Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

А. Кузьмин   Записки по истории торпедных катеров
Налет английских катеров на гавань Кронштадта 18 августа 1919 г.

Появление торпедных катеров и их деятельность вызвали со стороны советского командования ряд мероприятий по усилению бдительности постов наблюдения — повышение готовности фортов и охрану подступов к рейду дозорным миноносцем.

Прорыв торпедных катеров в гавань советским командованием не предполагался, и боновых и сетевых заграждений выставлено не было.

С приходом в Балтморе английских торпедных катеров, помимо англо-белогвардейского наступления на суше, назрело решение «провести в жизнь план комбинированной атаки на большевистские суда в Кронштадте как с моря, так и с воздуха», так как «операции надводными силами против Кронштадта были невозможны как по причине трудности проникновения через, минные поля, находившиеся под защитой береговых батарей, так и благодаря риску атаки со стороны советских подводных лодок и эсминцев» (из доклада коммендера Эгара, Морской сборник 1929 г., № 1).

Итак, тщательно готовится и разрабатывается операция, держащаяся под большим секретом, имеющая основную цель «вывести ядро советского флота из строя».

Атаку Кронштадтской гавани было решено провести совместно торпедными катерами и авиацией. Элементы внезапности, точной согласованности действий и скоротечности атаки ставились решающими условиями успешности операции. Точность времени начала атаки требовала соблюдения минутных сроков. Так, налет самолетов на Кронштадт должен был быть произведен «за 5 минут до прихода катеров с тем, чтобы привлечь этим самым внимание на себя для более свободной деятельности торпедных катеров». Объектами атаки намечались линкоры: «Петропавловск», «Андрей Первозванный», броненосный крейсер «Рюрик», база подводных лодок, старый крейсер «Память Азова», минный заградитель «Нарова» и батопорты доков.

Финский порт Биорке-Зунд, защищенный от подводных лодок специальным оборудованием и отстоящий в 35 милях от Кронштадта, служил отличной базой для английских торпедных катеров и авиации (авиаматка «Виндиктив» с 12 самолетами). Прибывшие 30 июля 7 торпедных катеров были препровождены в Биорке с тем, чтобы максимально приблизить базирование данного соединения к противнику. Следующей не менее благоприятной, но находящейся под непосредственной угрозой Кронштадтской крепости базой являлось местечко Терриоки, где, как известно, уже были два торпедных катера.

Непрерывно прибывавшие в Балтику подкрепления английских военно-морских сил настолько увеличили флот, что «положение действительно изменилось, и мы смогли перейти к наступательным действиям», так определил этот период деятельности английских интервентов коммендер Эгар.

Для атаки судов Красного флота предполагалось использовать 7 торпедных катеров типа 55 фут. и 1 катер типа 40 фут., прибывший ранее, и авиацию для обеспечения атаки в составе 12 самолетов, базирующихся на авиаматку «Виндиктив», и нескольких «Муромцев», базирующихся на порт Биорке. Рюрик

Финский порт Биорке-Зунд, защищенный от подводных лодок специальным оборудованием и отстоящий в 35 милях от Кронштадта, служил отличной базой для английских торпедных катеров и авиации (авиаматка «

Непрерывно прибывавшие в Балтику подкрепления английских военно-морских сил настолько увеличили флот, что «

Для атаки судов Красного флота предполагалось использовать 7 торпедных катеров типа 55 фут. и 1 катер типа 40 фут., прибывший ранее, и авиацию для обеспечения атаки в составе 12 самолетов, базирующихся на авиаматку.

Катеры, сведенные в дивизион, приступили к тщательной подготовке материальной части и к изучению района.

Авиация, начиная с 26 июля, почти ежедневно, а в некоторые дни по нескольку раз в день, совершала воздушные налеты на Кронштадт с целью бомбардировки кораблей, доков и складов, а также производства тщательной разведки. Таким образом, английское командование постоянно имело у себя ясную картину расположения кораблей, судов в гавани и обстановку охраны базы. Ночные совместные полеты сколотили соединение авиации, тем самым подготовив ее к выполнению предстоящей операции.

