Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

А. Кузьмин   Записки по истории торпедных катеров
Глава VI. Участие английских торпедных катеров в зеебрюггской операции (Апрель 1918 г.)

Занятая немцами в 1914 г. Фландрия с ее базами подводных лодок и миноносцев в Зеебрюгге и Остенде представляла серьезнейшую угрозу морскому движению по Английскому каналу и перевозкам экспедиционного корпуса во французские порты. Первые попытки английского командования парализовать действия германских подводных лодок и миноносцев были направлены к захвату баз подводных лодок и миноносцев в Остенде и Зеебрюгге путем высадки крупного десанта.

Первый проект предусматривал высадку 10 тысяч человек десантных войск в районе Остенде, но усиление немцами артиллерийской защиты побережья заставило отказаться от операции (1916 г.).

Вторая несостоявшаяся десантная операция, в которой значительная роль отводилась моторным катерам, должна была состояться в октябре 1917 г.

Командующий Дуврским патрулем адмирал Бекон, подготовлявший данную операцию, писал:

«Захват бельгийского побережья является для нас почти вопросом жизни. Удержание его немцами после войны было бы смертельным ударом для Англии, как нации.

Во время войны побережье Бельгии является не только морской, но и воздушной базой врага. Бельгийский берег надо было захватить давно: теперь это должно быть осуществлено».

Для осуществления плана задуманной операции были выделены следующие силы:

7 мониторов из состава Дуврского патруля при охранении одним лидером и 6 миноносцами.

Три флотилии моторных катеров-дымзавесчиков количеством около 80 единиц.

6 сторожевых катеров.

Пехотная дивизия в составе 3 бригад, насчитывающая свыше 13000 человек, 3 танка, 3 моторизованных пулеметных роты, 4–13-фунтовые пушки, 2–4,5'' гаубицы и, наконец, специальные понтоны для переброски десанта на берег.

Катерам-дымзавесчикам, разделенным на отряды по 10 катеров в каждом, ставилась задача следовать при мониторах с десантом и по необходимости прикрывать их подход к берегу и отход дымовыми завесами.

Сторожевые катеры имели задачей навигационное обеспечение операции. Катеры эти постановкой на курсе движения к берегу ацетиленовых буев, указывавших места поворота и дальнейшее правильное направление движения, должны были обеспечить безошибочный подход к берегу в районе предполагаемой высадки.

На каждый катер возлагалась постановка одной линии буев, таким образом должно было быть выставлено б линий. Последнюю линию буев предполагалось поставить в 3/4 каб. от берега.

Метод постановки буев требовал исключительной навигационной точности, для чего катеры должны были тщательно определять свои места по специально установленным створным огням у Костдюнкерка и далее вести счисление.

Неудача англичан на сухопутном фронте, не только не продвинувшихся вперед, а даже отступивших от первоначальных позиций, вынудила английское командование отказаться от намеченной десантной операции.

1918 год характерен отказом англичан от идеи захвата баз Зеебрюгге и Остенде и переходом к попыткам заблокирования гаваней Остенде и Зеебрюгге путем затопления специальных судов-брандеров в каналах этих баз.

Базирование германских подводных лодок на фландрском побережье, куда уперлись фланги сухопутных фронтов, сковало действия боевых кораблей, не допуская их содействия прибрежным группам сухопутных войск, а близость (60–72 мили) узла оживленных морских путей, проходящих через Английский канал и Атлантический океан (связь с Америкой), давала германским подводным лодкам возможность широкого развертывания действий против военных и коммерческих судов. Помимо этого порты Фландрии, благодаря своей близости к английским и французским берегам, являлись местом возможных со стороны немцев разведывательных действий, набегов, воздушных рейдов над английской и французской территориями.

Пресечение действий немецких подводных лодок англичане видели в специальной операции, которая вошла в мировую-историю под названием Зеебрюггской.

К моменту Зеебрюггской операции, а именно в первые месяцы 1918 г., морские силы Германии во Фландрии распределялись следующим образом по портам бельгийского побережья: Брюгге — 18 подводных лодок, 25 больших и малых миноносцев и соединения гидроавиации. Аванпорты Брюгге — Остенде и Зеебрюгге — служили для стоянки судов, готовых к немедленному выходу, здесь были тральщики, дозорные суда, несколько миноносцев, вооруженные моторные катеры, торпедные катеры и отряды гидроавиации. В соседней гавани была создана база для быстроходных моторных катеров, насчитывавших до 30 единиц. Задача уничтожения баз Зеебрюгге и Остенде стояла на повестке дня английского командования и была претворена в жизнь 3 декабря 1917 г. План операции был утвержден, и началась тщательная и скрытная подготовка к ее проведению.

