Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

А. Кузьмин   Записки по истории торпедных катеров
Глава IX. Деятельность итальянских торпедных катеров в мировую войну 1914–1918 гг.

Италия в своих военных действиях на море против Австрии широко использовала торпедные катеры. Конфигурация берегов — изрезанность береговой черты, обилие заливов, бухт, островов, мелей и других препятствий навигационного порядка требовали специального военного судна, способного легко преодолевать эти трудности. Итальянцы, придав к основным качествам торпедных катеров (большая скорость, торпедное вооружение, малый тоннаж, незначительная осадка) еще повышенную мореходность, умело и настойчиво применяли торпедные катеры. Москитный флот быстро разросся, имея в своем составе катеры различного типа, всевозможных назначений, и состоял из 394 единиц. Громадное развертывание строительства катеров при непрерывном пополнении уже существующего состава позволило Италии при активном участии катеров осуществлять блокаду австрийского флота в Адриатическом море. Строились катеры преимущественно от 12 до 21 т водоизмещения. Для колоний строились катеры до 40 т.

Большая часть катеров была сосредоточена в Тирренском море для сопровождения конвоев и сторожевой службы. Флот Австрии с вступлением Италии в войну на стороне Антанты оказался отрезанным» от Турции и был способен только решать задачи обороны Адриатического моря, т. е. своего побережья (осуществлять минные постановки, производить налеты на дрифтера и нести дозор отрантского заграждения).

Только австрийские подводные лодки иногда прорывали блокаду, действуя на коммуникациях противника. Морское министерство Италии, приняв на вооружение моторные быстроходные катеры, поставило их массовое строительство наряду с проведением больших экспериментальных работ в этой области; в результате был создан ряд удачных типов катеров различного назначения, так, например, катеры, вооруженные минами, противолодочными бомбами, катер «танк», катер, вооруженный ножницами, для прохода бонов и т. д.

Приведенная таблица 7 достаточно характеризует масштаб строительства и распределение катеров по театрам.
Таблица 7
  1916 г. 1917 г. 1918 г.
I II III IV I II III IV I II III IV
Сев. Адриатика 1 7 10 15 15 13 14 19 23 21 22 39
Южн. Адриатика 4 7 3 9 11 10 11 10 15 20 31 63
Тирренское море  — 13 23 22 25 37 50 62 65 92 175 170
Заграница и колон  —  —  —  —  — 2 2 3 8 9 9 23
Озера Гарда  —  —  —  —  — 2 2 2 2 3 4 4
Итого 5 27 36 46 51 64 79 96 113 145 241 299

По другим источникам всего за период войны было построено 394 катера.

Безусловным достижением итальянской военной промышленности является создание катера типа MAS (Motobarche Anil Sommer gibili) — противолодочного моторного катера.

Имея образцом английский катер типа Торникрофт с торпедным аппаратом в виде желоба, Италия стала искать новую форму, которая отвечала бы задачам повышенной мореходности, дальности плавания и иного способа выстреливания торпед. В результате опытов на вооружение был принят торпедный. катер с торпедным аппаратом системы «клещевидный со спусковым приспособлением» (бугельный). Аппарат данной системы позволял сбрасывать торпеду при атаке за борт, после чего торпеда забирала ход и следовала по курсу катера, причем залп можно было произвести на любой скорости хода, вплоть до положения «стоп»; последнее особенно ценно: опыт использования катеров в мировую войну показывает, что подавляющее большинство атак происходило в условиях пониженной видимости,, в условиях, которые не всегда давали возможность и не были тактически выгодными для того, чтобы давать ход, превышающий скорость торпеды, так как это в бою на малых дистанциях, выдвигало угрозу столкновения атакующего катера с противником.

Итальянцы пошли дальше и, пожертвовав скоростью, добились. повышения мореходности. В дальнейшем, в течение войны, после первых удачных примеров использования катеров на морском театре, Италия из года в год совершенствовала катер типа MAS, борясь за увеличение скорости без снижения мореходных качеств, доведя к 1935 г. скорость этого типа катеров до 43–49 узлов.
Таблица 8
Тип, наименен. Год постройки Водоизмещение Скорость Механизмы Дальность плавания
Число Система и мощность двигателя в л. с.
Тип MAS I 1916 11,5–12 22–26,5 2 а) Изото; б) Фраскини Фиат; в) Стерлинг; 400–500 150
MAS 397–400 1920 30 33 3 190 («И. Ф.) 200
MAS 423–26 1925 12,6 40 4 1500  
MAS 430 1929 13,8 45 2 1500 Дизель-моторы  
MAS 432–34 1931 13,8 45 3 1500 260
Новый тип 1935 30 49 - 1600 500

Наличие громадной москитной эскадры дало итальянцам за войну 1914–1918 гг. возможность использовать катеры очень широко. Малые силы (торпедные катеры и катеры вообще) почти безнаказанно каждую ночь шныряли целыми отрядами и группами «вдоль неприятельских берегов и, уклоняясь или прорываясь сквозь охрану, входили во все порты противника, причиняя последнему большие потери, которые в общем равнялись, а может быть и превосходили потери, которые могли быть достигнуты в большом морском бою».

Австрийский флот был несколько слабее итальянского, «но имел большое преимущество в географическом положении своих портов, позволяющих держать флот в хорошо защищенных гаванях до удобного для него момента», т. е. до нанесения короткого, но сильного удара. При таком положении для итальянцев единственным средством войти в соприкосновение с неприятелем было атаковать его в базах. Этим задачам и отвечал москитный флот, состоящий из нескольких типов катеров, соответственно специальным целям, для которых они предназначались.