С своей стороны советской авиацией было произведено несколько бомбардировок английских авиационных баз и аэродромов на финском побережье.

Английское командование вполне ясно представляло, что проход через северный фарватер требует судов с малой осадкой. Подводные брекватеры в спокойную воду лежали на 3 фута ниже поверхности моря. Осадка же катеров была 3–3,5 фута, следовательно необходимо было выбрать момент повышения воды.

17 августа 1919 г. с веста продолжительно дул ветер, нагнавший воду в восточную часть Финского залива. Уровень над подводным брекватером и ряжами повысился до 5 футов, следовательно настал ожидаемый англичанами подходящий момент для безопасного прохода и атаки, которая и была назначена на предрассветные часы 18 августа.

В основу проведения операции был положен тщательно, со всеми деталями разработанный план действий каждой отдельной боевой единицы, памятуя о большой взаимозависимости друг от друга. Задание, данное каждому командиру, не было догмой и ни в коей мере не сковывало проявления разумной инициативы в ходе атаки. Атака гавани предусматривалась в трех вариантах:

1) Атака при отсутствии бокового заграждения у входа в гавань.

2) Атака в случае, если обнаружен бон и его удалось уничтожить или развести.

3) Действия катеров в случае обнаружения в воротах гавани бона при невозможности его развести или уничтожить.

В полночь с 17 на 18 августа было приказано всем катерам быть в точке рандеву у мыса Инонеми. Строй клина до линии фортов, проход фортов и остальной путь до военного угла в строю кильватера в следующем порядке: 7, 8, 1, 2, 3, 4, 5, 6. Зная о том, что рассвет наступает в 04 часа 30 минут, начальный (нулевой) час операции был назначен на 1 час ночи. Расчет сводился к тому, что к этому моменту головной катер должен был миновать северные форты.

Детально план налета предусматривал частные действия катеров: «взорвать бон подрывными патронами и затем атаковать торпедами базу подводных лодок «Память Азова». Торпедному катеру № 2 атаковать линкор «Андрей Первозванный», катеру № 3 атаковать крейсер «Рюрик», торпедному катеру № 4 атаковать линкор «Петропавловск», катеру № 5 атаковать батопорт дока линкоров. Катеру № 6 — выполнение задания катера № 2 или № 4 в случае неудачи с их стороны. Катеру № 7 — обеспечить безопасность ударных катеров на случай попыток эсминцев выйти из восточной гавани. Торпедному катеру № 8 атаковать дежурный эсминец на малом рейде. Общее задание сводилось: 1) к взаимной поддержке и, в случае катастроф, аварий, — подбору личного состава катеров и экипажей самолетов. Причем каждый самолет мог принять на себя в случае необходимости, кроме летчика, еще 7 человек, но с этим числом он уже подыматься не мог и должен был идти по воде. 2) Указания по облегчению поисков объектов цели уже атаковавшими торпедными катерами. 3) Интенсивный пулеметный огонь катерами, ворвавшимися внутрь гавани, по судам и стенке. Задачи, стоящие перед самолетами, — отвлечь на себя внимание, тем самым способствовать налету торпедных катеров, пулеметным обстрелом загнать прислугу орудий на кораблях под прикрытие. Налет самолетов совершить за пять минут до прихода катеров к месту атаки. Произвести также бомбардировку пароходного завода, топливных цистерн, военных кораблей и т. д. Отдельным самолетам давалась задача по спасению личного состава в случае гибели торпедных катеров и по указанию им пути. Шум моторов аэропланов должен был сливаться с шумом моторов катеров при их прорыве через северную цепь фортов.

