Фильм Фото Документы и карты Д. Фурманов. "Чапаев" Статьи Видео Анекдоты Чапаев в культуре Книги Ссылки
Биография.
Евгения Чапаева. "Мой неизвестный Чапаев"
Владимир Дайнес. Чапаев.
загрузка...
Статьи

Наши друзья

Крылья России

Искатели - все серии

Броня России

Пилкин Владимир Константинович   В Белой борьбе на Северо-Западе: Дневник 1918–1920
6 января

Все тает, снег сошел, дышать тяжело. Днем были у меня Вилькен и Лушков, для совещания по делу комплектования миноносцев. Мы вызвали П. Н. Бунина, который поедет в Ревель узнать подробные условия записи и предложит наши условия. Ультиматумов мы никаких не будем ставить, но укажем, что в одном случае, т. е. с их условиями, поедут мало народа, а с нашими много. Я обратил внимание Бунина на необходимость осторожно касаться тех вопросов, которые могут возбудить их подозрительность. Они, наверное, страшно чувствительны во всем, что касается их прерогатив самостоятельного государства. Надо быть также осторожным с Вейгелином, чтобы не возбудить его против нас, и с... Кнюпфером, который, по-видимому, хотел бы командовать одним из миноносцев. Ну и пусть командует. Бунин сделает ему, от моего имени, предложение.

Целый день ждал указаний, в котором часу меня примет Юденич, которому я послал карточку с просьбой назначить мне время для разговора. Наконец мне передали, что он будет ждать меня в 6 1/2 часов. В 6 час<ов> мы только кончили наше совещание. Накурили все так, что плавали в сизо-синем дыму. Я очень торопился поспеть в «Société», где остановился Юденич, но ровно в половине седьмого я входил к нему в номер.

Юденич — это второй Мих<аил> Коронат<ович> Бахирев, по типу конечно; так они вовсе не похожи. Небольшого роста, коренастый, со взглядом исподлобья. По-видимому, очень осторожный, не без лукавства, несколько застенчивый, как и Мих<аил> Коронатович. Вероятно, упрямый, наверное, умный. Помнится, Мих<аил> Коронат<ович>, глядя на его портрет (кстати, мало похожий), промолвил с одобрением: «Не дурак выпить». Может быть, и не дурак! На это намекает отчасти нос, хотя и не сливой и не красный, но в очертаниях его есть что-то... обещающее, что ли! Усы седые, длинные. Одет в пиджак и цветную рубашку. Когда я вошел к нему, у него был какой-то плотный, неопределенных лет курчавый господин, со ртом акулы и с ласковым взглядом... Буксгевден, оказывается. Мы пожали друг другу руку, и он вышел. Я одно мгновение боялся, что он останется.

Мы сели с Юденичем друг против друга, и я начал, взвешивая каждое слово, свой доклад, что ли?! Я ему сказал, что беспокою его своим посещением, потому что являюсь старшим из морс<ких> чинов в Финляндии, что на мне, как на старшем, лежат, согласно Морскому уставу, юридические обязанности по отношению к находящимся морск<им> офицер<ам>, не говоря о нравственных. Ко мне обращаются за советами, обращаются с просьбами, обращаются за руководством, но, не зная обстановки, я не могу руководить моими сослуживцами. Они не знают, что им делать, и я не знаю, что делать. Офицерство терпит нужду и офицерство желает принять участие в общем деле освобождения России от большевиков. Обе эти причины заставляют офицеров стремиться на какой-нибудь из действующих фронтов. Но пробраться к Колчаку или Деникину почти невозможно, на Мурман сперва было сравнительно легко, но теперь и туда путь закрыли. Остается идти на южный берег, в Ревель. Но наша цель свергнуть большевицкую власть.

Достигается ли эта цель записью в Эстляндские войска? Не будет ли это трата наших сил, которые могут еще пригодиться, когда потребуется напрячь разом все силы России. Недаром Деникин предупреждал, что, покушаясь с негодными средствами свалить большевиков, офицерство потеряло 30 тысяч человек и таких генералов, как Алексеев, Корнилов, Марков.

Если союзники не намереваются в ближайшем будущем начать на сев<ерном> театре операции против большевиков, то офицерству здесь, по-видимому, придется помириться с мыслью, что они только косвенным путем, притягивая большев<истскую> арм<ию> к Эстл<яндскому> фронту, примут участие в общем деле.