План операции сводился к закупорке входных каналов путем затопления брандеров с целью обезвредить базирующиеся на Брюгге германские подводные лодки. Для выполнения этого нужно было высадить десант, способный уничтожить наружные батареи или же отвлечь на себя внимание. Бомбардировка с моря должна была отвлечь на себя внимание батарей дальнего боя и всего личного состава, обороняющего Зеебрюгге, и лишить возможности сопротивления внешние батареи.

Эскадра, насчитывающая 162 вымпела и состоящая из различных классов судов, а именно: 4 устарелых крейсера, в том, числе крейсер «Виндиктив», 3 парома, 1 пароход «Ирис», две старые подводные лодки, 8 миноносцев, 2 монитора, 24 торпедных катера типа СМВ, 25 морских моторных катеров, должна была преодолеть:

1) Дозор — воздушный, подводных лодок и надводных судов.. Раннее открытие флотилии лишало англичан главного оружия в данной операции — внезапности.

2) Минные заграждения.

3) Навигационные трудности плавания — перемещающиеся мели, отсутствие гидрографического ограждения и т. д.

4) Артиллерийскую защиту берега и гавани. Начиная от Остенде до Зеебрюгге тянулась 21-мильная полоса, на которой было сосредоточено 220 орудий, из них тяжелых 136 с дальностью стрельбы 200 каб. (15» орудия). Всякий корабль, прорвавшийся через указанную преграду, попадал под огонь 6-орудийной батареи на конце мола Зеебрюгге и, даже пройдя ее, при входе в канал неизбежно подвергался в расстоянии 200 метров обстрелу 3-орудийной батареи, расположенной на внутреннем участке уширенной части мола. Вдоль берегов были оборудованы окопы с многочисленными пулеметными гнездами.

5) Боны. Защита канала и рейда обеспечивалась подвешенной на 4 баржах противолодочной сетью и сетевым заграждением на буйках.

6) Суда, защищающие гавань (дежурный миноносец и все «остальные военные корабли, стоящие в это время у мола).

7) И, наконец, состояние погоды; так, наличие волнения лишало возможности использования легких сил; туман не допускал использования артиллерии мониторов и бомбежки авиации; ветер с берега исключал возможность использования важного вспомогательного средства — дымовых завес и т. д.

Вышеперечисленные преграды нужно было преодолеть английской операционной флотилии в целом. На действиях торпедных и моторных катеров значительно сказывались препятствия в виде корабельного дозора, батарей мола и гавани, бонов и судов, защищавших гавань, и особенно неблагополучное состояние погоды.

Задачи, возложенные на катеры, сводились к следующему: торпедная атака на суда противника — постановка дымовых завес; катерам же, вооруженным минометами Стокса, предстоял обстрел батарей мола и окопов.

Быстроходные катеры типа ML должны были выполнять роль указчиков пути и мест для затопления брандеров, производить определение места швартовки к молу десантных судов и снятие экипажа с брандеров после их затопления; постановку дымовых завес и несение дозорной службы в течение операции.

Нейтрализацию германской батареи на молу должны были взять на себя три быстроходных моторных катера, «которые, проходя вдоль западной стороны мола, должны «поливать» батарею из минометов Стокса» (Бекон. «Дуврский патруль», стр. 208).

Участвующие торпедные катеры относились к известному типу СМВ 55 футов, были вооружены дымовой аппаратурой и некоторые из них бомбометами системы Стокса.

Катеры типа ML (Motor Launches) обладали хорошей мореходностью и обычно несли сторожевую противолодочную службу у бельгийского побережья, имея 3-дюймовую пушку, противолодочные бомбы и мощную дымовую аппаратуру.

Катеры имели водоизмещение 32 т, скорость 19 узлов, размеры 80 X-2X5 футов. Для атаки Зеебрюгге предназначалось 33 катера типа ML и 16 катеров типа СМВ. Против Остенде 28 — типа ML и 8 — типа СМВ.

Схема операции. Катеры большую часть перехода следуют на буксирах у брандеров и миноносцев, «атакующие суда должны вступать в опасную зону не ранее, чем через 2 ¼ часа после заката». Таким образом, на выполнение операции остается 5 ночных часов. «С вступлением экспедиции в зону огня германских батарей выпускаются вперед катеры для постановки дымовых завес, для торпедных атак на суда, стоящие в гавани или выходящие из нее, а также для определения места нахождения всех нужных пунктов для совершения диверсии». Первая и вторая попытки выходов для налета были сорваны. Первая по причине неблагоприятного ветра, исключающего возможность использования дымовых завес, значение которых в данной операции было велико. Вторая — по причине свежего ветра и большой волны, исключающей использование катеров.