Точно в назначенное время катеры, выйдя из Биорке, подошли к мысу Инонеми, где к ним присоединился торпедный катер, вышедший из Терриок. «Была спокойная ночь, луна в третьей четверти, но пологая зыбь препятствовала удерживать места в строю». Послав вперед два катера с заданием пройти между фортами №№ 9 и II5, остальные в строю клина продвигались вплоть до линии северных фортов. Через полчаса, определив свое место нахождения, группа изменила курс к осту, так как приблизилась слишком близко к северному побережью о. Котлина. Идя вдоль фортов №№ 5, 6 и 76, затем катеры большим ходом резко повернули вправо и прошли между фортами №№ 7 и 10 в строе кильватера. Торпедный катер № 3, предназначавшийся для атаки крейсера «Рюрик», не дошел, так как, когда он приблизился к фортам, на нем произошла порча мотора. Катеры, следовавшие вместе с ним, без всякой задержки, не теряя времени на оказание помощи, проследовали дальше. Отряд, пройдя форты, стремительно направился на зюйд. Группа, высланная вперед, вместо заданного прохода между фортами №№ 9 и 10, проскочила между фортами №№ 8 и 11, подойдя к военному углу несколько позже, чем основная группа.

В 3 часа 45 минут с наблюдательного пункта зенитной батареи Обручев было сообщено, «что со стороны Финляндии слышен звук моторов». В проблеск луны по самолетам противника был открыт интенсивный огонь (самолетов вначале было видно 2 типа «Муромца»). Как только был услышан шум моторов, Кронштадт насторожился и был готов к отпору воздушного врага. Самолеты, приблизившись к Кронштадту, произвели бомбежку и обстрел пулеметным огнем стоящих кораблей в гавани, и особенно ожесточенной атаке был подвергнут сторожевой эсминец «Гавриил», который в эту ночь стоял на Малом рейде. В 4 часа 15 минут в треугольнике фортов Риф и Обручев и северной батареи № 1 были пойманы прожекторами три катера, находившиеся в мертвом пространстве шестидюймовой артиллерии Обручева и Рифа. Когда катеры вышли затем под обстрел трехдюймовой северной батареи № 4, они были обстреляны. Гарнизон 3 и 4-й батарей на пулеметный огонь катеров отвечал ружейными залпами.

Стремящиеся к зюйду катеры, дойдя до военного угла несколькими разрозненными группами, ринулись на прорыв в гавань и атаку сторожевого эсминца «Гавриил».

В 4 часа 20 минут, т. е. через пять минут после прохода фортов, с эсминца «Гавриил», стоявшего в дозоре, в процессе отражения неприятельских самолетов было замечено «слева по носу, по направлению от Ораниенбаума, последовательно два быстро идущих неприятельских моторных катера» (выдал шум моторов, ясно слышимый). Одному из них удалось выпустить торпеду, но торпеда прошла мимо и взорвалась от удара об южную стенку средней гавани, немного разрушив ее. Открыв огонь по катерам, «Гавриил» быстро потопил один у восточного створного знака Морского канала. Следовавший с ним в паре катер резко повернул и ушел к военному углу. Тотчас за этим из-за военного угла вышли и направились к Лесным воротам еще три катера. Катеры быстро следовали вдоль стенки и, входя в ворота, открыли пулеметный огонь. Из опасения обстрелять суда, стоящие в гавани, по этой группе катеров «Гавриил» артиллерийского огня не открывал, а ограничился пулеметным обстрелом, который все же не помешал их прорыву. Одновременно, «кроме этого, были замечены еще катеры, пытавшиеся прорваться на малый рейд из-за военного угла». Эскадренный миноносец «Гавриил», пропустив в гавань первую колонну, обрушился всей силой артогня на эти катеры, заставив их вернуться. Таким образом, прорыв в гавань, несмотря на губительный огонь сторожевого миноносца, все же частично катерам удался.