Первый торпедный катер был построен в 1915 г. судостроительной верфью Сван в Венеции.

Испытания первых 2 катеров с желобными торпедными аппаратами не дали вполне удовлетворительных результатов, что ошибочно повело к отказу от идеи катера, вооруженного торпедами.

Катеры той же серии, а именно №№ 3, 4, 5, б, 7, к началу 1916 г. были направлены в Нижнюю Адриатику (Бриндизи), имея назначением борьбу с подводными лодками, и были вооружены 1 57-мм пушкой, 3 пулеметами системы Кольта и несколькими глубинными бомбами.

Использование этих катеров, составляющих 1 эскадрилью, в патрулировании перед портами противника показало, что катеры с большим трудом выполняют задание ввиду быстрой изнашиваемости моторов, нежности корпуса и слабой мореходности.

Это потребовало постройки новых катеров «охотников» за подводными лодками в 40 т водоизмещения, у которых за счет снижения быстроходности была значительно улучшена мореходность.

В то же время шли испытания с первыми двумя катерами в вопросе вооружения удовлетворительной системой торпедодержателей, что и было вскоре достигнуто. В апреле 1916 г. действующая 1 эскадрилья катеров типа MAS была полностью перевооружена.

Перевооружение состояло в том, что пушка была снята и взамен ее были установлены 2 торпеды, расположенные по бортам.

Торпедосбрасывающее устройство торпедного аппарата имело две пары клещей с расстоянием между ними около 2 м, прикрепленных к корпусу с помощью стоек с шарнирами, благодаря которым торпеды в условиях обычного плавания могли заваливаться внутрь. Перед выпуском достаточно было отдать крепления клещей, чтобы торпеды, благодаря собственному весу, повисли над водой на высоте около 1 м. Раскрытие клещей и спуск курка торпеды в момент выстрела осуществлялись с помощью одного и того же рычага. («Боевые действия торпедных катеров MAS в Адриатике», перевод Чернышева и Ралля).

Вскоре итальянское морское командование дало заказ «а 50 подобных катеров. С каждым успехом торпедных катеров заказ повторялся, все время качественно и количественно возрастая.

Несмотря на резкое снижение скорости и мореходности от принятия двух торпед, итальянское командование достаточно настойчиво приступило к использованию катеров в боевых операциях.

Первая атака состоялась ночью 5 июня 1916 г. По данным разведки гидросамолетов 2 катера MAS 3 и 7 вышли из Бриндизи на буксирах минононосцев для атаки большого транспорта, обнаруженного на рейде Дураццо. На подходах к рейду катеры отдали буксиры и малым ходом проследовали внутрь рейда, где после 20 минут поисков обнаружили транспорт «Локрум».

Каждый торпедный катер выпустил по одной торпеде, от взрыва которых транспорт затонул.

Не испытывая никакого противодействия, катеры быстро нашли миноносцы и на буксире у них ушли в базу.

Австрийцам истинная причина гибели транспорта стала известна лишь несколько дней спустя.

На первую атаку австрийцы отвечают заграждением входа в порты плавучими преградами, усиливая охрану берегов и бдительность, особенно ночью.

Следующая операция состоялась в ночь с 15 на 16 июня 1916 г. на рейде Сен-Жан де-Медуа. Ввиду того, что операции не предшествовала разведка, она была сорвана, несмотря на большое обеспечение катеров миноносцами.

Катеры, проплутав ночь, ничего на рейде не нашли, были обнаружены батареями Сен-Жан де-Медуа и Дрина и обстреляны.

Миноносцы, доставившие катеры, также попали под обстрел батарей, но, удачно прикрывшись дымовой завесой, поставленной с помощью плавучих дымовых буйков, дождались возвращения катеров и отошли.

Эта же операция подсказала необходимость стрельбы с больших дистанций. Торпеды старого образца В-57 были сняты и катеры вооружены торпедами образца А-63 с улучшенными приборами удержания по глубине и направлению, с дальностью до 6000 м и повышенным весом взрывчатого вещества.

Ночью 25 июня 1916 г. на основании данных авиаразведки торпедные катеры совершают налет на рейд Дураццо. Катеры, встретив охранение, прорвались на рейд, были пойманы прожекторами, но, удачно маневрируя с целью избежать попадания с батарей, выпустили торпеды, потопив пароходы «Галициа» и «Сараево».

В ночь на 4 июля MAS 5 и 7 вновь вышли к Дураццо, но большая волна сильно затрудняла переход, и после потери одной торпеды, вышибленной из торпедодержателей волной, катеры вернулись в Бриндизи; 24 июля на MAS 7, доставленном к Дураццо, произошла авария с мотором, и катер, потеряв способность двигаться, должен был отказаться от атаки.

2 августа новая попытка MAS 6 проникнуть в Дураццо потерпела неудачу: бдительность охраны предупредила прорыв торпедного катера.

Испытав целую цепь неудач по атаке Дураццо, эскадрилья Бриндизи в течение сентября и октября 1916 г. переключилась на несение дозорной службы у своей базы. В ноябре катеры вновь возобновили набеги на порт Дураццо.

В ночь на 4 ноября торпедные катеры MAS 6 и 7, войдя на рейд Дураццо, открыли пароход «Коризна», стоящий на якоре за плавучими заграждениями.

Командир катера 7 решает все же произвести атаку, для чего с ходу налезает на бревна с тем, чтобы продвинуть носовую часть катера вперед и иметь возможность выпустить торпеды. Торпеды были сброшены и пошли, но из-за трудности точной наводки попадания не было. Катеры, преследуемые огнем, отошли к миноносцам, причем MAS 7 при заводке буксира столкнулся со своим миноносцем и затонул.

