира, его численность составила 2 тыс. человек. «...Прибытие нашего владимирского подкрепления, — писал М. В. Фрунзе, — сыграло в ходе борьбы довольно крупную роль, — правда, больше морального, чем материального характера. Когда отряд подходил к Москве, то на Нижегородском вокзале и прилегающих районах распространился слух, что идут с фронта войска Керенского для подавления большевистского восстания. Такое представление создалось ввиду действительно настоящего походного боевого вида нашего отряда. Тем резче проявился перелом, когда узнали, что это не войска Керенского, а, напротив, прибыли революционные войска для того, чтобы поскорее покончить с сопротивлением белых. Кажется, на другой день после их прибытия состоялась капитуляция белых»63.

3 ноября 200 человек из этого отряда по приказу Московского революционного комитета были направлены в Кремль для несения караульной службы вплоть до 11 ноября. Затем они возвратились домой, захватив с собой трофей — пулемет, который сдали местному революционному комитету.


1 Цит. по: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность. М., 1962, с. 12.
2 См.: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 15.
3 См.: История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1966, т. 2, с. 83.
4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 302.
5 Рабочий край, 1939, 30 окт.
6 М. В. Фрунзе, работая в Иваново-Вознесенске и Шуе, сменил партийную кличку Трифоныч на Арсений.
7 Цит. по.: 1905 год в Иваново-Вознесенском районе. Иваново-Вознесенск, 1925, с. 364.
8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 314.
9 Сиротинский С. А, Путь Арсения. М., 1980, с. 35.
10 Фрунзе М. В. Собр. соч. М. — Л., 1929, т. 1, с. 514.
11 Воспоминания о Фрунзе. Иваново, 1959, с. 54.
12 Цит. по: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 27,
13 Фрунзе М. В. Собр. соч., т. 1, с. 511.
14 М. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников, М., 1965, с. 22.
15 Цит. по: Фрунзе М. В. Собр. соч., т, 1, с. 17-18,
16 Цит. по: М. В. Фрунзе. Жизнь я деятельность, с. 31.
17 Там же, с. 34.
18 См.: Архангельский В. В. Фрунзе. М., 1970, с. 126.
19 См: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 2, с. 140.
20 Правда, 1925, 1 ноября.
21 Ворошилов К. Е. Рассказы о жизни (Воспоминания). Книга первая. М., 1968, с. 258.
22 Ворошилов К. Е. Рассказы о жизни, с. 260-261.
23 См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций я пленумов ЦК. М., 1970, т. 1, с. 166-170.
24 См. там же, с. 170.
25 См.: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 38.
26 Фрунзе М. В. Собр. соч., т. 1, с. 514.
27 Там же, с. 37-38.
28 ГА ВО, ф. 40, оп. 1, д. 21433, л. 14.
29 До недавнего времени автограф этой листовки не был известен. Только в 1978 г. сотрудники Шуйского мемориального музея М. В. Фрунзе разыскали в фондах Владимирского государственного архива подлинник знаменитой листовки. На обороте ее оказался схематический план захвата типографии, указывалось время нападения, количество оружия, способы отступления. С помощью сотрудников ЦПА НМЛ при ЦК 1ШСС экспертизой рукописи листовки установлено, что ее автором является М. В. Фрунзе. Его именем названа бывшая типография Лимонова. (См.: «Правда», 1978, 14 июля).
30 Правда, 1978, 14 июля.
31 См.: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 41-42.
32 М. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников, с. 7, 8.
33 Там же, с. 7.
34 М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 45.
35 См.: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 46.
36 М. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников, с. 40,
37 М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 46.
38 М. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников, с. 38-39.
39 Там же, с. 44-45.
40 М. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников, с. 40-41.
41 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, Т. 2, с. 560.
42 См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 2, с. 696.
43 См. там же.
44 Цит. по: М. В. Фрунзе. Жизнь и деятельность, с. 79.
45 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 286.
46 См.: Архангельский В. В. Фрунзе, с. 256.
47 См.: История Коммунистической партии Советского Союза. М„ 1967, т. 3, кн. 1, с. 111.
48 Цит. по: Казеко И. И. М. В. Фрунзе. Революционная деятельность в Белоруссии. Минск, 1983, с. 103.
49 М. В. Фрунзе в этот период работал под фамилией М. А. Михайлова.
50 См.: Архангельский В. В. Фрунзе, с. 264.
51 Лебедев В., Ананьев К. Фрунзе. М., 1960, с. 130.
52 См.: Воспоминания о Фрунзе, с. 174-175.
53 Воспоминания о Фрунзе, с. 185.
54 См: Гончаров Н. Ф. Фрунзе в нашем крае. Владимир, 1957, с. 12.
55 Фрунзе М. В. Собр. соч., т. 1, с. 520.
56 Шуйские известия, 1917, 25 окт.
57 Фрунзе М. В. Собр. соч., т. 1, с. 520.
58 См. там же.
59 Фрунзе М. В. Собр. соч., т. 1, с. 520.
60 Там же, с. 521.
61 Иваново-вознесенские большевики в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции Иванове, 1947, с. 132.
62 См. там же, с. 133-134.
63 М. В. Фрунзе. Собр. соч., т. 1, с. 522.


<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2941


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X