При первом выходе всей флотилии имел место ряд небезынтересных случаев с катерами. Во время поворота всей эскадры в связи с отказом от операции «один из катеров ввиду неминуемой опасности столкновения открыл на мгновение свои огни». Его примеру тотчас последовала вся колонна, и потребовалось много усилий для того, чтобы вновь закрыть огни.

На том же переходе, вскоре после выхода из Дувра, у одного из катеров испортился мотор. Возвратившись в Дувр на буксире у тральщика, на катере быстро устранили недостатки и через 5 часов вышли снова. Желая прибыть вовремя, командир катера пошел напрямик и в течение двух часов покрыл расстояние в 60 миль. Подойдя к Зеебрюггскому молу, катер не нашел никого из своей флотилии (ибо она отказалась от операции и возвратилась), был обнаружен и обстрелян. Через несколько часов, ранее других катер благополучно прибыл в Дувр. Далее, во время поворота эскадры на обратный путь один из катеров, столкнувшись с кем-то, получил пробоину в носовой части. Командир вышел из положения тем, что, увеличив ход до предела, тем самым поднял нос катера. Причем, не желая отделиться от эскадры, которая имела 10 узлов, и не имея возможности сбавить скорость, катер кружился вокруг остальных судов до самого рассвета, пока не прибыли в базу. Первая попытка осуществления операции выявила личные качества командиров катеров и дала уверенность командованию в том, что они справятся с возложенными на них задачами.

Третий выход состоялся в 5 часов вечера 22 апреля 1918 г. В пункте D (см. рис. 26) катеры покинули свой буксиры и пошли к пункту G своим ходом. В пункте G произошло отделение двух брандеров и 28 катеров (типов ML и СМВ) в сопровождении отряда миноносцев на Остенде.

В то время, когда флотилия миновала бланкенбергский буй, к югу от флотилии катеры-завесчики поставили дымовые завесы, а катеры, предназначенные для атаки, ворвались в гавань. Через 20 минут после открытия артогня мониторов, а именно в 23 часа 40 мин. катеры №№ 20 и 23, приблизившись вплотную к молу, поставили дымовую завесу, причем умелое маневрирование катеров сделало безрезультатным артогонь противника. Торпедный катер № 16, поставив дымовую завесу у входа в Блакенберг, остался там до конца операции, все время возобновляя дымовую завесу, несмотря на обстрел 4-орудийной батареи. Торпедные катеры №№ 5 и 7, назначенные для совместной атаки кораблей, стоявших в гавани, не смогли ее выполнить, так как из-за плохой видимости потеряли друг друга и действовали самостоятельно. Торпедный катер № 5 открыл мол в 50 метрах и, обогнув оконечность, заметил германский миноносец, отходящий к норд-осту, и удачно его атаковал. Выйдя благополучно из перекрестного огня, торпедный катер № 5 настойчиво выполнил другую задачу — постановку дымовой завесы восточнее мола. Торпедный катер № 7 обнаружил мол в 150 м, срезал оконечность мола вплотную, пролетел вдоль бона и сетей до берега и, обнаружив миноносец, атаковал его. Убедившись по взрыву в попадании, приступил к постановке дымовой завесы, все время находясь под артиллерийским огнем. При этом, не заметив, с полного хода катер врезался в неосвещенный буй, получил повреждение мотора и пробоину и был подобран английским миноносцем.

Торпедные катеры №№ 21, 25, 26, проходя вдоль наружной стенки мола, ставили завесу, одновременно обстреливая из бомбометов базу самолетов и окопы на молу.

Во время отхода пароход «Ирис», отваливший от крейсера «Vindictiv'a», попал под жестокий обстрел батареи, огонь которой грозил ему гибелью. Немедленно поставленная торпедным катером дымовая завеса спасла «Ирис» от возможной гибели.

Небезынтересно привести отдельные боевые эпизоды деятельности в Зеебрюггской операции моторных катеров типа ML, так как задачи, выполняемые ими, всегда могут быть поставлены и торпедным катерам.

«ML-558» обнаружил мол и указывал брандерам путь сбрасыванием в воду светящихся кусков кальция.

«ML-526» снял команду с брандера «Тетис», часть команды с брандера «Энтрепид» и под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника благополучно вышел из гавани.

«ML-282» подобрал часть команды с брандеров «Энтрепид» и «Ифигения».