Последняя вылазка в 1916 г. состоялась двумя MAS 3 и 6 в ночь на 25 декабря, но также неудачно. Катер 6 при форсировании заграждения намотал трос на винт. Освобождение винта от намотанного заграждения отняло много времени, и момент атаки был потерян.

В течение лета 1916 г. были созданы еще 2 эскадрильи катеров с базированием в Верхней Адриатике, а именно: в Венеции и Градо. Первое время катеры использовались для охраны побережья, но с сентября 1916 г. им была поставлена задача «атаковать противника в его собственных базах, преследовать его корабли вплоть до их убежищ через извилистые фарватеры между Далматинскими островами».

В ночь на 2 ноября 1916 г. состоялась операция в составе следующих сил: миноносец «Зефир» миноносец 9-Р и торпедный катер MAS 20.

Выходу отряда предшествовала систематическая воздушная разведка. Последнее донесение говорило о наличии в канале Фазана 2 военных кораблей. Отряд подошел к полночи ко входу в канал, эсминец «Зефир» остался в поддержке, a MAS 20 на буксире миноносца 9-Р проследовал непосредственно к бону.

Миноносец 9-Р тотчас приступил к притоплению бона двумя специально взятыми грузами, весом до 1900 кг, с целью создать проход для торпедного катера MAS 20, что и было вскоре сделано путем прикрепления грузов к тросам бона. Торпедный катер незаметно вошел в канал, ища линкор «Эрцгерцог Карл», но, не найдя его, вследствие перемены им места стоянки, выпустил обе торпеды в малоценный не боевой корабль «Марс» (7400 тонн). Торпеды попали в середину корабля, но не взорвались. Катер вышел из гавани тем же проходом, обозначенным условным световым сигналом, и затем вернулся в базу.

Произведенная операция убедила итальянское командование в верности принятого решения действовать торпедными катерами для уничтожения кораблей противника в его же базах.

Учащавшиеся с каждым днем налеты торпедных катеров на австрийские стоянки флота отличались своей настойчивостью. Срочно принимались меры с целью защиты от атак катеров.

Меры сводились к защите проходов бонами, сетями и установлению постоянного дозора (судовой дозор и световые преграды при входах).

Боновые преграды, появившиеся с австрийской стороны, сильно сократили, но не прекратили вылазки итальянских катеров.

Все повторяющиеся срывы операций заставили итальянское командование вести работы по созданию бесшумных торпедных катеров. Многочисленные опыты с глушителями не дали практически удовлетворительных результатов; тогда был создан абсолютно бесшумный катер.

Катеры снабжались добавочным двигателем, электромотором; питающимся от аккумуляторов. Емкость батареи позволяла идти только 12 миль, да и то малым ходом. Но этого было вполне достаточно при той обстановке, в которой действовали торпедные катеры. В район атаки катеры следовали на основных двигателях или же на буксирах, и, придя в опасную зону, командир переключал моторы на бесшумный (электрический) мотор и медленно сближался на дистанцию залпа (в условиях малой и плохой видимости). Наряду с этим был построен ряд катеров, имеющих только электромоторы, их использование, вследствие малого радиуса действия, требовало специальной буксировки в нужный район, где начиналась их самостоятельная деятельность.

В первую половину 1917 г. торпедные катеры использовались для: эскортирования самолетов и обвехования пути для групп бомбардировщиков, постановки мин перед входами в пролив противника и устройства засад в тех же местах, задач особого характера.

Задачи особого характера состояли в обеспечении переброски и приема итальянских агентов с побережья противника. Обычно эти вылазки выполнялись в безлунные, темные ночи, причем отправным пунктом являлась Венеция, а переброска производилась в район Паренцо. Техника выполнения слагалась из следующего: катер следовал на буксире миноносца к побережью и, не доходя двух миль, отделившись от него, включал бесшумный электромотор и шел к берегу, а окончательную высадку или прием агента производил на парусиновой шлюпке. Несмотря на явные трудности, управление разведывательной службы, в распоряжение которого были приданы катеры, не отметило ни одной потери агента по вине катеров.

Минные постановки катеров были многочисленны, но ввиду малых площадей выставленных заграждений установить фактическую эффективность не представляется возможным.

Обычно Бриндизская эскадрилья оперировала на подступах Дураццо и Сан-Джиованни, а Венецианская эскадрилья в районе мысов, прилегающих к порту Пола.

В ночь с 26 на 27 марта 1917 г. состоялся рейд катера-заградителя (4 мины) к Пола, где им была поставлена отдельная минная банка. Впоследствии, вероятно, на ней взорвалась и затонула австрийская подводная лодка UB-5.

Использование катеров для поиска мин, выставленных неприятелем у итальянских портов, не оправдало себя, и от этого отказались.

В конце 1917 г. в период ожесточенных сухопутных боев у реки Пьяве (Капоретто, октябрь — ноябрь 1917 г.) деятельное участие принимают с обеих враждебных сторон морские части.

Итальянские плавучие батареи и британские мониторы прикрывают своим огнем итальянский фланг, катеры MAS входят в реки для атак переправ.

Австрийские броненосцы «Вена», «Будапешт» совершают несколько рейдов и бомбардируют итальянские позиции, особенно пытаясь уничтожить 152-мм батарею у Картелаццо.

16 ноября 1917 г. броненосцы «Вена», «Будапешт», в сопровождении 2 легких крейсеров, под охраной 10 эскадренных миноносцев и большого числа самолетов, возобновили обстрел батареи у Картелаццо и расположения сухопутных войск итальянской армии.