Катер № 1, подойдя ко входу в гавань и не обнаружив бона, подал условленный ракетный сигнал, означающий, что проход свободен. В дальнейшем события разворачивались крайне стремительно. Буквально каждая полуминута была насыщена целым рядом событий. Торпедный катер № 1, действуя согласно приказу и не встретив на своем пути бонов, ворвался в гавань и, найдя плавучую базу «Память Азова», стоявшую у дока Сургина, выпустил по ней две торпеды, из которых одна попала. Катер отошел на свое место во внутренней гавани, ожидая других, предварительно сбросив на воду смоляную горящую бочку, после чего выскочил из гавани, ни на минуту не прекращая пулеметного обстрела.

Катер № 2, ворвавшийся в гавань, тотчас за катером № 1 произвел атаку линкора «Андрей Первозванный», стоявшего у стенки Усть-Рогатка. Судя по взрыву, характерному для попадания, катер отошел, ведя пулеметный огонь по кораблям, и затем вышел из гавани. Катер № 4, проходя через ворота, потерял убитыми командира и 2 матросов. Командир дублер немедленно бросился к штурвалу и произвел атаку, выпустив две торпеды по линкору «Петропавловск», но безрезультатно.

За короткий промежуток времени в дальнейшем с момента прорыва первых трех катеров прорыв к воротам осуществили следующие катеры: катер № 5, у которого при подходе к воротам было сбито стреляющее приспособление, и он был вынужден, не использовав торпеду, возвратиться. В 4 часа 25 минут катер № 6 приближался к гавани, но в этот момент из ворот гавани выскочили с короткими интервалами торпедные катеры №№ 1, 2 и 4. Катер № 1 столкнулся с катером № 6.

Личный состав быстро тонувшего катера № 1 перескочил на торпедный катер № 6.

Командир катера № 1 лейтенант Бремнер, имея несколько ранений (по данным английской печати 11 ран), взял на себя командование катером № 6.

Выпустив две торпеды, которые прошли мимо, катер под управлением Бремнера, получив попадание снаряда с «Гавриила» в бензиновую цистерну, быстро гибнет.

Катер № 7, опоздав на несколько минут с приходом к военному углу, увидя взрыв на катере № 8 и приняв его за взрыв дежурного миноносца, решил выполнить атаку с целью обеспечения на случай выхода эсминца из восточной гавани. Подойдя к входу восточной гавани, катер № 7 выпустил две торпеды по стоящим внутри гавани миноносцам (торпеды попали в стенку).

Самолеты успешно взаимодействуют с торпедными катерами, подчиняя все свои действия главной задаче: обеспечить успеха таких катеров.

Один из самолетов, заметив, что катер попал в луч прожектора и ему трудно выйти из него, вылетел в освещенный сектор, низко пролетая над водой, дабы отвлечь на себя внимание.

В 4 часа 35 минут самолеты, сбросив последние бомбы, ушли по направлению к Ино. Торпедные катеры, израсходовав торпеды, также стремительно, но мало организованно начали отход. Обратный путь был выбран тот же, что и при налете, а именно — северным фарватером. Отход прикрывался поставленными дымовыми завесами с катеров; две группы проследовали между 3 и 4-й батареями, 3-й группа — между 5 и 6-й батареями и фортами Обручев и Тотлебен. Проход катеров для батарей не был неожиданным и был встречен усиленным огнем зенитных орудий и пулеметов при непрерывном освещении прожекторами. С Обручева был организован обстрел вдогонку уходящим катерам примерно до 8 км из 10» орудий шрапнельными снарядами. Катеры в свою очередь, прорываясь сквозь узкие проходы между фортами, обстреливали их из пулеметов. Пройдя форты, один катер отделился и ушел по направлению к Терриокам. Катер № 5 подошел к покинутому в первой фазе налета катеру № 3, подобрал его команду, пытаясь некоторое время буксировать полузатонувший катер. Но катер находился в безнадежном состоянии и через некоторое время затонул.