Затем, я ему рассказал про намерение наше идти на миноносцы, переданные Эстляндии, и <указал> на сомнения наши — не будет ли служба под эстляндским флагом компрометировать русских офицеров. Вместе с тем я ему высказал и свой взгляд на этот вопрос, заключающийся в том, что нам необходимо в возможно большем числе идти на миноносцы.

Юденич слушал меня, изредка движением головы соглашаясь с моими словами. Когда я кончил изложение положения дел, как оно мне представлялось, я поставил Юд<еничу> вопрос, может ли офицерство надеяться, что на севере начнутся широкие операции против Петербурга? В ответ Юденич рассказал следующее: он виделся в Стокгольме с представителями американского, английского, французского п<равительст>в. Всем им он изложил свой взгляд на необходимость активного вмешательства в русские дела, и вмешательства в первую голову, раньше, чем в германские. Кроме французского посланника, согласившегося со взглядом Юденича, остальные посланники высказались против вмешательства «во внутренние дела России». Они ссылались также на усталость войск после 4 лет войны, на заслуженный войсками отдых и т.п. Тем не менее они взялись передать своим п<равительст>вам записку Юденича и сообщить ему ответ п<равительст>в. Юденич прожил после того 3 недели в Стокгольме, и ответа ни от кого не пришло. Затем он имел разговоры с представителями финансов и промышленности, главным образом английскими, которые высказались тоже против активного вмешательства, но за материальную помощь русским добровольческим армиям. Однако чего-нибудь конкретного никто не предложил. Там же, в Стокгольме, к Юденичу обратились направленные к нему англ<ийским> посл<анником> представители лифляндского правительства. Они предложили Юденичу принять на себя командование войсками Лифляндии, Эстляндии, с которой заключено соглашение, и, может быть, Финляндии, с которой ведут переговоры.

Юденич в принципе согласился на предложение, но поставил следующее условие: не ограничиваться защитой границ, а идти на Петербург. Допустить без ограничения образование русских дружин. Допустить сформирование иностранных отрядов. Представители лифл<яндского> п<равительст>ва сказали ему, что не уполномочены дать ему ответ и снесутся со своим п<равительст>вом. А между тем, заметил Юденич, база «все уменьшается и уменьшается».

Юденич не скрывает от себя, что войска, которыми ему, может быть, придется командовать, очень плохи. Он сказал мне, что, может быть, в ближайшем же будущем будет разрешено Финляндией формировать русские дружины в самой Финляндии, что значительно облегчит дело.

На мой вопрос, находится ли он в контакте с генералом Деникиным, Юденич ответил отрицательно. Он только встретил в Стокгольме Нобеля, который в ноябре видел Деникина. По словам Нобеля, у Деникина нет недостатка людей, но нет снабжения, нет патронов, нет сапог...

Что же, значит, сообщение газет о высадке на юге 100 армий союзников и полной поддержке Деникина, bleff? «Значит!» — заметил Юденич. Он еще сказал: «Я не соперник Деникину!»

Мы поговорили с ним о «танках». Полторы тысячи офицеров с ружьями ничто — с танками это же целая армия. Мы, морские офицеры, могли бы взяться обслуживать танки, если бы их удалось достать. У нас есть механики, есть шоферы, не говоря уже об артиллеристах.

«Не может ли генерал просить о танках у союзников?» Генерал не может. «Не может ли генерал просить помощи у богатых русских людей?» — «Они ничего не дадут», — был меланхоличный ответ.

Весь наш разговор с Юденичем носил по форме глубоко старорежимный отпечаток: Ваше Высокопревосходительство намеревается... Ваше Превосходительство полагает... и т. п. и т. п.

Я просидел у него около часу все-таки!

Все ли он мне сказал? Я думаю, что все. Я его предупредил, что понимаю, что с совершенно ему незнакомым человеком говорить ему трудно, но он любезно заметил, что «мое Превосходительство» ему известно уже, и известно, что я будто бы объединил в Финляндии м<орских> офицеров. Это, разумеется, «слова», и никого я не объединял здесь.

Ну какое же общее впечатление произвел на меня Юденич? Хорошее и немного странное! Он не совсем обыденный человек, не то чудаковат, не то просто сильно себе на уме, неладно скроен, да крепко сшит, вероятно, очень цельный характер...

Сегодня Никола!137

<< Назад   Вперёд>>   Просмотров: 3064


Ударная сила все серии

Автомобили в погонах
Наша кнопка:
Все права на публикуемые графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам.
e-mail: chapaev.site[волкодав]gmail.com
Rambler's Top100
X