Итальянцами был предпринят комбинированный удар. Первыми бомбардировали австрийские суда гидросамолеты, за ними пошли в атаку эскадренные миноносцы, но были вынуждены отказаться из-за огня противника.

Атаки подводных лодок были открыты австрийскими гидросамолетами и суда легко их избежали.

В то же время 3 катера MAS 15,13 и 9, прикрываясь берегом, приблизились к Картелаццо, пользуясь тем, что внимание противника отвлечено борьбой с эсминцами и береговой батареей, и тем, что они прикрыты нашедшим дымом. Катеры на малом ходу незаметно подошли на дистанцию 1600 м и, дав полный ход, пошли в атаку на броненосцы.

Катеры были обнаружены, броненосцы перенесли весь огонь на катеры, эсминцы охранения бросились в контратаку. Подойдя на дистанцию 800–900 м, катеры выпустили по две торпеды, но броненосцы отвернули от них. После атаки торпедные катеры отошли, преследуемые противником, к Картелаццо, и лишь приближение к берегу и артиллерийский огонь батареи Картелаццо прекратили погоню. Катер MAS 15 при этом получил два незначительных повреждения от артиллерийского огня эсминцев. В результате ряда комбинированных атак авиацией, торпедными катерами и миноносцами австро-венгерские броненосцы отказались от продолжения операции по уничтожению батареи Картелаццо и возвратились в Триест.

Продолжающееся усиление охраны австрийских рейдов, гаваней и всевозможных узкостей по линии закрытия их несколькими рядами бонов заставило итальянскую военную промышленность создать катер, способный форсировать подобные преграды. Для этой задачи катеру с электромотором, с пониженной мореходностью и малым ходом, придали добавочное сооружение в виде мощных ножниц и круглых пил для разрезания стальных тросов, которыми скреплялись обычно существующие боны.

Ожидая высадки австрийского десанта в районе р. Пьяве, итальянцы силами второй эскадрильи (базирование на Грандо) предприняли внезапный налет на броненосцы «Вена» и «Будапешт», базирующиеся на Триест. Выходу катеров для атаки предшествовал деятельный сбор данных воздушной и агентурной разведок.

9 октября 1917 г. два катера MAS 13 и 19 покинули Венецию на буксирах миноносцев и, подойдя непосредственно к бухте, отделились для прорыва. Атака была выполнена в условиях густейшего тумана. Отличное знание местности позволило катерам безошибочно ориентироваться в чужом порту, и они в 23 часа 55 минут достигли северной оконечности большого мола, от которого шло боновое заграждение. Гидравлическими ножницами в результате двухчасовой работы был образован проход, и катеры вошли внутрь бухты Муггии. Потратив на поиски нужных кораблей свыше 30 минут, катеры, наконец, обнаружили цель и, сблизившись на предельно-короткие дистанции 1–2 каб., атаковали торпедами стоявшие корабли.

Обе торпеды с торпедного катера MAS 19 попали в правый борт броненосца «Вена», в расположение его машинного отделения, и корабль тотчас стал быстро заполняться водой.

Крен рос катастрофично быстро, и через 5 минут после взрыва на поверхности моря были лишь всплывшие обломки и экипаж, ищущий на них спасения. На броненосце «Вена» в результате гибели было 46 убитых и 17 раненых, остальные были спасены шлюпками с кораблей и берега.

Торпеды катера MAS 13, выпущенные по «Будапешту», не попали в него и взорвались у набережной вблизи базы гидросамолетов. После атаки катеры беспрепятственно возвратились в Венецию, так как туман не дал возможности использовать австрийцам гидроавиацию, а других готовых средств для организации погони не было.

Потопление броненосца «Вена» убедило австрийцев в неудовлетворительности организации и средств охраны порта Триест, и наиболее ценные корабли были спрятаны в порт Пола.

Италия же расценивала этот факт как решительный успех и сделала вывод, что боевые действия катеров должны быть особенно энергично развиты.

Как пишет английский морской историк X. Вильсон, «19 декабря «Будапешт» вышел из Триеста в сопровождении небольшого броненосца «Арпад» и многочисленных мелких судов с целью атаковать правый фланг итальянских войск. Они вернулись, как кажется, потому, что было получено донесение о готовящемся новом налете на них итальянских торпедных .катеров. Эти маленькие корабли уже начали оказывать сильное моральное давление на австрийское командование». («Морские операции в мировой войне 1914–1918 гг.», стр. 284).

Предпринятые впоследствии попытки прорыва катеров в Триестскую гавань не имели успеха, благодаря бдительности береговых батарей и энергичным контратакам австрийских гидросамолетов-истребителей, которые, несмотря на плохую видимость, совершали полеты и отгоняли катеры пулеметным огнем.

В 1918 г. итальянским морским силам была поставлена задача уничтожить главные силы противника малыми средствами. В течение всего года велись упорные воздушные атаки главной базы австрийского флота, участились стычки между эскадренными миноносцами, моторными катерами, подводными лодками, и особенно развернулись атаки итальянских торпедных катеров. Итальянская воздушная разведка в течение января установила, что большое число австрийских пароходов, следующих вдоль далматского побережья, укрывается в заливе Буккари (к юго-востоку от Фиуме), отстоящем в 20 милях от открытого моря.

Был намечен прорыв торпедных катеров в залив Буккари.

В операции участвовали: три катера MAS 94, 95 и 96, 3 буксирующих миноносца, корабли поддержки — группа эсминцев и одна подводная лодка.

Налет состоялся в безлунную, мглистую ночь с 10 на 11 февраля 1918 г., причем катеры, бросившие миноносцы (23 часа 00 минут), около 2 часов шли к цели, форсируя узкости под электромотором и в более широкой части канала следуя под главными бензиновыми двигателями (моторные отделения были снабжены специальными покрышками, чтобы уменьшить шум). Всего было пройдено в неприятельских водах 40 миль.