Толбухин маяк доносил, что видел два катера, шедших малым ходом с северного фарватера на вест, и один самолет, который долго кружился, очевидно ища катер.

Операция дала лишь частичный успех. Основная задача, стоявшая перед атакой, — уничтожение ядра флота советской России на Балтморе не удалась.

Линейный корабль «Андрей Первозванный» получил попадание по левому борту около 9-го шпангоута. С большим диферентом на нос (углубление форштевня 33 фута) «Андрей Первозванный» остался на плаву и вскоре был введен в док (см. рис. 29). В «Петропавловск» и «Гавриил» попаданий не было. Также безрезультатным оказался выпуск торпед во внутрь восточной гавани. Авиация, приземляясь, «едва не касаясь рангоута судов», производила ураганный обстрел из пулеметов и сбрасывание бомб. Попадания бомб были в Петровский парк, Петровский док, Пароходный завод, Деловой двор, на углу Купеческой улицы, средней гавани у транспорта «Кама», у дежурного миноносца и затем в баржу, повредив сходню, стоявшую у «Андрея Первозванного». В корабли попаданий авиабомб не было. Пулеметный обстрел с самолетов и катеров заставил прислугу артиллерии уйти под прикрытие и поражал лишь надстройки на кораблях.

С английской стороны потеря свелась к следующему: артогнем «Гавриила» потоплено 3 торпедных катера и один взорвался при подходе к фортам и вскоре затонул.

Впоследствии один из 3 потопленных английских катеров удалось найти и поднять.

Авиация подвергалась ответному огню, но без потерь. Подобрано из воды с погибших катеров 9 человек, из них 3 офицера и 6 рядовых.

Основной принцип налета на защищенную гавань — внезапность выполнения и быстрое, энергичное развитие действий — был осуществлен. Кратковременность всей операции (30 минут) чрезвычайно характерна для такого вида средств, как торпедные катеры и авиация. Несмотря на предшествующую операцию и тщательную разведку, англичане не предусмотрели эксплуатацию успеха и не организовали артиллерийской поддержки с кораблей.

Условия ночи позволяли вполне удачно применить маскирующие способы прохода, как то: уменьшение хода, движение под одним мотором, постановка парусов, глушителей и т. д. Надежда только на скорость не всегда полезна, необходимо применять военную хитрость. Плохо организованным оказался выход из гавани, результатом чего было столкновение катеров. Крупной ошибкой следует считать недооценку боеспособности и повышенной бдительности дежурного корабля при входе в гавань. Действия миноносца «Гавриил» сковали деятельность катеров, прорвавшихся сквозь цепь фортов. Назначение для атаки охранения одного катера очевидно недостаточно. Успешный огонь «Гавриила» разбил уверенность «непопадаемости» в торпедные катеры на ходу. «Гавриил» поставил рекорд по количеству уничтоженных артогнем торпедных катеров. Ни один случай до этого времени не принес такой громадной потери, как 3 из 7 торпедных катеров. Один из пленных офицеров, участник атак на английских торпедных катерах Зеебрюгге и Остенде, говорил: «Англичане будут очень удивлены, узнав о таких больших потерях в катерах при Кронштадтской операции. Действие русской артиллерии блестяще».

Большим промахом нужно считать для организаторов налета непредусмотренное скрытие прорыва главной «ударной» группы (атакующей линкор) постановкой дымовой завесы. Поставленная вдоль стенки гавани дымовая завеса образовала бы прекрасный коридор, скрывающий движение катеров от дежурного миноносца. Вторая группа катеров при попытке пройти была возвращена назад к военному углу артогнем «Гавриила». При наличии дымовой завесы и эта группа могла бы удачно проскользнуть.


5 Нужно считать северными батареями 5 и 6-й.
6 Нужно считать северными батареями 1, 2, 3-й.


<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2503


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X