Всего катерами было спасено 166 человек. Сами катеры понесли потери в числе двух катеров типа ML. Торпедные катеры все без исключения вернулись в базу, часть с некоторыми повреждениями корпусов и израненной командой.

В результате Зеебрюггская операция не дала ожидавшегося эффекта и свелась к тому, что на некоторое время немецкие суда не имели никакого выхода в море.

12 подводных лодок и 23 миноносца оказались временно закупоренными в Брюгге. Взрыв же виадука (моста) лишил возможности использовать Зеебрюгге как базу для гидроавиации.

В конечном счете после Зеебрюггской операции «только немногие фландрские лодки пытались входить в Английский канал, район их деятельности сократился, и их крейсерство было ограничено Северным морем».

Понижение эффективности действий германских подводных лодок как следствие Зеебрюггской операции является все же успехом, если вспомнить, что Фландрский отряд немецких подводных сил в общей сложности уничтожил минами и торпедами 2554 судна водоизмещением в 4400000 т. Германские же силы потеряли тут же 80 подводных лодок, т. е. половину от всех погибших подводных лодок вообще. Таким образом, ни бесчисленное количество артиллерийских обстрелов мониторов, миноносцев, ни бомбардировки воздушных сил, ни постановка англичанами свыше 3000 мин, ни сети не дали такого ощутительного результата, как Зеебрюггская операция 22–23 апреля 1918 г.

Зеебрюггская операция в части использования торпедных катеров показала, что торпедные катеры являются оружием активного действия и обязательным средством налета на базу противника, обеспечивающим операцию при взаимодействии с другими видами оружия (авиация, мониторы, миноносцы и т. д.).

Одной из причин усиленного сопротивления со стороны немцев при налете послужило то, что в ночь на 12 апреля 1918 г. (при первой попытке) вблизи фландрского побережья на мель выскочил английский торпедный катер № 33, который был взят немцами в плен. На катере были найдены оперативные документы, вызвавшие догадки о готовящемся налете.

Операция у Остенде была неудачна, и в связи с этим в ночь с 9 на 10 мая крейсер «Vindictiv» и крейсер «Sappho» были посланы для повторного заблокирования Остенде при обеспечении: из 4 мониторов, 15 моторных катеров и около 20 торпедных катеров.

Крейсер «Vindictiv» достиг мола благодаря действиям катеров. Торпедные катеры №№ 21 и 22 ограждали собой банку «Stroom», опасную для крейсеров. После смены их № 12 катеры проследовали к гавани и поставили между дамбами гавани для обозначения входа горящий буй. Торпедный катер № 12, сменив катеры №№ 21 и 22, обвеховал банку «Stroom». Торпедный катер № 22 в поисках затопленных брандеров («Sinus» и «Brillant»), где ему предназначалось жечь красные фальшфееры, встретился с неприятельским миноносцем и атаковал его, но неудачно. Торпедный катер № 23 по требованию «Vindictiv'a» зажег особый фальшфеер для указания входа в гавань.

Катеры №№ 25 и 26 шли впереди «Vindictiv'a — и указывали направление на дамбы, после чего должны были выпустить по оконечностям дамб торпеды. Остальные катеры во время подхода блокирующих сил создали туманную завесу. Полного успеха операция не имела. Остенде был заблокирован лишь «частично». Крейсер «Sappho» до входа в гавань не дошел; крейсер «Vindictiv» выскочил на песчаное дно, не достигнув цели. Действия катеров №№ 21, 22 и 12 в начальной стадии нужно отнести к действиям по выполнению гидрографических заданий, и тем самым напрашивается вывод — возможность использования торпедных катеров для гидрографической разведки в водах противника при подготовке какой-либо операции.

Интересно оценивает значение моторных катеров адмирал Бекон, командовавший до 1918 г. Дуврским патрулем, имевший в своем подчинении большое количество охотников за подводными лодками и торпедные катеры.

Он пишет:

«В качестве оружия в руках адмирала эти катеры обладали большой потенциальной ценностью, конечно, при соответствующем учете их ненадежности и их специального предназначения.

...В моей памяти моторные катеры остались как суда, неоценимые для постановки дымовых завес и обладающие качеством универсального использования, присущим судам с такой осадкой и большим ходом». (Бекон. «Дуврский патруль», стр. 233, 236–237).

Вышеперечисленные моменты боевого использования английских торпедных катеров дали возможность английскому командованию пытаться использовать торпедные катеры и на других морях, в частности против Советской России в Балтийском море в 1919 г. и на Каспии.

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2550




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X