Обнаружив 4 стоящих на якоре невооруженных парохода — «Бурма», «Вишеград», «Барон Клюмицкий» и «Белена», катеры, распределив цели, в 1 час 20 минут выпустили каждый по две торпеды. Операция закончилась неудачно: торпеды пошли неправильно, а часть, попавшая в цель, не взорвалась.

Успешный прорыв так глубоко внутрь чужих вод можно объяснить, откинув энергию и настойчивость итальянцев, еще и тем, что австрийцы не верили в возможность столь далекого налета и, кроме учреждения ряда постов, не установили никаких заграждений.

Постами катеры были обнаружены, но, принятые за рыбачьи шлюпки (в этом районе было разрешено производить рыбную ловлю в любое время суток), прошли безнаказанно, и когда стал очевиден налет неприятельских катеров, пост Фаризоно вызвал по тревоге флотилию «охотников» за подводными лодками, которые весьма быстро прекратили преследование, не слыша более шума моторов отходящих торпедных катеров.

Атака итальянских MAS вызвала, несмотря на отсутствие фактических потерь, большую тревогу в среде австрийского флота.

Ряд успешных примеров прохода боновых преград катерами вынудил Австрию еще более усилить боковые заграждения «в виде непрерывных эстакад и больших бревен». Бесконечное соревнование родило чрезвычайно оригинальный катер-танк, способный проходить и это препятствие.

«Торпедный катер-танк имел сильно приподнятую носовую часть, гребной винт, входящий в углубление днища, складной руль и бортовую гусеничную тягу» (шарнирные цепи с шипами). Вращение обеих когтеобразных цепей производилось посредством двух зубчатых колес, установленных на корме катера, работающих от электромотора в 15 л. с.

Винт приводился в движение от электромотора в 10 л. с. Источником электроэнергии служили 3 аккумуляторных батареи, из них одна служила для привода цепей. Катер был выстроен из дерева и при 10,5 т водоизмещения имел на вооружении 2 45-см торпеды, расположенные в забортных торпедных аппаратах, и развивал скорость 3,5 узла (см. рис. 38).

Скорость буксировки миноносцами при спокойной воде доходила до 13 узлов, скорость при форсировании препятствий составляла максимум 5–5,5 м в минуту.

Примером боевого использования катера-танка может служить следующая попытка, вызвавшая дальнейшее усиление боновых преград путем снабжения поверхности их остроконечными стальными шипами. Итальянское морское командование решило в.о что бы то ни стало произвести атаку австрийских линкоров, стоящих в Пола. Для выполнения этой рискованной и труднейшей задачи был предназначен катер-танк «Грилло».

Катеру «Грилло» предстояло преодолеть следующие препятствия: ряд фортов на подходе к Пола (8 скорострельных орудий) и волнолом у входа в бухту с проходной частью длиной в 500 м, загражденной двумя противолодочными бонами-сетями и тремя рядами противоторпедных сетей (см. рис. 40).

Помимо этого, в фортах находились мощные прожекторы. Внутри гавани, в 150 м от волнолома, на постоянном дежурстве стоял на якоре малого тоннажа деревянный парусник с 47-мм пушкой, пулеметом и малым прожектором, и у его борта сторожевой катер. Тут же стоял линкор «Радецкий» с опущенными противоминными сетями, держа в готовности противоминную артиллерию и прожекторы.

Для выполнения операции итальянцами было выделено 5 эсминцев типа «Анимозо», выполнявших задачу прикрытия на линии мыса Маэстро — Пола; 2 миноносца береговой обороны 9-Р и 10-Р, выполнявших роль буксиров; 2 катера MAS 95 и 96; катер-танк «Грилло».

В 16 часов 40 минут катеры на буксирах миноносцев вышли из Венеции. Путь из Венеции до подходов к Пола был совершен к концу дня; проход минных полей, расположенных в 10 милях от Пола, протекал ночью при сниженной скорости буксировки до 6 узлов. Втянувшись в залив и получив точное место, в 1 час 15 минут катеры отдали буксиры и, включив электромоторы, пошли к острову Джиролама.

В 2 ч. 18 мин., достигнув линии мыса Пенеда и Комнаре, катеры MAS 95 и 96 заглушили моторы, а «Грилло» проследовал к входу в бухту один.

В 3 часа 25 минут «Грилло», никем не замеченный, достиг внешнего бонового заграждения. Несмотря на то, что прожектор мыса Пенеда через каждые 15 минут прощупывал своим лучом зону минных заграждений, причем в полосу света несколько раз попадал ползущий «Грилло», он не был обнаружен.

Отсутствие шума, буруна и очень плохая видимость (темная облачная ночь) скрывали катер.

В момент подхода к бону между брандвахтенным кораблем и береговой батареей на мысу Кристо «Грилло» был окликнут, затем освещен прожекторами.

В базе была пробита тревога, все пришло в движение. Брандвахта открыла из 47-мм пушки и ружейный огонь линкор «Радецкий» осветил мощным прожектором танк с носа.

Но катер не отказался от атаки и продолжал преодолевать боковое препятствие, составляющее в общей сложности 10 рядов скрепленных тросами бревен.

Затратив менее 2 минут на переползание через боны, катер при помощи винта быстро прошел чистую воду, достиг первой противоторпедной сети и перешел на гусеничный ход, подминая под себя железные поплавки.

В это время от волнолома отделился дозорный корабль и, огибая сети, направился к «Грилло».

Танк пролез через вторую сеть, когда дозорный корабль появился слева на носу у «Грилло».

Избегая таранного удара, катер дал задний ход, остановившись перед последним препятствием.

Дозорный корабль также застопорил машины и открыл огонь по «Грилло».

Командир приказал открыть кингстоны, сделав одновременно попытку преодолеть последнюю сеть и выпустить торпеды по линкору «Радецкий»; но вода, подступившая к коллектору мотора, исключила возможность дать ход, а сбросить торпеды не удалось ввиду того, что в суматохе забыли отдать предохранительные чеки спускового приспособления в торпедном аппарате.

Попадание 47-мм снаряда со сторожевого корабля решило судьбу танка. Последний из 4 катеров-танков, построенных за время войны, не достигнув цели, как и предшественники, затонул.

Командир и 3 человека команды были подобраны и взяты в плен, причем только один из них был ранен. Катеры MAS 95 и 96, видя огонь и сигнальные ракеты, данные в момент обнаружения прорыва «Грилло», и решив, что катер выполнил свою задачу удачно, соединившись с миноносцами и эсминцами, к 8 часам 40 минутам утра вернулись в Венецию.

На рассвете в 15 милях к западу от острова Бриони состоялся воздушный бой между австро-венгерской эскадрильей (два разведчика и 7 истребителей) и итальянским гидроотрядом (10 гидросамолетов), летевшим в Пола для выяснения результатов ночной атаки и очевидно для нанесения повторного удара.

Итог боя был весьма плачевен для итальянцев, и разведка произведена не была.

Катер «Грилло» был поднят, но отремонтировать его ввиду сильных повреждений не представилось возможным; составить же подробные рабочие чертежи удалось.

К концу войны 2 пробных катера были построены австрийцами, но не испытаны и не принимали участия в войне.

Успех «Грилло» был бы несомненен, если бы отряд гидросамолетов предварительно произвел налет на базу, за несколько минут перед атакой катера.

Совершенно непонятны действия торпедных катеров MAS 95 и 96, покинувших на произвол судьбы неспособный двигаться, самостоятельно катер «Грилло».

Атака вызвала усиление боковых преград по всему побережью, с частичным снабжением их выдающимися стальными остроконечными кольями.

В частности заграждение базы Пола было основательно усовершенствовано: мористее обоих боновых заграждений были поставлены противолодочные мины, а с внешней стороны волнолома было сооружено боновое заграждение из бревен, чтобы воспрепятствовать подходу к нему; между волноломами и боном установлены сети; прежние заграждения при входе в гавань были усилены еще тремя сетевыми заграждениями.

В это же время, т. е. в начале 1918 г. союзники решили изолировать, во избежание прорыва германо-австрийских подводных лодок, Адриатическое море от Средиземного, по образцу заграждения в Дуврском проливе. Для этой цели были мобилизованы рыбачьи суда с сетями, английские и итальянские быстроходные катеры, миноносцы, сторожевые суда и авиация (68 самолетов). Но эти меры не достигли цели. Германо-австрийские подводные лодки в течение 1916 г. совершили 367 выходов в море. Деятельность австро-германских подводных лодок (базы Пола и Катарро) по потоплению коммерческих и боевых судов ничуть не сокращалась.

Было решено установить неподвижное заграждение, представляющее собой «сложную комбинацию мин, сетей и бонов», на протяжении 40–50 миль между островами Апулея и Корфу. Простановка длилась в течение 5 месяцев и к сентябрю 1918 г. была полностью закончена. Стоимость барража обошлась в немалую сумму, а именно в 3238345 лир.

Барраж заставил сократить деятельность германо-австрийских подводных лодок, что в свою очередь вызвало стремление обеспечить выход лодок в Средиземное море силами надводного флота.

Начиная с 1916 г. на суда отрантского барража австрийское морское командование предпринимает ряд мелких набегов силами крейсеров, миноносцев и других легких сил. Нападению подвергались главным образом малоспособные к защите дрифтеры.

Крупная операция большими силами на барраж была организована австрийским командованием под давлением германского адмиралтейства с целью облегчить работу германских подводных лодок.

Для выполнения приказа из Пола, базы австрийского флота, в южную часть Адриатики с 24-часовым промежутком по времени вышло 2 отряда дредноутов. Первый отряд благополучно проследовал по назначению. Второй отряд, состоявший из линкоров «Сцент Истван» и «Тегетгофт», вышел из Пола с запозданием на 30 минут 9 июня 1918 г. в 22 часа 15 минут.

Колонна линкоров под покровом ночи и охраной большого числа минных судов двигалась в исходный пункт. Противная сторона о готовящемся ударе ничего не подозревала. Патрульная и дозорная службы неслись как обычно. Северная линия поперек Далматского пролива находилась под наблюдением катеров MAS 15 и 21, принадлежащих к самому распространенному типу итальянских катеров, а именно к типу А (см. рис. 43).

Тут же держались два миноносца. К югу в дозоре стояла линия эсминцев и миноносцев и немного далее 10 подводных лодок. Эти препятствия предстояло преодолеть австрийской колонне кораблей. Катеры MAS 15 и 21 прибыли к месту дозора в вечернюю пору 9 июня на буксирах 2 миноносцев из порта Анкона. Оставив буксиры, катеры предприняли обследование района и островов Люссен и Линга, закончив свои безуспешные поиски к 2 часам 45 минутам 10 июня.

В это время на головном катере произошла порча механизмов, что вынудило стать на якорь. Исправление неполадок длилось около 30 минут, после чего катеры решили идти к миноносцам.

В этот момент, в 3 часа 15 минут, совершенно неожиданно катеры заметили дым на N в трех милях от Премуды, и, полагая, что появившиеся дымы есть не что иное, как погоня миноносцев, и, оценив обстановку, командиры катеров решают произвести их атаку.

Дав малый ход, катеры продвигаются навстречу противнику. Внезапно вырисовываются мощные силуэты австрийских линкоров «Сцент Истван», «Тегетгоф» с охранением из миноносцев.

Не прибавляя оборотов, с целью скрыть до минимума шум моторов и «усы», один из катеров, сближаясь, проскальзывает незамеченным между двумя миноносцами и, подойдя на короткую дистанцию (300 м), выпускает две торпеды в правый борт медленно идущего «Сцент Истван». Второй катер, отделившись, по предварительному сигналу одновременно атаковывает второй линкор. Торпеды первого катера достигают цели, и в 3 часа 30 минут (через 15 минут после начала атаки) раздаются два оглушительных взрыва. Попадания со второго катера не было — торпеды прошли мимо.

После атаки катеры, пользуясь паникой на кораблях противника, покидают место атаки, быстро следуют в точку рандеву, где их ждали миноносцы, и благополучно возвращаются в базу на буксирах.

Тотчас после выпуска торпед катеры преследуются артогнем головного эсминца в расстоянии 100–150 м.

Катеры прекращают погоню сбрасыванием глубинных бомб, которые рвались по носу эсминца и заставили его отвернуть в сторону на 90°. Итальянские катеры, воспользовавшись этим, отвернули в противоположную сторону и скрылись.

Интересна аналогия в ошибочном определении виновника гибели «Сцент Истван» с гибелью крейсера «Олег». В австрийской версии картина атаки рисуется следующим образом: в 3 часа 30 минут раздались два резких выстрела, как будто один под мостиком, а другой немного далее к корме. Вслед за этим корабль получил легкий крен на правый борт, после чего «Сцент Истван» изменил курс к острову «Миладо» со все усиливающимся каждую минуту креном. Даже после того, как залило первую и шестую кочегарки, погреба и переборки одна за другой сдавали, заполняя новые отсеки водой, с шумом врывающейся в пробоины, и палуба медленно уходила в воду, мы еще не знали, кто нас подорвал». Предполагали, что это работа подводной лодки, вследствие чего были сброшены глубинные бомбы и открыт огонь из противоминной артиллерии. При первой неудачной попытке «Тегетгофа» взять на буксир «Сцент Истван» им был .открыт бешеный огонь по поплавку противолодочной бомбы, принятому за перископ лодки. При вторичной попытке «Тегетгоф» вновь открыл усиленный огонь по струе одного миноносца, принятой за след торпеды. Как в первом, так и во втором случае «потребовалось много времени и усилий» для того, чтобы прекратить бесплодный огонь. Около б часов 10 минут (т. е. через 2 часа 35 минут после взрыва) корма «Сцент Истван» поднялась в воздух, показывая винты.

При гибели «Сцент Истван» погибло 4 офицера и 120 матросов.

Торпедные катеры в данной операции сыграли крупную роль. Их атака сорвала крупнейшую операцию австрийского флота.

Достигнув наивысшего успеха — потопления линкора, действия катеров встречают усиление защиты портов, улучшение обороны побережья, но не сворачивают свои операции, а, наоборот, активно ищут корабли противника, создавая новые средства, вырабатывая новые методы борьбы, встречая в то же время и растущее противодействие.

В течение 1918 г. был сконструирован специальный прибор, способный при буксировке мускульной силой нести на себе два съемных баллона с 200 кг взрывчатого вещества каждый.

Баллоны с взрывчатым веществом имели часовой механизм, для установки взрыва по времени и укреплялись на приборе, который представлял собой подобие торпеды с резервуаром для воздуха на 205 кг с целью создать положительную плавучесть.

Техника использования состояла в том, что прибор доставлялся на буксире катера к входу в базу, затем команда из 2 человек, одетых в специальные скафандры, должна была форсировать боны для прохода внутрь рейда, где баллоны оставалось подвести к броненосцам.

В октябре прибор, названный «Мигнатта» (пиявка), был готов к действию.

Операция развернулась в течение 31 октября и 1 ноября 1918 г.

В 14 часов экспедиция, состоящая из 2 миноносцев-буксировщиков и 2 торпедных катеров MAS 94 и 95, покинули Лидо.

На борту одного из миноносцев находилась «Мигнатта». На подходе к Пола «Мигнатта» была спущена на воду и взята на буксир катером MAS 95, который через 2 часа хода (22 часа 45 минут) подвел «Мигнатту» на 400 м к бону, откуда начались ее самостоятельные действия.

Пловцы устремляются к лучшим кораблям-линкорам «Вирибус-Унитис» и «Принц Евгений», стоящим на якоре в глубине бухты. Только на рассвете в 5 часов 35 минут им удается прикрепить баллон с взрывчатым веществом к корпусу броненосца «Вирибус-Унитис», а второй — к пакетботу «Вена»; сами же они, пробыв в воде в течение 8 часов, теряя последние силы, попытались выйти на берег, но были обнаружены и подобраны шлюпкой с «Вирибус-Унитис» и арестованы. Подобранные итальянцы узнали о том, что в часы, когда они охотились за «Вирибус-Унитис», в австрийском флоте произошло восстание, закончившееся тем, что флот поднял флаг Югославии. Поняв, что все нечеловеческие усилия прошедшей ночи были напрасны, итальянцы сообщают командиру линкора о том, что через несколько десятков минут корабль будет взорван подведенным баллоном.

Поиски баллона не увенчались успехом за отсутствием времени, и за несколько минут до взрыва корабль был покинут.

В 6 часов 30 минут утра раздался взрыв, и через 10 минут «Вирибус-Унитис» затонул.

Таков последний боевой эпизод морской войны на Адриатическом море.

Бесконечные налеты москитного флота вызвали со стороны австрийцев желание произвести захват базы катеров в Анконе. С этой целью австрийский миноносец 96 в ночь с 4 на 5 апреля 1918 г. подвел на 15 миль к Анконе моторный барказ с отрядом добровольцев в 60 человек. Плохо организованная экспедиция потерпела неудачу, начавшуюся с того, что ошибка в счислении заставила отряд слишком рано высадиться на берег, и ему пришлось до гавани пройти около 20 км. Невдалеке от базы катеров был сделан привал, а вперед выслан один боец в разведку для осмотра гавани. По его возвращении отряд двинулся дальше. Проникнув в базу, австрийцы убили одного часового, захватили один ремонтировавшийся катер, части которого ими были брошены в море, других же катеров в гавани не оказалось, так как приход диверсионного отряда был известен и 4 катера заранее покинули базу (выдал один из участников диверсии). Судьба отряда была предрешена — в скором времени он был захвачен в плен.

Весьма полезно упомянуть про неосуществленные операции.

В декабре 1916 г. 4 итальянских миноносца и один торпедный катер вышли для совершения внезапного налета на сигнальную станцию к югу от острова Луссен с целью снять осветительный аппарат. Вылазка не была закончена ввиду приближения австрийских миноносцев.

В сентябре 1917 г. предполагалось провести большие операции по подрыву большого волнолома у Триестской гавани для образования прохода и уничтожения там австрийских броненосцев береговой обороны «Вена» и «Будапешт». Один план операции предусматривал использование катера, снабженного «автоматическим направляющим устройством», с укрепленной под ним миной в 1000 кг взрывчатого вещества. Второй план «предусматривал использование торпедных катеров, наполненных взрывчатым веществом». Для этой же цели, помимо того, предполагалось использовать два парусника (оборудованных электромоторами), «они должны были одновременно выпустить в волнолом 12 торпед, однако парусники своевременно готовы не были и от выполнения плана отказались, так как возникли сомнения в его успешности».

Из-за технических же трудностей не состоялся налет в марте 1918 г. на Каттаро. Торпедным катерам предстояло прорезать боковое заграждение у входа в гавань, затем в узком проходе в гавань преодолеть боковые и сетевые заграждения, прикрываемые огнем береговых батарей, и, наконец, прорвавшись, идя под электромоторами, атаковать большие корабли или подводные лодки.

В готовившейся высадке десанта в Триестский залив задача переброски людей возлагалась на 7 быстроходных катеров.

Не удалось состояться весьма замечательной по замыслу и количеству участвующих торпедных катеров атаке в октябре 1918 г. на порт Пола. Схема налета предусматривала следующий ход событий: старый броненосец «Ре Умберто» с приспособлением на носу паравана и специального автоматического аппарата для прорезания сетей форсирует ночью заграждения перед входом в гавань. За ним следуют 40 торпедных катеров, которые, расходясь полным ходом, уничтожают весь находящийся в бухте австрийский флот. Попытка не состоялась.

Со стороны австро-венгерского правительства были предприняты слабые попытки к созданию торпедных катеров. Дело тормозило отсутствие материалов, а главное моторов. Из числа строившихся вступил в строй один опытный катер в 7,5 т с четырьмя авиационными моторами и 4 винтами, со скоростью в 32 узла. Катер нес службу во флотилии охотников за подводными лодками и использовался для сбрасывания противолодочных бомб. Однотипные с ним катеры, вооруженные 35-см торпедой или 75-см зенитной пушкой и двумя пулеметами, и ряд других до конца 1918 г. не были закончены постройкой. Предполагалась переброска 20 германских катеров в Адриатическое море для придания австрийскому флоту, но не была осуществлена.

X неосуществленным проектам нужно отнести еще один.

В разгар гражданской войны в РСФСР интервенты пришли к соглашению, по которому намечалась замена английских оккупационных войск на Кавказе итальянскими, для чего Италия должна была перебазировать эскадру на Черное море с переводом линкоров в Батум и дивизиона торпедных катеров на Каспий (М. С. № 5, 1936 г.).

Деятельность итальянских катеров доказывает активную роль, и значение москитных сил, в особенности на театре с большой изрезанностью береговой черты и навигационными трудностями плавания. Резюмируя боевую деятельность итальянских катеров, нужно отметить их большую мореходность, позволявшую нести ответственную и деятельную сторожевую и патрульную службу, и удачную конструкцию торпедного аппарата.

Использование катеров при обслуживании охраны отрантского барража и затем несение выжидающего дозора вдоль австрийского побережья около портов с целью использовать каждый удобный случай выхода кораблей австрийского флота для атаки является новым методом использования катеров. Почти все атаки совершались исключительно под покровом ночи, тумана и т. д. Удачная атака, следствием которой явилась гибель австрийского линкора, является единственным примером атаки на ходу корабля. Бесшумность хода за счет потери скорости (выхлоп в воду, электромоторы) придавала катерам особенную ценность в ночных действиях.

Потери в катерном составе за период мировой войны видны из таблицы 9.
Таблица 9
В боях 4
Из- за плохой погоды (потонуло) 4
От столкновения 7
От пожаров 13
Итого 28
Из них отремонтировано 9
Итоговые потери 19

В приводимых рисунках видно то разнообразие типов катеров, которое имела Италия в годы мировой войны. И особенно бросается в глаза различное расположение артиллерийских средств и торпедных аппаратов (см. рис. 44, 45, 46, 47).

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 2802




Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X